Елена Собина: «В деревне сегодня однозначно больше перспектив, чем в городе. В деревне ты всегда себя прокормишь, как минимум, а если ты немножко предприимчив, ответственен, инициативен, то однозначно успех будет» Елена Собина: «В деревне сегодня однозначно больше перспектив, чем в городе. Здесь всегда себя прокормишь как минимум, а если ты немножко предприимчив, ответственен, инициативен, то однозначно успех будет»

«Когда в Италии папа — сыровар и сын — сыровар, это никого не удивляет»

— Елена Николаевна, начнем с предыстории. Ваша семья занимается сельским хозяйством: отец, двое братьев и даже мама — все предприниматели в сфере сельского хозяйства. Расскажите о вашей удивительной семье, о вашем детстве и юности.

— Мы из Удмуртии, родители занимались сельским хозяйством, и мы [их дети] тоже начали трудиться в данной сфере. Почему-то только в России удивляются, что дети делают то же самое, что и родители. Когда в Италии папа — сыровар и сын — сыровар, подобное никого не удивляет, а здесь я часто с этим сталкиваюсь.

— У нас занятие сельским хозяйством нередко непрестижным считается, дети стараются в город перебраться.

— Может быть, но в деревне сегодня однозначно больше перспектив, чем в городе. Тут всегда себя прокормишь как минимум, а если ты немножко предприимчив, ответственен, инициативен, то однозначно успех будет.

 Ваш отец, Николай Собин, с 2002 по 2007 год возглавлял министерство сельского хозяйства в Удмуртии, он известный в республике фермер. Расскажите о нем.

— Он был фермером, потом какое-то время — министром, потом снова стал фермером. Родители всегда очень много работали, а мы находились рядом с ними. Все мое детство проходило в полях, на фермах, ночью — спать. Жили в частном доме в селе Шаркан, потом переехали в Воткинск, но точно так же постоянно трудились. Когда начинались летние каникулы, мы высаживали капусту, потом поливали, окучивали… К августу я мечтала о начале учебного года. Мы работали наравне со взрослыми и получали деньги наравне со взрослыми, тратили их на то, что хотели, родители не влияли на наш выбор.

— Наверное, еще и картошка, помидоры, огурцы?

— Только капуста. Тогда уже родители промышленно занимались сельским хозяйством, это не 10 соток — у нас было порядка 15 гектаров лишь капусты. Также зерно выращивали. Животноводством родители начали заниматься в какой-то год, аналогичный этому, неурожайный, предприятия не смогли с нами рассчитаться за поставленное зерно деньгами и предложили: «Давай мы тебе коров дадим». С этого все и началось. Хотя папа раньше говорил, что никогда не пойдет в животноводство.

— Ваш отец сегодня является собственником холдинга «Собинагро»…

 Нет, «Собинагро» — это отдельная фирма, которая занимается выращиванием и продажей овощей. Просто со временем, так как мы все Собины, а отец — глава семьи, в СМИ наши предприятия стали называть холдингом. Но холдинга нет, и каждый из нас является самостоятельным, отдельным собственником своего бизнеса.

«Реальный уровень зарплаты на селе сегодня выше, чем в городе. Когда мы говорим про эффективность каждого сотрудника, когда ты платишь белую зарплату и требуешь от людей максимум, ты автоматом будешь платить им больше» «Реальный уровень заработной платы на селе сегодня выше, чем в городе. Когда мы говорим об эффективности каждого сотрудника, когда ты платишь белую зарплату и требуешь от людей максимум, то автоматом будешь платить им больше»

«Дояр на ферме, который получает 60–80 тысяч, очень хорошо зарабатывает»

— Вы получили образование на экономическом факультете Ижевской сельхозакадемии. Это было ваше осознанное желание продолжить семейное дело или родители настояли?

— Я убеждена, что в 16 лет ребенок не может принимать здравые и объективные решения по поводу своего будущего. Конечно, родители помогли сделать выбор, это был их совет, но они не настаивали. И, смотря назад, я понимаю, что последовать родительскому совету явилось верным решением.

— И все же были мысли какую-то другую профессию попробовать?

— Конечно, как и у многих девчонок, имелись какие-то мечты — «хочу быть дизайнером», но мама с папой говорили мне: «Алена, профессия бухгалтера с возрастом только придает значимости, а быть дизайнером — это что-то новое, неизведанное, и еще непонятно, как пойдет».

— Хорошие дизайнеры сегодня прилично зарабатывают.

— Сегодня и собственник сельхозпредприятия тоже имеет неплохой заработок, как и дояр на ферме, который получает 60-80 тысяч.

— Средняя зарплата у вас на ферме какая?

 — 45 тысяч рублей с копейками. Для села это очень хорошие деньги. Реальный уровень заработной платы на селе сегодня выше, чем в городе. Когда мы говорим об эффективности каждого сотрудника, когда ты платишь белую зарплату и требуешь от людей максимум, то автоматом будешь платить им больше, потому что тебе нужны лучшие кадры.

«Представляете, мне было 19 лет, когда я попала на это предприятие. Как папа говорил уже потом: «Смотрел — страшно, что там творится, и прямо сдерживал себя, думал: «Ну, либо похоронит она окончательно этих коровенок, либо куда-то выплывет» «Представляете, мне было 19 лет, когда я попала на это предприятие. Как папа говорил уже потом: «Смотрел — страшно, что там творится, и прямо сдерживал себя, думал: «Ну либо похоронит она окончательно этих коровенок, либо куда-то выплывет»

«Либо похоронит она окончательно этих коровенок, либо куда-то выплывет»

 В колхозе «Мир» Воткинского района Удмуртии вы оказались, по сути, случайно — приехали на практику. С чего пришло в голову спасать старое, разваливающееся хозяйство?

— После 4-го курса я попала на практику на это предприятие («Мир»), потому что оно находилось недалеко от дома. Так как всю жизнь я была вовлечена в сельское хозяйство, а также имела желание, амбиции, юношеский максимализм взыграл, и я приняла решение взяться за данное дело.

Это был непрофильный актив Воткинской птицефабрики, и он их тяготил. Я приехала на практику работать бухгалтером, но во мне было столько энергии, а также непонимания, почему так все происходит. Видимо, моя активность поспособствовала.

— Вам достались 114 коровок полудохлых…

— Почему полудохлых? Они были вполне нормальными, просто доили их немного неправильно. После 3-го курса съездила в Англию — собирала помидоры в течение полугода, и тогда четко поняла, что я не хочу так работать.


 Как — так?

— Тяжело работать, работать на кого-то. А перспектива была видна в сельском хозяйстве. И поэтому практически сразу возникли мысли выкупить это предприятие и заняться его развитием самостоятельно. На тот момент я себя уже взрослым, ответственным человеком чувствовала, Англия меня заставила повзрослеть.

— Много ли в Англии удалось заработать за лето?

— Я приехала и приобрела свой первый автомобиль Ford Focus, самую любимую мою машину.

— Отец как-то повлиял на ваше решение выкупить предприятие?

— Абсолютно нет. Мои родители настолько мудрые, умные, по-настоящему любящие своих детей, они ни минуты в нас не сомневались и не сомневаются. Представляете, мне было 19 лет, когда я попала на это предприятие. Как папа говорил уже потом: «Смотрел — страшно, что там творится, и прямо сдерживал себя, думал: «Ну либо похоронит она окончательно этих коровенок, либо куда-то выплывет». Представьте, какая смелость должна быть?

ООО «Мир» и Воткинской птицефабрикой был составлен комфортный для обеих сторон график выплат, и через 12 лет (в 2018 году) мы рассчитались за предприятие. Кстати, по сегодняшним меркам оно выкуплено очень дорого.

— Родители вообще не вмешивались?

— Никак, если только я сама к ним не обращалась. Помню, на 5-м курсе пришла к родителям, делаю заход: «У всех ноутбуки есть, а у меня нет», думаю, вот мне к сентябрю подарят. А папа сказал: «У тебя коровы есть, можешь продать и купить ноутбук». И я подумала и решила, что, в принципе, зачем он мне? (Смеется) Свободных денег тогда не было вообще.

«Нанять 36 качественных сотрудников за 70 тысяч рублей — это очень дорого, это сразу банкротство. А восемь человек за эти деньги уже можно найти» «Нанять 36 качественных сотрудников за 70 тысяч рублей — очень дорого, это сразу банкротство. А 8 человек за такие деньги уже можно найти»

«Кто не смог перестроиться, были уволены или сами ушли»

— Не могу не спросить, как вам, юной и неопытной девушке, удалось заслужить авторитет в суровом сельском, как правило возрастном и по большей части мужском, коллективе?

— Не знаю, как меня воспринимали, мне было совершенно безразлично. Имелась четкая убежденность, уже тогда мы выстраивали систему, контроль, а потом результаты начались и сразу все стало по-иному. Те, кто не смог перестроиться, были уволены или сами ушли.

— Вы часто говорите «мы» — у вас уже тогда была своя команда?

— Да, у меня есть управляющий, парень из села Шаркан — Алексей Иванов. Он сначала отвечал за инженерную часть, но по факту курировал и курирует по сей день очень многие вопросы и процессы. Он, кстати, здесь (в Елабужском районе) сейчас работает, на все новые участки сам всегда встает и отрабатывает. С 2006 года и по настоящее время с нами трудятся еще несколько человек: Володя Кривоногов — это лучший дояр, которого я встречала в жизни, и три механизатора.

— Какими были ваши первые шаги?

— Мы выкупили старые фермы и рядом с ними, согласно СанПиН, построили новый комплекс, используя коммуникации имеющихся ферм. Взяли для этого кредит. Далее встал вопрос с кадрами. Рядом с нашей площадкой находится Воткинский завод — оборонное предприятие №1 в РФ (производит ракеты «Тополь-М», «Искандер» и др. — прим. авт.). Уровень зарплат там — 50–70 тысяч рублей в то время был, то есть лучшие кадры ушли работать туда. В нашем хозяйстве тогда трудились по большей части те, кого уже никуда не брали. Имелся выбор — либо с этими 36 людьми продолжать выстраивать работу, что вообще невозможно, либо поднимать зарплату, чтобы пришли «качественные» люди. Но нанять 36 качественных сотрудников за 70 тысяч рублей — очень дорого, это сразу банкротство. А 8 человек за такие деньги уже можно найти.

— Могут ли они выполнять работу 36?

— А почему нет? Если оборудование и технология позволяют, то, конечно, могут! Мы полностью сменили технологию содержания животных — с привязного содержания ушли на беспривязное, и в течение месяца на ферме стали работать не 36 человек, а 8. Все происходило достаточно быстро, ничто так не гонит, как кредитные деньги.

«В среднем, на голову, 27 литров молока в сутки доим, самые лучшие животные показывают 35-40 литров на голову» «В среднем на голову 27 литров молока в сутки доим, самые лучшие животные показывают по 35–40 литров »

«Удачный регион для ведения молочного животноводства»

— В 2020 году вы в качестве инвестора зашли в РТ, чем привлек наш регион?

— Мы рассматривали новую инвестиционную площадку, и поступило предложение от Татарстана. Нас приглашали несколько районов. РТ вообще уникальная республика, ее географическое положение благодатно для растениеводства — она расположена южнее Удмуртии, здесь больше солнечных дней, также это очень удачный регион для ведения молочного животноводства. Елабужский глава Рустем Мидхатович Нуриев создал условия, чтобы мы зашли и начали реализовывать наш проект. Бюрократических препон не было.

Кроме того, в регионе предусмотрены программы субсидирования для реализации инвестиционных проектов. Конечно, на выбор места еще повлиял и настрой правления на активную и плодотворную совместную работу.

Как мы сюда попали? Выкупили с торгов по банкротству старую ферму, полностью ее закрыли, потому что на ней невозможно было технологично производить молоко. Частично наша ферма пользуется имеющимися коммуникациями, в остальном здесь все новое. Площадку мы выкупили за собственные средства, но кредитами также активно пользуемся — на покупку поголовья и прочее.

— Земля в собственности или в аренде?

— Сейчас мы арендуем около 3 тысяч гектаров земли, но постепенно выкупаем площади.

— Расстояние в 200 километров между Елабугой и Воткинским районом Удмуртии, где расположена ваша основная ферма, не мешает управлению бизнесом?

— Нет, совершенно не мешает. Когда есть правильная команда, системный подход, четкие протоколы действий, зоны ответственности, сроки, то вопрос местонахождения отпадает сам собой. Все управление идет с удмуртской площадки, но здесь имеется ответственное лицо.

— Какова сейчас общая численность и продуктивность молочного стада ООО «Мир»?

— Общее поголовье составляет 5 112 голов (4 133 — в Удмуртии и 979 — в Татарстане), дойное стадо — 2 481 голова (1 716 — в Удмуртии, 765 — в РТ). Продуктивность — 7,54 тысячи килограммов молока на корову за 8 месяцев.

— Сколько молока на данный момент производите в Татарстане?

 — Около 17 тонн в сутки. В среднем на голову 27 литров молока в сутки доим, самые лучшие животные показывают по 35–40 литров. С начала 2021 года в РТ нами было произведено 5 875 тонн молока.

Наращивание производства планируется за счет увеличения дойного стада и качества молока. Мы предполагаем довести численность поголовья до 2,2 тысячи. В следующем году будет строиться вторая очередь — еще на 928 голов.

— Есть ли разница — работать в Удмуртии и Татарстане?

— Конечно, есть. Уровень господдержки сопоставим в обоих регионах, но в РТ имеются классные программы: газификация, электрификация, дороги, которые позволяют строить объекты согласно всем нормам. Это делает строительство животноводческих комплексов в республике более оптимальным, комфортным. В Удмуртии данных программ пока нет, но власти о них задумываются. Возможно, в следующем году тоже начнут помогать сельхозпроизводителям в данном ключе.

— Каков общий объем инвестиций в Татарстан? Каковы источники финансирования?

— За 2020 год ООО «Мир» инвестировало в РТ 368 миллионов рублей: строительство 6 коровников, приобретение племенных нетелей, техники и технологического оборудования. Источником финансирования являются как собственные, так и кредитные средства, средства лизинговых компаний.

«Если вы выпускаете немаленький объем, если вы уверены в качестве своего молока, его всегда можно дорого продать. Мы производим молоко высшего сорта, которое идет на детское питание» «Если вы выпускаете немаленький объем, если уверены в качестве своего молока, его всегда можно дорого продать. Мы производим молоко высшего сорта, которое идет на детское питание»

«В Татарстане хорошие цены, все зависит от того, как договоришься»

— В этом году произошел рост себестоимости производства молока из-за подъема цен на корма, топливо, строительные материалы. Попали ли вы в ценовые ножницы, о которых говорит глава Союзмолока Артем Белов?

— Бесспорно, отрасль в кризисном состоянии по причинам, которые всем известны. И засуха еще усугубила ситуацию. Но любой кризис открывает новые возможности, начинаешь думать, что еще можно оптимизировать, чтобы снизить себестоимость продукции. Сейчас положение таково, что рост цен на сырое молоко отстает от роста стоимости строительных материалов, ГСМ, кормов, надо искать возможности для экономии. Справедливая цена на молоко сегодня — около 37 рублей за литр. Надеюсь, через 1–2 месяца ситуация с ценами выровняется.

— Молочники часто жалуются, что закупочные цены на сырое молоко в Татарстане, самом «молочном» регионе России, слишком низкие…

— В РТ хорошие цены, все зависит от того, как договоришься. Если вы выпускаете немаленький объем, если уверены в качестве своего молока, его всегда можно дорого продать. Мы производим молоко высшего сорта, которое идет на детское питание.

— Кому вы продаете молоко? Есть ли сложности с реализацией?

— Сложностей нет, рынок же свободный, молоко можно везти куда угодно. У нас два основных покупателя: Юговской комбинат молочных продуктов (Пермский край) и «Данон».

«В Татарстане у нас 3 тысячи гектаров земли, которые в этом году были заняты под посевы зерновых культур, кукурузы и многолетних трав» «В Татарстане у нас 3 тысячи гектаров земли, которые в этом году были заняты под посевы зерновых культур, кукурузы и многолетних трав»

«Американцы из всего выжмут последнюю копейку»

— Какие современные технологии, цифровые сервисы вы используете на своем производстве? Например, на АПК «Продпрограмма» коровы носят «фитнес-браслеты». На ваших коровках я таких не видела, почему?

— У нас немножко иная технология, мы не видим в них надобности. У нас есть другие системы, которые помогают нам следить за состоянием КРС.

Мы активно используем современные технологии и цифровые сервисы на своем производстве. Например, это DTM — программа по контролю кормления стада, она позволяет следить за полноценностью кормов, что повышает их качество, а соответственно количество и качество молока.

DairyComp — учет стада, MTS — расчет рационов. Наше стадо КРС все чипировано. GPS-навигацию сельхозтехники используем. Системы GPS-мониторинга позволяют эффективно осуществлять контроль текущего местонахождения техники, предотвращать отклонения от намеченного маршрута и несанкционированные остановки, контролировать соблюдение нормативных значений технологической скорости движения тракторов, комбайнов и другой техники во время полевых работ, что положительно сказывается на их качестве. Все это в своей совокупности и дает экономию расходов.

— Где закупаете КРС? Как происходит работа с генетикой, есть ли свое племенное производство?

— КРС закупаем в Дании и Голландии. Имеем статус племенного репродуктора по черно-пестрой и голштинской породах КРС. Мы очень активно занимаемся генетикой, понимаем, что за этим будущее. Если технология отлажена, то второе дальнейшее максимальное ускорение дает именно генетика. Мы отбираем самых лучших животных, покрываем их самыми крутыми быками (приобретаем семя американских быков), потомство выращиваем и размножаем дальше. Бычков продаем как раз Рифату Мутигуллину (директор АПК «Продпрограмма»). При покупке нетелей нами контролируется в первую очередь показатель надоя по матерям: он должен составлять не менее 9–10 тысяч литров молока в год.

— В одном из интервью вы рассказывали, что применяете на предприятии опыт, подсмотренный у американских фермеров. Неужели в России не умеют правильно выращивать и доить коров?

— В 2016 году мы заплатили деньги и поехали работать на ферму. Обучение происходило одновременно с работой. Это был огромный животноводческий комплекс в штате Висконсин с очень правильным, эффективным подходом. Американские фермеры умеют отлично оптимизировать производство, данный опыт мы и почерпнули, внедрив современные программы и цифровые системы в различные стадии производства.

На тот момент они производили на одной площадке 280 тонн молока, средний надой на голову — 56 литров, и на комплексе трудились всего 40 человек. Я работала там и ветврачом, и дояром, и скотником, все профессии перепробовала.

Американцы прекрасно умеют считать. Например, сколько расходуется моющего средства? Какова мощность этой лампочки? Может быть, надо поставить более яркую? Она, возможно, станет потреблять больше электричества, зато корова будет больше молока давать и так далее. Они из всего выжмут последнюю копейку.

— Вы уже выжимаете из своего комплекса все, что возможно?

— Нет. Нужно дальше оттачивать технологии, минимизировать затраты — это основные задачи на будущее.

— Расскажите о сфере растениеводства. Какие культуры выращиваете?

— Как я уже сказала выше, в Татарстане у нас 3 тысячи гектаров земли, которые в этом году были заняты под посевы зерновых культур, кукурузы и многолетних трав. В Удмуртии мы имеем 9,5 тысячи гектаров земли, но обрабатывается не вся площадь, так как ввести все в работу нерентабельно из-за высокой отдаленности, тяжелой логистики, отсутствия дорог. Зерновые применяем исключительно как корм животным.

— Сильно ли пострадали из-за засухи в этом году? Каковы перспективы по урожаю зерновых в 2022-м?

— Действительно, засуха сильно ударила по отрасли растениеводства. Например, по зерновым культурам план на 2021 год составлял 40 центнеров с гектара, по факту собрали 18. Люцерны планировалось собрать с тонны — 8 тонн сухого вещества, по факту вышло 7. Однако по кукурузе урожай удался: 9,8 тонны с гектара силосной массы и 3,2 тонны крахмала с гектара. В 2022-м планируем засеять свои площади зерновыми и кукурузой.

«Если вы разберете на составляющие все молочное производство, то поймете, что на ферме происходит не так уж и много процессов, и они повторяются циклично каждый день» «Если вы разберете на составляющие все молочное производство, то поймете, что на ферме происходит не так уж и много процессов и они повторяются циклично каждый день»

«Ветврач на ферме вообще не нужен, зоотехник тоже!»

— Сейчас каков средний возраст работников на вашем предприятии, а также средняя зарплата?

— Средний возраст — 35–40 лет, средняя зарплата — 45,3 тысячи рублей.

— С молодыми работать проще?

— Молодые физически крепче и меньше болеют, но, может быть, менее ответственные. Все-таки старшее поколение — более ответственные люди.

— Вопрос пьянства, воровства не стоит?

— Самое страшное, что может случиться на предприятии, — это воровство, за подобное сразу же увольнение. Пьянство: первый случай — предупреждение, второй — увольнение. И агрессивное отношение к животным: если вы посмели крикнуть или, еще круче, ударить животное, то первый случай — предупреждение, второй раз — тоже увольнение. Как можно ударить корову? Это все равно что ребенка обидеть.

— Среди работников — местное население?

— Местных всего 2–3 человека, в основном из Удмуртии ездят. Потому что не выдерживают, ответственность высокая, разные причины. Я знаю всех сотрудников, которые у нас работают.

— Есть ли проблемы с привлечением кадров? Какие меры поддержки молодым специалистам вы предлагаете?

— В части поддержки молодых сотрудников нам оказывает большую помощь минсельхозпрод, в частности, выделяются средства по программе субсидирования молодых специалистов. У нас также предусмотрена материальная помощь молодым сотрудникам в виде возмещения процентной ставки по ипотеке, предоставление жилья (для специалистов, чьим местом постоянного жительства является другой регион) или выдача служебного автомобиля.

— Как вы считаете, отсутствие у вас профильного ветеринарного или агрономического образования — это минус или плюс?

— Это плюс. Ветврач на ферме вообще не нужен, зоотехник тоже. Если вы разберете на составляющие все молочное производство, то поймете, что на ферме происходит не так уж и много процессов и они повторяются циклично каждый день. Если корова отелилась, то проблем может быть только три. Например, как определить завороток сычуга? Я вас научу: нужно постучать в определенном месте — если не бренчит, то все нормально. Вам потребуется совсем немного времени, чтобы с этим разобраться. На все проблемы есть вполне конкретные варианты решения. Нужно для подобного пять лет учиться? Думаю, нет. У старшего брата лучший управляющий комплексом — сварщик по профессии. В данной работе нет ничего фантастического. На нашем комплексе в Елабужском районе есть молодая девушка Светлана — она и ветврач, и зоотехник, и еще управляет всем предприятием.

Кстати, знаете, почему у нас молодежь работает? Потому что мы трудимся с 8 часов утра! Мы ввели это еще в 2006 году. Меня сильно мучило то, что дойка начинается с 5 часов утра. Это в 3 часа нужно встать, в 4 выехать, к 5 будешь на работе… Помучилась-помучилась, и с 2006-го весь «Мир» начал работать с 8 часов утра, коровы тоже привыкли. Это позволило нам молодежь привлечь. Я даже не знаю, кто придумал дойку в 5 часов?

«Мое предприятие дает мне максимальную свободу, я могу позволить себе гораздо больше, чем человек, который работает с 8.00 до 17.00» «Мое предприятие дает мне максимальную свободу, я могу позволить себе гораздо больше, чем человек, который работает с 8:00 до 17:00»

«Казань — это любимый город»

— Как складываются отношения с отцом и братьями? Считаете ли вы друг друга в какой-то степени конкурентами?

— Замечательно складываются. И у братьев, и у родителей свои хозяйства. Мы делимся опытом, по-здоровому подстегиваем, подначиваем друг друга. Мы и конкуренты, и надежа-опора друг другу. Мой младший брат Иван — мой самый большой помощник, он территориально ближе ко мне находится, поэтому волей-неволей ему приходится мне помогать. И по елабужской площадке он оказывал большую помощь в части строительства.

— Что насчет занятия для души, например, читала, что у вас есть ателье?

— Его уже давно нет.

— Если бы не сельское хозяйство, чем вы могли бы заниматься?

— Не думала об этом. Нас родители учили в детстве, что если ты здесь и сейчас, то нужно подчиняться правилам, надо максимально выкладываться. Если что-то не устраивает, уходи в другое место. Саботаж делать что-то не в полную силу — нас так не учили.

— Удмуртия и Татарстан — сколько времени проводите там и здесь?

— Один рабочий день в неделю в РТ, и четыре в Удмуртии, а в последние полгода, наверное, — один день в Удмуртии, один в Татарстане и три дня по командировкам.

— Не думали о переезде в Казань?

— Не исключаю. Казань — это любимый город, я ее очень люблю. Москва слишком суетная, а столица РТ довольно современная и красивая. Одно здание минсельхоза чего стоит! Мы часто ездим сюда на выходные. А Ижевск — это просто место жительства.

— У вас ведь есть ребенок. Как вы любите проводить время вместе?

— Да, у меня дочка, ей 8 лет. Мы классно проводим время, самое главное не в количестве проведенных вместе часов, а качество общения. Убрать телефон, разговаривать. Есть вещи, которые я всегда делаю сама, — укладываю ребенка спать — эти 15–20 минут бесценны — и отвожу в школу. Дочка второй год занимается на ипподроме. Я очень боюсь лошадей, а она прямо обожает и копит на лошадь, а я думаю: «Где же ее держать?»

Мое предприятие дает мне максимальную свободу, я могу позволить себе гораздо больше, чем человек, который трудится с 8:00 до 17:00. Имею возможность в какой-то день вообще не ездить на работу или приехать тогда, когда мне удобно. В основном я работаю с 9:00 до 18:00, а в субботу и воскресенье практически всегда отдыхаю.

— Пьете ли вы молоко?

— Я не просто пью молоко, я прямо молокохлеб! Ем много молочной продукции и знаю, что это очень важно, ребенок у меня любит молочную продукцию.

— Кстати, почему название — «Мир»?

— Просто раньше был колхоз «Мир», и мы, недолго думая, так и назвали — ООО «Мир». А сейчас очень приятно осознавать, что я девушка, владеющая «Миром».

— В финале — наш традиционный вопрос: каковы три секрета успешного бизнеса?

— Честность, системность и движение вперед — не только предприятие, но и ты сам должен двигаться вперед. Буквально в воскресенье мы с нашим специалистом по осеменению уезжаем в Швейцарию на крутую учебу по генетике, будем изучать лучший мировой опыт по работе с генетикой. Отрасль не стоит на месте, и нужно развиваться вместе с ней.

Визитная карточка компании

ООО «Мир»

Производство молока, а также зерновых, кукурузы, многолетних трав на корма

Имеет филиалы в деревне Кукуи Воткинского района Удмуртии и в поселке Малоречинский Елабужского района Татарстана

Год основания — 2006 год

Выручка в 2020-м — 632,3 млн рублей

Владелица — Елена Николаевна Собина

Количество сотрудников — 75 человек

Средняя зарплата сотрудников — 45,3 тыс. рублей в месяц.

 

Визитная карточка руководителя

Елена Николаевна Собина — генеральный директор, учредитель ООО «Мир» (100%)

Родилась в 1985 году в селе Шаркан Воткинского района Удмуртии

Образование: Ижевская сельхозакадемия, экономический факультет (2007)

Карьера:

c 2006 по 2007 год — заместитель генерального директора ООО «Мир»;

с 2007 года по настоящее время — генеральный директор ООО «Мир».

Семейное положение: замужем, есть дочь.