460-3.jpg
Максим Беляев: «Практика назначения штрафов в виде основного наказания только начинает складываться. Поэтому, мы, в Татарстане, в чем-то можем являться первопроходцами»

ШТРАФ ТИМОФЕЕВУ В 300 МЛН. - ПОКА САМЫЙ БОЛЬШОЙ В РОССИИ

- В настоящее время в Москве идет кассационное обжалование решение Верховного суда РТ над «Севастопольскими». Состоялось первое заседание, которое отложили, перенеся его на август. По разным причинам, там и Дракон не явился, и поступило ходатайство, согласно которому заседание перенесли. Не кажется ли вам, что идет некое искусственное затягивание процесса? И каковы перспективы дальнейшего развития дела?

- Думаю, что комментировать кассационное обжалование приговора до его вступления в законную силу мы не будем. Это то, что касается перспектив. По поводу отложения я могу высказаться. Оно было отложено не в связи с тем, что не явился Юсупов, - кассационное рассмотрение может состояться и без явки осужденного, - а из-за того, что у Сайманова (другого осужденного), не явился адвокат. Это технический вопрос. Следующее рассмотрение назначено, насколько я знаю, на 7 августа, и думаю, что к тому времени все процессуальные проблемы будут решены.

- По поводу иска главы Верхнеуслонского района Татарстана Александра Тимофеева. На 9 июля было назначено очередное рассмотрение о замене меры пресечения наказания (не состоялось, Тимофеев заболел, – ред.). Фактически вердикт Верховного суда, озвученный в феврале, достиг прецедентной для России суммы штрафа. И хотелось бы услышать ваш прогноз о вероятности замены штрафа на реальный срок?

- Дело в том, что практика назначения штрафов в виде основного наказания только начинает складываться. Поэтому, мы, в Татарстане, в чем-то можем являться первопроходцами. Может быть, в части суммы размера назначенного штрафа. Но это не говорит о том, что данный приговор является неисполнимым. Насколько я знаю, Тимофеев уже возместил на сегодняшний день 610 тысяч рублей, и ставит вопрос о замене основного наказания в связи с неуплатой основной суммы штрафа служба судебных приставов. Решать этот вопрос будет тот же судья, который вынес приговор в отношении гражданина Тимофеева. И прогнозировать его действия я считаю не совсем корректным.

- В России есть прецеденты, сопоставимые по сумме штрафа Тимофеева - в 300 миллионов рублей?

- Пока такой практики нет. Она только начинает формироваться. Дела единичные, но наш штраф самый большой.

- После вынесенного приговора до сих пор идет бурное обсуждение. Почему было вынесено такое наказание, ведь заведомо же было ясно, что он не сможет выплатить такой штраф?

- Приговор мы выносим в соответствии с действующим законодательством и внутренним убеждением судьи. В данном случае судья так решил.

ЛИЧНО Я НЕ ЗНАЮ, КТО ИМЕННО БЫЛ ЗАСЕКРЕЧЕННЫМ СВИДЕТЕЛЕМ

- Сейчас рассматривается дело «Перваков». Идет столкновение сторон защиты и обвинения по поводу практики засекречивания свидетелей. Насколько часто в Верховном суде применяется подобная практика? Может ли сложиться ситуация, когда в секретной комнате будут давать показания те свидетели, которые ранее выступали открыто?

- Это международная практика. Здесь мы ничего нового не придумывали. Это делали в процессах над членами итальянской мафии, как в самой Италии, так и в Америке. Где-то с 2002 года, в связи с изменением УПК, появилась такая норма закона, позволяющая зашифровывать свидетеля, изменять анкетные данные участников уголовного судопроизводства, в целях их безопасности. Делается это следующим образом. В закрытой комнате находится свидетель, которому предоставляется аппаратура, способная изменять его голос. В данном случае он может давать показания, не испытывая негативного воздействия со стороны защиты, если он свидетель обвинения. И наоборот. Лично я не знаю, кто именно был в этой комнате. Их данные может знать только судья, который заходит в совещательную комнату и удостоверяет личность допрашиваемого. Могу заверить, что в этой комнате именно свидетель, а не оперативник или следователь. Можно ли допрашивать человека дважды, в открытом режиме и в закрытом? - прямого запрета в законодательстве на это нет. Вопрос только в том, что ему могут задаваться одни и те же вопросы, и в его ответах. В этом может быть одна из причин, когда показания могут быть признаны недопустимыми.

РАНО ИЛИ ПОЗДНО ИХ ПУТЬ ПРИВОДИТ НА СКАМЬЮ ПОДСУДИМЫХ

- Вопросы от нашего читателя: какая из группировок в Казани была самая могущественная, с вашей точки зрения?

- В разные периоды времени разные группировки могли находиться на своем пике. Когда-то гремела «Тяп-Ляп», потом все говорили о «Хади Такташ», следующая преступная группировка «Жилка». В зависимости от города, численности группировки, ее финансового благополучия, в разные периоды времени они достигали своих высот. Но вопрос не в их могуществе, а в том, что рано или поздно их путь приводит на скамью подсудимых.

- С чем связан тот факт, что до начала двухтысячных годов не было сколь-нибудь значительных дел по татарстанским группировкам? За исключением «Тяп-Ляпа».

460-1.jpg
«Надеюсь, несмотря на перемены в руководстве МВД Татарстана, направление борьбы с группировками останется в числе приоритетных»

- 10 ноября 1999 года было возбуждено уголовное дело по «Хади Такташ», приговор был вынесен в 2002 году. На моей памяти в 80-е годы было дело о банде Пустовита, когда двух лидеров этой банды приговорили к расстрелу. В 90-е годы было дело о банде Чекиста из Альметьевска, тоже с достаточно суровым приговором.

Наверное, причина в том, что в 90-е годы в правоохранительных органах была очень сильная ротация. Не платили зарплату, что привело к увольнению процентов семидесяти от общего числа опытных сотрудников МВД. С оставшимися в органах 30 процентами, и с молодыми сотрудниками, которые пришли на смену ушедшим, сложно было расследовать и раскрывать дела такой сложности. Всему свое время. Если перейти к мировой практике, то подобные процессы по мафиозным кланам также являются «долгоиграющими». Там и сейчас поднимают события 80-х, 90-х годов прошлого века. По делам об убийствах срока давности не существует. Рано или поздно подобные преступления, как правило, раскрываются и направляются в суд. Я считаю, что это нормальная практика. Каждая страна переживает свои трудности. Мы свои пережили в 90-е годы. Другие страны со своими трудностями столкнулись раньше. Вся суть в принципе неотвратимости наказания.

- Удалось ли полностью покончить с ОПГ в Казани или просто «прошлись по верхушкам?»

- Думаю, что «хребет ОПГ» мы уже сломали. Дела наиболее крупных группировок, которые влияли на криминальную «погоду» в столице Татарстана и других крупных городах республики, уже рассмотрены судами. Их лидеры и участники отбывают свое наказание. Однако это не должно говорить о том, что с ОПГ покончено. И работа, которая велась в этом направлении, должна быть продолжена. Упустишь год, будут новые «поросли» и «побеги», и даже целые «баобабы» вырастут очередных преступных группировок. Надеюсь, несмотря на перемены в руководстве МВД Татарстана, направление борьбы с группировками останется в числе приоритетных. Наказание лидеров преступных сообществ - это хорошая профилактика.

СТАРАЮСЬ НЕ СМОТРЕТЬ ТЕЛЕВИЗОР

- Телевидение показывает многочисленные сериалы на криминальные темы. Причем, большей частью негатив. Вас не угнетает этот негатив в отношении работников правоохранительных структур, и соответствует ли он действительности, хоть в какой-то степени?

- Я стараюсь не смотреть телевизор. Кроме чемпионата Европы по футболу. Негатива нам на работе хватает. Мне кажется, что это неправильная информационная политика, проповедуемая, в основном, каналом НТВ. Чтобы избежать негатива, каждый имеет право переключить кнопку телевизора.

- Но ведь, тем самым, формируется общественное мнение.

- Для того, чтобы его немного изменить, я и пришел к вам сегодня в гости.

НО ВСЕ ИМЕЕТ СВОЙСТВО ЗАКАНЧИВАТЬСЯ

- Не секрет, что часть лидеров ОПГ, со временем, превратилась в бизнесменов. Как вы относитесь к подобным метаморфозам. И изменилась ли сущность подобных людей?

- Я считаю, что отправной точкой должно быть то, совершал ли человек преступления? Ответил ли он за то, что совершил ранее? Приведу пример из моей практики. Лицо, которое «заказало» достаточно резонансное убийство в Казани, легализовалось в Испании. Купило там два дома, жило, время от времени приезжая в Казань и совершая здесь мелкие преступления. Когда мы его привлекали к уголовной ответственности за убийство, я его спросил, - «Зачем вы, живя в Испании, приезжали сюда и нарушали закон?». Он ответил: «В Испании мне этого никто не даст сделать. А сюда я приезжал, и наслаждался». То есть его сущность не изменилась.

Это Булатов, ныне покойный. Причем, преступления у него были следующего рода. Он ударил девушку в ресторане. В другом случае вывез и продал имущество фирмы, которая арендовала у него складские площади. Иначе говоря, хулиганство и самоуправство. Дела были прекращены. Уже не помню, но кажется, что по самоуправству они решили вопрос путем возмещения ущерба, а в отношении хулиганства, по-моему, девушка отказалась от своего заявления. Человек-то он был непростой. Но все имеет свойство заканчиваться. Позже он был привлечен к уголовной ответственности по убийству Айбатова. Ему было назначено 11 лет лишения свободы. И отбыв четыре из них, он скончался в колонии. Я поинтересовался причинами. Дело в том, что, когда мы его только экстрадировали из Испании в 2003 году, оттуда начали приходить медицинские документы о том, что в груди у него есть опухоль. Несмотря на имеющееся заболевание, испанская сторона посчитала, что оно не препятствует экстрадиции. В России ему была предоставлена возможность лечения. Он заявил ходатайство, я его удовлетворил, были приглашены гражданские врачи. Но в последнюю секунду Булатов почему-то отказался от операции, решив отложить ее на время, после приговора. Отбывал он наказание в Оренбургской области, и там тоже не захотел лечиться. А смерть наступила в 2007 году, когда он находился в комнате отдыха, когда смотрел телевизор вместе с другими осужденными. Причины его смерти и, по моему мнению, и по мнению его родственников, являются естественными.

- Ходили слухи, что это была расправа?

- Да нет. Он и сидел-то на территории другой республики. В колонии был, если так можно назвать, на привилегированном положении. Работал кочегаром, имел, в отличие от других осужденных, отдельное помещение. По меркам мест исполнения наказания условия у него были достаточно комфортными.

ОН ПРЕКРАСНО ПОНИМАЛ, ЧТО РАНО ИЛИ ПОЗДНО МЫ И ДО НЕГО ДОБЕРЕМСЯ

- Кстати, по поводу дела Айбатова-Булатова также есть вопрос. «В деле много странностей, - считает один из наших читателей. – Какая мотивация была у киллера через много лет, после совершения убийства, сдаваться?».

- Странности и тайны в этом деле могут быть только у людей, которые не очень хорошо знают эту тему. Я сам лично принимал явку с повинной у Сергея Павлова, который являлся исполнителем данного преступления. Человек он достаточно интересный. В то время только закончилось дело по «Хади Такташ». И мотивация, о которой вы спрашиваете, была в том, что он прекрасно понимал, что рано или поздно мы и до него доберемся. Как он сам признался, в этом скрывался ежедневный гнет его психики.

460-5.jpg
«Не думайте, что людей криминала не гнетет совесть...»

Может, в этом был и собственный интерес. Одно дело, когда человека задерживают, другое – когда он сдается сам, оказывает активное содействие следствию. Он и в банде «Хади Такташ» стоял особняком. Мы с ним вели достаточно откровенные беседы. Когда мы с ним через восемь лет после совершения преступления поехали на дачу к Булатову, то в стволе росшей там сосны нашли пули, которые были выпущены из пистолета во время убийства Айбатова. Найти в зимнем лесу, по пояс в снегу, эти пули было крайне сложно. Но он их нашел. А его положение в группировке я сравнил с ролью сильной собаки в мощной волчьей стае. Все-таки он не относился к волчьей стае. Дело в том, что он вырос в нормальной семье, родители труженики, орденоносцы, служил в ВДВ, ни в каких группировках не состоял. Но в лихие 90-е он попал в эту группировку, в которой были заинтересованы в его отличных физических возможностях. Он был отлично физически готов, продолжая тренироваться даже в изоляторе. Когда я ему сказал о моем ощущении того, что он как собака среди волков, он задумался. Потом, через несколько дней, во время очередного допроса, он принес мне стихи. Впервые, кстати, написанные в жизни. Я был этим крайне удивлен. Эти стихи вошли в мою книгу:

- Волк только в стае будет сильным.
Вожак решает все за них.
Свою добычу убивают.
Законы волчии у них.

Собака преданна для друга.
Стараться будет защищать.
И помощь ждать ей не откуда.
И до последнего стоять.

Собака с волком подружились.
И стали жертвы загонять.
Так много глоток перегрызли.
Собака стала понимать.

Из этой стаи надо выйти.
Я не хочу так больше быть.
Клыки показывать, кусаться.
Ведь только так там можно жить.

Чувствовалось, что он все осознал. Получил меньше, чем заказчик, - девять лет. При совершении такого резонансного преступления срок в девять лет близок к минимальному. В будущем году срок наказания Павлова заканчивается. Кстати, по делу Булатова Сергей Павлов выступал еще и как свидетель, активно помогая изобличить заказчика убийства. Иначе до Булатова сложно было бы добраться. Хотя не невозможно. Потому что не только Павлов знал об убийстве Айбатова. По этому делу мы ездили и к Радику Галиакберову, по кличке Раджа, в «Черный дельфин». Для протокола он не стал давать показания, но в неофициальной беседе сказал, что Борис Булатов вначале обратился к нему с предложением совершить данное убийство за 20 тысяч долларов. Раджа ответил, что «У вас сумма спора миллион долларов, а ты мне предлагаешь только 20. Увеличь сумму, и мы будем решать вопрос». После чего Булатов обратился к Павлову.

- Явка киллера с повинной – случай, наверное, редчайший?

- Не сказал бы. Не думайте, что людей криминала не гнетет совесть. Так что подобные случаи явки с повинной случаются. Тот же Павлов не был исконно человеком с «Хади Такташа», не был воспитан в их среде.

ОНИ НАЧАЛИ РАСКАЛЫВАТЬСЯ И УБИВАТЬ ДРУГ ДРУГА

- Есть точка зрения, что закат ОПГ начался с того времени, когда правоохранительные органы сами стали «крышевать бизнес»?

- Думаю, что закат ОПГ начался с того времени, когда группировки настолько активно «крышевали бизнес», что у них появились огромные деньги, которые они не смогли поделить. Они начали раскалываться и убивать друг друга. Вот с этого времени «начался конец» ОПГ. Почему «Хади Такташ» так громко прогремело? Потому что когда мы его расследовали, то у нас не было никакой уверенности в окончательном успехе. До нас такие дела расследовали, и как-то они рассыпались, разбивались на маленькие эпизоды. Осуждали преступников за хранение пистолета, хранение патронов, за наркотики, хулиганство... А вот так, чтобы собрать в одном деле общую картину, тем более, по преступлениям многолетней давности, было очень тяжело. Возвращаясь к ОПГ, мне кажется, что они сами себя ослабили изнутри. Ранее у них была круговая порука, добиться показаний было нереально, а позднее... Это к моему ответу на ваш вопрос, сломан ли «хребет ОПГ». Доказательство этого, - тот факт, что ранее они не делали в адрес друг друга медвежьих услуг, изобличая друг друга. А сейчас они это делают, не испытывая при этом никакого внутреннего дискомфорта.

- А поводу «крышевания бизнеса» правоохранительными органами?

- Я родился и живу в Казани, никуда отсюда не уезжал. И прекрасно знаю, что подобные случаи есть. Отрицать это глупо. Но я очень сильно сомневаюсь в том, что это носит массовый характер. В каждом, более-менее приличном бизнесе, есть служба безопасности, в которой официально работают, по большей мере, бывшие работники МВД. Найдется ли кто-нибудь, кто будет «крышевать» подобные структуры?

ВПЛОТЬ ДО ТОГО, ЧТО БЫЛА КРУГЛОСУТОЧНАЯ ОХРАНА СУДЕЙ

- Вы были следователем и прокурором. Почему решили стать судьей? Это безопаснее или вы решили довести дело до логического конца, самостоятельно посадить тех, кого ранее ловили?

- (Улыбается) Тут надо отвечать на два вопроса. О безопасности. Думаю, что работа судьи не безопаснее, чем работа следователя ли сотрудника прокуратуры. Буквально сегодня у меня появилась докладная записка. Человек, задержанный за убийство, просит через секретаря передать эту записку судье. Зачитываю: «Профсоюз арестантов. Мира и благополучия дому нашему и делу общему! Людскому – процветать. Воровскому – крепнуть! Судья (фамилию его я не озвучу) за преступления против человечности и крайне необъективное судейство приговаривается мною к смертной казни. Рекомендация: подумать о судьбе! Вот, в принципе, с чем вас и навещаем. С уважением, арестанты».

Это к вопросам безопасности судьи. При этом на обратной стороне записки слова матери этого арестанта, которая пишет ему – «Дорогой сынок. Как мы переживаем за тебя! Ну, держись. Только работай. Все очень тебя жалеют, родня и знакомые. Огород посадили. Дед пасет коз, лежу с хондрозом». Но он занимается противоположным.

Думаю, что вопрос безопасности судьи достаточно философский. Но, если что-то произойдет с кем-то из судей, неужели уголовное дело будет прекращено? Конечно, нет! Другой вопрос, что, слава Богу, подобных случаев у нас не было. А для решения подобных проблем в МВД существует специальный отдел по защите участников уголовного судопроизводства. В процессе ведения дел по крупным преступным сообществам мы с работниками этого отдела неоднократно общались. Вплоть до того, что была круглосуточная охрана судей. Сопровождение во время перемещения в здании суда. Охрана по периметру здания. Меры предпринимаются, в том числе, и по охране членов семей судей. Но я думаю, бессмысленно что-то совершать в адрес судей. Случись что-то, думаю, что коллеги сочтут делом чести довести дело до конца.

По поводу того, чтобы посадить тех, кого ловил... У нас по закону нет такой возможности. Тот, кто расследует уголовное дело, не может поддерживать обвинение по нему, и не может выступать судьей в этом процессе. Почему же я стал судьей. Если вы смотрели этапы моей карьеры, то увидите, что я прошел все этапы. Я работал следователем, прокурором, потом судьей, а сейчас работаю заместителем председателя Верховного суда, он же председатель уголовной коллегии. Я считаю, это логическим завершением карьеры. Та работа, которую я выбрал 19 лет назад, просто трансформировалась на более высокий уровень, но мне эта работа продолжает нравиться. У нас не так много ступеней в юридической системе, а судья является ее вершиной.

«БАНДИТСКАЯ КАЗАНЬ» И ПРОДОЛЖЕНИЕ

- Вы человек творческий, это подтверждает написание книги. Этим творчество ограничивается?

- Когда я работал в прокуратуре, то мы тесно сотрудничали с телекомпанией «Версия». Она выпускает телепродукты под названием «Криминальная Россия» и «Следствие вели...». Там были такие замечательные люди, как покойный уже Андрей Карпенко - преподаватель, профессор ВГИКа, и заслуженный артист РСФСР Леонид Каневский. Помню, во время учебы на первом курсе КГУ, нам говорили, - мы не должны вас обучать. Мы должны вас «зажечь». Студент, как факел! Дальше вы будете гореть сами. И вот этим названным мною людям удалось разбудить и зажечь дремавший во мне творческий потенциал. У нас была интересная практика совместного написания сценария к названным мною программам. Для «Криминальной России», если я не ошибаюсь, мы написали три сценария. А к «Следствие вели...» - четыре. После чего и Карпенко, и Каневский задавались вопросом, - «почему бы твои сценарии не объединить в главы книги?» Я отнекивался. Каневский тогда мне пообещал: «Напишешь книгу, я напишу к ней вступительное слово». Так, в итоге, и произошло.

- На обложке вашей книги Кремль. Не дискредитирует обложку книги ее название «Бандитская Казань»?

- Наш город имеет 1000-летнюю историю. В том числе, и криминальную. Я старался писать документальную повесть, построенную на фактах, и, думаю, что наши читатели должны знать не только историю наших успехов, но и какие-то трагические моменты в ее истории.

- Продолжение будет?

- Не планировалось. Но после того, как книга тиражом в 2200 экземпляров практически разошлась за месяц, пришлось допечатывать дополнительный тираж в полторы тысячи экземпляров. Плюс задуматься о продолжении книги, теперь уже «Бандитской Казани – 2».

460-2.jpg
«Расходы на выпуск книги, рекламу, транспортные затраты, расходы по продаже – все это лежало на наших плечах. И пока у нас «первый блин выходит комом»

- В одном из комментариев о вашей книге вас посчитали очень предприимчивым человеком, который находит себе выгоду от основной работы. Вы доход получили какой-нибудь?

- Пока мы только из минуса вышли. Расходы на выпуск книги, рекламу, транспортные затраты, расходы по продаже – все это лежало на наших плечах. Мы с соавтором Андреем Шептицким впервые занимаемся подобным делом, и пока у нас «первый блин выходит комом». Что касается второй книги, то она тоже будет о казанских представителях криминального мира, о резонансных преступлениях. Например, в первую книгу не вошло дело людоеда Суклетина. Оно, конечно, старое, но в первой части книги есть и более древние дела, к примеру, 1945 года.

Помимо этого будет глава о банде Пустовита, о нападении на инкассаторов у кафе «Осень», произошедшее в 1971 году, когда украли огромную по тем временам сумму в 66 с половиной тысяч рублей. Для сравнения, кассир, которая раньше работал в этом банке, получала тогда уже пенсию в 57 рублей. Старые дела, вообще, мне кажутся более интересными. Во-первых, они не на слуху. Во-вторых, читая старые дела, невольно погружаешься в ту обстановку, в которой они совершались. В данном случае преступление совершили гастролеры, которые, находясь в Казани, ночевали в машине. А машина та стояла во дворе одного из домов по улице Жуковского, не так далеко от здания нашего Верховного суда. Еще в деле были показания мальчика, который видел, как они после сна разминались, подтягиваясь на дворовом турнике. И вот я в один из обеденных перерывов прогулялся до этого дворика, подтянулся на этом турнике, который до сих пор стоит. Что называется, «погрузился в тему»...

Кроме того, в книге планируются главы, посвященные группировкам «Низы», «Кинопленка». Если к тому времени будут вынесены приговоры по наиболее резонансным делам последнего времени, то, постараемся, какие-то главы написать и по ним.

СОВМЕСТНО МЫ НАПИСАЛИ ГЛАВЫ ПРО «ЖИЛКУ», «ЗВАНКУ», «КРАСНЫЙ ВОСТОК» И «ТЯП-ЛЯП»

- Со временем, может быть, и на третью книгу замахнетесь?

- Об этом рано говорить. Первая книга писалась десять лет. Первую ее главу я написал 23 декабря 2002 года. Тогда она писалась легко, «от души», времени было много. А сейчас, из-за того, что есть спрос на книгу, все хотят увидеть ее вторую часть, то получается, что пишу уже не «от души», а «на заказ». В конце книги мы указали электронный адрес моего соавтора Андрея Шептицкого, и на него приходят отклики читателей. Негативных отзывов не было, как ни странно. Основная просьба посвящена тому, чтобы мы поскорее написали вторую книгу.

- Десять лет - большой срок. Почему вы так долго писали книгу?

- Я не профессиональный писатель. Было время, когда я подолгу находился в служебных командировках и отсутствовал в Казани. Работа, диссертация на тему: «Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы расследования и судебного разбирательства дел о бандитизме». Жизнь текла, и, по-видимому, я созрел только через десять лет.

- А как вы делите свои функции с Андреем Шептицким?

- Андрей частенько приходил в прокуратуру, когда писал статьи по разным уголовным делам в газете «Время и Деньги». Он человек коммуникабельный, с ним интересно общаться. В один из своих визитов, он сказал, что пишет книгу «Казань криминальная». Тогда я удивился, - «Слушай, а я пишу книгу «Бандитская Казань». Выяснилось, что у каждого из нас написано примерно по четыре главы из книг. Вот мы и решили объединить свои усилия, а потом еще четыре главы написали уже совместно. Что касается того, кто и что написал, то мои главы касаются, в основном дел исторических, и тех, которые я сам расследовал. Более свежие дела, что заметно и по стилю письма, это дело рук Андрея Шептицкого. Совместно мы написали главы про «Жилку», «Званку», «Красный Восток» и «Тяп-Ляп».

- Члены группировки Хайдера очень плотно работали с молодежью...

- Да, это так. Он создавал такие пары, один там был физически крепким, так называемое «мясо», а другой более интеллектуальным, так называемый «мозг». Молодежь он четко разделял на боевиков и тех, кто может решать вопросы благодаря своим умственным способностям.

Окончание следует.

Максим Владимирович Беляев

Родился в 1974 году в Казани. Окончил юридический факультет и аспирантуру КГУ. В 2009 году защитил кандидатскую диссертацию в российской академии правосудия (Москва). Имеет второй квалификационный класс. Кандидат юридических наук.

1993 - 1998 – следователь в органах внутренних дел РТ.

1998 – 2002 - старший следователь, следователь по особо важным делам прокуратуры Казани.

2002 – 2006 - заместитель прокурора Вахитовского района Казани, заместитель прокурора Нижнекамска.

С 2006 года – судья, с 2011 года – заместитель председателя Верховного суда РТ.