Общество 
31.05.2014

Европа разделенная

Итоги выборов в Европарламент показали, что Евросоюз в нынешнем виде избирателей категорически не устраивает

Цикличность жизни Европы можно описать следующими словами: проблемы — с горем пополам превозмогание — победные реляции и обещания светлого будущего — очередные проблемы, отмечает ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов. Сложность в том, что превозмогать со временем все тяжелее, впрочем, цветистость реляций от этого не меняется. В своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», он пишет, что в данный момент указатель отошел от точки победных реляций и бодро движется в сектор проблем. И предвестником таковых вполне можно считать результаты выборов в Европарламент, которые прошли в странах ЕС в период с 22 по 25 мая.

Ein Volk, ein Reich, ein Führer!

Лозунг НСДАП

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ

Как известно, Европарламент — законодательный орган ЕС, напрямую избираемый гражданами государств — членов ЕС. Вместе с Советом ЕС (состоящим из глав государств, составляющих ЕС, с добавлением избранного председателя Совета и текущего главы Еврокомиссии) Европарламент образует двухпалатную законодательную ветвь власти ЕС и считается одним из самых влиятельных законодательных органов мира, что вполне логично, поскольку является представительством полумиллиарда человек, проживающих в самом развитом регионе планеты. Обязанности Европарламента, можно сказать, традиционны — они являются схожими с таковыми у парламентов отдельных стран. Три важнейшие задачи его — это создание Еврокомиссии (исполнительного органа ЕС, фактически, правительства этого региона) и контроль за ее работой, управление законодательством (совместно с Советом ЕС), при этом у Европарламента нет права законодательной инициативы, это право есть только у Еврокомиссии, и, наконец, работа по формированию бюджета. Места в Европарламенте квотированы по странам: Германия имеет право поставлять 96 депутатов, Франция — 74, Италия и Великобритания — по 73, и так далее, всего в Европарламенте 750 депутатов и один председатель, не имеющий права голоса.

В настоящее время в Европарламенте присутствуют 7 официально образованных фракций, которые в принципе можно считать и партиями, но по сути они представляют собой надпартийные структуры. Так, самая большая из этих фракций — Европейская народная партия, стоящая на правоцентристских позициях, включает в себя 73 коллективных члена из разных стран Европы. Присутствует также и группа независимых депутатов, не присоединившихся ни к одной из фракций и не создавших свою.

Можно ясно видеть, что вся эта схема строго ориентирована на достижение панъевропейского консенсуса и оттого является монструозной в своей тяжести и неповоротливости. Во времена тучные это проблемы не составляет, но они прошли и в обозримом будущем не вернутся. Европейцы это видят и чувствуют, и эти ощущения прямо отразились в их парламентских предпочтениях. Вообще, эти выборы, похоже, задумывались как очередной триумф европути (тем более что численность государств, входящих в ЕС, продолжает расти), для чего и голосование было перенесено с июня на май, но по факту эти ожидания оказались порушены. Главным итогом этих выборов стало резкое изменение конфигурации политических предпочтений депутатов, прошедших в Европарламент, целый ряд СМИ прямо охарактеризовал как «землетрясение».

В ЕС НАРАСТАЮТ ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

Итак, что же произошло?

Оказалось, что лидерами голосования в целом ряде стран стали партии, выступающие за демонтаж Европейского союза. Они заняли первое место на выборах во Франции («Национальный фронт», 24 мандата), Великобритании («Партия независимости Соединённого Королевства», тоже 24 мандата), Дании («Датская национальная партия» и 4 места), увеличили своё представительство в Австрии («Австрийская партия свободы», 4 мандата), Германии («Национал-демократическая партия Германии», являющаяся, в некотором смысле, преемницей НСДАП, взяла 1 мандат, а «Альтернатива для Германии» получила 7 мандатов — кстати говоря, эта партия не прошла в бундестаг на выборах осени 2013 года, а тут она явно выступила успешно), Швеции («Шведские демократы» получили 2 места), Финляндии («Истинные финны» взяли 2 мандата), а также в Греции (резко националистическая «Золотая заря» получила 3 места).

Ключевыми здесь, понятно, являются итоги в Великобритании и Франции. Две крупные страны ЕС, уступающие по мощи только Германии, действиями своих избирателей прямо показали, что Евросоюз в нынешнем виде их категорически не устраивает. Так, британская «Партия независимости Соединенного Королевства» взяла на этих выборах 27,5% голосов и обогнала две главные британские партии — лейбористов с их 25,4% и консерваторов с 23,5%. В абсолютных числах поддержка этой партии, выступающей за выход Великобритании из ЕС, использующей лозунг «Вернем страну себе» и находящейся, среди прочего, на антимигрантской позиции, удвоилась за последние пять лет. Схожа ситуация и во Франции, где «Национальный фронт» Марин Ле Пен обошел и «Союз за народное движение» бывшего президента Франции Николя Саркози, и социалистов нынешнего президента страны Франсуа Олланда. Марин, кстати, на волне успеха призвала Олланда распустить Национальную Ассамблею — французский парламент — раз уж он, как показывают такие результаты, не отражает реальных политических предпочтений французского общества; Олланд, понятно, промолчал, хотя результат не мог не быть для него шоком.

Существует точка зрения, согласно которой данное голосование было в существенной степени протестным, что граждане не столько выбирали депутатов в Европарламент, сколько выражали недоверие нынешним властям своих стран, которые не могут справиться с экономическими проблемами, и об этом же свидетельствует и выросшая явка избирателей. На мой взгляд, это сомнительно — неизвестно, сколько в увеличившейся явке роста протеста, а сколько — переноса голосования на более удобный для этого май, вместо предполагавшегося ранее июня. Да, в той же Германии (где с экономикой более-менее нормально, на фоне остальной континентальной Европы) позиции правящей ХДС/ХСС вполне крепки, а проблемная Франция выразила партии власти вотум недоверия, но в Великобритании, где ситуация с экономикой, фактически, лучше всех, и, соответственно, власть, по идее, должна была получить одобрение граждан, результат оказался тем же, что и во Франции. Скорее, это свидетельствует о том, что в ЕС нарастают внутренние противоречия, что, в некоторой перспективе, вполне возможно разорвать это рыхлое аморфное образование на составные части.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НИКУДА НЕ ДЕЛИСЬ

При этом экономические сложности никуда не деваются. Экономика региона в целом продолжает оставаться слабой, никуда не делся кое-как поддерживающий ее рост государственных долгов. Разворота тренда на снижение объема инвестиций также пока не просматривается, они как упали в среднем по региону на 20% от докризисных максимумов — так и остаются. При этом уже в ближайшие месяцы европейский банковский сектор ожидает встряска — стресс-тесты от ЕЦБ, он их готовил с ноября прошлого года и уже почти готов начать собственно проверки банков. Понятно, они тоже к этому готовятся, наращивают потребные резервы и избавляются от проблемных активов — но общий итог будет ясен только в результате самих стресс-тестов. Здесь надо понимать, что ЕЦБ, с одной стороны, нуждается в адекватной, а не липовой, информации о состоянии европейской банковской системы — а с другой, он совершенно не заинтересован в повреждении ее — но именно оно может последовать в результате обнародования тех или иных печальных показателей о состоянии банковской системы. Кроме того, нельзя забывать, что уже примерно через полгода европейские банки ожидает необходимость вернуть ЕЦБ займы, полученные в рамках двух раундов LTRO, объем их составил тогда немногим более €1 трлн. Около половины этих денег банки уже вернули, но существенная часть продолжает оставаться в системе. Иначе говоря, им придется откуда-то изыскивать ликвидность, чтобы расплатиться с ЕЦБ, и не факт, что это будет просто — к примеру, основные итальянские банки и так сейчас в убытках.

Вообще, вскоре вопрос ликвидности, избытка ее в одних местах и нехватки в других, может встать очень остро. США сейчас закручивают кран, после каждого заседания FOMC уменьшая объем вливаний в мировую финансовую систему на $10 млрд./мес., такими темпами к концу года эмиссия станет нулевой. Но, похоже, именно она, наращивающая госдолги, является допингом, поддерживающим мировую экономику (английская эмиссия мала по объему, а японская, судя по всему, вся абсорбируется на местном рынке), вполне вероятно, что без постоянного вливания ликвидности накопленные дисбалансы системы возьмут верх и планетарная экономика вновь поедет вниз в поисках нового равновесного состояния. Не исключено, кстати, что падение ВВП США в I квартале с.г. на 1% в годовом исчислении есть прямое следствие уменьшения объемов эмиссии; особенно это становится заметно, если учесть, что спадов в экономике США не было с начала 2011 года, а рост в IV квартале 2013 года составлял 2,6%. В теории, предоставление ликвидности quantum satis мог бы организовать ЕЦБ, реализовать такое «QE по-европейски», прямо выкупая какие-либо бумаги с рынка, в рамках некоторой программы, а не только манипулируя ставкой (она и так на низах, составляя 0,25%), и разговоры об этом идут уже давно. На практике же эта затея натыкается на политические препятствия. И итоги выборов в Европарламент, свидетельствующие об усилении недовольства ЕС, эти препятствия никак не нивелируют, наоборот, усиливают.

Чем закончилась последняя попытка объединения Европы, имевшая место лет этак 70 назад, мы хорошо знаем. Объединения мирного и демократического тоже, судя по всему, никто не дождется. Видимо, такова ее судьба.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    31.05.2014 14:29

    Не нужно упускать из вида, что явка на выборы в Европарламент во многих странах была невысокая. Гораздо ниже, чем бывает на выборах в национальные парламенты. Например, во Франции чуть более 40 процентов. Французы, во-первых, по традиции не сильно интересуются тем, что их напрямую не касается, во-вторых, разочарованы ЕС, который, например, пытается регулировать торговлю, навязывая товары из экономически более слабых стран. Кроме того, многие люди, которые на национальных выборах проголосовали бы против Национального фронта, просто не пришли на европейские выборы. На муниципальных выборах, прошедших в марте, партия Марин Ле Пен тоже выступила неплохо, даже выиграла в некоторых городах. Но не смогла опередить сторонников экс-президента Саркози.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль