Общество 
1.08.2014

В «Алабуге» соткут нить для атомной «паутины»

В ОЭЗ может появиться завод по производству сырья для композитов

Подробности о деятельности этого предприятия, расположенного в особой экономической зоне «Алабуга» (ОЭЗ), — секрет, поскольку оно имеет непосредственное отношение к военно-промышленному комплексу. Надо отметить, что в свете проблемы импортозамещения предприятие открывается весьма вовремя — осенью завод «Алабуга-Волокно» даст первую тестовую продукцию. Для кого она предназначается и в чем тут секрет, газете «БИЗНЕС Online» рассказал директор проекта Алексей Канин.


Алексей Канин - Наш завод – это попытка резко снизить стоимость российского углеродного волокна
Алексей Канин: «Наш завод — это попытка резко снизить стоимость российского углеродного волокна»

ВЫЙТИ ЗА РАМКИ НУЖД РОСАТОМА

— Алексей Анатольевич, о вашем предприятии в СМИ больше отрывочных упоминаний, чем конкретной информации. Проясните, что будет выпускать завод?

— Углеродную нить, которая потом используется в композитных материалах. В итоге получаем, к примеру, фюзеляжи самолетов, корпуса катеров, лыжи, трубы и так далее... К сожалению, Россия в области применения композитов все еще консервативна, например, их пока почти не применяют в строительстве. Но это дело ближайшего будущего — такие материалы прочнее стали. Скажем, усиление конструкции — прекрасное применение для композита.

— Но насколько известно, в СССР были аналогичные предприятия...

— Да, в Советском Союзе построили немало таких заводов небольшой мощности, но вот модернизация на них почти не проводилась, и сейчас в строю остались только два — в Саратовской области и в Челябинске. В итоге мы оценили их характеристики и решили построить в «Алабуге» ультрасовременный завод с большей мощностью, чтобы расширять рынок, обеспечивать больше потребителей. Если подытожить, то наш завод — это попытка резко снизить стоимость российского углеродного волокна, выйти за рамки собственных нужд Росатома (а мы являемся дочерним предприятием «дочки» этой компании — «Химпроминжиниринга») и пойти на авиационный, строительный рынки, рынок товаров народного потребления, в судостроение и так далее. Повторюсь, композиты сегодня пошли в строительство: среди прочего это сейсмоустойчивость, ускорение и удешевление ремонта и восстановления мостов, колонн и прочего. То есть шаг сделан, идет разработка нормативной базы. Как только она появится, эти материалы начнут широко внедряться и в строительство.

ПОД ГРИФОМ «СЕКРЕТНО»

— Кто автор технологии производства?

— Она российская. И сразу скажу, что такая технология у каждого дошедшего до подобного уровня развития техники государства секретна. У нас же это все использует Росатом.

— То есть, я так понимаю, военно-промышленный комплекс в создании «Алабуга-Волокно» играет не последнюю роль...

— Да, будет часть продукции военного назначения, и будет все остальное. Если сказать проще, то у Росатома есть задача не только решить свои вопросы (а будешь закупать что-то за границей — будь готов к тому, что весь мир будет знать, что мы тут делаем), но и заработать деньги. Так что Росатом все, что надо, для себя сделает, и останется какая-то мощность производства, которую можно дозагрузить. И если в России все профильные разработки мы имеем на уровне 70-х - 80-х годов, то теперь получаем производство на современном мировом уровне.

— Какими будут объемы выпуска?

— Тысячи тонн в год. Конкретика — под грифом «Секретно».

...И в Алабуге решили построить суперсовременный завод
...И в «Алабуге» решили построить суперсовременный завод

— Какой процент продукции для Росатома, какой — для российского и мирового рынка?

— На данном этапе сказать этого невозможно.

— Переформулируем вопрос. Справедливым ли будет сказать, что заказы Росатома — тот якорь, который позволяет не особо волноваться по поводу наличия заказа на «ширпотреб»?

— Да, есть заказчик, который понимает, какой объем ему нужен. Но стоит отметить, что и у Росатома сейчас сильно желание попробовать новые материалы, получить некие новые свойства.

— Когда точно определятся гражданские потребители?

— После того как проведем пуско-наладку, увидим, что качество соответствует предполагавшемуся, и сможем дать образцы потенциальным потребителям на экспертизу... Безусловно, у нас есть математическая модель будущего производства, но должны и на факт посмотреть. Может быть, картина будет еще лучше.

ПОДОЙДЕТ ЛИ ДЛЯ «КАПО-КОМПОЗИТ»?

— Правильно ли понимать, что в России аналогичных заводов нет...

— Нет.

— А в мире?

— Есть — в Европе, США, Турции. В передовиках — Япония. Мы идем по их стопам. На данном этапе догоняем.

— Откуда будет поставляться сырье?

— Сырьем будет служить полиакрилонитрильное волокно. Есть, к примеру, саратовское — там соответствующий завод. Но мощность у него не столь высокая, какая предполагается у нашего предприятия. Так что либо придется строить еще один завод, либо налаживать закупку за границей.

— Если будет строиться еще один завод по производству сырья, то где?

— Здесь, в «Алабуге». Но сегодня это на стадии обсуждения.

— А если будете использовать импортное сырье, то это дороже, или оно просто... другое?

— Скорее, другое. Есть зависимость свойств продукта от свойств сырья. И потенциал линии может раскрываться по-разному. Есть возможность получать продукцию с разным набором характеристик.

— Кто производитель оборудования для «Алабуга-Волокно»?

— Европейские компании, которые создали оборудование специально по нашему заказу.

— В Казани есть авиационное предприятие «КАПО-Композит». Взаимодействие возможно (о нем, кстати, не раз говорили)?

— В принципе, да. Но для этого нам надо провести пуско-наладку линии и получить образцы волокна необходимого качества, которые мы отправим им на тестирование. И если наше волокно для предприятия «КАПО-Композит» не подойдет, придется наш завод дооснастить оборудованием, которое бы повышало класс нашего волокна. Насколько я знаю, такой вариант обсуждается.

ПО ПОВОДУ САНКЦИЙ ОПАСЕНИЙ НЕТ

— Поставки на экспорт планируются?

— Знаю, что руководство встречалось с представителями Китая. Рынок углеволокна Китая самый большой и стремительно развивающийся.

— Предполагается ли, что ваша продукция будет интереснее для потребителя, чем зарубежная?

— Цель в первую очередь — создать конкурентную продукцию и обеспечить ей российского потребителя, а в дальнейшем выйти на мировой рынок. Интерес к ней все больше не только у нас в стране, но и в тех государствах, где нет таких производств, и эти страны уже ищут, где купить волокно.

— Сколько человек будет работать на заводе?

— Порядка 200, и набор почти завершен. Большинство инженерно-технических работников из Татарстана. «Некомплект» только с операторами, потому что подобных заводов нет, приходится отбирать, начинать обучать, отправлять на свои заводы. Отсев шел серьезный, в том числе теоретический. Некоторые сами не выдерживали, некоторых отсеяли мы.

Так Алабуга-Волокно выглядит сегодня
Так «Алабуга-Волокно» выглядит сегодня (фото: www.alabuga.ru)

— Сейчас актуальна тема санкций...

— По этому поводу опасений нет — все оборудование было поставлено в 2012 году.

— Есть ли в планах компании строительство других таких заводов в России?

— В планах на примере завода «Алабуга-Волокно» посмотреть возможности, недочеты, варианты усовершенствования производства. И если будет решение о заказе новых линий, то...

— Ближайшие планы компании?

— Сегодня идет завершение общестроительных работ и параллельно пуско-наладка. В конце осени наработаем первые образцы, в начале года они окажутся у потребителей, и соответственно, будем планировать на год производственную программу.

«САМИ ВИДИТЕ, ЧТО ТВОРИТСЯ!»

«БИЗНЕС Online» попросил экспертов и заинтересованные стороны оценить перспективы завода «Алабуга-Волокно».

Валентин Халиуллин — заведующий кафедрой производства летательных аппаратов КНИТУ-КАИ:

— Ресурс повышения эффективности металлов в значительной степени исчерпан. Поэтому все повернулись лицом к композитам. В области летательных аппаратов это безусловно. Да, есть много вопросов, проблем, может быть, будем делать полшага назад, но два шага точно вперед... А автомобильная техника? Железнодорожный транспорт? Все это в значительной степени переходит на композиты. Так что появление этого завода — в самом русле перспективных материалов и технологий.

Сейчас мы пользуемся продукцией других поставщиков, в значительной степени зарубежных. Но хотелось бы на свой продукт переходить, особенно в стратегических направлениях. Сами видите, что творится. Если иностранные поставщики перестанут нам поставлять стратегические материалы, нам грозит конкретное отставание.

Будет ли наше волокно сопоставимо по качеству с импортным? Вот вы ходите в ресторан, который только что открылся, в нем первые неделю-месяц-год хорошая кухня, а потом им надоедает хорошо готовить. Точно так же и здесь может получиться. Проблема качества, она у нас ведь есть. К тому же мы в значительной степени догоняем. Но мы знаем возможности зарубежных материалов и будем стремиться их достигнуть. Другое дело, пока мы будем стремиться, они опять будут уходить. Насколько эффективно будем догонять — это очень сильно зависит от внимания к фундаментальным наукам.

Кто может стать первым потребителем продукции завода «Алабуга-Волокно»? Это те, кто уже потребляет что-то подобное. Авиационная и ракетная промышленность в первую очередь. Судостроение — перспективы очень больших масштабов. Планируют строить железнодорожные мосты из композитов.

Андрей Князев (справа) - Безусловно, мы хотим иметь российских поставщиков
Андрей Князев (слева): «Безусловно, мы хотим иметь российских поставщиков»

Дмитрий Баранов — ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент»:

— Перспективы проекта отличные. Применение композитных материалов растет в мире большими темпами, увеличивается их потребление и у нас в стране, а значит, будет расти спрос и на сырье для их производства. Так что можно не сомневаться, что углеродного волокна будет требоваться все больше и у завода «Алабуга-Волокно» будет много заказов.

Во-вторых, использование композитных материалов в нашей стране только набирает обороты, и вряд ли поставки импортного углеродного волокна значительны, то есть, по сути, конкуренции нет и вряд ли будет. Скорее, волокно предприятия будет конкурировать с отечественными производителями, ведь у нас уже есть подобные проекты, в стадии реализации еще несколько. Но, учитывая огромные потребности в композитных материалах, все эти проекты смогут продавать все объемы волокна, которые они будут производить. Ключевыми потребителями этой нити в первую очередь могут быть предприятия ОПК, машиностроительные компании, химическая индустрия.

Андрей Князев — генеральный директор ЗАО «КАПО-Композит»:

— Пока у меня об этом заводе информация такая, что он больше будет ориентирован на ядерную энергетику. Безусловно, мы тоже хотим рассмотреть их как поставщиков Объединенной авиастроительной корпорации, но еще не проводили на эту тему конкретных переговоров. Однако правительство Татарстана и мы сами ориентируемся все-таки на то, что будем использовать продукцию «Алабуга-Волокно» в своем технологическом цикле. И ситуация политическая сейчас какая складывается? Риск санкций. И безусловно, мы хотим иметь российских поставщиков. Так что будем проводить переговоры. Думаю, и «Алабуга-Волокно» выгодно сотрудничество с нами — им нужен будет сбыт. Надеюсь, их продукция будет достойного качества: знаю, что в их головной организации все организовано и сертифицировано на мировом уровне.

Проблема импортозамещения актуальна для всех предприятий. Пока мы работаем по гражданским самолетам, в основном на импортном материале. Но мы активно сотрудничаем с Всероссийским институтом авиационных материалов и рассматриваем российскую альтернативу. Даже есть варианты, которые мы предварительно проработали.

Тимур Шагивалеев — генеральный директор ОАО «ОЭЗ ППТ «Алабуга»:

— Мы находимся на пороге новых революций материалов — и строительных, и конструкционных. Сталь будет вытесняться композитами, и наиболее высокотехнологичные из них — базирующиеся на углеволокне. Для «Алабуги» наличие производства углеволокна фактически можно сравнить с тем, чем ранее для региона было наличие производства стали — это важнейший ресурсный материал, из которого будут делаться высокотехнологичные товары. Надеемся, в «Алабуге» возникнет немало производств, чья продукция базируется на углеволокне. И конечно, надо отметить, «Алабуга-Волокно» — одно из самых высокотехнологичных предприятий нашей особой экономической зоны.

Справка

ООО «Алабуга-Волокно» предприятие по промышленному производству углеродных волокон различных номиналов. Дочернее предприятие входящего в холдинговую компанию «Композит» ОАО НПК «Химпроминжиниринг» (учредитель — ГК «Росатом»). ХК «Композит» создана в 2009 году с целью формирования рынка композиционных материалов в России. Основное направление деятельности «Химпроминжиниринга» — реализация программы по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам в области разработки технологии современного и конкурентоспособного на мировом уровне промышленного производства углеродного волокна и композиционных материалов на его основе. Приоритетным направлением работ определено завоевание устойчивой рыночной ниши по производству углеволокнистых материалов и изделий из них в ближайшие годы.

Строительство завода началось 26 мая 2012 года в особой экономической зоне (ОЭЗ) «Алабуга». Стоимость проекта — 3,3 млрд. рублей, 1,3 млрд. из них выделила ГК «Росатом», 2 млрд. — поступили по ФЦП. Завод станет крупнейшим из профильных в России и странах СНГ. Мощность первой производственной линии — 1,5 тыс. т углеродных волокон номинала 54К в год.

Промышленно-производственная ОЭЗ «Алабуга» (на 100% государственная структура) создана в 2006 году. Предоставляет инвесторам полностью подготовленную промышленную, инженерную, транспортную и таможенную инфраструктуры, а также ряд налоговых и таможенных льгот.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    1.08.2014 08:24

    Вот еще и радиацию в Татарстан затащат.

    • Анонимно
      1.08.2014 11:19

      Сырье и продукция завода Алабуга-Волокно, а также все вспомогательные материалы, используемые в производственном процессе, не является источником радиоактивного излучения. В производственном процессе не используются внешние источники радиоактивного излучения.Алексей Канин

  • Анонимно
    1.08.2014 09:25

    Приятно читать такие топики. У наших ученых уже давно и много есть того, что можно предложить по у.композитам, в том числе и в самолето и ракетостроении. Учитывая, что направление это не вчера создано и развитие его напрямую зависит от заказчиков, хочется пожелать как ученым, так и производственникам побольше дела, поменьше лжетолкований (вспомним КНИТУ-КХТИ): революция в конструкционном материаловедении случилась уже давно и то, что Тимур Наилевич называет высокими технологиями, для материаловедов прошлый век.

  • Анонимно
    1.08.2014 10:15

    Карбоновые лыжи и велики надо делать в Татарстане, спрос будет большой.

    • Анонимно
      1.08.2014 10:35

      большой это сколько? хорошая карбоновая рама для велика стоит 3 тысячи баксов, колеса еще столько же. сколько человек купят в татарстане такие штуки?

      • Анонимно
        1.08.2014 10:42

        Не обязательно на Татарстане фокусироваться, Россия большая.

        • Анонимно
          1.08.2014 16:38

          ок. изменю вопрос. сколько человек в РФ каждый месяц будут покупать шоссеры по 3 тысячи евро за раму и 2-3тысячи за колеса? Вы лично будете?

  • Анонимно
    1.08.2014 10:50

    0,5 млн. сортировочных столов, 30 тысяч сортировочных горок, и это только для регионов России. Такой заказ на изделия из композитов получит ОЭЗ "Алабуга", если власти проявят политическую волю и перейдут на принцип "ноль отходов". Технология РОМХ (изобретение № 2468875)-единственная, способная сделать страну чистой и привлекательной. КМЛ

  • Анонимно
    1.08.2014 11:36

    Интерсено но с сырьем непонятно))) то есть завод построили а сырье? Получается что импортное

    • Анонимно
      21.01.2018 15:07

      В смысле сырьё импортное? У нас углерода мало в любых видах?

  • Анонимно
    2.08.2014 03:24

    В поселке под Казанью с расслабляющим названием Дачное 6 августа должно пройти общественное обсуждение "обоснования лицензии на сооружения хранилища радиоактивных отходов". Хранилище, прежде известное как комбинат "Радон" (ныне Казанское отделение Приволжского филиала ФГУП "РосРАО") и создавшее в Татарстане, по формулировке Кабмина РТ, "обстановку, близкую к чрезвычайной", в последние годы не принимает опасные отходы, даже сама его лицензия истекает в 2015 году. Но теперь ФГУП "РосРАО" намерено использовать его более активно.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль