Арбитраж 
3.09.2014

Помирит ли Шаляпин минкульт Татарстана и хозяев его дома?

Длящийся три года спор вокруг здания, где жил великий певец, вышел на стадию переговоров

Татарстанский арбитраж должен заново рассмотреть спор по поводу дома Шаляпина между собственником этого памятника ООО «Дром» и министерством культуры РТ, которые никак не договорятся о том, надо ли сохранять весь дом или только конкретную его часть. Как стало известно «БИЗНЕС Online», кассация отменила предыдущие решения, вернув дело на новое рассмотрение. У сторон появился шанс найти компромисс, и, возможно, они им воспользуются. По крайней мере, рассмотрение дела «по второму кругу» по обоюдному ходатайству истца и ответчика отложено на месяц. Причина — начавшиеся активные переговоры. В случае их успеха собственник здания может отказаться от иска.


В доме №10 на ул. Пушкина жил сразу после рождения Федор Шаляпин
В доме №10 на улице Пушкина жил сразу после рождения Федор Шаляпин

ПО ВТОРОМУ КРУГУ

Как стало известно «БИЗНЕС Online», Арбитражному суду РТ предстоит заново рассмотреть спор вокруг дома Шаляпина, который вот уже почти три года длится между его собственником ООО «Дром» и министерством культуры РТ.

Как рассказывала газета «БИЗНЕС Online», в декабре 2011 года владелец 150-летнего памятника, связанного с одним из главных брендов Казани Федором Шаляпиным (в этом доме певец провел первые годы своей жизни, а родился во флигеле, который уже утраченавт.), подал иск в арбитраж, обвинив министерство в незаконном бездействии по нескольким пунктам: в том, что оно не приняло решение о возможности проведения работ по сохранению здания, не определило предмет его охраны, не предприняло шагов для включения дома в единый госреестр объектов культурного наследия РФ, не оформило охранное обязательство и паспорт объекта.

Суть спора состоит в том, что собственник и минкульт никак не сойдутся во мнении о предмете охраны этого ценного для истории Казани дома. Министерство настаивало на сохранении всей конструкции дома. «Дром» же за свой счет провел историко-культурную экспертизу, согласно которой историческую ценность представляет лишь фасад доставшегося компании полуразрушенным здания (остальные части восстановлению не подлежат). Эксперты в целом выявили два объекта охраны: археологический слой и достопримечательное место «Памятник истории и культуры дом Лисицына-Багаутдиновой» — более актуальное с исторической точки зрения название (дом строился и перестраивался в 60-е годы XIX века — 10-е годы XX века, им последовательно владели Павел Лисицын, его сын Иван, а в начале XX века здание купила Биби Багаутдинова). То есть хозяин дома не соглашался с тем, чтобы «восстановить его полностью — от крыльца до крыши, включая огромное количество уже не существующих внутренних элементов», а также деревянный флигель, где и появился на свет наш знаменитый земляк.

Минкульт подал встречный иск с требованием заключить охранное обязательство на его условиях (уже во время разбирательства в арбитраже он своим приказом утвердил предмет охраны, определив его самостоятельно), но практически по всем позициям проиграл. С Арбитражным судом РТ согласилась и апелляция. Казалось бы, спор завершен, однако суд третьей, кассационной, инстанции отменил предыдущие решения, вернув дело на новое рассмотрение.

Помощник президента РТ Олеся Балтусова: «Прав здесь дом Лисицина, это ему больше ста лет. Он хозяин на этой улице»
Помощник президента РТ Олеся Балтусова: «Прав здесь дом Лисицина, это ему больше 100 лет. Он хозяин на этой улице» (фото: tatcenter.ru)

На прошедшем в конце минувшей недели предварительном заседании, на котором рассмотривались основания для спора по «второму кругу», судья Арбитражного суда РТ Фарит Шайдуллин обозначил замечания кассации. Во-первых, ответчиком по этому делу должен быть... не минкульт. Во-вторых, суд должен исследовать, затронута ли спором предпринимательская деятельность владельца исторического здания. И в-третьих, было неправильно принято изменение предмета требований. Судя по словам представителя минкульта РТ Гузель Газизовой, точка зрения кассации отчасти согласуется с позицией ее ведомства: «Был сделан вывод о том, что объект культурного наследия — не памятник, а достопримечательное место. Мы считаем, что фактически тем самым суд внес изменения в постановление №599 кабинета министров (он еще в 1997 году отнес дом №10 к памятникам истории республиканского значенияавт.)».

«То есть кассация напрямую говорит: нужно было давным-давно отказать в иске, — не стал ходить вокруг да около Шайдуллин. — Для меня как судьи это было бы намного проще. Но ведь мы-то исходили из того, чтобы любой судебный акт приводил к какому-то положительному эффекту. А эффект в данном деле должен был быть как раз в том, чтобы объект, не разрушаясь, уже был бы восстановлен», — объяснил он свою позицию.

«...БЕЗ НОВОСТРОЯ СО СТЕКЛОМ»

Пока же о благоприятном финале остается только мечтать. Одной из причин судья назвал «поведение самого заявителя», который «сам не знал, что ему нужно». «Возможно, его цель была такова: раз он приобрел этот объект и, наверное, за большие деньги, то хотел пойти по пути наименьших расходов: остаться на этом месте, вроде бы и памятник сохранив, и для себя построив новый хороший офис», — не исключил он. Несовершенно и законодательство. В частности, в нем не договорили одной вещи: то, что уже принято субъектом, должно быть сохранено как есть. Но смысл закона иной: нужно снова пройти процедуру, чтобы попасть в единый федеральный реестр. И она не упрощена — это нужно делать опять через экспертизу.

Газизова попыталась было выдать желаемое за действительное: если памятник уже поставлен на учет в регионе, экспертиза не проводится. Но Шайдуллин поправил ее: «Такой чистой нормы нет». Представитель минкульта с легкостью согласилась, посетовав: «У нас тоже завязаны руки. Потому что и методических рекомендаций на сегодня нет. Они разрабатываются — уже с какого года». Тем не менее, по ее версии, постановлением кабмина РТ 1997 года дом №10 на улице Пушкина уже считается включенным в реестр — ему просто не присвоен номер. Причину этого юрист видит в том, что не утверждены границы объекта культурного наследия: «Мы с удовольствием сделали бы эту работу, но зависим от федерального бюджета, так как она очень дорогостоящая». «Тогда еще даже понятия единого федерального реестра не было. Это все только додумки», — расставил точки над i cудья.

Исчерпав предположения, Газизова подключилась к критике владельцев памятника. «Еще до Нового года было совещание, на котором ООО «Дром» обещало нам сделать хотя бы временную кровлю. Но уже прошли и зима, и весна, заканчивается лето, а временной крыши как не было, так до сих пор и нет», — посетовала она. Юрист напомнила, что дождь и снег приведут к еще большему разрушению памятника: «Мы просили лишь доработать проектную документацию. Потому что, приобретая объект культурного наследия, собственник должен понимать, что это объект с вопросами. Его надо восстанавливать. Тем более что он достался ему уже в полуразрушенном состоянии».

Впрочем, как стало известно в зале суда, положительные подвижки в деле все же наметились. Представитель ООО «Дром» Кристина Володина сообщила, что собственник памятника и министерство культуры сейчас ведут переговоры по предмету спора: «Охранное обязательство уже подписано сторонами (участники спора пошли на компромисс, но детали не раскрываютавт.). Другие еще оставшиеся нерешенными вопросы обсуждаются». В связи с этим она просила отложить судебное заседание на две-три недели. Предвосхищая события, судья поинтересовался: не откажется ли в итоге собственник памятника от своих исковых требований? Володина ответила, что «доверитель не исключает такой перспективы». «Скорее всего, мы успеем обсудить все вопросы до вынесения судебного решения, — позже подтвердила «БИЗНЕС Online» представитель ООО «Дром» Екатерина Забегина. — Основная цель достигнута. Целью было преодолеть бездействие — именно его мы обжаловали. Сейчас между сторонами налаживается диалог», — дополнила она.

Как выяснилось, отложить дело в связи с возможностью мирного урегулирования спора можно только при обоюдном ходатайстве. Юрист минкульта, подтвердив факт переговоров, отметила: «Если это действительно приведет к тому, что заявитель откажется от иска, то мы со своей стороны поддерживаем». Шайдуллин с ней согласился: «Время в данном случае — самая дорогая вещь. Это дело 2012 года, а у нас сейчас на исходе уже 2014-й. Поэтому должны быть иные кардинальные меры — превентивные, адекватные по ситуации, которая сегодня имеет место. Просто спорить в судебных заседаниях об объекте культуры — не самый удачный метод».

Собственник 150-летнего памятника, который остается скрытым от глаз горожан, и минкульт РТ вступили в переговоры
Собственник 150-летнего памятника, который остается скрытым от глаз горожан, и минкульт РТ вступили в переговоры

«Нам главное, чтобы памятник восстановили», — заверила представитель минкульта. «Нам тоже хотелось бы видеть на этом месте на улице Пушкина добротное красивое здание, которое соответствует тем нормам архитектуры, в которых оно строилось — без новостроя со стеклом, в этом районе стекла и бетона и так достаточно», — отметил тот.

В итоге повторное рассмотрение дела Шайдуллин отложил более чем на месяц (очередное заседание по нему назначено на 8 октября), а также привлек к участию в деле третьим лицом, как рекомендовала кассация, кабинет министров РТ.

«АВОСЬ СТЕНЫ САМИ ОБРУШАТСЯ И ОХРАНЯТЬ БУДЕТ НЕЧЕГО»

Действительно ли можно говорить о переломе в затянувшейся судебной тяжбе? Газета «БИЗНЕС Online» обратилась за комментариями к сторонам конфликта и экспертам.

«Чем дольше памятник, вернее, то, что от него осталось, стоит без крыши, окон и укрепленного фундамента, тем быстрее он разрушается. Это известно всем и давно. Таким образом, многие ценные здания в нашей стране доведены до состояния руин», — прокомментировала «БИЗНЕС Online» ситуацию с домом №10 на улице Пушкина помощник президента РТ Олеся Балтусова, курирующая вопросы сохранения исторических зданий. Она считает, что «оспаривать предмет охраны (доказывать, что памятник — это не памятник или не совсем памятник) и предъявлять претензии к министерству культуры за бездействие (недачу согласия на снос и так далее) выгодно тому, кто хочет затянуть процесс: «Авось стены сами обрушатся и охранять будет нечего, потому что земля в этом месте стоит очень дорого».

Впрочем, как отмечает Балтусова, опыт градозащитного движения России показывает, что эта проблема есть везде: «Владелец хочет больше площади на месте памятника, а лучше вообще снести и построить такой же, только больше и другой. Но где написано, что выгода собственника важнее нашей истории? Почему для хозяина, восстановившего памятник на улице Театральной, закон действует, а для собственника на Пушкина действовать не должен? Если субъект подписал договор об охранных обязательствах, значит, согласился, что именно этот дом — памятник. Поставил подпись, будь добр исполняй. Свобода договора — это закон, а закон соблюдать должны все. Так что прав здесь дом Лисицина, это ему более 100 лет, это он хозяин на этой улице».

По словам помощника президента, минкульт РТ во многом пошел навстречу владельцу здания, даже в увеличении кровли: «Вообще, по первоначальному проекту площадь памятника в результате реконструкции увеличивалась, хотя, конечно, не предполагала многоэтажной надстройки. Собственник со своей стороны обещал городу мемориальную комнату Шаляпина».

Балтусова признала, что «во время совещаний с участием проектировщиков и заказчиков реставрации этого дома достигнуты определенные договоренности, что отчасти радует (отчасти — потому, что памятник продолжает разрушаться). Имеет значение, например, договоренность о рассмотрении стороной собственника возможности изменения исковых требований с целью выхода из судебного процесса».

Помощник президента отметила, что другие примеры столь длительного противостояния между министерством культуры и владельцами исторических зданий ей неизвестны.

«САМОПРОИЗВОЛЬНО РАЗРУШАЛОСЬ БОЛЬШЕ 10 ЛЕТ»

«Мы ведем судебную тяжбу не для того, чтобы разрушить памятник: мы всегда были за разумный и компромиссный подход в данном вопросе, и поэтому открыты и доступны для диалога, готовы обсуждать все рабочие моменты в формате совещаний, докладывая о проделанной работе, — рассказала «БИЗНЕС Online» директор ООО «Дром» Альфия Сафина. — Мы даже по своей инициативе предложили организовать в нашем здании комнату-музей Федора Ивановича Шаляпина. Это тоже шаг навстречу компромиссу».

По ее словам, судебная тяжба между ООО «Дром» и министерством культуры никак не влияла на текущую работу собственника в отношении объекта: «До того момента, как мы приобрели это здание, оно более 10 лет самопроизвольно разрушалось из-за отсутствия добросовестного собственника и должного отношения властей. Как только здание стало нашей собственностью, процесс его разрушения был остановлен, мы провели первоочередные противоаварийные работы, направленные на сохранение того, что осталось от дома, и обеспечение безопасности граждан и автомобилистов. И ни одно судебное заседание, ни одно исковое требование никогда не было препятствием для продолжения работ». «Наоборот, можно сказать, что судебный процесс оказал положительное влияние на судьбу памятника, — отметила директор компании-владельца исторического здания. — Поскольку только после предъявления нами исковых требований министерство культуры начало прислушиваться к мнению независимых экспертов и проектировщиков и перестало быть «глухим» к предлагаемым к обсуждению разделам проекта реставрации».

По словам Сафиной, продолжая искать компромиссные решения по реставрации объекта, собственник провел не одно обследование здания, получил экспертные мнения архитекторов, проектировщиков, инженеров. В том числе от таких авторитетных структур, как «Татинвестгражданпроект», которые занимались реставрацией большинства памятников Казани. На сегодня, говорит она, эскизные и технические предложения собственника по реставрации находятся на согласовании в министерстве культуры: «Работа по подготовке рабочего проекта реставрации дома №10 на улице Пушкина идет полным ходом».

Справка

ООО «Дром» (Казань) учреждено 6 января 2007 года. Уставный капитал составляет 10 тыс. рублей.

Виды деятельности — разборка и снос зданий, земляные работы (основной), общестроительные работы по возведению зданий.

Согласно СПАРК, по состоянию на 13 июля этого года единственным владельцем являлось ООО «Производственно-коммерческий центр ИМКЦ» (Казань, ул. Баумана, 11/12, кв. 1). Основные собственники ООО ПКЦ «ИМКЦ»: Фрадия Имамова (42,84% УК) и Мукатдис Имамов (42%).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.09.2014 08:37

    Подробно освещена тема, как идет судебный процесс и точки зрения сторон. Хотелось бы, что бы подробно осветили и вопрос почему и как распродавалось это историческое имущество и какие условия были при продаже. А кроме того, какие выводы сделаны нашими чиновниками по вопросу сохранения культурного наследия, в случае продажи частным лицам исторических зданий. Кстати что то подобное сейчас и с "Черным озером" происходит. Тоже парку 150 лет. Тоже "наполнен" историческим содержанием и тоже , в угоду чьей то выгоде, можем получить на выходе ,вместо исторического места, коммерческий новодел. А потом все будут сокрушаться, по вопросу потери самобытности очередного исторического места. Балтусевой отдельное спасибо за ее вклад в попытку сохранения исторического облика нашего города. Б. Т

  • Анонимно
    3.09.2014 12:02

    Всем кому надо известно, что этот дом как и Чеховский рынок, в свое время был передан Исхаковым бывшим тогда главой Казани перед самым своим уходом своему племяннику, женатому в свою очередь тогда на дочери известного бизнесмена Сапоговского.

  • Анонимно
    3.09.2014 12:25

    Как то избирательно у нас Минкульт выдает охранные обязательства. На гостиницу "Казань", от былого великолепия которого остался кусочек стены (маленький) выдали. А на Пушкина 10 - восстанови в былом великолепии. Мадам Персова дружит или не дружит с ...... .

    • Анонимно
      3.09.2014 14:49

      за деньги то и на маленький кусочек можно выдать, так как с деньгами персова то дружит

  • Анонимно
    3.09.2014 14:04

    Когда в Казани появиться памятник воинам защитникам Казанского ханства?

    • Анонимно
      3.09.2014 19:55

      Когда нацики кончатся тогда и памятник сразу поставим

  • Анонимно
    3.09.2014 14:48

    Нуу пусть балтусова в своей квартире музей сделает, а мы к ей будем ходить. Тоже в памятнике живеть. С других чего не спросить то - вот с себя никто не хочет, и в старых изношенных зданиях (а их как не замазывай, все равно трещат и плесень не уходит) ни персова ни забирова жить не хочут

  • Анонимно
    4.09.2014 06:50

    Муж Балтусовой - судья Арбитражного суда РТ. Казалось бы, причем здесь "судья Балтусов"?

  • всем привет
    4.09.2014 18:02

    Из личного опыта: Очевидно, что прогибают собственников г-жа Персова только прикрывается высокими идеями, а по факту все подводит под личный интерес.

  • Анонимно
    4.09.2014 21:05

    выражение г-жи Балтусовой про то, что дом - хозяин улицы, безусловно, красивое. И высказывание, что кто то ожидает пока "стены сами обрушатся" громкое заявление...но хотелось бы, чтобы Советник Президента республики, в первую очередь, занимал объективную позицию и не допускал в своих высказываниях домыслов

  • Анонимно
    7.09.2014 18:29

    Случайно заглянул в этот пост и зачитался. Сколько "тайн мадридского двора"открылось . Тут и личные интересы жены судьи КС Балтусовой и Парсовой ханумок, и Исхаков, перед выдворением из Казани обеспечивший родню и многое другое столь же нечистоплотное.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль