Культура 
7.09.2014

Ильдар Абузяров: «Пока нет литературного мифа о городе, он неузнаваем и непритягателен для туристов»

Почему писателю стоит ехать в эпицентр цветных революций

Премьера фильма «Курбан-Роман» Салавата Юзеева прошла накануне в кинотеатре «Родина» в рамках X международного фестиваля мусульманского кино. Действие картины происходит в столице Татарстана, а вот книгу, на основе которой создан сценарий, написал нижегородский писатель Ильдар Абузяров. В интервью «БИЗНЕС Online» лауреат Пушкинской премии рассказал, почему Нижегородская область — паранормальная территория, а Казани просто необходим свой Достоевский или Орхан Памук.


СТРОИТЕЛЬНЫЙ БИЗНЕС – МЕДРЕСЕ – НОУТБУК

— Ильдар, чем вы занимались до того, как стали писателем?

— Я учился в Нижегородском университете, затем работал на достаточно высокой должности в крупнейшей строительной компании Нижнего Новгорода — монополиста по поставкам цемента. Компания строила первые монолитные дома в Нижнем Новгороде, а я там был замом управляющего производственного цеха. То есть у меня складывалась вполне себе успешная карьера. И все вроде бы шло хорошо. Но существует такое правило: чем больше и тоньше ты чувствуешь, тем меньше ты способен действовать. Потому что ощущаешь, что каждое твое движение ведет к серьезным изменениям вовне и внутри тебя. Это особенно хорошо видно на талантливых музыкантах, которые практически никуда не способны устроиться. Герой «Курбан-Романа» Юсуф как раз относится к такой породе людей. Он все понимает и слышит, но сделать ничего не может. Не все женщины его способны оценить и полюбить.

— Упоминается, что вы также преподавали в медресе.

— Когда был мальчишкой, пошел учиться в медресе в Нижнем Новгороде. Меня там приметил местный имам — Умар-хазрат (очень большой по своим личностным качествам человек). Он направил меня на учебу в Исламский университет в Москве. Но долго я там не проучился. Меня выгнали, как выгнали в свое время из пионеров, потому что я, видимо, не вписывался в некоторые схемы. В свободное время читал Жака Лакана и Жака Дерриду, Мишеля Фуко и Гастона Башляра. Приходил на занятия в красных джинсах и черной бандане. Устраивал философские диспуты и прочие мировоззренческие споры с руководством медресе. Это долгая история, и я, конечно, во многом был не совсем прав. Но суть в том, что, получив некоторые знания, я сам стал учить ребятишек в Нижегородском медресе «Махинур» и в медресе «Медяна» в Нижегородской области. Ездил по деревням, читал лекции. Мы организовывали летние лагеря, и я на машине, оставшейся от бизнеса, гонял по селам с самого утра до позднего вечера. Это был такой период богоискательства в моей жизни. Сейчас я бы сказал, что меня волновал вопрос трансцендентного присутствия в нашем мире. В результате почти в каждом моем романе возникает тема ислама. В романе «ХУШ» все действие начинается после того, как герой посещает петербургскую мечеть. Другой текст так и называется — «Курбан-роман». В «Мутаборе» весь сюжет замешан вокруг суфийских братств и ордена «мутаборитов».

Поскольку я нижегородец, мне очень нравится история про Горького. Алеша Пешков в свои юные годы в поисках Бога пошел пешком по России. Сначала он приперся к Льву Николаевичу Толстому. Хотел задать несколько вопросов, но Софья Андреевна его пинками выгнала с порога, как последнего бомжа и босяка. Однако Горький не отчаялся и пошел к такой же, как и Толстой, по значимости и авторитету величине — к Иоанну Кронштадтскому. Но на этот раз он решил подойти с черного входа. Перемахнул через забор монастыря и явился перед батюшкой в тот момент, когда маленький щупленький Кронштадтский в ночном саду без рясы попивал себе чаек с малиной. Переполох, думаю, случился нешуточный. Я, конечно, пешком по России не ходил, но автостопом путешествовал много. Потом появилась машина, и я стал путешествовать на машине. Очень счастлив, что у меня был такой этап в жизни. Все это опыт и писательский хлеб.

ВАЖНА ФАНТАЗИЯ И ПОЧВА

— Действия ваших произведений зачастую происходят в других странах. Так, действие романа «Мутабор» разворачивается в некой среднеазиатской стране Кашевар, предположительно, это Киргизия. Читал, что вы туда специально ездили как фотокор.

— Я начал писать роман, поскольку меня волновала тема цветных революций. И тут одна из них случилась на просторах бывшего СССР. И журнал «Медведь» предложил мне съездить туда. Я получил массу впечатлений. Это было время, когда свергали президента Бакиева, штурмовали телецентр. Очень интересные события, они послужили сильным толчком к работе над текстом. А во второй раз я поехал уже к друзьям, там начались погромы узбеков в Оше, захваты земель, люди начали спускаться с гор и требовать себе экономические и бытовые преференции по национальному признаку. Причем можно было предположить, что так оно и будет еще в первый мой приезд. Помню, как к нам подошел дунган, китайский мусульманин, и сказал: напишите, что дунганы за революцию, не за Бакиева. Чтобы их, значит, не трогали. Когда в Египте началась революция, я уже сам купил билет и целенаправленно поехал на площадь Тахрир. Там на площади я познакомился с потрясающими людьми, с сумасшедшей историей десятилетних тюремных сроков. Так появился напечатанный в «Снобе» рассказ «Музей, пляж, сафари».

— То есть вся эта экзотика с финнами, немцами, индусами возникает не на пустом месте.

— Для писателя важна и фантазия — метеорология, и почва. На одной фантазии все построить невозможно. Должно и что-то быть под ногами. Пока я не пожил в Берлине, у меня не было текстов о Германии. А тут я погостил в районе Веддинг. Это достаточно симпатичный эмигрантский райончик. Напротив — улочка, где стоят небольшие 3 - 5-этажные дома. И тут же — дом-уродец. Такой же примерно уродец, не вписывающийся в архитектурную среду, как этот отель Ibis, где мы сейчас разговариваем. И каждый раз я думал: кто его сюда воткнул? Какой гений архитектурной мысли? А потом совершенно случайно мне попался журнал, и там была информация про этот дом, что он шедевр архитектуры, единственная достопримечательность района Веддинг. Мне аж поплохело! Я стал копаться, выяснять, кто архитектор и так далее. И написал рассказ «Край вечнозеленых помидоров», там, кстати, герой приезжает в Германию из Татарстана. Последний текст у меня про Оксфорд, про чисто английское предательство. И он тоже появился лишь после того как я побывал и пожил в Англии.

Кстати, в Польшу, в восточные воеводства, где живут татары, помню, я ездил в командировку в совсем юном возрасте. Критики говорили: как экзотично, ислам и Польша. Какой пафос и стеб. А я сам видел, как они приносили в жертву корову и справляли другие религиозные ритуалы. Польско-литовские татары давно утратили родной язык, но сохранили веру и обычаи.

— Как вам удается постоянно перемещаться?

— Где-то я получаю гранты и приглашения на международные книжные ярмарки, иногда живу у друзей по их приглашению. Мне не нравится приезжать в город только на 2 - 3 дня. Я такой вид туризма не признаю. Скажем, Стамбул я начал понимать спустя неделю. Город — он как живой человек. Его надо понять, раскусить, разговорить.

КАЗАНИ И НИЖНЕМУ НОВГОРОДУ НУЖЕН СВОЙ МИФ

— Если говорить об экзотике, у вас даже в романе «Финское солнце», где действие происходит в Нижнем, у всех героев финские имена.

— Кстати, я и в Финляндии много пожил — в Турку, в Хельсинки, деревеньке Нярпис, в Лаппеэнранте. Дело в чем. Я родился в Нижнем Новгороде. И себя позиционирую как нижегородского писателя, хотя много времени провел и в Москве, и в Питере. Но для меня важны корни. У нижегородцев свой менталитет, закрытый. Казанцам наш город кажется не очень симпатичным, серым. А я его очень люблю. И Казань, кстати, тоже люблю. Я могу сделать сравнительный анализ двух городов, рассказать подробно про их плюсы и минусы.

— Обязательно послушаем, надо будет организовать лекцию!

— Словом, для меня Нижний — это Авраамов или Ибрагимов городок, городище, которое располагалось там до прихода суздальских князей. То есть это был западный форпост Волжской Булгарии. Может, мордовские земли под протекторатом булгар или независимые земли. Об этом говорят легенды, да и не могло на слиянии двух крупнейших торговых рек не быть ничего. Все топонимы, гидронимы в округе остались финно-угорскими. Кстово, к примеру, от слова «кста», оттуда же Костомукша. Поэтому Нижний для меня — это исторический центр финно-угорского мира со своим культурным кодом и геном. И потому я всех в романе назвал финскими именами. Я хочу особо подчеркнуть, что я пытался с помощью романа создать миф о Нижнем Новгороде. Подчеркнуть его особенность и неповторимость.

Это очень сложная задача — создание мифа, но она необходима городу, если, конечно, город хочет иметь свое узнаваемое лицо, стать неким центром, важным элементом в культурно-историческом контексте мировой цивилизации. Пока нет литературного мифа о городе, он неузнаваем и непритягателен для туристов. Об этом я говорил недавно на нижегородском фестивале «Читайгорький». И кроме писателей с этой задачей никто справиться не сможет.

Скажем, Париж — это город любви и романтики. Но у Парижа такая мифология, потому что ее создавали писатели и поэты, вроде Мопассана, Бальзака и Флобера, Бодлера, Аполлинера. Далее подключились художники и кинематографисты. И этот миф подхватили иностранные писатели — Генри Миллер, Хемингуэй, Фитцджеральд, и теперь нет им числа.

Дублин как миф сотворил Джеймс Джойс. Теперь в Дублине проходит Блум-фестиваль. Стамбул создал Орхан Памук, сделав для него больше, чем сотни других турецких деятелей культуры вместе взятых. Он раскрутил Стамбул в мировом контексте. Такое может сделать только писатель или архитектор (если посмотреть на феномен Гауди в Барселоне), а не музыкант или актер. Потому что работа с мифом — прерогатива писателя.

Я и сам поехал в Стамбул, после того, как прочитал Памука.

— Вот-вот. Я считаю Памука величайшим писателем нашей эпохи. И он вполне заслуженно получил Нобелевскую премию. Когда мы встречались с ним в Петербурге, он говорил, что и сам очень хотел поехать в Питер, потому что у этого города есть своя аура, созданная Достоевским, Набоковым, Пушкиным, Гоголем. Петербург сотворен во многом писателями. А когда создан миф города, и другим авторам проще о нем писать. Я, к примеру, когда писал роман «Хуш», каждый день ходил в музей Достоевского на Владимирской. И мне было гораздо легче работать и писать о Питере, потому что уже есть, на что опереться. У Казани и Нижнего нет такого мифа. Местные писатели должны работать в этом направлении, если они конечно любят свой город и хотят его прославить.

«ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ ФИЛЬМА — ЭТО ПОКАЗАТЬ КАЗАНЬ КАК КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР»

— Фильм «Курбан-роман» создает, по крайней мере, визуальный миф об этом городе. Как вы вообще познакомились с режиссером Салаватом Юзеевым?

— Да, одна из основных задач фильма была визуально презентовать столицу Татарстана. Показать Казань как культурный центр, как город, в котором проходят крупные международные фестивали — Шаляпинский, Нуриевский. И, может, потому режиссер старался отобрать татар на главные роли — Эрнеста Тимерханова, Даниила Шигапова, прекрасную Лейсан Дусаеву...

съемки-фильма-курбан-роман.jpg
Съемки фильма «Курбан-роман»

Что касается Казани, то впервые я сюда приехал еще в 90-е, когда Горьковская железная дорога отправила меня в командировку на полгода налаживать выпуск газеты «Гудок». Я жил в каком-то жутком районе, Казань стояла разрушенная, везде ходили бандиты. Когда моя писательская карьера начала развиваться, мне очень помогла вернуться в Казань уже в качестве писателя Галина Зайнуллина, взяла первое интервью, помогла опубликоваться в журнале «Идель», стала моим проводником в городе.

Тогда же она рассказала мне и про Салавата Юзеева. Мы познакомились, Салават пригласил меня к себе домой. Помню, мы очень много говорили о современной литературе и кино, обсуждали, кстати, Нури Билге Джейлана, которого показывают на фестивале мусульманского кино сейчас. Говорили про то, как этот турецкий режиссер снимал свои первые картины на домашнюю камеру и монтировал буквально на коленке. Мне импонировали продвинутые взгляды Салавата на современную культуру, нравилось, что у него такой гостеприимный дом, куда постоянно приходят гости — разные творческие люди Казани. Я с большим уважением отношусь к его творчеству, к творчеству его отца, Ильдара Юзеева. У него прекрасная жена Марина Галицкая и замечательный сын Самат, который тоже снимает. А когда Салават показал комнату, в которой творил его отец, я был очень тронут. Для меня татарская литература — не пустой звук. И Ильдар Ягафаров, и Альбина Абсалямова, и Наиля Ахунова для меня— в том числе дети и внуки своих великих родителей.

Словом, проникшись атмосферой, я как-то рискнул передать Салавату текст «Курбан-романа» — то ли распечатку, то ли просто по электронной почте прислал. А потом он мне позвонил и сказал, что хочет снять кино, что перед его глазами уже стоит образ жертвоприношения. Я как писатель только обрадовался. И мы с ним пошли с текстом в министерство культуры, сначала к заму, потом нас принял и сам министр культуры Айрат Миннемуллович Сибагатуллин. К тому моменту у нас на руках не было ничего, кроме текста, и мы просто сидели и говорили о фильме, объясняли его замысел. Я только получил Пушкинскую премию, и это нам немного помогало. Но больше помогала сама тема. У каждого собеседника была своя история, связанная с жертвоприношением, так что мы смогли договориться. А дальше уже пошла работа, я не мог постоянно здесь находиться, и фильм в конечном монтажном варианте увижу только на премьере.

ФЕНОМЕН НИЖЕГОРОДСКИХ ТАТАР

— Нижегородские татары — это особая категория татар. Их можно встретить везде.

— Да, я патриот нижегородских татар. Жаль, что они все поехали в Москву, а не в Казань. Правда, некоторые из них в свое время уехали еще и в Петербург, и в Финляндию. Я в Финляндии однажды просто увидел бейджик у продавщицы в гипермаркете в Турку. Обратился к ней по-татарски, а она мне радостно ответила — со старо-татарской речью, с финско-шведским акцентом! Все финские татары — выходцы наших нижегородских деревень. Может, еще и поэтому меня так пробивает на финскую тему.

Татары живут в 33 деревнях Сергачского и Краснооктябрьского района, который рядом с Большеболдинским районом. У меня оттуда и мама, и отец, и наш пращур Хусаин Фаизханов. С утра я, к слову, пошел в Старо-Татарскую слободу и увидел на углу улиц Каюма Насыри и Татарстан дом с памятной доской, что здесь жил Хайдар Бигичев. А он родился в моей родовой деревне — Чембилей. У него потрясающий голос. Я слышал и видел, как он великолепно исполняет исполняет арию Отелло, совершенно не напрягая ни одного мускула лица. Я могу рассуждать о его природном таланте, потому что люблю оперное искусство, и в каждом городе мира стараюсь сходить на оперу или на балет. В соседнем Актуково родился еще один наш певец Рашид Вагапов. У Марата и Динары Сафиных отец из Чембилей. Кави Наджми и его брат, шахматист Рашид Нежметдинов — из деревни Красный Остров. Корни экс-тренера сборной России Зинэтулы Билялетдинова — из деревни Пица. Как я считаю себя выходцем из Чембилея, Марат Измайлов, Ринат и его сын Динияр Билялетдиновы считают себя выходцами села Суксу (Овечий овраг). Перечислять можно бесконечно. Каждая наша нижегородская деревня давала татарскому народу по несколько великих людей.

В свое время у меня возникла одна теория. Когда мне внезапно дали Пушкинскую премию, то попросили подготовить речь на тему «Пушкин в моей жизни». Я стал копать и вспомнил про Болдино, в котором с Пушкиным случилась феноменальная, не знающая аналогов, болдинская осень. Я подумал, наверное, здесь какое-то особое место, паранормальная земля, раз такое количество талантливых людей вышло из наших деревень.

Я люблю, обожаю свой татарский народ. Он крутейший, талантливый, добрейший. Когда фильм снимался, я переживал, что он не на татарском языке. Впрочем, в Казани в принципе сложно снимать кино даже на русском языке, потому что представителей многих профессий нет, нет базы. Да и в Москве многие профессии и навыки утеряны, что тут говорить о Казани.

— Какие у вас отношения с татарским языком?

— В Нижнем не было ни одной татарской школы. Поэтому я языком владею на бытовом уровне. Понимаю все, что говорят, говорю с мишарским акцентом, путаю порядок слов, ставлю порой глагол не в конец предложения, как то положено. Говорить могу достаточно спокойно, но не писать рассказы. Литературный татарский — это совсем другой уровень. И я ведь не из татарской интеллигенции. У моей мамы 8 классов образования, у папы, кажется, 7. Нет даже среднетехнического образования. Но какие же они безумно-талантливые и красивые люди — мои родители. Папа самостоятельно изучил немецкий язык, выписывал журналы на немецком. Научился играть на аккордеоне и баяне, научил нас с братом хорошо играть в шахматы. Мама, после смерти отца, воспитывала нас, поднимала одна, даже умудрилась построить дом в деревне.

НА ЗАПАДЕ Я ПОСТКОЛОНИАЛИСТ

— Как вас воспринимают за рубежом?

— Поездив по ярмаркам, выставкам, презентациям, я понял, что успешные продажи книги — это во многом конъюнктура. Западный читатель живет в комфорте, он считает себя центром вселенной, самым образованным, развитым и успешным человеком в мире. Это во многом правда. И образованность у них, к примеру, в части музыкальной культуры, философии выше. Но для западного обывателя важно в порядке терапии почитать, как ужасно жить в других частях света. И если подторговывать родиной, то можно сделать серьезную карьеру. Грубо говоря, подсмеяться над народными традициями, тут показать ужасы ГУЛАГа, а тут немного высмеивать ислам, потому что для многих на Западе Россия и исламский мир — это дикая раздражающая культура, где мучают в лагерях, где отрезают голову, закидывают камнями за адюльтер. Очень многие русскоязычные писатели пишут об ужасах жизни в России. Я себе такое позволить о своей малой родине не могу по каким-то внутренним ориентирам. Для меня это сродни предательству матери и отца, когда ты выносишь сор из избы и строишь на этом свою популярность.

18_abuzyarov.jpg

Считаю, нужно по возможности воспевать свой край и людей, которые тебя окружают. Может, поэтому мне на Западе прикрепили ярлык постколониалиста. Под этим соусом меня и подают. Помню, было выступление в Лейпциге на книжном фестивале. Билеты по 20 евро, но огромный зал полон. Когда экономика работает, даже книжный бизнес вполне может быть рентабельным. Я спросил: вы знаете кого-нибудь из татарских писателей? Молчат, все в замешательстве. Я надеялся, может, хотя бы Мусу Джалиля знают. Тогда я спросил про Чингиза Айтматова, он все-таки наполовину татарин, хотя его таковым и не воспринимают, люди оживились. Оказывается, в Германии после его текстов были популярны имена Джамиля, Данияр... Вы, наверное, знаете, что он слег в больницу после того, как посетил Казань? Пусть это местечково, но вполне себе мистично. Невольно приходят мысли, а может, родная земля ему отомстила за то, что он от нее так далеко оторвался. Может быть, родная земля захотела забрать свое?

О Петербурге вы писали, о Нижнем, о других странах... Не думали написать роман о Казани?

— Я чувствую, что у меня такой долг есть — попробовать написать о Казани. Найти что-то новое этом в городе и правильно подать. Это непростая задача. Памук, раскручивая Стамбул, опирался в своей работе на огромные пласты культуры, истории, архитекторы, он буквально погружался в рукописи с утра до вечера, проделывая огромную работу в стамбульских архивах. Я думаю, если взяться нескольким творческим людям, у Казани появится свой миф. Я, кстати, вчера посетил отличную выставку «99 имен Аллаха», привезенную в Казань моим старшим товарищем Рустамом Сулеймановым. Его фонд «Марджани» вообще очень многое делает для культуры татарского народа. И вот прогуливаясь среди экспонатов и разглядывая артефакты этой прекрасной выставки, мне в голову пришли первые идеи о таком романе. А потом мы говорили с Зилей Рахимьяновной Валеевой. И она тоже спросила: может, вы хотите что-то написать о Кремле, с которого начался этот город?

Справка

Ильдар Абузяров

Родился в 1976 году в Горьком. В 2000 году начал публиковаться в литературных журналах и альманахах «Вавилон», «Дружба Народов», «Октябрь», «Знамя», «Новый мир», «День и ночь». В 2006 году рассказы «Почта» и «Мавр» попали в шорт-лист премии им. Юрия Казакова.

В 2010-м выпустил роман «Хуш» (лонг-листы премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга»). В 2012-м были изданы романы «Агробление по-олбански» (шорт-лист Бунинской премии) и «Мутабор» (шорт-лист премии «Национальный бестселлер»). В этом году в журнале «Юность» печатается его роман «Финское солнце». Переводился на немецкий, чешский, шведский, английский, арабский, армянский языки.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (46) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    7.09.2014 09:33

    Одной из попыток создать собственный бренд столицы Татарстана считаю книгу "Бандитская Казань". Это произведение в 2 частях достаточно спорное, но безусловно успешное и, главное, узнаваемое. Откуда не приезжали гости (ближнее и дальнее зарубежье), каждый второй спрашивает про эту книгу. В главах, рассказывающих о советской эпохе, есть потрясающие истории из жизни: вратарь Тишкин, людоед Суклетин, налет на инкассаторов и др. Можно по этим книгам снимать боевик, ужастик, а кое-где и любовная история прорисовывается. Важно и то, что оба автора не приезжие, а казанцы, живут и знают тайны нашего города без вымысла

    • Анонимно
      7.09.2014 13:52

      По Бандитской Казани можно снять массу отличных фильмов. И не только, используя книгу. В основу можно взять воспоминания, газетные материалы и т.п. Только никто не возьмётся за это. Всё просто. Таких людей нет. Как сценаристов, так и режиссёров.

      • Анонимно
        7.09.2014 16:48

        Мог бы Балабанов снять,его "Жмурки"бесподобны,но его уже нет с нами(((

        • Анонимно
          8.09.2014 12:48

          Не надо нам таких фильмов. Казань должна быть узнаваема с положительной стороны.

  • Анонимно
    7.09.2014 10:00

    Интересное интервью и поставленная проблема. А что в Казани и правда могло бы лечь в основу литературного мифа о городе?

  • Анонимно
    7.09.2014 10:41

    казанский феномен, что может быть громче?Хотя, озеро Кабан наверняка

    • Анонимно
      7.09.2014 11:15

      Представляю, скольких туристов привлекает казанский феномен! Туры "От Тяп-Ляпа до Жилки".

  • Анонимно
    7.09.2014 10:48

    Кабан как место где спрятано ханское золото? Но таких истории есть у многих народов и городов. Или что-то другое имелось ввиду?

    • Анонимно
      8.09.2014 20:37

      может покапаться в истории города и найти достойную для мифа?

  • Анонимно
    7.09.2014 11:25

    Видимо, товарищ не в курсе. Но у Казани уже есть своя литературная история. Можно начать с двух известных фамилий в литературе. Горький и Толстой. Добавить Пушкина. А затем Аксенова. то из русской классики. Но ведь есть и Щаляпин, как оперный певец с мировой известностью, есть художники, наконец, есть Нуриев Рудольф и фестиваль его имени. А ждать или искусственно выращивать писателя известного всему миру в Казани - то глупая затея. Или он есть, или его нет. Да и как обычно бывает и сами писатели как и туристы выбирают город, где им хорошо писать не по желанию властей города. Возникает ощущение, что мы так хотим превратить Казань в некий туристический рай, забыв, что у нашего города есть иная миссия. Во-первых, этот город является столицей татарского народа, имеющий очень богатую историческую летопись. Мы должны ее восстанавливать в памятниках, в названиях. Мы уперлись в историю последних двухсот-трехсот лет. У нас даже нет памятника защитникам города от нашествия Грозного. Вместо него стоит "другой" памятник. Во-вторых, этот город имеет очень богатую историю, связанную с развитием науки и техники. Почему-то об этом забывают власти. Здесь можно было так развернуться, одновременно вызывая интерес к науке и технике у молодежи. Упс.

    • Анонимно
      7.09.2014 12:01

      речь идет не о том, что в Казани не было знаменитостей. А нет текста, с которым можно было бы ходить по улицам и вспоминать любимые фрагменты.То есть вы берете Памука и идете в Нишанташы. Или Достоевского - и вокруг Сенной площади.

  • Анонимно
    7.09.2014 12:42

    у казани есть своя уникальная история, люди. и тем, кому это интересно - приезжают. тут достаточно информации в википедии. не нужно заниматься искусственным брендированием. нужно улучшать инфраструктуру - это да. тут польза как для туристов, так для жителей. нужно продолжать делать город комфортным прежде всего для жителей, тогда и туристы потянутся.

  • Анонимно
    7.09.2014 12:52

    Мне кажется, что узнаваемым символом Казани может стать знаменитый собакоед изТатводопровода, успешно действовавший в 70-80гг. прошлого века. Его образ симводизирует жизнестойкость казанцев, силу их духа и способность выживать в любыхситуациях, даже в условиях развитого социализма. Плюс - умение решать локальныеэкологические проблемы.Нужен памятник или хотя бы мемориальная доска на территории Водоканала.СЛАВА КАЗАНСКИМ СОБАКОЕДАМ! МЫ ПОБЕДИМ!

  • Анонимно
    7.09.2014 14:03

    Радует, что кроме критики богатых и сильных или вечного разгильдяйства, наконец-то, у казанцев появились амбиции и желание сделать свой город известным в культурном плане. Только ориентироваться надо не только на иностранцев и туристов, но на повышение уровня знаний о городе среднестатистического жителя, начиная со школы. Вот многие у нас знают о подробностях захвата Казани Иваном Грозным, об истории дальнейших взаимоотношений с русскими властями, о традиционном укладе жизни татар,местных классиках? Кроме общих фраз, вряд ли.Курс типа "Казаневедение" в вузах и включение в обязательный список школьной литературы произведений о городе мог бы частично решить проблему. Да и с уровнем современного татарского искусства и, особенно, эстрады, надо что-то делать... Ведь ни одной муз. группы европейского уровня "А-Студио" не видно, или им просто условий для развития не дают?

  • Анонимно
    7.09.2014 14:15

    Министерству культуры стоило бы, мне кажется, крепко задуматься о выделении специального гранта Ильдару Абузярову. Все-таки писатель с именем и легко может написать красивую книгу о Казани. Такую удачу надо ловить за хвост. Если есть конечно, заинтересованность в развитии татарской литературы и продвижения Казани.

    • Анонимно
      7.09.2014 15:17

      Если говорить о гранте, то лучше Евгению Сухову дать. Такие книги как "Золотой револьвер", созданные на основе исторических событий прекрасно удаются этому писателю и ученому.

  • Анонимно
    7.09.2014 18:33

    Тем у кого книги действительно удаются гранты не нужны;-)))

  • Анонимно
    7.09.2014 18:58

    "Бандитскую Казань" сможет снять только режиссер Бортко. У него "Собачье сердце" и "Бандитский Петербург" уже получились. Остальные снимают лажу типа "Сокровища озера Кабан". Музыку закажем Игорю Корнелюку и получим казанскую легенду на экранах России

  • Анонимно
    7.09.2014 19:01

    Уважаемый господин Абузяров! У нас достойная история! На протяжении многих столетей создавалась история! У нас выросло много Великих людей! Мне кажется Вы не читали книги об истории Казани, об истории края.

    • Анонимно
      7.09.2014 20:05

      Ох, так не говорит же, что нет истории. Говорят, что нет мифа. Повестей Гоголя собственных, к примеру. Или есть? Есть такая книга, по которой можно воссоздать образ Казани, скажем, прошлого века?

      • Анонимно
        8.09.2014 12:41

        Есть много книжек про Казань. Например, XIX век, автор Карл Фукс - Казанский татары. Замечательная книжка!!!

    • Анонимно
      7.09.2014 20:31

      У Евгения Сухова читал кое-что из его книг серии "Я - вор в законе", а также про Кормакова и конокрадов. Чтиво это довольно однообразное и не всегда документальное, но даже не в этом дело. Очень этот ученый писатель воровскую романтику пропагандирует, а как же "разумное, доброе, вечное"?

      • Анонимно
        7.09.2014 20:57

        Таковы законы жанра. Зато тиражи его книг почти 10 млн. экз., что и необходимо для Казани. Кстати, слышал, что и у него есть произведения о "разумном", но тираж очень мал.

        • Анонимно
          8.09.2014 09:54

          Какие законы жанра? В детективах положительными героями почти всегда выступают сыщики: Шерлок Холмс, Мэгре, Каменская, Лева Гуров или, на худой конец, опер Лис, то есть добро побеждает зло. У Сухова же во всех романах главный герой - рецидивист и вор в законе, чаще всего по кличке Варяг, прототипом которого угадывается пристреленный соратниками на старости лет Иваньков-Япончик. Если такая идея размножается миллионными тиражами, романтизируется образ вора, то сомневаюсь, что это "необходимо для Казани". Скорее всего это банальное зарабатывание денег без малейшего намека на авторскую мораль. Гранты на такую литературу могут выделяться лишь с воровского общака, а не из госказны

  • Анонимно
    7.09.2014 20:18

    Рахмэт Ильдар га! Ул чын татар жигете! Мин ышанам: ул яза Казан туры уш китэрле китап! Я верю: Ильдар Абузяров напишет выдающуюся книгу про Казань, ибо в каждом его слове сквозит талант.

  • Анонимно
    7.09.2014 22:03

    максимум казани - Казан и музей соцбыта...

  • Анонимно
    7.09.2014 23:11

    иди на любую свалку-там полный музей подлинных артефактов соцбыта,но.....кому ,а главное зачем?-это нужно???

  • Анонимно
    8.09.2014 02:22

    Абузяров талантливый писатель, но грант лучше давать кому-нибудь заслуженному - из Союза писателей. А Абузяров даже не член Союза писателей.

    • Анонимно
      8.09.2014 10:04

      И это хорошо, что он не член какого-либо союза. Все эти союзы писателей - пережиток прошлого.

    • Анонимно
      8.09.2014 13:50

      Вот так везде! "Он не член союза писателей", "он не кандидат каких-то наук", "он не сын такого-то"..Вот так и пропадают таланты.

  • Анонимно
    8.09.2014 13:20

    Удачи ему, пусть уж постарается!

  • Анонимно
    8.09.2014 13:37

    Есть же "Код Казани Тайна русской литературы"...

  • Анонимно
    8.09.2014 13:44

    Не скажите. Член союза писателей - это марка. У нас в союзе писателей всего несколько сотен писателей состоит. А пишут все кому не лень. Так что пусть Абузяров сначала дорастет до высокого и почетного статуса, а потом уже можно и грант давать на книгу.

    • Анонимно
      8.09.2014 16:10

      В этом отличие того же США от нас. Там, действительно, благодаря способностям и упорству можно осуществить, как говорится "американскую мечту".Состояли ли в каком-нибудь "союзе" Чак Паланник, или Чарльз Буковски? Если только в союзе слесарей и алкоголиков. Но, это не помешало им стать всемирно известными писателями, чьи книги экранизируют крупнейшие голливудские студии, и, не только. У нас же оценивают по "высокому и почётному статусу", который не характеризует писателя как талантливого. Кто это решает? Да всё здесь оценивается "по статусу".Писателей из этого союза никто не знает вне пределов Татарстана. Может быть только специалисты.

    • Анонимно
      9.09.2014 09:54

      Если книга читабельна и у неё есть потенциал - её любое издательство оторвёт (это возможность хорошо заработать для издательства). Сейчас в сети полно официальных сайтов издательств - зайди, прочитай информацию для начинающего писателя (начинающий - это тот, кто в этом издательстве ещё не издавался). Отправляй туда рукопись электронкой и жди вердикта. Если издательству понравится ваша книга, рецензент свяжется с автором. Если книга не интересна (нет потенциала продажь), то коротко ответят, что рукопись не подходит.Задаёмся вопросом - зачем выдавать гранты писателям, произведения которых не продадутся? Макулатуру плодить? Или, может, как в советские времена такие книги давать в нагрузку к шедеврам мировой литературы?

  • Анонимно
    8.09.2014 16:50

    Это плохо что никто не знает. Надо их продвигать, переводить на зарубежные языки, помогать издавать книги. Тогда глядишь и экранизировать будут.

  • Анонимно
    8.09.2014 16:54

    Что за глупость в заголовке! Посмотрите как развивался Гамбург - от портового захолустья в начале века до столицы музыкальной индустрии в 70-х годах. И никаких литературных мифов не нужно. Музыканты, фанаты, туристы просто наводнили город, в котором появились ВОЗМОЖНОСТИ.Можешь про остров Пасхи насочинять любых мифов. Но дольше, чем на сутки там никто не останется. Там просто нечего делать...

  • Анонимно
    8.09.2014 20:39

    комментарии порождают обсуждения, может кто то и придумает миф достойный

    • Анонимно
      8.09.2014 23:23

      Мифов то у Казани много, начиная с самого названия. Вопрос в такой подаче их, ну как Габдулла Тукай подал Кырлай с Шурале.

  • Анонимно
    8.09.2014 21:34

    Музыкальный фестиваль - это как футбольный матч, когда наплывают футбольные фанаты какого-нибудь клуба. Куча болельщиков приезжает разово, отмечаются, мусорят, тусуются, хулиганят, а потом как волна уезжают за своими кумирами. Речь идет о другом. О том чтобы именно у города была своя аура и свое узнаваемое неповторимое лицо. Как у Парижа. А музыкальные фестивали много где проводятся и что дальше. Это как спортивное соревнование.

  • Анонимно
    12.09.2014 13:53

    Какой союз писателей? Вы очумели? Читал у Абузярова Хуш, теперь после премьеры в Снобе прочитал Роман с жертвой. Крутяк.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль