Общество 
20.09.2014

«Нынешняя победа Лондона – это далеко не конец надежд на независимость Шотландии»

Премьер-министр Великобритании предрекает Шотландии «светлое будущее»

Главное европейское событие последних недель, месяцев и даже лет так и не состоялось — жители Шотландии на референдуме сказали нет собственной независимости, предпочтя дальнейшую жизнь в составе Соединенного Королевства. По мнению ведущего аналитика НИЦ «Неокономика» Александра Виноградова, на то были объективные причины, а сама независимая Шотландия могла столкнуться с колоссальными экономическими трудностями в случае появления на свет. Однако в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», он заверяет, что само наличие подобного механизма отделения может широко использоваться в Европе регионами с целью воздействия на центральные власти.

ИСТОРИЯ — СТРАННАЯ ШТУКА

Спою о тебе, разрываемый распрями остров,
О воинах вереска, что с чужеземцев взыскали
Кровавую виру за землю дольменов замшелых,
Что рощи священные сетью корней обнимали.

Крыс и Шмендра. Пепел Нью-Кастла

Буквально на днях произошло историческое событие. Мы были свидетелями попытки «вернуться к истокам», де-факто отказаться от договора, определявшего поведение сторон более трех веков. История — странная штука: современные события оказываются прямо обусловленными тем, что происходило очень давно, не то чтобы в глубокой, но все же древности. Речь, понятно, о шотландском референдуме, по итогам которого всего лишь 55% избирателей высказались за сохранение Шотландии в составе Соединенного Королевства. Результат вполне мог быть и иным, что привело бы к разрыву унии между Англией и Шотландией; именно с нее и началась известная нам Великобритания.

История взаимоотношений Англии и Шотландии не была безоблачной. Шотландское королевство было создано еще в середине IX века, оно регулярно воевало с Англией сначала раздробленной, а затем единой. Особо тяжело ей пришлось на рубеже XIII и XIV веков; случившаяся тогда война за независимость неразрывно связана с именем Уильяма Уоллеса — образ этого человека подарил миру Мэл Гибсон в фильме «Храброе сердце». Шотландия осталась независимым королевством еще на без малого четыре века.

В начале XVII века Шотландия, Англия и Ирландия были объединены в личную унию под управлением короля Якова VI Шотландского, ставшего Яковом I Английским. Началась экономическая интеграция Шотландии и Англии; продлилось это, впрочем, недолго, XVII век был для острова тяжелым и кровавым, достаточно вспомнить Кромвеля. Тем не менее к концу этого века экономическая ситуация в Англии существенно улучшилась, не в последнюю очередь за счет получения доступа к богатствам колоний. Шотландия же явно отставала, на нее давили неурожаи и британский протекционизм, угнетавший шотландские производства, а крышкой в гроб оказалась закончившаяся неудачей авантюра с созданием колонии в Дарьене (часть нынешней Панамы), которая практически разорила Шотландию. В итоге под угрозой разрыва Англией торговых и транспортных связей шотландский парламент совместно с английским в 1707 году принял «Акт об унии». Попытки сохранить независимость со стороны местной знати под флагом якобитов (сторонников изгнанных в 1688 году Стюартов) также закончились неудачей. Кроме того, выяснилось, что прадедовские клэйморы (двуручные мечи) не особо хорошо помогают против ружей и пушек. Наступал рассвет продолжающейся и поныне индустриальной эпохи.

КИЛТ И ВОЛЫНКА

Все это время Шотландия в значительной степени сохраняла свою самость и уникальность. Никуда не исчезли, наоборот, культивировались национальные символы типа килта, хаггиса (блюдо национальной кухни) и волынки. Не пропал и шотландский язык (по сути, представляющий из себя искаженный английский), на нем говорит около 30% населения страны. Наконец, в 1998 году был восстановлен шотландский парламент, упраздненный за ненадобностью после принятия унии.

Все это сыграло существенную роль в процессе, который можно пафосно назвать «восстановлением шотландского национального духа». Шотландская национальная партия, созданная еще в 30-х годах прошлого века, в 2007 году выиграла большинство мест в парламенте региона (кстати говоря, он имеет достаточно широкие полномочия), а в 2011 году укрепила свое влияние. С этого момента риторика отделения стала резко усиливаться даже по сравнению с ростом ее, имеющим место как раз с момента воссоздания парламента. Кульминация ее пришлась, что логично, на период прямо перед референдумом, но сторонникам отделения это не помогло.

Надо сказать, что у них есть помимо воззваний к духу свободы еще и экономическая аргументация. С начала 70-х годов прошлого века в Северном море у побережья Шотландии началась активная добыча нефти, доходы от которой, очевидно, уходят в Лондон. Понятно, местные делиться этим богатством не хотят, им греет душу пример Норвегии, жители которой имеют примерно ту же численность, что и шотландцы (около 5 млн. человек), но по уровню дохода на душу находятся куда выше шотландцев. Неприятность, впрочем, заключается в том, что нефтяные поля Северного моря уже достаточно близки к истощению, там уже наблюдается спад добычи, в силу чего лозунг It's Scotland's oil («Это шотландская нефть») несколько потускнел по сравнению с прошлыми временами.

Также достаточно серьезную аргументацию использовал и Лондон. Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что при ответе нет вопросу на референдуме «Шотландию ждет светлое будущее» и «Шотландия получит больше полномочий, и при этом вы останетесь частью Соединенного Королевства». Кроме того, он однозначно дал понять, что в случае отделения Шотландия не сможет пользоваться фунтом, Эдинбургу придется эмитировать свою валюту, которой, очевидно, еще придется завоевывать признание в мире. Кроме того, у Шотландии отсутствуют нужные для такой работы подготовленные кадры, формировать адекватную нынешней реальности денежно-кредитную политику — задача нетривиальная. Свою роль также сыграло и то, что существенная часть шотландского экспорта идет именно в Англию как на рынок сбыта, сейчас пошлин на импорт из Шотландии внутри единого государства нет, в случае отделения они бы неминуемо появились. Эта аргументация, безусловно, сыграла свою роль. Но самым яростным сторонникам отделения это все, понятно, неинтересно, проблемы экономики не рассматриваются как критичные.

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС НИКУДА НЕ ДЕВАЕТСЯ

Так или иначе, референдум показал, что сторонники независимости в меньшинстве и отделения, намеченного на март 2016 года, пока ждать не стоит. Вопрос в другом: а что же будет дальше, как будут развиваться события?

Для Шотландской национальной партии ничего особо не поменяется. Ее идеология остается той же. Надо, кстати, отметить, что лидер партии Алекс Салмонд сделал честный ход — он признал поражение, после чего ушел в отставку с обоих своих постов: и лидера партии, и премьера Шотландии, эти места теперь займут новые люди. Сама идея независимости тоже, понятно, никуда не исчезнет. Лондон тем временем ждут внутренние разбирательства. Кэмерону придется исполнять свои обещания расширять шотландскую автономию, но у этого решения есть свои противники в британском истеблишменте. А не расширять тоже опасно: сторонники сохранения единства выиграли с весьма небольшим перевесом.

Проблема в том, что о собственной независимости задумывается и Уэльс. Схожая ситуация и в Северной Ирландии. Ситуация там давно уже успокоилась, время прямой спарки «Шинн Фейн» как политического крыла и ИРА как боевого уже ушло, но настроение отделиться от Великобритании и создать единую Ирландию осталось. Так, буквально только что лидер «Шинн Фейн» Джерри Адамс призвал к проведению референдума о независимости в Северной Ирландии. Более того, подобные настроения существуют не только в Великобритании. Хорошим примером здесь является Испания, два региона которой — Каталония и Страна Басков — вполне целенаправленно работают на достижение независимости.

Кроме того, представляется весьма вероятным, что отделенческие настроения будут использоваться как механизм давления на свою центральную власть. Мировой экономический кризис никуда не девается, а терять уровень жизни никому не хочется, и идея выбивать из центра те или иные преференции под соусом независимости выглядит весьма заманчиво. Так что нынешняя победа Лондона — это далеко не конец надежд на независимость Шотландии.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • raf
    20.09.2014 22:33

    Теперь Шотландия для Британии,что Чечня для Москвабада.Только войны не было.Всё цивилизовано,по буржуазному.Когда спросили у Кадырова,что,мол,откуда Деньги?То,он ответил,-что от Аллаха!Так и здесь,Шотландия будет завалена в ближайшие 10-15лет пряностями,вниманием,деньгами.И всё же,отделится.Молодцы!Убрать надо средневековый атавизм,как монархию.

  • Анонимно
    21.09.2014 06:49

    Все больше прецедентов по отделению в разных уголках мира. Наиболее цивилизованно проходит в западных странах, конечно. На очереди Каталония, Венеция и т. д. Я не вижу в отделении и самоопределении народов ничего плохого, это естественный процесс и право каждого народа. Я согласен, с Путиным что самоопределение народов - это право каждого народа, закрепленное уставом ООН и международным правом, и оно является приоритетным. Я уверен, в мире будет все больше и больше независимых государств.

  • Анонимно
    21.09.2014 06:54

    Все народы, которые хотят свое государство задают вопросы: почему Косово, Крым отделилось, а мы не можем? Почему Шотландия имеет мирный и демократический референдум по самоопределению, а мы нет? Я думаю, страх будет исчезать потихоньку из всех малых народов и они будут более энергично отстаивать свои права и свободы...

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль