Нефть и нефтехимия 
18.10.2014

Нефть и доллар: война нервов

Фундаментальные экономические факторы указывают на то, что низкие цены на черное золото — это надолго

Серьезное падение цен на нефть в последние месяцы будоражит умы не только государственных деятелей, «акул» финансовых рынков, но и простых граждан, учитывая, как этот фактор влияет на наполнение бюджета Российской Федерации. Ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», указывает на целый ряд факторов, позволяющих прогнозировать длительный период низкой нефти. А пострадает от этого далеко не только российский госбюджет, но и мировая экономика в целом.

ЛЕТЯТ В ТРУБУ ПРОГНОЗЫ, ВНЕЗАПНО КОРРЕКТИРУЮТСЯ ПЛАНЫ

The flows of magic are whimsical today.

Random Alliance sorceress, Warcraft III

Как показывают жизнь и опыт, whimsical («причудливыми», англ.) могут быть не только потоки магии в известной компьютерной игре, но и много других сущностей. Среди них и цены на нефть — один из ключевых товаров современной мировой экономики, сравнимый по значимости с продовольствием и однозначно превосходящий по ней автомобили, гаджеты и, вероятно, даже лекарственные препараты. Не будет преувеличением сказать, что именно нефть формирует лик мировой экономики в настоящий момент. Соответственно, наблюдаемое сейчас снижение цены на нее вызывает существенную нервозность участников рынка: летят в трубу прогнозы, внезапно корректируются планы. Действительно, за неполные четыре месяца, а именно с конца июня, стоимость барреля нефти рухнула вниз почти на 30%, с $115 до $85, с локальным провалом до $83. Возникают резонные вопросы: в чем причины происходящего и что же будет происходить дальше?

Стоит отметить, что попытки прямо предсказывать цену на нефть есть занятие совершенно неблагодарное, с такими прогнозами очень несложно попасть впросак. Тем не менее существуют определенные факторы, характерные для ситуации в целом — и их влияние, в принципе, можно оценить, попытаться сформулировать и описать имеющуюся долгосрочную тенденцию.

Для начала стоит отметить, что спрос на нефть является неэластичным по цене. Мировое потребление нефти уже несколько лет держится возле отметки в 90 млн. баррелей в день, и данный уровень является вполне стабильным, хоть и с тенденцией к росту. Вместе с тем цена нефти была сильно волатильна все эти годы, среднегодовая стоимость барреля была всего $50 в 2005 году, но уже к началу 2008 года она составила около $100 (отлично помню, кстати, виденные в конце 2007 года годовые беспоставочные фьючерсы по $200 за баррель). Пик в $147 за баррель техасского сорта WTI был достигнут летом 2008 года, после чего за те же несколько месяцев нефть рухнула до $41 за баррель. При этом мировое потребление ее все это время менялось незначительно; можно, конечно, списать это на инертность рынка, но факт остается фактом — нефти миру надо столько, сколько надо, и цена на потребление влияет достаточно слабо.

А вот с обратным отношением вопрос, вообще говоря, куда более интересный. Есть основания полагать, что нынешнее снижение цены на нефть является следствием мирового роста добычи на фоне явно заметной стагнации мирового спроса: так, международное энергетическое агентство (IEA) несколько дней назад снизило прогноз роста мирового среднесуточного спроса на нефть в 2014 году с 1,3 млн. баррелей до 700 тысяч. Фактически в настоящий момент рыночная цена диктуется не продавцом, а покупателем. И похоже на то, что такая ситуация утвердилась на достаточно длительный период, что обуславливается нижеследующими долговременными факторами.

ПЯТЬ ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ФАКТОРОВ

Во-первых, ситуация в Европе оставляет желать лучшего. Регион с весьма богатым (т.е. предъявляющим платежеспособный спрос) населением численностью в три четверти миллиарда человек находится на грани рецессии, из печального ряда выбивается разве что Великобритания. Экономика Германии сокращается, экономика Франции не растет, инфляция в обеих странах близка к нулю, еще часть стран Европы, в число которых входят среди прочего Испания, Италия и Швеция, вообще фиксируют дефляцию; откуда здесь взяться драйверу для роста цен?

Во-вторых, надо учитывать ситуацию в Китае. Экономика этого азиатского гиганта явно замедляется, несмотря на попытки властей стимулировать рост, соответственно, возникают опасения падения и китайского спроса на нефть в дополнение к европейскому.

В-третьих, существенную роль в возникшей ситуации играет американская нефтедобыча, резко интенсифицировавшаяся после начала «сланцевой революции». Я уже писал, что производство нефти в США выросло с 2008 года на больший объем, чем выросло за тот же период мировое потребление — 3,6 млн. баррелей в день против 2,8 млн. баррелей в день, сейчас ежесуточная нефтедобыча в США составляет порядка 8,7 млн. баррелей, что уже совсем близко к лидерам — России и КСА. При этом США продолжают оставаться крупным импортером нефти, своего производства им, конечно же, не хватает, но рост этого производства приводит к тому, что американцы снижают объемы импорта нефти, в результате чего она остается на мировом рынке, оказывая давление на цены, двигая их вниз. Хорошим примером здесь может служить ситуация в Нигерии. В результате развития собственной нефтедобычи экспорт сырой нефти из Нигерии в США практически сошел на нет, что происходит впервые с 1973 года. И это при том, что еще в 2010 году Нигерия входила в пятерку крупнейших экспортеров нефти в США наряду с КСА, Канадой, Мексикой и Венесуэлой, а в 2006 году нигерийская сторона экспортировала в США 1,3 млн. баррелей в сутки. Но к 2012 году экспорт снизился до 500 тыс. баррелей в сутки, еще в начале текущего года он уже составлял 100 тыс. баррелей в сутки, а сейчас прекратился почти полностью.

В-четвертых, нельзя недооценивать увеличение предложения нефти со стороны, скажем так, традиционных производителей. Ливия при Каддафи выдавала на-гора около 1,5 млн. баррелей в день; в настоящее время на экспорт уходит половина этого объема, казалось бы, это немного, но совсем недавно ливийские объемы были вообще почти нулевыми. Стоит также помнить и о нефти, поставляемой на мировой рынок из ISIL. Объемы там невелики, всего-то порядка 80 тыс. баррелей в сутки, но ISIL не жадные и предлагают свою нефть всего по $40 за баррель. И ее берут, несмотря на «террористическое происхождение» — в нефтяном букете нет такого запаха, кроме того, нефть, в отличие от газа, является достаточно просто торгуемым товаром, он очень удобен для перевозки и хранения, из чего следует, что данный конкретный баррель вполне может сменить много хозяев, прежде чем быть использованным конечным потребителем. В целом продажа нефти приносит им чуть менее $100 млн. в месяц, что куда более выгодно, чем рабский рынок в Мосуле; впрочем, одно другому не мешает.

Наконец, в-пятых, нельзя забывать и про сворачиваемую американскую эмиссию. С $85 млрд./мес. в начале года она сократилась до $15 млрд./мес. сейчас, и этот кран будет, судя по всему, вскоре закрыт совсем. Фактически мировая экономика лишится экзогенного, эмиссионного притока долларовой ликвидности, что опять же давит цены вниз.

ПЕРИОД НИЗКОЙ НЕФТИ НАДОЛГО

И, похоже, производители согласны с такой ситуацией. Речь об ОПЕК; эта организация ответственна за производство трети нефти на планете. Казалось бы, для них было бы логично снизить объемы производства, дабы поддержать уровень цен, но об этом нет и речи. Представители КСА (ответственна за треть нефти ОПЕК) дали понять, что страна готова к тому, что в ближайшие год-два цены на нефть будут ниже $90, возможно, около $80 за баррель. Резон саудитов понятен: они рассчитывают, что сумеют таким образом сохранить долю рынка и что в среднесрочной перспективе это даст более высокие нефтяные доходы: низкие цены заставят производителей заморозить новые инвестиции и остановят рост предложения от таких проектов, как глубоководная добыча и, возможно, сланцевые месторождения в США. Здесь же можно вспомнить прошлогоднее заявление иранского нефтяного министра что-де Иран намерен нарастить объемы до 4 млн. баррелей против досанкционных 2,5 млн.: «Вне зависимости от обстоятельств мы будем добывать 4 миллиона баррелей в день, даже если цена на нефть рухнет до 20 долларов за баррель».

Прессануть сланцевых конкурентов саудитам вряд ли удастся. Себестоимость американской сланцевой нефти (с рентабельностью 10%) на Eagle Ford составляет около $42 за баррель, на Bakken — порядка $65 - 70 за баррель, канадские нефтеносные пески близкого залегания имеют экономический смысл при $60 за баррель. Глубоководной добыче, впрочем, не поздоровится — это дорогое удовольствие.

Итак, объективная ситуация давит вниз. Производители не возражают и вполне готовы бодаться между собой. На этом фоне очень бледно выглядит свежее заявление Владимира Путина, что «мировая экономика не выдержит цен на нефть в районе 80 долларов за баррель». Никто больше из нефтепроизводящих стран об этом не заикался; у наблюдателей возникает естественный вопрос: «Э-э, приятель, а не себя ли ты лично имеешь в виду, говоря о мировой экономике, не есть ли ты ее слабое звено?..»

Впрочем, оставим это конспирологам и горе-пропагандистам, призывающим сплотиться, не допустить и превозмочь. Дело в том, что в данном аспекте Путин, вообще говоря, совершенно прав, хоть и несколько сгущает краски. Хорошо Оману и Кувейту — у них бюджеты сводятся в ноль при цене нефти в $75 за баррель, саудиты с $90 и РФ с $100 уже имеют проблемы, но дальше — больше! У Ирака и Ливии бюджет балансируется при $110 - 115 за баррель, Нигерии и Венесуэле надо уже чуть более $120; впрочем, не факт, что Венесуэле с ее инфляцией за 60% это поможет. На вершине этого всего Иран, которому для сведения бюджета в ноль требуется нефть уже по цене около $140 за баррель. Как это сочетается с готовностью продавать ее по $20 за баррель — не очень понятно, возможно, персы рассчитывают на расширение своей доли рынка с дальнейшим выигрышем; либо же то заявление было откровенно политическим.

В целом же я склонен считать, что период низкой нефти надолго. Фундаментальные факторы говорят именно об этом — и именно к такой жизни следует привыкать. Вопрос, что это несет для курса рубля, наполнения бюджета и стабильности социальной ткани страны, оставим за скобками.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • спокойрый
    18.10.2014 15:12

    попрыгунья стрекоза лето красное пропела оглянуться не успела как зима катит в глаза потемнело чисто поле нет уж дней тех чудных боле где под каждым под кустом был готов и стол и дом ну это как скажется это для россии

  • Анонимно
    18.10.2014 17:29

    Зима восстановит баланс.

  • Анонимно
    19.10.2014 01:15

    Напомню цены на нефть (за барель): 1985 г. - 5 дол, 1998 (май) - 8 дол., а себестоимость в это время Татнефти - 9 дол., 2014 (октябрь) - 85 дол., себестоим. - 16-18 дол.

    • Анонимно
      19.10.2014 12:26

      Дело не в себестоимости добычи и транспортировки нефти, а в тех налогах и в куче прилипал, которые всю эту промышленность обслуживают. Это удар по ним.Упс

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль