Общество 
24.10.2014

Руслан Гринберг: «Китайцы и американцы не любят друг друга, но поддерживают нашу экономическую стратегию, потому что она удобна»

ПРИЧИНА КРИЗИС — ПЕРЕИЗБЫТОК СОЦИАЛИЗМА В КАПИТАЛИЗМЕ

Сегодня в КФУ с лекцией о современных экономических процессах и задачах России выступил директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. Он полагает, что в развитых странах наблюдаются первые признаки движения «назад» — к индустриализации, и осторожен в оценке отношений с Китаем. Корреспондент «БИЗНЕС Online», побывавшая на лекции, узнала, почему Запад, по мнению Гринберга, является более предсказуемым партнером и при какой доле среднего класса состоятельным гражданам России больше не понадобятся высокие заборы.

Послушать ученого собрались экономисты, научные сотрудники КФУ и студенты

«К СОЖАЛЕНИЮ, ГЕОПОЛИТИКА ВЕРНУЛАСЬ»

Сегодня в Институте управления, экономики и финансов КФУ прошла очередная лекция эксперта «с именем» в рамках гранта одной из крупнейших нефтегазовых компаний мира British Petroleum. На этот раз о проблемах глобализации, универсальных трендах нашей реальности и задачах России в ней же рассказал преподавателям и студентам директор Института экономики РАН — член-корреспондент РАН, профессор Руслан Гринберг. Ранее этой осенью при поддержке BP КФУ организовал выступление представителя международного валютного фонда в России Бикаса Джоши.

Лекция Гринберга, на которую собрались более 200 слушателей, продолжалась около полутора часов. Гринберг начал с «лиричного» отступления, вспомнив о своих татарских корнях и похвалив Казань, и тем самым сразу расположил к себе слушателей. «Очень рад, что нахожусь в Казани — на родине моей мамы», — признался он, добавив, что считает столицу РТ одним из самых развитых городов страны. «К сожалению, геополитика, о которой мы начали забывать, вернулась, — лаконично охарактеризовал ситуацию один из ведущих российских экономистов. — После окончания холодной войны казалось, что началась эра благоденствия и всеобщей дружбы, но геополитика вернулась, и символ этого — украинский конфликт», — добавил Гринберг. Впрочем, на эту популярную и острую тему на протяжении всего выступления директор Института экономики РАН говорил с осторожностью, но заметил, что лучшим вариантом для России было бы сохранение Донбасса в составе Украины с широкой автономией.

Руслан Гринберг: «У нас выработался иммунитет. Россия часто попадает в ситуацию, когда возникает ощущение, что выхода нет, но он в итоге находится»

ЧЕТЫРЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ И ПРИЗРАКИ РЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

По мнению Гринберга, сейчас в мире происходит возвращение ряда процессов. Во-первых, это возвращение циклов — чередование периодов роста, стагнации, кризисов. Во-вторых, вновь идут процессы централизации, концентрации капитала: «Экономическая мощь транснациональных корпораций превращается в политическую мощь, и не всегда она действует благотворно», — охарактеризовал «спикер больших игроков». Третьим важным фактором Гринберг видит возвращение государства в экономику и социальные процессы. Соперничество СССР и США, по мнению лектора, — это борьба двух систем за человека. Он считает 50 - 60-е годы золотой эпохой капитализма, который превратился «почти» в социализм (высокие налоги для корпораций и богатых людей — до 70 - 90%, развитие социальной сферы, пособия и субсидии), но в 70-е годы попытки обеспечения более-менее равных условий для всех были побеждены концепцией о праве на неравенство. «Произошел кризис — слишком много социализма в капитализме, что ущемляло уже предпринимательский класс», — отметил лектор. В итоге победившая идея рынка «без берегов» приводит к кризисам наподобие того, что произошел в 2008 - 2009 годах. Возвращение к изучению политэкономии — четвертый пункт, который реанимируют из-за существующих проблем неравенства и фокуса внимания вновь на общественных интересах, а не желаниях индивида.

«В последние, может быть, года два мы наблюдаем признаки реиндустриализации западного мира», — заявил Гринберг. Идеи глобализации и всеобщего равенства на мировом рынке, столь рьяно продвигаемые Западом, изначально должны были пойти на пользу сильнейшим, то есть тем же западным странам. «Но развивающиеся страны стали производить такие же товары по качеству, как развитые страны, но гораздо дешевле. Тогда встал вопрос — либо понижать социальные стандарты для своих граждан (в развитых странах прим. авт.), либо вводить протекционизм. Это выбор между холерой и чумой», — считает Гринберг. И хотя в развивающихся странах цены стали подниматься тоже, тенденция «производить товары» возвращается в западные державы, полагает лектор, и в этом есть сходство с Россией, где сейчас обсуждаются программы по импортозамещению и развитию промышленности.

К СРЕДНЕМУ КЛАССУ ДОЛЖНО ОТНОСИТЬСЯ ДВЕ ТРЕТИ ГРАЖДАН

По подсчетам экономистов и социологов, 25% россиян сегодня относятся к среднему классу, рассказал Гринберг. «Если на каждого члена семьи приходится более 1 тысячи долларов (то есть около 40 тыс. рублей по нынешнему курсу, но до резких скачков доллара порядка 30 тыс. рублейприм. авт.), то такая семья относится к среднему классу», — в общих чертах объяснил, как высчитывался процент «золотой середины», Гринберг. Совсем упрощая методику, можно сказать, что если после оплаты еды, ЖКХ и лекарств деньги остаются на что-то еще, то вы можете себя поздравить с фактическим причислением к среднему классу. Впрочем, у аудитории цифры вызвали сомнения. Что понятно, представить себе среднестатистическую семью с двумя детьми, живущую на 120 - 160 тыс. рублей в месяц, сходу не так и легко. Да и болеть сегодня все чаще весьма дорого.

«25 процентов — это неплохо, но ненадежно. Если к среднем классу относится две трети населения, 65 - 70 процентов, тогда можно жить без высоких заборов. Если нет, то в стране живут разные народы, а так быть не должно», — объяснил Гринберг, к чему надо стремиться. Рецепт выхода из кризиса прост, даже банален, оговорился спикер, — это диверсификация экономики и экспорта, о которой сегодня в России на фоне санкций не говорит только самый ленивый. «В Татарстане есть Казанский вертолетный завод, а надо, чтобы таких брендов в России было еще штук 15. Я ратую за новые проекты, в том числе за ВСМ, за госинвестиции», — рассказал Гринберг и, указывая на сидящего рядом проректора КФУ Марата Сафиуллина, добавил, что у них взгляды немного расходятся. Проректор, как пояснил Гринберг, выступает в первую очередь за более практичные проекты в отличие от ВСМ.

«В любом случае вглядываться в стоимость бочки нефти унизительно для всех», — констатировал Гринберг и вспомнил интервью, данное им «БИЗНЕС Online», которое наша газета опубликовала в начале этой недели. В нем он говорил, что точками роста для России могли бы стать инфраструктурные проекты, жилищное строительство — то, что не конкурирует с импортом. Так как с одной стороны есть Германия, которая в значительной мере обеспечивает инвестиционные товары, машиностроение, а с другой стороны — Китай и его потребительские товары, и на этом поле России с импортом бороться трудно.

ЧТО ЛУЧШЕ ДЛЯ РОССИИ — ПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ЗАПАД ИЛИ НЕПОНЯТНЫЙ ЕЩЕ КИТАЙ?

Если же страна перестанет зависеть только от нефти, то не будут волновать и теории заговора США и Саудовской Аравии о снижении цен, активно муссируемые не только в российских СМИ. Эти разговоры Гринберг считает «конспирологическими теориями» и с ними не согласен. «Это только парализует волю, — считает он. — Мне лично кажется, что шансы еще не утрачены, но в последнюю четверть века не было целеполагания. Считалось, что рынок поставит все сам на свои места... США и Китай не любят друг друга, но поддерживают нашу экономическую стратегию, потому что она удобна для остального мира, — добавляет Гринберг. — Мы вкладываем деньги от продажи нефти в их «кубышку» (ценные бумаги США, китайские товарыприм. авт.)».

«В моем представлении Китай не согласится с тем, чтобы мы были равными партнерами, — продолжил тему Гринберг. — Он уже начинает показывать, кто в доме хозяин (как региональный игрокприм. авт.), — и добавил, что в этом смысле России лучше было бы выстраивать отношения с Западом. — Здесь мы хотя бы знаем, что добро, что зло, в отличие от Китая, где не очень понятно, как они будут действовать, когда станут политически сильными».

«СТРАНА, КОТОРАЯ ХОЧЕТ БЫТЬ РЕГИОНАЛЬНЫМ ЦЕНТРОМ, ДОЛЖНА ПЛАТИТЬ»

Гринберг в целом положительно оценивает создание евразийского сообщества как экономического и политического блока и для России, и для ее соседей, но отмечает среди минусов отсутствие общей для всех членов ЕврАзЭС идеологии и фактор слишком большой России, который не всех может устраивать. «Региональные блоки нужны для защиты от негативных трендов глобализации, — говорит Гринберг. — Россия должна быть более щедрой. Меня критикуют, когда я так говорю, но я убежден, что страна, которая хочет быть региональным центром, должна платить». В пример он приводит деятельность многочисленных американских фондов на Украине, которые, как известно, не жалели и не жалеют денег на вбивание демократических истин в головы подрастающих украинцев. Идеи общей истории, славянского братства не работают, рассуждает лектор, тогда как финансы оказываются наиболее мощным инструментом влияния.

Вопросы лектору задавали о сотрудничестве разных кафедр КФУ с Институтом экономики РАН, о моделях управления на Западе и Востоке. Завкафедрой финансов Института экономики и финансов КФУ поинтересовалась методикой подсчета среднего класса. Гринберг пояснил, что учитывались расходы хозяйств. Он отметил, что цифра в 25% совпадает примерно с числом обладателей загранпаспортов и депозитных вкладов, числом участников в различных опросах, которым, к примеру, небезразлична судьба доллара и т.д. Хотя эта оценка опять же может быть условной, поскольку обладатель вклада может откладывать деньги, но при этом «жить не по-человечески», заметил Гринберг.

Проректор по вопросам экономического и стратегического развития КФУ Марат Сафиуллин

РОЛЬ ВТО И НАИВНОСТЬ ПРОГНОЗОВ

Один из преподавателей задал вопрос о роли всемирной торговой организации, призывы к выходу из которой, к слову, все чаще раздаются в России. О том же недавно попросили и бизнесмены в США. «У ВТО сейчас не самые легкие времена — создаются региональные экономические блоки, есть протекционистские меры, но организация необходима — нужен наднациональный орган, курирующий мировой рынок. Иначе закончится все бартерной торговлей между странами», — считает Гринберг.

Лектора спросили о прогнозах: «Я исхожу из того, что прогнозы обычно верны, когда спокойная обстановка, — ответил он. — Я не знаю за последние 25 лет ни одного периода, как сейчас, где степень неопределенности была бы столь же велика. Прогнозировать можно на далекую перспективу, а на ближайшие год-два — наивно. Особенно когда вернулась геополитика», — круг замкнулся, Гринберг вернул слушателей к началу разговора, в котором экономика вновь упирается в политику. Он поблагодарил за внимание, произнеся на татарском языке несколько слов, слушатели ответили ему аплодисментами. Гринберг выразил надежду, что эта встреча не последняя.

Руслан Гринберг родится в 1946 году, в 1968 году окончил МГУ им. Ломоносова по специальности «экономика зарубежных стран», в 1971 году — очную аспирантуру МИНХ им. Плеханова. С 1972 по 1981 год работал в НИИ по ценообразованию Госкомцен СССР. С 1981 года работает в Институте международных экономических и политических исследований РАН (ИМЭПИ РАН) (в настоящее время — Институт экономики РАН). В 1995 году защитил докторскую диссертацию на тему «Инфляция в постсоциалистических странах», с 1996 года — профессор, с 2006 года — член-корреспондент РАН. С 2003 года — директор ИМЭПИ РАН, с 2005 года — директор Института экономики РАН.

Сфера научных интересов: экономическая теория, глобализация мирового хозяйства, экономические и политические проблемы постсоветского пространства, роль государства в современной экономике. По этим темам опубликовано свыше 250 работ. В 2000 году вышла монография «Экономическая социодинамика» (в соавторстве с Александром Рубинштейном), в которой предложена научная концепция, открывающая принципиально новое направление в экономической теории. В 2005 году монография «Экономическая социодинамика» вышла (на английском языке) в Германии и США в издательстве «Шпрингер».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    24.10.2014 19:15

    Странно от экономиста слышать терминологию "любит - не любит". Прагматизм, экономические законы, а тут ... какая-то.

  • Анонимно
    24.10.2014 19:39

    А это возвращение политэкономии как он сказал, назад к Адаму Смиту. Есть общественные интересы, которые государство обязано соблюдать. Гипер неравенство не есть позитивный фактор

  • Анонимно
    24.10.2014 20:46

    Китайцы как раз таки любят США, уважают и постепенно переходят на русло западного капитализма, одни только проекты Алибаба и инвестиции Китая в рынок США чего стоят. Сейчас в СМИ лапшу любят вешать кому не попади))))

  • Анонимно
    24.10.2014 21:17

    Наши экономисты это пропагандисты, как ничего не умели делать, так и не умеют.

  • Анонимно
    25.10.2014 01:24

    Я думал он конформист, поэтому написал ранее, что ему одинаково хорошо-при каком строе жить, ан нет. Очень понравились его четкие выражения про Китай и унизительность жития, глядя на бочку. Но все-таки элементы конформизма в нем есть, иначе четко сказал бы, что мать у него татарка.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль