Общество 
25.10.2014

«За прошлый финансовый год госдолг США вырос более чем на триллион»

Что ставит крест на попытках восстановления ситуации в экономике Штатов

Американские финансовые власти предпринимают разнообразные усилия для решения растущих проблем национальной экономики. Ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», указывает на последние пессимистичные новости из Штатов и напоминает, что США являются ключевым актором мировой экономики, а изменения там затронут весь мир.

«ЭМИССИОННЫЙ КРАН СТАЛИ ПОДВОРАЧИВАТЬ»

Горшочек, вари!

Из сказки братьев Гримм

Как известно, в настоящее время ФРС США вроде как завершает третью по счету программу quantitative easing («количественное смягчение»), сокращенно — QE-3. Программа эта была запущена более двух лет назад, в сентябре 2012 года, и представляла из себя выкуп с рынка MBS (бумаг, обеспеченных ипотекой) объемом $40 млрд./мес., в декабре того же года к ней присоединилась программа выкупа американских гособлигаций с объемом $45 млрд./мес. Итого на рынки ежемесячно поступало $85 млрд., что больше, чем в период действия программы QE-2, продолжавшейся 8 месяцев (осень 2010 — лето 2011), объем выкупа тогда составлял $75 млрд./мес.

Принципиальным отличием этой комбинированной программы от предыдущих вливаний ликвидности со стороны ФРС является то, что у нее не было изначально заявленных лимитов по срокам/времени, в качестве таковых указаны не объемы в долларах США, а экономические показатели; декларированной целью программы было достижение уровня безработицы в 6,5% при инфляции не более чем в 2,5%.

Программа работала вполне штатно, к ней все привыкли, но со временем стали раздаваться голоса, призывавшие к сворачиванию ее. Связано это было с тем, что, вроде бы, если судить по формальным показателям, ситуация в экономике страны стала улучшаться, безработица пошла на спад, еженедельно сообщаемое число первичных обращений за пособиями по безработице также стало снижаться, а инфляция и не думала выходить из предписанных рамок. При этом на фоне эмиссии наблюдался существенный рост фондовых рынков, рост, не обусловленный соответствующим ростом отчетных показателей корпораций, и это стало вызывать определенное беспокойство — а ну как случится крах? Отдельный вес имел и сугубо политический фактор — такая программа явно относится к нетрадиционным мерам поддержки экономики, и продолжение ее свидетельствует о том, что с ней явно не все гладко, что вступает в противоречие с риторикой выхода из кризиса и тому подобными славословиями.

Это совокупное давление привело к тому, что, начиная с декабря прошлого года, эмиссионный кран стали подворачивать, сокращая масштабы денежных вливаний после каждого заседания комитета по открытым рынкам (FOMC). Заседания эти проходят раз в 1,5 месяца; в декабре 2013 года программа была сокращена до $75 млрд./мес., на следующем заседании в конце января произошло урезание еще на $10 млрд./мес. Буквально сразу же после этого глава ФРС Бен Бернанке ушел в отставку — у него вышли два срока работы в этой должности. Место его заняла 67-летняя (тогда) Джанет Йеллен, бывшая глава ФРБ Сан-Франциско, первая женщина на этом посту.

Политика Бернанке, казалось бы, продолжилась. Раз в полтора месяца кран подкручивали, изымая из вливающегося в мировую экономику денежного потока очередной десяток миллиардов долларов США. По состоянию на данный момент, после сентябрьского заседания, эмиссия сократилась до всего-то $15 млрд./мес., и неявно предполагалось, что по итогам октябрьской встречи (28 - 29 октября) программа QE-3 будет свернута окончательно. Однако, судя по всему, теперь в таком исходе ситуации есть определенные сомнения.

«НИ ОДИН ЦЕНТРОБАНК НЕ ИМЕЕТ ПРАВА НА РЕЗКИЕ ДВИЖЕНИЯ»

Надо понимать, что ни один центробанк (в том числе и американский), по большому счету, попросту не имеет права на резкие движения. Осуществление таковых являет собой, по сути, свидетельство того, что регулятор не контролирует происходящее, что он действует сугубо рефлексивно, реагируя на ситуацию, а не формируя ее. Такое поведение свидетельствует о нарушении устоявшихся «правил игры», провоцирует отток капитала и режет устоявшиеся бизнес-планы компаний. ФРС США понимает это в полной мере, но именно такие резкие движения, точнее, намеки на вероятные резкие движения, недавно были нам явлены.

Дело здесь в следующем. По итогам каждого заседания FOMC происходит выпуск меморандума, в котором отмечается текущая ситуация и производится ее оценка, после чего указываются возможные изменения политики за очередной период. Тексты этих меморандумов достаточно мало отличаются друг от друга, соответственно, после выхода очередного меморандума экономисты по всей планете получают развлечение — дословно сравнивать два текста, новый и предыдущий, и по изменениям использованных слов отслеживать изменения акцента текста и вероятные подвижки во взглядах на ситуацию, что прямо ведет к будущей политике. Еще более увлекательным является пристальное изучение т.н. «минуток» (FOMC minutes) — фактически, стенограмм заседаний FOMC, они выходят примерно через три недели после самих заседаний. Более того, зачастую выход их сопровождается выступлениями и интервью некоторых членов FOMC, что, по идее, позволяет лучше понять, что именно думает ФРС и чем было вызвано то или иное мнение либо же решение.

Так было и на сей раз. Ладно там Чарльз Плоссер и Ричард Фишер — двое сторонников «жесткой линии», известные диссиденты, стабильно голосующие против продолжения текущей политики ФРС и считающие, что эмиссию уже давно пора сворачивать, что надо чистить баланс ФРС (почти $4,5 трлн. — огромная сумма!) от взятого туда мусора и что давно следует повышать ставки, возвращая их к нормальному уровню. Ладно там «голуби» типа Чарльза Эванса, ратующие за продолжение нынешней мягкой политики. Это все сущности привычные. Непривычным и оттого опасным является то, что в рамках своих выступлений члены FOMC допустили ту самую резкость суждений, сильно контрастирующую с предыдущими высказываниями.

Так, глава ФРБ Сент-Луиса Джеймс Буллард (в настоящее время не является членом FOMC, но к его мнению прислущиваются хорошо; именно он в свое время подвел теоретическое обоснование под QE2, как меру борьбы с дефляцией) заявил, что ФРС следует обдумать несворачивание QE3 на ближайшем заседании. Аргументация его была следующей: «мы говорили, что процесс сворачивания зависит от данных». Поэтому, по его мнению, сигнал от ФРС должен быть таков: «мы наблюдаем, и мы готовы, и мы желаем принять меры для защиты нашей цели по инфляции»; кроме того, он отметил, что «инфляционные ожидания сокращаются в США», «это важный вопрос для обдумывания для ФРС», «и поэтому я считаю, что логичным ответом на данное положение вещей может быть задержка в сворачивании QE». Более того, по его мнению, сохранение QE3 позволит изменять его темпы в случае необходимости, он заявил, что «мы можем отреагировать увеличением QE, если понадобится». По его мнению, сокращение инфляции подрывает доверие к ФРС и может создать риск явного падения цен, что может вызвать «дефляционную спираль».

Ему вторит глава ФРБ Нью-Йорка Уильям Дадли, который за день до публикации стенограмм сообщил о рисках замедления мировой экономики и дорогого доллара. В этой же компании — президент ФРБ Сан-Франциско Джон Уильямс, который отметил, что если экономика затормозится, то придется запускать новые стимулы. Кроме того, указываются опасности высокого курса доллара и глобальных рисков, речи о скором повышении ставок уже нет — 2015 год тихо-мирно превратился в 2016, пошли разговоры о том, что надо продавить ЕЦБ (а точнее, ЕЦБ надо продавить Германию) на нормальное полноценное европейское QE (а не паллиатив TLTRO), которое сможет заменить американскую программу.

«ЭТО СТАВИТ КРЕСТ НА ВСЕХ РАЗГОВОРАХ О ВОССТАНОВЛЕНИИ»

Вот так дела. Еще раз: была под давлением обстоятельств и политики принята программа сворачивания эмиссии. Но сейчас, на фоне того, что от эмиссии осталась лишь малая часть, внезапно начались предупреждения о том, что это сворачивание может оказаться преждевременно. Видно, что ФРС пытается одновременно и не потерять лица (и, что куда важнее, доверия), продолжив декларированную политику и сохранить эмиссию. Эти цели между собой явно противоречат, ставя членов FOMC в неловкую ситуацию, вынуждая их уподобляться ужам на сковородке. Но гораздо более важным является имплицитное признание того, что сворачивание эмисии сильно повредит американскую экономику, а вслед за ней и мировую. Казалось бы, масштабы эмиссии несравнимы с размерами экономик — но проблема в том, что именно вброс новой ликвидности играет сейчас ключевую роль. И, судя по всему, для сохранения ситуации эмиссию надо, наоборот, наращивать (дабы избежать проедания демпфирующих резервов), но и делать это ad infinitum возможности тоже нет.

По большому счету, это ставит крест на всех разговорах о восстановлении, что подтверждается, скажем так, неоднозначными статистическими данными. Снизили безработицу? Молодцы, хорошо, но почему при этом уйму народу из состава рабочей силы выкинули? А еще хотелось бы узнать, почему за прошлый финансовый год дефицит бюджета составил менее полутриллиона долларов США, цифра рекордно низкая по нынешним временам, но при этом госдолг вырос более чем на триллион. И это только то, что лежит на поверхности.

По всей видимости, есть существенная вероятность, что очередное заседание FOMC принесет сюрпризы. И проблема здесь в том, что США являются ключевым актором мировой экономики, а изменения там затронут весь мир.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • quoteru
    25.10.2014 17:41

    очередной "америкекапец"? И это учитывая сильный доллар, дешевую нефть и что вообще экономика США на пике

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль