Общество 
5.11.2014

Джастин Азеведо: «По Праге ездил на трамвае, в Казани так не получится»

Звезда КХЛ и лидер «Ак Барса» рассказал о своей личной жизни, отношениях внутри команды и футболе

Лучший игрок «Ак Барса» на данный момент Джастин Азеведо — самый колоритный член казанской команды. Канадец португальского происхождения, не одаренный большими габаритами, который год набирает огромное количество очков. В интервью «БИЗНЕС Online» нападающий рассказал о жене-хоккеистке, особых хоккейных приемах и дружбе с партнером по команде Оскаром Меллером.


Джастин Азеведо (фото: Вадим Китаев, ak-bars.ru)

«РОДИТЕЛИ РАБОТАЮТ ДО СИХ ПОР, ХОТЯ ДЕНЬГИ ЕСТЬ»

Джастин, как вы оказались в хоккее?

— Я рос в Канаде, вот и все. Мои родители — португальцы, но родился я уже в Канаде, и это обычная ситуация, когда ребенка отдают в хоккей. Я начал заниматься немного позднее, чем все остальные — в 6 лет. Сначала играл у себя в городе, а лет в 10 вышел на новый уровень соревнований.

Кто привел на каток?

— Решение у родителей было общее, но потом уже мама возила меня на тренировки, следила за мной, потому что работала ближе к дому, ближе к арене, ей просто удобнее было приезжать. Отец успевал только на игры, он работал на стройке и ему приходилось далеко ездить.

А мама где работала?

— Она до сих пор работает страховым агентом. И папа, и мама очень много и упорно работали всю жизнь.

Даже сейчас, когда их сын — известный хоккеист?

— Ну, да. Деньги-то у нас есть, просто маме хочется работать. Это североамериканский образ жизни: жены хотят быть независимыми финансово, покупать что-то на свои деньги, а не тратить чужие. И просто удовольствие от работы тоже многие получают.

— Вы один ребенок в семье?

— Нет, у меня две сестры — одна на два года младше меня — ей 24, а второй — 16.

Их тоже отдали в спорт?

— Они играют в футбол летом, но не более того. Средняя сестра играла в хоккей, когда училась в школе, потом забросила. Вообще, обе любят соперничество, видимо, это в природе нашей семьи, мы все такие. Португальская кровь, наверное, сказывается.

Кстати, о футболе. На прошлой неделе вы с командой были на футбольном матче «Рубин» — «Спартак». Понравилось?

— Да, очень. Я первый раз в жизни был на профессиональном футбольном матче, это здорово. У нас был свой скайбокс, или как эта штука называется, там вся команда была, жены, дети. Большой красивый стадион, много людей, хотя арена и не была полной, все кричат. «Рубин» победил, кстати, как он играет в этом сезоне?

Середина таблицы, есть проблемы, но команда постепенно улучшает игру...

— Я помню, что в начале матча «Спартак» все контролировал, владел мячом, но потом «Рубин» дожал. Мне очень понравилась игра, концовка вообще захватывающая получилась.

(фото: Сергей Манжелеев, ak-bars.ru)

«ДА, Я НЕВЫСОКИЙ. МНЕ ЧАСТО ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ»

За четыре года в молодежных лигах вы выиграли множество индивидуальных призов. Есть главное воспоминание из того времени?

— Это было отличное время. В мой последний год в ОХЛ мы выиграли нашу лигу, прошли весь плей-офф, попали на Мемориальный кубок, правда, проиграли в финале. Весь сезон был отличный, я его никогда не забуду. Мне очень нравилась наша команда «Китченерс Рейнджерс», я приобрел много друзей, успел поиграть со многими классными хоккеистами, которые сейчас уже в НХЛ. Тренеры наши тоже теперь работают в НХЛ: Питер Дебур — в «Нью-Джерси», Стив Спот совсем недавно подписал контракт с «Торонто». Из игроков были Ник Спалинг, Мэтт Халишчак, Яник Уэбэр. Тогда и в сборную удавалось попасть — поиграл с Джоном Таваресом и Кори Эмертоном, который в Сочи выиграл «золото».

Вы ведь были главным бомбардиром «Рейнджерс». Действительно так хорошо играли или в ОХЛ часто по 120 очков выбивают?

— Я даже не помню, сколько очков у меня было в последнем сезоне, вроде, 124. Это сложная лига, просто мне повезло с партнерами — Спалинг и Халишчак отлично играли, мы друг друга очень хорошо понимали на льду. Но в ОХЛ и сейчас можно легко увидеть парня, который набирает больше 100 очков, это не такая редкость.

Получается, там тоже бывают разгромные победы со счетом 8-0?

— Пару раз случалось. Просто у нас была очень хорошая команда — от вратаря до последнего нападающего.

ОХЛ — достаточно популярная лига на драфте НХЛ, а вас, лучшего бомбардира, выбрали лишь в 6-м раунде. Как так получилось?

— Я не знаю, почему так получилось. Вообще, я должен был выходить на драфт еще в 2006-м, на второй год игры в ОХЛ. Но тогда я просто съездил в лагерь новичков «Атланты Трэшерс», больше ничего не было. И только через два года меня задрафтовал «Лос-Анджелес». Может быть, не хотели брать из-за моих габаритов, может быть, из-за возраста — я второй раз уже проходил через драфт. У меня нет ответа на этот вопрос.

На вас вообще сильно повлияло то, что вы не очень крупный хоккеист? Довольно тяжело играть с такими габаритами...

— Нет, я ведь вырос таким. Никогда не был крупным парнем, так что сравнивать даже не с чем, я привык. Я никогда, даже мысленно, не говорил себе, что я слишком маленький, чтобы играть в хоккей или делать что-то еще. Люди часто мне об этом говорят, но я сам так никогда не думал. Наверное, это причина, по которой я не попал в НХЛ — клубы считали меня низкорослым. Но это все только давало мне дополнительный заряд — я хотел играть, хотел доказать, что могу быть хорошим хоккеистом даже с маленьким ростом. Да, я невысокий, но мне просто нужно использовать свою скорость, чутье, больше играть головой.

Судя по всему, это получается.

— Постучу по дереву. Пока у меня все это неплохо выходит, надеюсь, смогу и дальше так играть.

«УРОВЕНЬ ЗАРПЛАТ В КХЛ ОТЛИЧАЕТСЯ. НО ЦИФРЫ НЕ СКАЖУ»

После драфта вы подписали контракт с «Манчестер Монархс», где пересеклись с Оскаром Меллером...

— Да, Оскара давно знаю. Мы не играли в одной тройке, но иногда появлялись вместе на льду, как здесь, в «Ак Барсе». Я был очень рад, когда подписал контракт и узнал, что он тоже будет здесь. Здорово встречать знакомого человека в чужой стране.

В фарм-клубе «Кингз» у вас тоже было много очков, вы провели хорошие четыре сезона, но вызова в НХЛ не получили.

— Тому было много причин: и время не то — «Лос-Анджелес» как раз собрал чемпионскую команду, и возможностей много не было.

Тогда вы решили уехать в Европу, говорили, что хотите перемен. Неужели это так необходимо, когда вы играете почти дома, набираете много очков?

Нужно было что-то менять, мне хотелось играть на максимально высоком для меня уровне. Переезд в Финляндию был шагом в нужном направлении — оттуда я попал в КХЛ, так что план сработал. Однажды я хочу вернуться в Северную Америку, попытаться попасть в НХЛ. Не знаю, когда это будет — через год, два, пять, но я был бы точно не против. А пока мне очень нравится играть здесь: КХЛ — отличная лига с хорошим уровнем хоккея.

Это решение было принято только из-за хорошей перспективы или цена контракта тоже повлияла?

— Деньги не были главной причиной. Просто после четырех лет в низшей лиге хотелось нового.

— Но ведь разница в деньгах была? Сколько платят в АХЛ?

— Там все зависит от того, как играешь. В АХЛ я знал игроков постарше, почти ветеранов, которые получали хорошие деньги, но это сравнимо с тем, что получают молодые в Европе. Там все приходит со временем, хотя были и те, кто в АХЛ получал больше, чем в финской лиге.

В КХЛ уровень зарплат сильно отличается?

— Отличается. Но конкретные цифры называть не буду.

То есть вы против того, чтобы зарплаты игроков были открыты? Многие в России против этого, ссылаются на недостаток безопасности...

— Я даже не думал об этом. Мне-то все равно, но если уж здесь так принято, если будет безопаснее скрыть информацию, пусть так и будет. КХЛ ведь не единственная лига, где суммы контрактов не разглашаются — в Финляндии тоже так, в Швеции, в Германии.

«ОН ЭТО В ИНТЕРНЕТ ВЫЛОЖИЛ?!»

Каково было жить в Финляндии? Вы ведь впервые надолго уехали из Америки.

— В самом начале нужно было перестроиться, научиться делать все самому. Я около месяца жил один, пока не приехала жена. В принципе, ничего, привыкаешь, узнаешь город, язык. То же самое было и в прошлом году в Праге, и в этом году тоже. Страны разные, многое отличается, нужно привыкать. Но мне это нравится, сейчас мы с женой можем позволить себе больше, чем в самом начале, попроще стало.

С языками у вас были проблемы?

В «Лукко» многие знали английский, в городе тоже с этим все нормально. В Праге у нас вообще была интернациональная команда, все говорили только по-английски. В «Ак Барсе» по-другому, к этому тоже нужно привыкнуть, заставить себя хоть немножко выучить язык. Хотя в Казани можно найти людей, знающих английский.

Какие русские слова вы знаете, кроме тех, что говорите в раздевалке?

— Подождите, это вы про те, что на видео были записаны после игры с ЦСКА? Он (Сергей Малимонов — авт.) что, в интернет это выложил!? Во дает! Я не знал, что он это публиковать будет, я даже не знаю, что это слово значит!

Там «запикали», не переживайте.

— А, ну хоть так. Я знаю короткие слова, не могу предложения составлять. А вот моя жена два раза в неделю ходит на уроки русского вместе с женами Ари Мойсанена и Андерса Нильссона. Так что со временем она будет говорить по-русски лучше, чем я, и, может быть, меня научит.

А с другими языками как?

— Знаете, я мог как-то объясниться раньше по-фински, помнил слова и фразы, но стал быстро все забывать. А чешский даже не учил — не нужно было.

Те видео из раздевалок дают понять, что вы крепко сдружились с Меллером. Фотографии с клюшками тоже интересные.

— Он первый начал! Я приехал на арену, увидел, как он с моей фотографируется, решил тоже такую сделать. Да, мы близко общаемся — сказывается то, что вместе играли раньше. Он хороший парень, мы здорово проводим время — и здесь на арене, и на выезде. В поездке бывает одиноко, поэтому нужно как-то развлекать друг друга, смешить. У нас хорошая дружба, это сильно помогает. Мы вместе едем на арену утром, вместе сидим в самолете. Когда я только приехал в Казань, он тут тоже был один, без жены, поэтому мы каждый вечер вместе проводили — в магазины ходили, в рестораны. С ним я говорю больше всех в команде, но стараюсь, конечно, вообще со всеми общаться.

«С МИРНОВЫМ ОБЩАЕМСЯ ЧЕРЕЗ КОСТИЦЫНА»

Вы лучший игрок «Ак Барса» на данный момент, а ведь вас изначально не должно было быть в команде: контракт был подписан в последний момент, начинали вы в четвертом звене.

— В таких ситуациях надо просто усердно работать, показывать все, на что способен. Конечно, не хочется играть в четвертом звене, но в нашей команде столько хороших игроков, такая глубина состава, что четвертое звено запросто может быть первым. Я знаю, как нужно играть, пытаюсь делать то, что нужно, использовать свои преимущества, и мне очень повезло с партнерами.

Ваша тройка собралась только в матче против «Сочи». Ранее на тренировках вы играли вместе с Мирновым и Костицыным?

— Нет, нас выпустили так на большинство, и сразу пошло. С самого начала, как только приехал, я играл с Сергеем Костицыным и Федором Малыхиным, мы и на большинство выходили. А к матчу в Сочи Сергей уже играл с Игорем, меня просто добавили к ним. Что-то щелкнуло, и мы заиграли здорово, сразу стали хорошо понимать друг друга.

А как вы общаетесь? Мирнов ведь вряд ли знает английский.

— Не очень хорошо, поэтому общаемся через Костицына. Но больших проблем с этим нет.

Вы в команде лучший по игре на точке. За счет чего удается так часто выигрывать вбрасывания? Дело в реакции?

— Здесь очень много вещей — внимание, реакция, опыт. Нужно смотреть, где вбрасывание, с какой стороны. Я ведь почти всю жизнь был центральным нападающим, постоянно играл на точке, осознавал важность этого компонента. Чем больше вбрасываний выигрываешь, тем дольше держишь шайбу у себя, а значит, можешь создавать моменты. Сказались годы тренировок, игр. Против меня выходили очень хорошие игроки, я смотрел на них, учился.

Вы часто меняете хват перед вбрасыванием. Играете под правую, а на точке переворачиваете клюшку под левую. Зачем?

— Вообще, мне удобнее, когда я левую руку отвожу назад, хотя играю под правую, не знаю, почему. Это вот как раз зависит от того, справа или слева вбрасывание, под какую руку играет соперник. Пару лет назад я смотрел матч плей-офф НХЛ, играл, вроде бы, «Нешвил». И там был центрфорвард Пол Гостад, он так сделал дважды, и оба раза выиграл шайбу вчистую — назад, между ног. Я подумал, решил попробовать, и это правда работает. Я видел, что Бурмистров тоже пытается так делать, но редко. Я ему сказал, что это хорошая фишка, полезная, надо только клюшку ставить. Вполне возможно, что это даже путает соперника, он начинает думать: «Чего он клюшкой-то крутит», отвлекается. Забавно, что вы спросили, я ведь тоже просто увидел это у кого-то.

Год назад вы рассказывали о Патрике Закриссоне, который тоже играет под правую, что он играет на левом фланге, и это необычно. Но ведь Мозякин, Меллер, Ковальчук, Овечкин спокойно играют слева.

— Я вырос на системе, при которой праворукие нападающие играют справа, леворукие — слева, так в Канаде учат. Даже в «Манчестере» у нас была такая система, но когда я приехал в Россию, я заметил, что здесь может быть и по-другому. У нападающих клюшки направлены в центр, а не к борту, для меня это не очень удобно. Если я справа, мне удобнее и принять шайбу, и сохранить ее, держать подальше от соперника.

Но ведь бросать тяжелее намного.

— Еще бы! Я понимаю, о чем вы — проще, когда ворота справа. Но мне удобнее так, причем справа и передачи можно точные сделать, потому что крюк направлен в центр, и обыграть кого-то легче. Наверное, это просто моя привычка.

— Вы следите за своей статистикой?

— Нет, мне не нравится это. В конце года всегда смотрю, но по ходу сезона это может помешать: некоторые игроки следят, пытаются идти по какому-то графику, начинают давить на себя, создают ненужное напряжение. У меня нет какого-то количества очков, которое я обязательно должен набрать за сезон. Конечно, случайно можно увидеть свою статистику в программках, на табло, но изучать это все я не буду.

(фото: Вадим Китаев, ak-bars.ru)

«ПО ПРАГЕ ЕЗДИЛ НА ТРАМВАЕ»

Можете сравнить Казань, Прагу и Рауму?

— Раума — очень маленький город, там нет общественного траснпорта как такового. Вообще ничего — ни автобусов, ни травмаев. В Праге, в огромном городе, отличная система — трамваи ездят вообще везде, очень легко передвигаться. Я ездил на общественном транспорте весь год, у меня даже машины не было. Еще в Праге красивая архитектура, там много старых зданий. Казань тоже большая, но транспорт тут не так хорош, как в Чехии, тяжело было бы на нем передвигаться. Старых зданий здесь меньше, дома другие, но мне все равно нравится.

А к вам в пражских трамваях не приставали?

— Если только после игры, когда я ехал в клубном костюме. Мы носили синеватые пиджаки, красные галстуки, на каждый домашний матч нужно было приезжать в костюме и уезжать с арены тоже.

Как думаете, это правильно?

— Да. Это выглядит солиднее, профессиональнее, мне очень нравилось. В Америке тоже так, но там еще и на выезде нужно быть в костюме. Это здорово, мне нравится классический вид.

— И что, вы в этом костюме в трамвай садились?

— Да, причем не только я! Многие так делали.

В Казани узнают?

— После того футбольного матча мы стояли у автобуса, люди подходили к Бурмистрову, но пару фотографий и со мной сделали. Бывает, что замечают, просят фото. Я нормально к этому отношусь, ничего плохого не вижу. Это часть жизни профессионального спортсмена, нужно принимать ее как есть.

Каково было ехать в Россию? Не думали ведь, что здесь страшный Советский Союз?

— Я немножко нервничал из-за языка. А насчет страшного... Некоторые так думают, но у меня вообще никаких предрассудков не было. Я дома всем рассказываю, что здесь здорово, как и везде, ничего плохого нет. В прошлом году, когда я первый раз летел в Россию, я не знал, чего ожидать. А оказалось, что все очень просто, удобно, ничего страшного.

«ЖЕНА БОЛЬШЕ НЕ ИГРАЕТ В ХОККЕЙ»

Ваша жена теперь будет жить в Казани?

— Да, она приехала в начале октября вместе со своей мамой, сейчас мы уже только вдвоем.

У вас есть дети?

— Пока нет, надеюсь, однажды появятся.

Андреа ведь тоже играет в хоккей?

— Уже нет, пару лет как не играет, но еще в Финляндии она выступала за женскую команду Раумы.

Случайно не на хоккее познакомились?

— Нет, мы встретились, еще когда я играл в «Китченерс», она училась в школе при юридическом университете. Как раз недалеко была арена, и мы часто виделись, встречались. Потом как-то все прекратилось, но через пару лет мы восстановили общение, с тех пор вот вместе.

Ваш ребенок тоже будет хоккеистом? Или юристом?

— Андреа училась только в школе при юридическом, по образованию она учитель. Я надеюсь, что мои дети будут играть в хоккей. У нас многие спрашивают об этом Но что еще делать, если и мама, и папа играли в хоккей?

Какую музыку вы слушаете?

— Да любую — дэнс, рэп, кантри. Но сейчас перед игрой слушаю хип-хоп и рэп. Да, знаю, что это не совсем хоккейная музыка.

Как проводите свое свободное время?

— Сейчас могу пойти в торговый центр, в ресторан. На базе у нас есть комната с бильярдом, хожу туда. А летом я играю в гольф и бейсбол.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    5.11.2014 08:38

    Как-то видел его с женой в "ЮЖНОМ". Они сидели напротив за столиком. Кушали еду из Макдоналдс. Азмун тоже балуется Макдоналдсом. Разве спортсменам вообще можно такого рода еду употреблять? :)

    • Анонимно
      5.11.2014 09:06

      Как раз им то можно:)

    • Анонимно
      5.11.2014 10:29

      Вы всерьез считаете, что спортсмены сидят на диетах? :)) Я помню, когда в юности играл в хоккей, у меня за игру до 3-4 кг веса уходило. Потом, когда добирался до еды - две три порции съедалось, неважно, из чего они состояли. На диетах сидят гимнасты, прыгуны в воду, а такие лошадиные виды спорта как хоккей, футбол - там все калории сгорают моментально.

  • Анонимно
    5.11.2014 09:07

    В Праге, как известно, трамваи ходят по расписанию. Как у нас электрички.

  • Анонимно
    5.11.2014 21:19

    Как басня, так и жизнь ценится не за длину, но за содержание

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль