Общество 
22.11.2014

Опрос недели: А вы следите за поведением сотрудников в социальных сетях?

Можно ли лишать работы за неосторожный твит и резкую запись на личной странице «Вконтакте»

Громкий конфликт вокруг «Эха Москвы» завершился на этой неделе примирением сторон. Владельцы СМИ из «Газпром-Медиа» отменили приказ об увольнении журналиста Александра Плющева за оскорбительную запись в Twitter, но параллельно было принято решение о выработке кодекса поведения сотрудников редакции в социальных сетях. Должно ли руководство компаний и организаций следить за личными блогами своих сотрудников, могут ли работники в социальных сетях обсуждать внутрикорпоративную деятельность, заходите ли вы на аккаунты собственных подчиненных и с какой целью — на эти вопросы отвечают эксперты «БИЗНЕС Online».

Николай Сванидзе — тележурналист, заведующий кафедрой журналистики Института массмедиа РГГУ (Москва):

— Знаете, необходимости в этом кодексе нет, но я думаю, что скоро он появится, потому что такова тенденция. Тем более что это условие компромисса, который заключили журналисты радиостанции «Эхо Москвы» с «Газпром-Медиа». Поэтому они сейчас это будут разрабатывать, и наверняка подобное перейдет и на другие СМИ. И это будет еще гораздо меньшее из зол. Я повторюсь, что не вижу в этом необходимости, мне кажется, что здесь можно руководствоваться здравым смыслом, а не какими-то прописанными правилами. Но тем не менее и в некоторых западных СМИ существуют такого рода инструкции.

Какой-то элемент самоцензуры в работе журналиста обязателен. Журналист-профессионал, в отличие от обычного человека, блогера, должен знать цену своему слову, поэтому должен обладать какими-то основами самоцензуры, не политической, а просто любой, исходящей из правил приличий, из здравого смысла.

Что касается деятельности предприятий, каких-то компаний, то это личное дело каждого руководителя, каждого предприятия — принимать такие меры или нет. Здесь не может быть никаких указаний. Я сам не знаю, что бы я делал на их месте, я никогда не занимался бизнесом. Хотя, я думаю, возможны ситуации, когда руководство компании будет вынуждено заинтересоваться личными аккаунтами сотрудников, если мнение сотрудников может каким-то образом приниматься за мнение компании. И если это бьет по компании, по ее имиджу, по ее репутации, соответственно, по бизнесу, то это, безусловно, заинтересует компанию.

Это дело каждого сотрудника. Компания может каким-то образом ограничивать сотрудников, а сотрудники могут с этим соглашаться или уходить из компании. Здесь общих правил быть не может.

Александр Плющев: «Я работаю на Эхе Москвы. А здесь я не на работе»

Олег Афанасьев — руководитель пресс-службы ОАО «КАМАЗ» (Набережные Челны):

— У нас пока нет отдельных правил поведения в социальных сетях. Но у нас есть кодекс корпоративной этики, который касается всех возможных сфер действия сотрудников, в разумных, конечно, пределах. И там есть пункты, касающиеся высказываний в СМИ.

Но я как человек, отвечающий за связи с общественностью, как представитель крупной компании, в которой работают 40 тысяч сотрудников, считаю, что организация не только может, а обязана такие правила принимать. Объясню на конкретном примере, который произошел буквально две недели назад.

На одном из наших заводов какие-то сотрудники пошутили — повесили объявление о правилах посещения туалета. Взятые из интернета, то есть совершенно абсурдные, ничего креативного, но смешно. И сделали они это на официальном бланке этого нашего предприятия — скопировали где-то, сейчас же это не проблема — написали фамилию начальника и поставили якобы его подпись. А какой-то другой человек взял и эту бумагу сфотографировал. А потом выложил в социальную сеть. Еще раз повторюсь: правила были абсолютно абсурдные. Но что дальше произошло? Оказалось, что не у всех хорошо с чувством юмора, в том числе и у наших СМИ. Этот снимок опубликовали некоторые издания. Это увидели трудовая инспекция и прокуратура. И к нам стали поступать запросы: действительно ли есть такие правила на предприятии. То есть люди просто пошутили, а наши юристы были вынуждены писать ответы, доказывать, что ничего подобного на заводе нет и так далее. Вот пример того, что недолжное поведение сотрудника привело к тому, что мы имели конкретные проблемы.

Могут работники отрицательно повлиять и на имидж компании. Не секрет, что некоторые сотрудники КАМАЗа выкладывают в интернете свои расчетки с якобы маленькими зарплатами. Потому и бытует мнение, что на наших предприятиях люди недостаточно зарабатывают. Но мы по каждой такой расчетке проводим расследование. И выясняется, что практически все такие маленькие зарплаты — это следствие того, что работник или нарушил какие-то правила, или был за что-то оштрафован, или не работал по какой-то причине, или не выполнил план. Естественно, зарплата в таких случаях будет снижена. Но это же вина самих сотрудников или влияние обстоятельств. И работники от обиды или от желания отомстить начальнику выкладывают расчетки. А расчетки у нас такие, что в них, кроме камазовцев, разобраться мало кто может. И люди, не видя количество отработанных часов, наличие штрафов или отсутствие премий, делают вид, что на КАМАЗе мало платят. А это отрицательно влияет на имидж компании.

Хочу заметить, что мы никого не наказываем за подобные поступки. Мы проводим с ними, что называется, воспитательные беседы. Наказывать и нельзя по закону, а мы законы соблюдаем. Так что мы ограничиваемся разъяснением сотруднику негативной сути его поступка.

Дмитрий Еремеев — советник мэра Казани по IT:

— Вести или нет контроль активности сотрудников в соцсетях во многом зависит от самой организации. Думаю, что в аккуратности общения в соцсетях есть резон, особенно если речь идет о чиновниках. Потому что личная позиция человека может быть воспринята как официальная позиция ведомства, и неважно, в рабочее время ты написал или нет. Но как общество может оценить, если сотрудник некорректно выражает свое мнение, занимая определенную должность? Имеет смысл вовремя доводить до своих сотрудников и подчиненных этику общения в соцсетях.

Я читаю ленты тех, с кем общаюсь, но вот так, чтобы целенаправленно изучать кого-то… Как правило, такая необходимость возникает, если оценивается потенциальный кандидат или компания, с которой планируется заключить соглашение. В этом случае целесообразно посмотреть, есть ли у человека аккаунты, какие они, как он общается, о чем пишет, какова его активность и его позиция. Можно понять убеждения, взгляды человека. Поэтому я рекомендую использовать эти инструменты и в бизнесе при работе с подрядчиками, при выстраивании отношений с контрагентами. Социальные сети дают дополнительную информацию — даже сам факт присутствия в сети может характеризовать человека.

Насколько целесообразно разрабатывать какие-то документы в сфере этики общения в соцсетях для сотрудников? На мой взгляд, кодекс просто лишний. Есть простые правила — надо быть корректным, вот и все. Если человек здравомыслящий, писаные правила будут лишними. Например, у одной известной IT-компании есть один простой принцип: не делай зла. А кодифицировать, что ты делаешь, где пишешь — с работы или не с работы, пишешь ли ты незнакомым людям и так далее, будет бесполезно.

Евгений Минченко — директор Международного института политической экспертизы (Москва):

- Я за своими сотрудниками в соцсетях не слежу, но я на них подписан, они у меня в друзьях, так же, как я у них. Иногда они высказывают какие-то суждения, с которыми я не согласен, но я считаю, что это их право, если выражено в корректной форме. Я считаю, что они имеют право на любую позицию, если эта позиция выражена в корректной форме и с уважением к оппоненту. Например, у меня есть политические или ценностные разногласия с ведущим аналитиком, но это не мешает нам плодотворно сотрудничать. Более того, поскольку мы производим достаточно большое количество аналитических продуктов, на мой взгляд, это как раз полезно, когда нет стопроцентного совпадения политических позиций, соответственно, есть возможность выдерживать объективный взгляд на ситуацию.

Дамир Фаттахов - глава Московского и Кировского районов Казани:

— Я не слежу. Но не буду лукавить, у нас на рабочих местах установлена программа, которая показывает, сколько времени сотрудники отводят социальным сетям. Был период, когда мы анализировали, сколько сотрудников и какое время проводят в соцсетях, и по некоторым людям я был неприятно удивлен. После этого мы с ними встретились, поговорили. Все знают, что моменты нахождения в соцсети отслеживаются, после этого ситуация изменилась в лучшую сторону, в определенный момент мы этот вопрос сняли. Только так, пожалуй, я представляю себе это проверять.

Что касается какой-то пристальной слежки, это просто нарушение прав. Вообще, сама формулировка «следить» мне кажется некорректной.

Если сотрудники вместо работы занимаются тем, что проводят время в социальных сетях, это, безусловно, отражается на показателях, на производительности, эти вещи нужно пресекать, договариваться, чтобы люди поняли это раз и навсегда. А отслеживать? Ну не малые же мы дети. Такого не должно быть, или нам не по пути. Это мой личный принцип.

Мое мнение, что некорректно обсуждать рабочие моменты в социальных сетях. Я не говорю, что если на работе есть проблемы, то нужно их замалчивать. Просто для этого есть другие инструменты, есть руководители, у каждого из них своя форма общения с сотрудниками, и если что-то кого-то не устраивает, нужно решать это в рабочем порядке и находить форму, делаются выводы и находятся решения. Есть ваше мнение, есть мнение руководителя, если вам что-то не нравится, необходимо прийти к консенсусу. В моем же понимании если подобное делается в соцсетях, кроме как пиаром это и не назвать. Задач это не решает, а какой-то выплеск негатива, вынос сора из избы не приводят ни к какому результату, тем более положительному. Как мне кажется, это глубочайшая ошибка. Люди должны выходить на диалог и обозначать свою позицию.

Что касается кодексов, мне несильно верится в то, что они смогут ограничить кого-то. У каждого своя позиция, свои жизненные принципы. Понятие корректности очень тонкое и субъективное. Так ты мог сказать, а так — нет, и сложно определить порой, как же на самом деле. Это воспитание, оно либо есть, либо нет. Что касается каких-то жестких вещей, принципиальных, связанных с экстремизмом, пропагандой, за это у нас и в целом есть ответственность как административная, так и уголовная. Специально на страницы подчиненных я не захожу. Если только на глаз как-то попадется тот, с кем у меня какие-то общие рабочие моменты.

Марат Ибляминов — заместитель генерального директора ОАО «Татмедиа»:

— «Следить» — это сама себе некорректная формулировка, которая попахивает 1937 годом. Как я могу следить за своими людьми, если это мои люди? Во-первых, я доверяю всем тем, с кем я работаю. А если не доверяю, то не работаю. Во-вторых, в соцсетях я, конечно, веду с ними какую-то переписку. Например, есть файлы, интересные ссылки, важные моменты. И те, с кем я работаю, — люди многогранные, они разносторонне развиты, соответственно, у каждого есть свое хобби, которым они любят поделиться. На это всегда интересно посмотреть, но не в рабочее время. Сам я зарегистрирован только в Facebook и Instagram. Следить или не следить за сотрудниками в соцсетях, в целом зависит от направленности компании, от наличия в ней уровня секретности информации. Если это оборонное предприятие, выпускающее системы слежения «свой-чужой» или авионику для наших истребителей, понятно, что там должно быть жесткое табу на присутствие сотрудников в соцсетях. А если это развлекательный журнал, то почему нет? С помощью соцсетей, наоборот, можно повышать интерес к изданию, что увеличит его аудиторию.

Что касается политических взглядов, здесь другой момент. Принимая на работу человека, нужно четко понимать, с кем придется работать. И если руководитель придерживается одной позиции, а сотрудник — радикально противоположной, в любом случае они уже не сработались. А если руководитель допускает ошибку и принимает на работу оппортуниста, который идет против твоей воли, не согласен с теми вещами, которые руководитель проводит во внутренней политике организации, и вдруг начинает писать об этом в соцсетях, понятно, что с таким человеком нужно расставаться. И если подчиненный пишет такие вещи, это ошибка руководителя.

Что касается высказываний о работе в социальных сетях, я считаю это величайшее глупостью. Если есть проблема, трудности в организации, то нужно прийти к руководству, донести до сведения, обсудить, предложить решение проблемы. Это вполне нормальное явление. И я не понимаю, когда руководителей представляют некими демонами, источниками зла. Абсолютно нет. Все руководители — живые люди, они готовы слушать и слушают. Есть определенные личности, деспотичные, которые считают правильным только свое мнение, но основная масса не такая. А если человек работает в организации, пишет про нее гадости и формирует негативное мнение, то я считаю, что если он порядочный, то должен уйти с этой работы.

Ильяс Валиуллин — генеральный директор IMC:

— У меня нет огромного желания влезать в личную жизнь своих сотрудников, точно так же, как я не хочу, чтобы они лезли в мою личную жизнь. Разумеется, все, что касается рабочих моментов, проектов и распространения информации о них, четко регламентируется и проговаривается не раз, в этом есть своя корпоративная культура. Но в корне неправильно вмешиваться в личную составляющую работника, я не могу указывать, какую информацию, касающуюся его личных убеждений, стоит выкладывать в соцсети, а какую — нет. Тут, наверное, вопрос в том, кого ты устраиваешь на работу, еще на начальном этапе совместной работы нужно решить, как ты будешь работать с сотрудником, имеющим то или иное мнение. Что касается скандала вокруг «Эха Москвы», то не исключаю какую-то PR-составляющую, ребята получили дополнительный PR-повод. Сам же я намеренно на странички своих сотрудников не захожу, какую-то информацию не проверяю, если только случайно попадется на глаза.

Рустам Камалов — первый заместитель министра экологии и природных ресурсов РТ:

— Нет, я за сотрудниками в соцсетях не слежу. Это обусловлено нехваткой времени и отсутствием желания. У нас в министерстве есть соответствующая служба, которая отслеживает, чтобы в рабочее время сотрудники занимались делом, а не сидели в соцсетях. Хотя у нас есть и целое подразделение, которое взаимодействует со СМИ, отслеживает какие-то моменты, касающиеся экологии, и им без соцсетей не обойтись.

Не думаю, что даже жесткие меры к чему-то приведут. И если в социальных сетях идет какие-то негативное обсуждение заслуг организации или подразделения, то, я думаю, у них не совсем, наверное, здоровая обстановка. Так или иначе, многое можно решить в рабочем порядке.

С другой стороны, если от сотрудника идет конструктивное обсуждение, конструктивная критика, то все это можно обговорить. Если не конструктивная, и сотрудник, обращаясь к руководителю, говорит плохо, например, сотрудник госорганов говорит, что у него маленькая зарплата, в этом виноват начальник управления. Но это же не так. Начальник управления не министр, зарплата определяется либо на республиканском, либо на федеральном уровне. Если в соцсетях поднимается вопрос, что какая-то важная тема замалчивается или рассматривается невнимательным образом, то почему нет? На это нужно обратить внимание, проверить. Например, у нас в рамках работы с коррупцией на сайте министерства есть раздел, где каждый может зайти и высказать мнение о нашей работе.

Айгуль Мирзаянова — PR-директор Nefis Group:

— В социальных сетях пользователи могут высказывать что угодно, по какому угодно поводу, в этом их главная привлекательность и иллюзия одновременно. Если это картинки порнографического характера, высказывания фашистского/шовинистского и прочего деструктивного толка или мат в «эфире», это немедленно характеризует данного пользователя и, я уверена, создает ему в жизни, причем не только виртуальной, большие проблемы.

Нет ничего личного: как только вы публикуете информацию о себе или от себя, простите, понятие «личная жизнь» немедленно исключается. Какое-то время я намеренно не присутствовала в соцсетях, так как личная информация используется различными организациями, в том числе СМИ. Однако затем, поразмыслив, поняла, что в использовании соцсетей есть плюсы, их достаточно для человека, скажем, моей профессии. Но, повторюсь, самоцензура присутствует постоянно. А иначе и быть не может, если ты человек публичный, или являешься сотрудником корпорации, или представляешь госорганы. Или хочешь стать таковым, ведь соцсети также хорошее подспорье для кадровых служб. Соцсети — мощнейший детектор лжи, и все пользователи здесь как на ладони.

По роду своей деятельности мы мониторим информацию о компании, в том числе и в просторах интернета. Наивно полагать, что если пользователь, будучи на рабочем месте или будучи сотрудником какого-либо предприятия, высказывается о месте работы негативно, то это останется незамеченным. Был случай, когда сотрудница опубликовала селфи чуть ли не из кабинета своего начальника с матерной подписью в отношении компании. Она была уволена в тот же день, когда это обнаружили. На мой взгляд, если ты работаешь в какой-либо организации, то относиться к ней, к бренду, который ты представляешь, надо как минимум уважительно. Как максимум — с любовью. А иначе зачем вообще ходить на работу? Не надо страдать и ругать это место, найдите то, что по душе. И делайте селфи, конечно!

Зульфия Султанова — главный редактор газеты «Челнинские известия»:

— Я не вижу необходимости в слежении за личными аккаунтами и блогами своих сотрудников. Мне кажется, это вмешательство в частную жизнь. Кстати, у меня нет аккаунтов в соцсетях. Я человек открытый в личном общении. Но эта публичная демонстрация личной жизни мне претит.

Могут ли сотрудники в своих блогах высказываться на темы работы своей корпорации или организации? Вот тут, конечно, вопрос есть, особенно если сотрудник стал бы высказываться о работе в негативном плане. Это, на мой взгляд, недопустимо. Существует определенная корпоративная этика, и публичные высказывания в соцсетях — это уже нарушение этики. Если бы мне стало известно о подобном факте, это было бы поводом для моих размышлений. Я не знаю, как бы я поступила, но задумалась бы однозначно. Но ведь на «Эхе Москвы» дело было не в негативных высказываниях журналиста о своей работе, он политические воззрения озвучил, а это уже совсем другое.

Я не захожу на аккаунты своих подчиненных. Я даже на аккаунты своих детей не захожу, потому что считаю, что если они хотят со мной чем-то поделиться, то они и так расскажут, а заходить на аккаунт и устраивать головомойку, начинать что-то воображать себе, домысливать мне бы не хотелось. У меня с детьми хорошие отношения, они уже достаточно взрослые, но у них всегда есть свое личное пространство, и я не считаю нужным его нарушать.

Асфан Галявов — генеральный директор МУП «Метроэлектротранс»:

— За сотрудниками в соцсетях я не слежу, собственно, я и нигде не зарегистрирован. В целом я придерживаюсь мнения, что никакой руководитель так поступать не должен. Я не думаю, что требуется слежка за сотрудниками, пусть свободно общаются.

Что касается негативных отзывов, то и здесь я не вижу ничего плохого, пусть пишут. Пусть пишут, как работают начальство, предприятие, другие направления, нежели держат все в себе, ведь это может потом вызвать негативные последствия. И если отзывы, какие бы ни были, дойдут до руководства, очень хорошо. Почитают, сделают выводы и примут для себя решения, улучшат свою работу.

Тимур Ахмеров — генеральный директор «Барс Групп»:

— Когда сотрудники публикуют в публичных социальных сетях какие-то свои скоропостижные мысли, выводы, негативную оценку происходящего (а чаще всего, согласитесь, это связано именно с негативом, а не с позитивом), свое отношение к непосредственному руководителю, к компании, то следить за этим бесполезно — слишком велико пространство. Но для того, чтобы сообщения о каких-то рабочих моментах не выплескивались в публичные сети, мы в компании создали внутренний ресурс, своеобразную социальную сеть, где сотрудники могут общаться или обсуждать какие-то проблемы. И там можно найти единомышленников, поспорить, обсудить рабочие моменты. Соответственно, такие вопросы люди в публичные социальные сети уже не выносят. Негатив остается внутри и во внешние сети почти не транслируется. Но следить за людьми и искать их высказывания в социальных сетях — это неправильно и не всегда возможно. И даже когда возможно, достаточно сложно определить, кто именно что-то конкретное сказал.

Есть ли у нас какие-то репрессивные меры за высказывания в нашей внутренней сети? Безусловно, нет. Если говорить о негативных высказываниях в адрес руководства, то они ведь наверняка обоснованы, по крайней мере есть повод для этого. Дыма без огня не бывает. Так что репрессии бесполезны. Мы предпочитаем анализировать причины происходящего и стараемся сделать так, чтобы это не повторялось, равняемся на мнение команды. Стараемся развиваться, меняться, потому что мы коммерческая структура, которая хочет быть успешной.

Сергей Майоров — председатель совета директоров ГК «Магнолия» (Набережные Челны):

— Слежка за сотрудниками в соцсетях — это лишнее. Если есть злоупотребление со стороны сотрудников, это легко блокируется с сервера — можно заблокировать одного сотрудника, а другому открыть доступ. Сегодня, если организация не присутствует в социальных сетях, не продвигает там свою продукцию, она уже безнадежно отстала. У нас на предприятии, к примеру, еще два года назад разработали стандарты, согласно ISO 9000, как работать в соцсетях маркетологу. Блокировать соцсети смысла особого не вижу. Есть показатели сотрудников, функционал, который они исполняют либо не исполняют в отведенное рабочее время. Если показатели низкие, делаются определенные оргвыводы.

Что касается инцидента с журналистом «Эха Москвы»… Соцсеть — это одно из средств выражения собственного мнения и доведения его до круга читателей. Кодекс должен быть общий, а не только для конкретной радиостанции. Журналист всегда рискует попасть под критику. У нас даже замминистра экономического развития России Сергей Беляков высказал свое мнение в соцсети, а на следующий день остался без работы. Здесь та же ситуация — мнение, которое либо кардинально расходится с мнением редакции, либо с мнением редактора. Я не думаю, что на каждое слово стоит обращать внимание, нужно просто придерживаться той политики, которая принята в организации, где ты работаешь. И если ты выходишь за рамки этой политики, неважно — в соцсетях или в телепередаче, ты, безусловно, будешь за это наказан. Тут не этика даже, тут чувство текущего момента. Если нет этого чувства, тогда не надо работать журналистом… или даже заместителем министра.

Я зарегистрирован в четырех соцсетях — на Facebook, в Тwitter, в «Одноклассниках» и «ВКонтакте». Захожу на странички своих подчиненных, но в рабочих целях. Например, мы проводим еженедельный деловой обед для первых лиц вот уже третий год. Я не всегда там бываю, и мне интересно посмотреть фотографии с этого мероприятия. Но это, скорее, не аккаунт подчиненного, а аккаунт нашего проекта.

Нияз Гараев — основатель агентства интернет-рекламы «Реаспект»:

— Конечно, слежу. Во-первых, при приеме на работу видно, чем человек живет. Если там перепосты всяких глупых шуток на странице, значит, и сам он недалекий человек. Во-вторых, по записям в соцсетях видно настроение сотрудников. Если человек чем-то недоволен или делает репосты записей конкурентов, то можно сделать определенные выводы и вовремя среагировать на ситуацию. Конечно, нужно знать, о чем думают твои сотрудники и в какую сторону они двигаются.

Мы, конечно, не настолько публичная компания, чтобы прописывать какие-то кодексы, но я думаю, что это правильно. Сотрудники должны знать, какова будет реакция руководства в случае чего, чтобы это не было для них неожиданностью. Жизнь компании в сети могут обсуждать только руководители и партнеры. Те, кто сможет взвешенно подходить к обсуждению, вред не нанесет. А если языками молоть будут все остальные, будет сплошная ахинея. Можно обсуждать жизнь компании, которая не несет в себе коммерческой деятельности, не несет в себе разглашение коммерческой тайны. У нас, кстати, каждый сотрудник подписывает бумагу о неразглашении коммерческой тайны, но там ни слова нет о соцсетях. Видимо, в пику последних событий придется обновить эти правила.

Нэлла Прусс — ректор университета управления «ТИСБИ»

— Следить за личными страницами сотрудников или студентов нет смысла, если не проводишь внутрикорпоративную работу, общаясь с ними вживую. Лично у меня полная уверенность, что ничего криминального мои подчиненные не пишут. В нашем вузе давно введена корпоративная культура: дресс-код, правила поведения, общения. Здесь запретами дело не решишь, надо достучаться до человека, изменить стереотип отношения к окружающим. Когда мы встречаемся со студентами, то вкладываем в голову: ты не только лицо вуза, ты лицо своих родителей, в конце концов, презентация самого себя, достойная презентация. Речь идет не только о беседах, но и о целом спектре мероприятий патриотической направленности. Для меня патриот — этот тот, кто любит свою семью, свой вуз, своих друзей. Думаю, что кодексы поведения в соцсетях должны стать логическим продолжением кодекса поведения в организации.

Конкретно в работе журналиста именно самоцензура должна лечь в основу. Понимаете, затронутый вами вопрос гораздо шире подписанной в организации бумаги. Истоки хамского поведения и неуважения к окружающим — из семьи, из школы, из вуза. Давайте будем говорить о культуре общей, не только в социальных сетях! Могут ли сотрудники в своих аккаунтах и блогах высказываться на темы работы своей корпорации или организации? Критики мы не боимся. Все зависит от темы: если написанное в блоге — это продолжение тех проектов, которые сейчас открыто обсуждаются в компании, то да, пожалуйста. Другой вопрос, когда сотрудник публикует закрытые внутрикорпоративные сведения, неконструктивную критику, понижающую рейтинг компании, — это недопустимо.

Сергей Юшко — генеральный директор технопарка «Идея»:

— Я сам не слежу за аккаунтами своих сотрудников в социальных сетях, мне и мысли такой в голову не приходило. Вообще у нас не приветствуется, когда люди в рабочее время «зависают» в социальных сетях, поэтому я уверен, что они этим не занимаются.

Армандо Диамантэ — директор драмтеатра «Мастеровые», экс-директор челнинского филиала ТК «Эфир»:

— Я полностью согласен с тем, что организация, в частности СМИ, должна следить за поведением своих сотрудников в соцсетях. Есть уровень культуры людей, у кого-то более высокий, у кого-то ниже, но он есть. Есть обыватели с низкой культурой, которые могут себе позволять какие-то нехорошие поступки или высказывания. Но, извините, что позволительно у себя на кухне, возможно, не всегда позволительно публично. Особенно это касается журналистов. Журналист не должен забывать, что он один из распространителей общественного мнения. Поэтому я выступаю против того, чтобы журналисты позволяли себе (я уж не говорю мат, это было бы вообще) любые некорректные высказывания. Они ведь являются в какой-то степени примером для других людей. И поэтому в бытность работы на телевидении с моей стороны могли быть замечания в адрес сотрудников по поводу их поведения, в том числе и касаемо социальных сетей, дескать, товарищи не забывайте о том, что вы носители общественного мнения.

Не могу сказать, что я контролировал сотрудников. Но был ряд рекомендаций, как себя вести. И у нас могло быть даже увольнение за некорректное поведение в общественных местах. Под общественным местом я подразумеваю,\ в том числе и интернет. И прецеденты были, правда, не по соцсетям. Например, когда человек себе позволял в ночном клубе вести себя как-то вызывающе или неподобающе, он мог потерять работу.

Рустем Закиров — руководитель компании «Медиа Хит»:

— Безусловно, если человек выступает с тем или иным заявлением в любой социальной сети от имени нашей организации, то все это имеет четкий регламент. Если же речь идет о личных аккаунтах, то зона ответственности целиком и полностью принадлежит самому человеку. То же самое касается и конкретных постов. Понимаете, у каждого есть частная жизнь, каждый имеет право на нее, поэтому он может выкладывать на своей личной, подчеркну, личной страничке все, что посчитает нужным, давайте не будем забывать, что у нас в России свободу слова никто не отменял. И организация, где он трудится, не должна нести ответственности за такие посты. Конечно, ввести определенный кодекс на поведение в соцсетях было бы нелишним, но как мы можем сказать человеку, что ему писать или не писать, когда он не работает. Мне кажется, что личную жизнь человек должен курировать сам, сам отвечать за свои действия и поступки. Сам же я за личными аккаунтами своих подчиненных не слежу, нам это ни к чему.

Сталкивались ли вы с претензиями начальства к вашим записям в социальных сетях? (22.11.14-24.11.14)
5%Да, из-за моих высказываний на политические темы
26%Я не зарегистрирован в социальных сетях
3%Да, за обсуждение в публичном пространстве внутрикорпоративных дел
15%Мое руководство это не интересует
4%Я начальник и слежу за каждым шагом своих подчиненных в сети
47%Нет, я не обсуждаю в сети рабочие вопросы
Ваш голос учтен
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (16) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    22.11.2014 09:40

    ну вот Олег Афанасьев – руководитель пресс-службы ОАО «КАМАЗ» подставил контору: "И выясняется, что практически все такие маленькие зарплаты, это следствие того, что работник или нарушил какие-то правила, или был за что-то оштрафованы ...".Трудовая инспекция - идите и разбирайтесь! Штрафы ТК запрещены.

    • Анонимно
      23.11.2014 16:55

      Штраф это лишить премии или надбавки - абсолютно законно, учите матчасть! для этого вам внутри вашей организации достаточно издать положение о премировании и прописать возможность лишать оной за косяки. ТК тут не причем

  • Анонимно
    22.11.2014 09:48

    Боже мой, какие же все руководители трусливые, как же они боятся за потерять свои собственные рабочие места, в соц. сетях можно найти правду, поэтому нужно ЗАПРЕТИТЬ

  • Я, честно говоря, плющевского поста "об Ивановых" не читал. Однако, в СМИ видел несколько фотографий этого журналиста. Да-а. Очень жаль. Мне почему то кажется "болезненный какой-то". Власть в стране конечно "не сахар", но и "антогонисты", как бы это сказать, помягче, по-русски...... Ну, в общем, надеюсь меня поняли - "акулы перла".

  • Азат Д
    22.11.2014 10:49

    Я к Галявову, так сказать, безразлично относился, судя по его деятельности, не рыба- не мясо. Но его комментарий внушает уважение . Неужели республика (а Галявов из клана) в сторону демократии движется. Вместе мы сила.

  • Анонимно
    22.11.2014 11:16

    за сотрудниками ТК "Эфир" днем и ночью неустанно бдит сам Оганесян... порой тратит на это все свое время, а затем вывешивает приказы о штрафах...на всех компьютерах стоит "слежка"...

  • Анонимно
    22.11.2014 11:34

    Первым делом зачистили СМИ (НТВ, ОРТ и т.д.), потом забетонировали выборной процесс и участие людей партийной деятельности. Следом "зарегламентировали" общественную и правозащитную деятельность. Теперь нашли способ заткнуть рот в соцсетях. Просто наберут соответствующие люди номер твоего руководителя и скажут "Уважаемый, побеседуйте с вашим сотрудником по поводу его виртуальной ненужной социальной активности". Руководитель, естественно возьмет под козырек и личный контроль вопросик. Все. Буду "постить" только котиков и цветочки.

  • Анонимно
    22.11.2014 11:48

    Комментарий Галявова единственный вызывает уважение.

  • Анонимно
    22.11.2014 12:11

    А зачем пользоваться соц.сетями??? Какая от них польза в реальной жизни ???

  • Марат Ш
    22.11.2014 13:27

    Случай с твитом Плющева это отражение серьезного противостояния между теми, кто считает, что свобода слова важна, кто считает, что пресса должна быть независима, что люди должны говорить свободно, и теми, кто говорит, что это всё нам не свойственно, это всё лишнее, это всё людям не нужно.

    • Анонимно
      22.11.2014 16:23

      Про независимое СМИ скажи своим начальникам из госдепа :) в штатах оно сплошь " независимое"

  • Анонимно
    22.11.2014 14:05

    И что такого Плющев написал, с чем не согласилось бы большинство россиян, тем более он не утверждал, а спрашивал? Конечно, сплясал на костях, конечно жестковато, но с другой стороны, Ивановы со старушкой тоже не слишком церемонились, мягко говоря. Если бы подобный твит был про сына рабочего Сидорова из усть-урюпинска, ни один бы мускул ни у кого не дрогнул

  • Анонимно
    23.11.2014 14:23

    С российскими зарплатами только за поведением сотрудников в соц.сетях следить осталось, а то совсем распустятся, бессовестные.

  • Анонимно
    24.11.2014 12:11

    Для Галявова. Если Вы не зарегистрированы в сетях, это не значит, что никто не следит за вашей деятельностью. Информацию о вашей работе черпают также из соцсетей. И чем больше там негативных отзывов, тем хуже мнение о вас и вашей работе.

  • Анонимно
    21.07.2015 17:13

    я слежу с помощью kickidler

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль