Общество 
27.04.2015

Максим Шевченко: «Реальность гораздо жестче, чем в фильме «Калина красная»

В Казани обсудили, как реально помочь тем, кто из-за забора с колючей проволокой попал «в пустоту»

«7, 8, 10 лет — сроки, которые и в сталинское время считались тяжелыми. Сегодня человек 7 лет получает в зале суда и уходит счастливый, что легко отделался», — говорили участники круглого стола, который провела в конце прошлой недели Общественная палата РТ. При этом, как правило, на свободе людей никто не ждет, поэтому многие вновь соскальзывают на криминальный путь. К проблеме необходимо подключать государство, считают общественники, решившие подготовить обращение на имя президента РТ.

В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ НА СВОБОДУ ВЫЙДУТ 60 ТЫС. НАШИХ СОГРАЖДАН

Горячую тему о роли институтов гражданского общества в трудовой реадаптации осужденных обсуждали в конце прошлой недели в казанском Кремле, где Общественная палата РТ провела круглый стол, а точнее, рабочее совещание. Только что Госдума России приняла постановление об амнистии к 70-летию Победы — на свободу досрочно выйдут 60 тыс. человек. Половина из них, о чем говорили на круглом столе, люди семейные. А вот остальные... Многим некуда идти, негде жить, работать, лечиться... Как и кто им может помочь вернуться к нормальной жизни? В обсуждении этого чрезвычайно непростого вопроса приняли участие представители УФСИН, религиозных организаций, СМИ, известные бизнесмены... Модераторами были член совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко и член Общественной палаты РТ Вадим Козлов.

«Не секрет, что большое количество наших с вами сограждан в силу различных жизненных обстоятельств либо находятся, либо имеют опыт нахождения в исправительных учреждениях. По приблизительным данным, порядка 600 тысяч в настоящее время осужденных в РФ», — сказал, открывая совещание, Вадим Козлов. Он тоже напомнил об амнистии: «В ближайшее время на свободу выйдут 60 тысяч наших сограждан. Конечно, цифра очень серьезная. Поэтому объем проблемы — социальный, человеческий — он, в общем-то, всем очевиден».

Вадим Евгеньевич напомнил, что в ноябре 2014 года по этому вопросу в Казани уже собирались эксперты и тоже пришли к выводу, что «необходимо комплексно заниматься проблемой ресоциализации, выводить ее решение на систематический уровень». На втором заседании решили сделать акцент на проблему трудовой реадаптации, если попроще — на жгучей и трудно решаемой проблеме трудоустройства бывших заключенных.

«В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ МИРЕ ТЕ, КТО ПОПАДАЮТ В ТЮРЬМЫ, НЕ СЧИТАЮТСЯ ОТВЕРЖЕННЫМИ»

Затем слово взял Шевченко: «Как известно, в России посадить легко, а потом выйти из тюрьмы гораздо труднее. В современном мире, в демократическом мире, в мире, который заботится о людях в какой-то степени, те, кто попадают в тюрьмы, не считаются отверженными ни в коей мере. Они считаются людьми, просто временно выпавшими из жизни, и общество прилагает огромные усилия для того, чтобы вернуть их к нормальной жизни, чтобы они опять стали полноценными людьми и в социальном, и в политическом, да и в морально-психологическом смысле».

Поэтому отношение общества к бывшим заключенным нужно менять. «Не всякий человек, который сел в тюрьму, виновен на самом деле. Наш жизненный опыт показывает, что в тюрьмах полно людей, которых посадили туда и которым сломали, разрушили жизнь из-за какого-то шага, к которому можно было бы подойти не так жестоко. 7, 8, 10 лет — сроки, которые и в сталинское время считались тяжелыми. Сегодня человек 7 лет получает в зале суда и уходит счастливый, что легко отделался. А 7 лет в сталинское время было одним из тяжелейших сроков», — напомнил Шевченко.

Здесь, по его мнению, без кооперации усилий общественных добровольческих организаций и государственных институтов просто не обойтись: «Надо поддержать то, что сейчас вот у вас в Татарстане происходит, вот эта попытка создать подобные центры с ночлежными домами для людей, которые вышли на свободу, не имея никаких документов, разорвали отношения с родственниками (или родственники, как правило, разорвали с ними отношения), не имеют источников дохода».

Шевченко напомнил об исследованиях совета по правам человека, которые показывают, что, к примеру, в зонах Челябинской области заключенные за месяц тяжелой работы по ведомости получают по 14 - 15 рублей, хотя доходы самой зоны от предприятий, смежных с зоной, получаются просто огромные... «Человек выходит из зоны зачастую просто в ситуации прострации. Тем более если он еще и не идет по каким-то криминальным внутренним законам, а существует сам по себе и не может ничего получать ни из какого общака», — подчеркнул Шевченко важность проблемы.

Он также отметил, что заниматься нужно не только материальной, но и, что не менее важно, психологической адаптацией бывший зэков: «Зона — это же такое место: вот стоит забор, и по обе стороны этого забора совершенно разные законы и совершенно разные правила. Нужна работа с теми, кто там находится, внутри зоны. Людей же надо тоже готовить к выходу». Эту задачу, с его точки зрения, могут взять на себя только общественные организации. Однако нужны гарантии, что они сами не станут источником нарушения закона и не будут использоваться «какими-то нечестными людьми в криминальных целях».

Он вспомнил пример фильма «Калина красная», где заключенный вышел за ворота зоны и стоит на перепутье. «Дальше Шукшин создал такую романтическую историю — его приняла женщина. Так тоже, естественно, бывает. Но реальность гораздо более жестокая...» — отметил Шевченко.

ЖЕЛАЮТ НАЧАТЬ ПОЛНОЦЕННУЮ ЖИЗНЬ ПО ЭТУ СТОРОНУ ЗАБОРА С КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Далее модератор дал слово гендиректору АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации» Азату Гайнутдинову, развернутое интервью с которым недавно публиковала наша газета.

Он рассказал о направлениях работы своей организации. Среди них — информационно-просветительская деятельность. Так, недавно был запущен сайт с контентом, максимально ориентированным на целевую группу, включающую как самих бывших осужденных, так и их родственников. Помимо тематической новостной ленты сайт предоставляет возможность желающим трудоустроиться оставить свою анкету, а представителям центра — обратиться к потенциальным работодателям. В свою очередь, работодатели, имеющие потребность в рабочих кадрах, могут подобрать себе необходимый персонал.

В настоящее время у сайта уже около 500 подписчиков. Благодаря активной информационной работе за последние месяцы были трудоустроены 11 человек и еще 7 получили первичную социальную и финансовую помощь.

Второе ключевое направление, по словам Гайнутдинова, это работа среди осужденных. Недавно проведены встречи с заключенными двух наиболее крупных по численности исправительных учреждений Казани: ИК №2 и ИК №19. Во время беседы представители центра проинформировали готовящихся к освобождению о возможностях их последующего трудоустройства, а особо нуждающихся — о получении социальной помощи. Кроме того, были проведены встречи с руководством УФСИН РТ и с начальниками указанных исправительных учреждений с целью выяснения потребности в организации дополнительных производств на территории ИК для вовлечения в трудовую деятельность максимально возможного числа желающих.

Наконец, третье, не менее важное направление деятельности центра — это социальное сопровождение бывших осужденных, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. «Необходим более систематический и емкий подход к решению этой проблемы. Нам он видится в строительстве социального хостела для таких лиц, причем мы готовы взять это на себя, не обращаясь к государству за средствами, а изыскивая их путем привлечения средств меценатов и благотворителей. В последующем функционирование данного хостела будет осуществляться на принципах самообеспечения, без каких-либо бюджетных дотаций. Нами подготовлено письмо в муниципальные и государственные органы с просьбой изучить возможность выделения в долгосрочную аренду земельного участка для строительства социального общежития. В данный момент это письмо находится на рассмотрении, и мы рассчитываем на положительное решение», — рассказал Гайнутдинов.

Азату Гайнутдинову
Азат Гайнутдинов

«ПАРТНЕРОВ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА НЕТ»

Комментируя выступления, Шевченко заострил внимание на том, что проблема ресоциализации заключенных требует выхода за рамки отдельной частной инициативы: «Не будем впадать в заблуждение, это не гуманитарный проект, не благотворительный, это социальный проект. Не так, что давайте в отрыве от нашей основной деятельности немножко поможем заключенным, освободившимся. Это важнейший социальный проект, касающийся судеб десятков тысяч людей, которые находятся в зоне социального риска, в зоне криминального риска, не находя поддержки. Это проект, который должен быть стыком государственных и общественных усилий. Не только потому, что какие-то бизнесмены, дай им Всевышний здоровья, дали средства — работаем, не дали — не работаем. Должна быть государственная программа на уровне республики, на федеральном уровне. Там не очень хорошо понимают, что делать...»

Этот системный проект Шевченко предложил выстраивать из трех составляющих: «Это некоммерческие организации, которые работают в соответствии с зарегистрированным уставом как юридическое лицо. Есть благотворительная составляющая, фонд благотворительный. И государственные институты, которые, в свою очередь, должны определиться — кто будет партнером этой структуры со стороны государства. На данный момент партнеров со стороны государства нет».

07.jpg

ЗАРПЛАТА ЗАКЛЮЧЕННЫХ, ПО ОФИЦИАЛЬНЫМ ДАННЫМ, 280 РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ

Депутат Госсовета РТ Николай Рыбушкин говорил о законодательстве: «В РФ было принято 45 различных нормативно-правовых актов, направленных, прошу обратить внимание, на обеспечение прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Где здесь лица, которых мы сегодня обсуждаем, которые освободились? Законов на сегодняшний день, которые предоставляли бы какие-либо возможности даже для деятельности лиц, которые будут заниматься [освобожденными заключенными], нет ни в РФ, ни в РТ...»

Предложения от депутата были такие: «Во-первых, должен быть принят какой-то закон на уровне РФ, а потом уже на уровне РТ».

«Нормативный акт», — уточнил Шевченко.

«Нормативный акт, — согласился Рыбушкин. — Может быть, не закон, а постановление кабинета министров. Но нормативный акт должен быть, а его сегодня нет. Пока его не будет, все, о чем мы здесь сегодня говорим, останется благими пожеланиями. Опять упремся в то, что добрые бизнесмены, которые душой болеют за это дело, будут оказывать финансовую помощь... И на этом все закончится».

Депутат также поспорил с модератором: «Я с Максимом не согласен, когда он назвал три пункта, я считаю, на первое место надо все же государство ставить. Потому что без законодательной инициативы мы едва ли что-то сможем. А потом уже некоммерческие, благотворительные организации. Но зачинателем в этом деле все-таки должно быть государство. Нормативную базу того, что мы будем делать, будет создавать государство».

Рыбушкин привел несколько поразительных цифр: «По деньгам могу сказать, что средняя зарплата заключенных по сравнению с 2003 годом выросла на 11 процентов и составила сегодня, по официальным данным, 280 рублей в месяц по стране». Депутат также сообщил, что «в 2014 году было обучено рабочим профессиям примерно 162 тысячи лиц, которые освобождаются».

Ответил Рыбушкин и на вопрос «что делать?»: «У меня предложение — обратиться в министерство труда, занятости и социальной защиты РТ, чтобы там рассмотрели вопрос о квотировании рабочих мест организациями и предприятиями, привлекающими лиц, освободившихся из мест лишения свободы, с обязательным трудоустройством... Мы говорим о том, что предприниматели должны помогать. Но сначала надо найти необходимые экономические рычаги, которые бы стимулировали работодателей».

Предложил депутат обязать муниципалитеты предоставлять земельные участки, чтобы построить социальные общежития: «Человек освободился, на какие-то два-три месяца туда вселяется. Трудоустроился, наладил связь со своими близкими — уехал к семье, другой освободившийся заезжает...»

Предложил Рыбушкин и организовать работу центра принудительного лечения: «Мы забываем, что есть категория освобожденных — это лица, больные туберкулезом, ВИЧ-инфекцией, СПИДом... Они возвращаются и сразу «провисают»... Огромная проблема! Заражение ВИЧ в местах лишения свободы каждый год растет на 5 процентов. Они потом выходят, вливаются в общество, и никто ими не занимается...»

Общественные центры, которые занимаются бывшими заключенными, надо создавать, как считает депутат, в каждом регионе, чтобы они могли контактировать и отслеживать судьбу своих подопечных.

КОММЕРЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ СТОЯТ В ОЧЕРЕДИ, ЧТОБЫ... ПОПАСТЬ В ЗОНУ

Вступивший в разговор Андрей Морокко — гендиректор ООО «СКИФ», которое помогает центру социальной реабилитации и адаптации, сказал, что предприниматели готовы принимать на работу бывших осужденных. Но при этом реабилитационный центр должен дать гарантии, что такой человек «здоровый, вменяемый, не маньяк-убийца, что он до этого работал, что у него есть опыт...»

Олег Блохин — и. о. заместителя начальника УФСИН РФ по РТ, сообщил, что бизнес охотно открывает свои предприятия на территории зон: «Ряд коммерческих структур уже расположили свое оборудование на базе наших учреждений. У нас на самом деле есть проблемы — у нас не много свободных площадей. Вся казанская зона, вторая колония — там нет ни одного свободного места. Коммерческие структуры стоят в очереди, чтобы туда попасть».

«Все коммерческие структуры, которые заинтересованы, пожалуйста, звоните в управление, мне лично», — предложил Олег Викторович.

Директор ООО «Фермерское хозяйство «Рамаевское» Фарид Хайрутдинов заявил, что ему нужны работники и он готов пригласить бывших осужденных, но только тех, кто имеет подходящие специальности. А обучать их надо тогда, когда человек еще находится за решеткой.

Заместитель муфтия, руководитель благотворительного фонда «Ярдэм» Ильдар хазрат Баязитов рассказал, что уже более 10 лет работает с сиротами, с инвалидами («более 5 тысяч незрячих прошли через нас»), зависимыми от наркотиков, алкоголя... Ильдар хазрат напомнил, что такими зависимыми людьми надо заниматься два-три года, а в центры реабилитации и попасть нелегко, и там нужно платить — хорошо, если у человека есть родственники...

Священник Николай Тимофеев, который много лет занимается осужденными, с горечью заметил: «600 тысяч людей за решеткой — это целый город. Оставлять их без попечения, я думаю, является преступлением...» Тимофеев рассказал, как православная церковь помогает таким людям, как интересуется их судьбой после освобождения: «Они нам год пишут письма...»

Анатолий Фомин — председатель Общественной палаты РТ, организовавшей обсуждение столь острой темы, напомнил, что в республике 5,5 тыс. некоммерческих организаций, из которых более 400 социально ориентированных: «Общество уже созрело до того состояния, что если у государства не доходят руки, а это так и бывает, до отдельных категорий людей, та или иная организация берется за их проблемы. Но ей надо помогать».

В дискуссии поучаствовал даже депутат Ульяновской городской думы Назир Шамсутдинов, который сообщил, что приехал в Казань за информацией. Он рассказал, что в Ульяновске открылся центр социальной трудовой адаптации, что немало делается и в других регионах России, надо собрать и обобщить этот опыт.

Заместитель председателя Верховного суда РТ Роман Гафаров подтвердил, что поднятая на круглом столе тема очень важная, но «без государственного регулирования, без правового регулирования этой проблемы все, что здесь было сказано, будет проходить гораздо сложнее...» Гафаров тоже считает: «Должен быть в правительстве человек или организация, наделенные государственными полномочиями для решения этих проблем».

«ВЫ МЕНЯ СОГРЕЛИ, ПОДДЕРЖАЛИ, КОГДА Я ВЫШЕЛ, СПАСИБО, ВСЕ ХОРОШО, ХРАНИ ВАС АЛЛАХ, ХРАНИ ВАС БОГ...»

Итоги подвел Шевченко, наметив четыре пункта дальнейшей работы. Во-первых, он зафиксировал предложение через Общественную палату, другие общественные организации обратиться к президенту РТ с просьбой создать в правительстве, в структурах исполнительной власти должность, найти человека, который курировал бы по линии исполнительной власти вопросы, поднятые на круглом столе.

Второй момент — это расширение нормативной базы. «Понятно, что и коммерческая деятельность, и финансовая деятельность таких учреждений, и, скажем так, работа с теми, кто там будет находиться, будет привлекать пристальное внимание, в частности, министерства внутренних дел...» — еще раз указал на возможную проблему Шевченко.

В-третьих, необходима работа по организации условий для создания эффективных форм бизнеса, производства с участием труда вышедших на свободу людей, которые могут какое-то время поработать, вжиться в социум, заработать чуть-чуть денег. «А потом, может, через полгода он скажет: спасибо вам большое, ребята, я поехал дальше, вы меня согрели, поддержали, когда я вышел, спасибо, все хорошо, храни вас Аллах, храни вас Бог...» — отметил московский эксперт.

Наконец, четвертый пункт — это федеральный уровень. Шевченко пообещал помочь организовать взаимодействие местных общественных структур и правозащитников в Москве, которые профессионально занимаются этой тематикой. Следующую встречу договорились провести уже с подготовленными документами, которые после обсуждения можно сразу пустить в работу.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    27.04.2015 09:32

    Всех кому не безразлична работа по оказанию помощи нашим гражданам, освободившимся из мест лишения свободы, в вопросах трудоустройства, поиска жилья, правовой помощи, приглашаем вступить в нашу группу https://vk.com/centrra и принимать участие в данной деятельности.Наши контакты:Автономная некоммерческая организация "Центр реабилитации и адаптации" (Республика Татарстан)Группа вконтакте: https://vk.com/centrraСайт: http://centrra.ru/Тел.: (843) 2-997-997

  • В программу необходимо включить воспитание трудных подростков и их социальную адаптацию. 70% из тех, кто попал в спецшколы, выходят потом для последующего попадания на взрослые нары. На данный момент возвращение подростка в обычную школу администрацией школы всячески избегается, вынося отказ по формальным причинам. Надо решать вопросы на опережение в двух направления: социальная реабилитация и профессионально-культурное воспитание! Надо создать инструменты, которые позволяли бы вводить освободившихся трудных подростков в здоровые социальные группы (готовые для этого) для последующей реабилитации. В целях трудовой реабилитации (взращивания культуры труда) надо тоже создавать соответствующие механизмы, что бы у человека появился выбор в вопросах источника средств для существования и профессионального развития. К примеру, можно предположить некие программы поддержки МСБ в виде фермерских хозяйств, которые могли бы предложить создание социально-трудовых условий для перевоспитания подростков и развития их профессиональных навыков.

  • Анонимно
    28.04.2015 05:07

    >> Надо создать инструменты, которые позволяли бы вводить освободившихся трудных подростков в здоровые социальные группы (готовые для этого) для последующей реабилитации. Вы сами собиратетесь такие инструменты создавать ? Не хотите сам ина поруки взять парочку малолетних отморозков ? А зачем ждать, пока срок домотают - время теряем ! Сразу из зала судла юдинских живодеров, например, забирайте и начинайте окружать их любовью и социально-трудовыми условиями. Как только наберете статистику успешных перевоспитаний - мы с горовностью выделим Вам и средства и поддежку.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль