Общество 
5.07.2015

Игумен Евфимий: «Максим Горький был увлечен идеями так называемого богостроительства»

О Седмиезерной иконе Божией Матери и горькой судьбе большого русского писателя

На следующей неделе Православная Церковь празднует день памяти Смоленской Седмиезерной иконы Божией Матери. Эта икона сохранилась до наших дней и пребывает ныне в алтаре кафедрального Петропавловского собора Казани. Ректор Казанской духовной семинарии игумен Евфимий в статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», рассказывает о том, как эта святыня связана с творческим и трагическим жизненным путем знаменитого писателя Максима Горького.

Смоленская Седмиезерная икона Божией Матери
Смоленская Седмиезерная икона Божией Матери (фото: tatarstan-mitropolia.ru)

ЧЕТЫРЕ ГОДА АЛЕКСЕЯ ПЕШКОВА

9 июля Православная Церковь празднует день памяти Смоленской Седмиезерной иконы Божией Матери. Это одна из величайших святынь Казанского края, которая до революции почиталась наравне с Казанской иконой. Существовала традиция обносить эту икону крестным ходом по городам и весям Казанской губернии, а на 26 июня/9 июля — день памяти избавления Казани от моровой язвы (икона дважды спасала Казань от чумы в 1654 и в 1771 годах) — ежегодно совершался крестный ход из Седмиезерной пустыни в Казань, где при огромном стечении народа совершался молебен. Потом так же крестным ходом икону возвращали обратно в монастырь.

В отличие от явленной Казанской иконы, которая бесследно исчезла в 1904 году, Смоленская Седмиезерная икона сохранилась до наших дней и пребывает ныне в алтаре кафедрального Петропавловского собора Казани. В дни ее памяти (9 июля, 10 августа и 26 октября) ее выносят для поклонения верующим.

Алексей Пешков (Максим Горький) приехал в Казань в 1884 году
Алексей Пешков (Максим Горький) приехал в Казань в 1884 году

В преддверии этого празднования мне хотелось бы обратить внимание читателей на один фрагмент из повести Максима Горького «Исповедь» («Жизнь ненужного человека», 1908), в котором рассказывается об исцелении, которое получила от Седмиезерной иконы одна больная девушка. Как известно, в 1884 году будущий классик советской литературы в возрасте 16 лет приехал в Казань, чтобы поступить в университет. После того как эта попытка провалилась, он зарабатывал себе на жизнь тяжелым и изнурительным трудом. Алексей Пешков прожил в Казани четыре года — это был весьма непростой период в его жизни. В 19 лет, сломившись под гнетом выпавших на его долю испытаний, юноша пытался наложить на себя руки, к счастью, попытка суицида оказалась неудачной. При всем том, что не следует отождествлять героя повести «Исповедь» с ее автором, в ней явно прослеживаются биографические черты будущего «великого пролетарского писателя» и основателя соцреализма.

ИДЕИ БОГОСТРОИТЕЛЬСТВА

Сегодня мало кто вспоминает о том, что Горький — известный певец революции, автор «Песни о буревестнике» и романа «Мать», прошел тернистым путем богоискательства, а в начале ХХ века был увлечен идеями так называемого богостроительства — достаточно сильного идейного течения в русском марксизме, к которому примыкали такие видные деятели социал-демократической партии, как Луначарский и Богданов. Знавшие в ту пору Горького люди говорили, что в этот период писатель «прямо замаливался». Из-за этого у него произошел достаточно серьезный конфликт с Лениным, который считал, что для борцов революции неприемлемы никакие формы религиозности, даже имеющие социальную направленность.

Ленин считал, что для борцов революции неприемлемы никакие формы религиозности
Ленин считал, что для борцов революции неприемлемы никакие формы религиозности

Конфликт между общественно-политическими взглядами и художественным талантом, не укладывающимся в прокрустово ложе «самых передовых теорий», для русских писателей явление весьма распространенное. Достаточно вспомнить того же Льва Толстого, ведь неслучайно исследователи его творчества говорят о Толстом-художнике и Толстом-проповеднике как о совершенно разных ипостасях его личности. В советскую эпоху этот конфликт приобрел системный характер, а зачастую имел и трагический финал — вспомним судьбу Александра Фадеева.

Не удалось избежать этого конфликта и Горькому. Известно, что писатель сделал выбор в пользу подчинения партийной дисциплине. После резкой критики Ленина и осуждения со стороны однопартийцев Алексей Максимович вынужден был фактически отказаться от своего произведения как от незаконнорожденного ребенка. Впоследствии Горький неоднократно заявлял о своих атеистических убеждениях и говорил, что повесть «Исповедь» была написана им в порыве малодушия.

«Исповедь» является одной из вершин художественного творчества Горького (обложка берлинского издания 1908 года)
«Исповедь» является одной из вершин художественного творчества Горького (обложка берлинского издания 1908 года)

Однако вне зависимости от взглядов на общественно-политическое устройство дар великого писателя и настоящего художника всегда являет себя в художественной правде. Несомненно, что публикуемый ныне фрагмент повести «Исповедь» является одной из вершин художественного творчества Горького.

То, насколько образно и глубоко автор описывает крестный ход и произошедшее от иконы исцеление больной девицы, дает все основания полагать, что Горький сам был свидетелем описываемого чуда. Впоследствии он предпочел сделать вид, что он ничего ни видел и ничего не знает. И в этом смысле его судьба в полном смысле этого слова может считаться горькой. Но это уже совсем другая история...

Первая страница повести издания 1908 г.
Первая страница повести издания 1908 года

***

Велик народ русский, и неописуемо прекрасна жизнь!

В Казанской губернии пережил я последний удар в сердце, тот удар, который завершает строение храма.

Было это в Седмиезерной пустыни, за крестным ходом с чудотворной иконой Божией Матери: в тот день ждали возвращения иконы в обитель из города, — день торжественный.

Стоял я на пригорке над озером и смотрел: все вокруг залито народом, и течет темными волнами тело народное к воротам обители, бьется, плещется о стены ее — нисходит солнце и ярко-красны его осенние лучи. Колокола трепещут, как птицы, готовые лететь вслед за песнью своей, и везде — обнаженные головы людей краснеют в лучах солнца, подобно махровым макам.

У ворот обители — чуда ждут: в небольшой тележке молодая девица лежит неподвижно; лицо ее застыло, как белый воск, серые глаза полуоткрыты, и вся жизнь ее — в тихом трепете длинных ресниц.

Рядом с нею отец, высокий мужчина, лысый и седобородый, с большим носом, и мать — полная, круглолицая; подняла она брови, открыла широко глаза, смотрит вперед, шевеля пальцами, и кажется, что сейчас закричит она, пронзительно и страстно.

Подходят люди, смотрят больной в лицо, а отец мерным голосом говорит, тряся бородой:

— Пожалейте, православные, помолитесь за несчастную, без рук, без ног лежит четвертый год; попросите Богородицу о помощи, возместится вам Господом за святые молитвы ваши, помогите отцу-матери горе избыть.

Видимо, давно возит он дочь свою по монастырям и уже потерял надежду на излечение; выпевает неустанно одни и те же слова, а звучат они в его устах мертво. Люди слушают прошение его, вздыхая, крестятся, а ресницы девушки все дрожат, окрыляя тоскливые глаза.

Может быть, двадцать расслабленных девиц видел я, десятки кликуш и других немощных, и всегда мне было совестно, обидно за них, — жалко бедные, лишенные силы, тела, жалко их бесплодного ожидания чуда. Но никогда еще не чувствовал я жалость с такой силой, как в этот раз.

Великая немая жалоба застыла на белом, полумертвом лице дочери, и безгласная тоска туго охватила мать. Тяжело стало мне, отошел я, а забыть не могу.

Тысячи глаз смотрят вдаль, и вокруг меня плывет, точно облако, теплый и густой шепот:

— Несут, несут!

Тяжело и медленно поднимается в гору народ, словно темный вал морской, красной пеной горит над ним золото хоругвей, брызгая снопами ярких искр, и плавно качается, реет, подобно огненной птице, осиянная лучами солнца, икона Богоматери.

Из тела народа поднимается его могучий вздох — тысячеголосное пение:

— Заступница усердная, Мати Господа Вышняго!

Рубят пение глухие крики:

— Шагу! Прибавь шагу! Шагу!

В раме синего леса светло улыбается озеро, тает красное солнце, утопая в лесу, весел медный гул колоколов. А вокруг скорбные лица, тихий и печальный шепот молитвы, отуманенные слезами глаза, и мелькают руки, творя крестное знамение.

Одиноко мне. Все это для меня — заблуждение безрадостное, полное бессильного отчаяния, усталого ожидания милости. Подходят снизу люди; лица их покрыты пылью, ручьи пота текут по щекам, дышат тяжко, смотрят странно, как бы не видя ничего, и толкаются, пошатываясь на ногах. Жалко их, жалко силу веры, распыленную в воздухе.

Нет конца течению народа!

Возбужденно, но мрачно и как бы укоряя, несется по воздуху мощный крик:

— Радуйся, Всеблагая, радуйся!

И снова:

— Шагу! Шагу!

В целом облаке пыли сотня черных лиц, тысячи глаз, точно звезды млечного пути. Вижу я: все эти очи — как огненные искры одной души, жадно ожидающей неведомой радости.

Идут люди, как одно тело, плотно прижались друг к другу, взялись за руки и идут так быстро, как будто страшно далек их путь, но готовы они сейчас же, неустанно идти до конца его.

Душа моя дрожит великой дрожью непонятной тревоги; как молния вспыхнуло в памяти великое слово Ионино:

— Богостроитель народ!?

Рванулся я, опрокинулся встречу народу, бросился в него с горы и пошел с ним, и запел во всю грудь:

— Радуйся, благодатная сила всех сил!

Схватили меня, обняли — и поплыл человек, тая во множестве горячих дыханий. Не было земли под ногами моими, и не было меня, и времени не было тогда, но только — радость, необъятная, как небеса. Был я раскаленным углем пламенной веры, был незаметен и велик, подобно всем, окружавшим меня во время общего полета нашего.

— Шагу!

И неудержимо летит над землею народ, готовый перешагнуть все преграды и пропасти, все недоумения и темные страхи свои.

Помню — остановилось все около меня, возникло смятение, очутился я около тележки с больной, помню крики и ропот:

— Молебен, молебен!

Было великое возбуждение: толкали тележку, и голова девицы немощно, бессильно качалась, большие глаза ее смотрели со страхом. Десятки очей обливали больную лучами, на расслабленном теле ее скрестились сотни сил, вызванных к жизни повелительным желанием видеть больную восставшей с одра, и я тоже смотрел в глубину ее взгляда, и невыразимо хотелось мне вместе со всеми, чтобы встала она, не себя ради и не для нее, но для чего-то иного, пред чем и она, и я — только перья птицы в огне пожара.

Как дождь землю влагою живой, насыщал народ иссохшее тело девицы этой силою своей, шептал он и кричал мне и ей:

— Ты — встань, милая, вставай! Подними руки-то не бойся! Ты вставай, вставай без страха! Болезная, вставай! Милая! Подними ручки-то!

Сотни звезд вспыхнули в душе ее, и розовые тени загорелись на мертвом лице; еще больше раскрылись удивленные и радостные глаза, и, медленно шевеля плечами, она покорно подняла дрожащие руки и послушно протянула их вперед — уста ее были открыты и была она подобна птенцу, впервые вылетающему из гнезда своего.

Тогда все вокруг охнуло, — словно земля медный колокол и некий Святогор ударил в него со всей силой своей, — вздрогнул, пошатнулся народ и смешанно закричал:

— На ноги! Помогай ей! Вставай, девушка, на ноги! Поднимайте ее!

Мы схватили девицу, приподняли ее, поставили на землю и держим легонько, а она сгибается, как колос на ветру, и вскрикивает:

— Милые! Господи! О, Владычица! Милые!

— Иди, — кричит народ, — иди!

Помню пыльное лицо в поту и слезах, а сквозь влагу слез повелительно сверкает чудотворная сила — вера во власть свою творить чудеса.

Тихо идет среди нас исцеленная, доверчиво жмется ожидавшим телом своим к телу нарда, улыбается, белая вся, как цветок, и говорит:

— Пустите, я — одна!

Остановилась, покачнулась — идет. Идет, точно по ножам, разрезающим пальцы ног ее, но идет одна, боится и смеется, как малое дитя, и народ вокруг нее тоже радостен и ласков, подобно ребенку. Волнуется, трепещет тело ее, а руки она простерла вперед, опираясь ими на воздух, насыщенный силою народа, и отовсюду поддерживают ее сотни светлых лучей.

У ворот обители перестал я видеть ее и немного опамятовался, смотрю вокруг — всюду праздник и праздничный гул, звон колокольный и властный говор народа, в небе ярко пылает заря, и озеро оделось багрянцем ее отражений.

Идет мимо меня некий человек, улыбается и спрашивает:

— Видел?

Обнял я его и поцеловал, как брата после долгой разлуки, и больше ни слова не нашлось у нас сказать друг другу; улыбаясь, молча, разошлись.

Максим Горький

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (27) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    5.07.2015 10:18

    Потрясающий текст! Надо поздравить Казань с появлением такого ректора семинарии, образованнейшего человека! Наконец- то повезло семинаристам, теперь нестрашно отдавать туда сыновей учиться, время новиковых миновало! Спасибо Патриарху, что назначил настоящего ученого и богослова.

  • Анонимно
    5.07.2015 10:43

    Да, в семинарии настали новые времена! Спасибо Святейшему за поддержку! Видимо, она будет и дальше и митрополия наконец-то очистится!

  • Анонимно
    5.07.2015 11:46

    Интересно, а прежний ректор знал фамилию Горького?

  • Анонимно
    5.07.2015 12:30

    Вы меня развеселили! Ну конечно не знал и не знает! Университетов они не заканчивали, а искусствоведов создавали из подручных материалов, и проректором в 19 лет тоже.

    • Анонимно
      5.07.2015 19:29

      Не волнуйтесь, новые времена в семинарии, для чего вспоминать вчерашнее жаркое?

  • Анонимно
    5.07.2015 13:07

    С неожиданной стороны открылся "певец революции" Максим Горький. Спасибо за познавательный материал. Действительно, с появлением Евфимия семинария начала выходить из репутационного кризиса. Интересно, что он не только изучает прошлое, как видно в этой статье, но и близок всему современному. Недавно на ютубе видел снятый по его заказу ролик о семинарии, так качественно снят и молодежи это всё близко. Не консерватор, а человек, который ищет баланс между традиционным и новым, понимает, что без современных технологий сейчас не обойтись даже в религиозной сфере. Удачи игумену в его нелегком деле.

  • Анонимно
    5.07.2015 14:19

    Следует заметить, что спас после попытки самоубийства Алешу Пешкова - Максима Горького простой татарин.Ели бы Игумен Евфимий об этом напомнил, было бы по-нашему, по-татарстански. Дэу эти, изучающий родные языки

    • Анонимно
      6.07.2015 13:41

      Хорметле, узене "Дэу эти" дип атыйтырган кеше. Бу доньяда татарларлар арасында куп кеше лаеклы, боек хэм бетен кешелэргэ файдалы эшлэр эшлегэннэр. Минемчэ, хэр очракта, анын турында, тертереп, искэ тешерунен мэгнесе юктыр.

  • Анонимно
    5.07.2015 14:20

    За попытку самоубийства Казанская духовная консистория отлучила Пешкова от церкви на семь лет.Казак Поволжья

  • Анонимно
    5.07.2015 14:31

    Цитирую:В 1891 году Алексей, ведомый духом мятежа, уходит бродяжничать из Нижнего Новгорода. В Куряжском монастыре, что под Харьковым, он смог увидеть святого Иоанна Кронштадского. Между ними состоялся разговор, который писатель запомнит на долгие годы…Впервые Максим Горький напечатает злобно-карикатурное описание их краткой встречи в литературном приложении к газете «Накануне» N29, 1922, 30 апреля. В этом очерке Максим Горький свидетельствует о себе и своём отношении к мiру: «…Меня крутил по земле вихрь сомнений, я ходил среди людей полуслепой, не понимая смысла их жизни, их страданий, почти до безумия изумленный их глупостью и жестокостью, измятый своим бессилием, не находя нигде ответов на острые вопросы, а они резали душу мне» .Это состояние души писателя – странника не укрылось от праведного старца. Максим Горький привёл в очерке простое вразумление, сказанное ему святым прозорливцем: «Церковь говорит тебе: зло – от дьявола, и ты или веришь этому – благо тебе, или не веришь – тогда погиб Я знаю ты возмутитель жизни, ты ходишь, возмущая людей«.Максим Горький задал Иоанну Кронштадтскому такой вопрос: «Если Бог всемогущ, зачем же допускает козни дьявола?» На это ему дан был жёсткий ответ: «Не твое дело, отверженник, ставить вопросы сии! Разумей это и – оставь меня…»Кому-то могут показаться грубыми слова праведника, тем более, что любой православный священник может ответить на такой вопрос. Горький просто не смог бы смиренно воспринять ответ и, стараясь «загнать в тупик» батюшку, стал бы задавать еще «каверзные вопросы». Но, поскольку в его сердце не было искреннего стремления к Правде, пользы от разъяснения он бы все равно не получил.Комментарии, которыми сопровождает этот мучительный диалог М. Горький, оскорбительны в отношении святого. Хотя слова старца, назвавшего писателя посланником дьявола, (или их смысл) приведены, кажется, без искажений: «Видел я таких, людям помогать хотите, а себе помочь не можете! Шляетесь, спрашиваете, обременяя совесть чужую, смутьяны, а совесть пастыря отвечает за вас пред Господом! Бог наш – чистоты и ясности душевной требует, а вы засоряете души ближних хитростями словосплетений дьявольских…»В очерке «В. Г. Короленко» Горький даёт такую характеристику святому Иоанну Кронштадтскому: «Человек искренне верующий, как веруют немудрые, сельские попики, хорошего, честного сердца. Мне кажется, он испуган своей популярностью, тяжела она ему… Чувствуется как будто он действует не по своей воле. Все время спрашивает Бога своего: так ли, Господи?»Тут Максим Горький очень точно подметил один из главных признаков святости – отречение от своей воли ради воли Божией.Расставшись с отцом Иоанном, Пешков летом этого же 1891 года пришел в монастырь святого Тихона Задонского… А, спустя пять лет, в 1896 году в «Самарской газете» N39, от 14 февраля напечатан очерк Горького «У схимника» , в котором писатель рассказал о своей встрече с монахом – затворником Задонского монастыря.«Я спустился в склеп под полом церкви», – пишет Горький. « Предо мною было… худое старческое лицо… Я пристально смотрел в его глаза, и меня смущал и удивлял их живой спокойный блеск… Было в них много…ровным светом сияющего огня и много силы, покорявшей меня, опустившегося в эту яму из любопытства – из злого любопытства, в котором была и частица желания смутить мир души человека, отрекшегося от жизни.»С мистическим ужасом автор размышляет о великом старце этом, выходящем из смертного склепа только раз в году на Пасху: «…Что же поддерживает в его полуистлевшем теле жизнь, и чем питается огонь, сияющий в его глазах, – в его глазах, целый год лишенных солнечного света… Чем живет этот человек, в гробе живущий, – чего ради?». Но ответить не смог он самому себе. От этого неведомого старца Алексей Пешков услышал духовное вразумление: « – Держи сердце свое в чистоте, но и, загрязнив его, не отчаивайся… Помни: жив Бог – жива душа твоя! Но если умер Бог в сердце твоем – нет тебе спасения, и погибнешь ты яко червь…»Выйдя от схимника, Алексей Пешков всё думал о монахе, поражённый высотой и глубиной святости, которая коснулась его: «Он был там, в земле, под храмом, в котором каждый день многие души, молясь, изнывали под тяжестью грехов своих, и мне казалось, что вся масса их страданий и скорбей падает сквозь отверстия в полу храма в сырой склеп подвижника, падает и давит собою дряное тело его. И он молится денно и нощно за этих людей, собирающихся в храме над ним, молится за них к Богу, Господину своему, в силу и благость которого – он непоколебимо верует, – молится из-под земли и уверен, что молитва его дойдет до небес«Казак Поволжья

    • Анонимно
      5.07.2015 14:53

      Вот если бы у писателя была возможность встретиться с настоящим праведником и святым преподобным Серафимом Саровским! Он бы доподлинно разъяснил бы молодому Горькому все его сомнения.Очень всем рекомендую книгу "О стяжании духа Святого" Серафима Саровского.

  • Анонимно
    5.07.2015 14:38

    Да, советский писатель Максим Горький не так прост оказался.Просто мы мало о нём знаем и плохо знаем его творчество, о чём он думал, переживал, что сделал и к чему стремился.Недавно была возможность забрать его 30-томное собрание сочинений, принесённое в библиотеку... Жаль, что возможность упущена.

  • Анонимно
    5.07.2015 15:08

    Спасибо ректору семинарии за интересный материал, вот так сейчас надо разговаривать с паствой! Сразу видно, Патриарх прислал в Казань образованного и порядочного человека, он может принести много пользы нашей митрополии, к нему люди уже потянулись.

  • Анонимно
    5.07.2015 15:09

    Конечно хорошо, что появился грамотный священник и в епархии, а то у мусульман был Батров,а у православных никого такого уровня.Думаю, что игумену знающему историю надо было напомнить как называл Ленин таких богостроителей и богоискателей, а этим баловались и некоторые большевики вроде Луначарског.Историю надо давать без пропусков.Думаю, что в конце концов, семинарии надо передать здание Духовной академии.Даже большевики всегда держали там учебные заведения.А там глядишь восстанет из небытия и Казанская Духовная академия славившаяся разносторонними интересами своей профессуры.Ведь исламский университет в Казани существует.

  • Анонимно
    5.07.2015 15:33

    Да, игумену Евфимию под силу и академию возродить, и митрополию вывести на должный уровень во благо Церкви. Успехов ему и спасибо за просветительскую пастырскую работу.

  • "Бог выдуман - и плохо выдуман! - для того, чтоб укрепить властьчеловека над людьми, нужен он только человеку-хозяину, а рабочему народу он - явный враг"Максим Горький (Пешков) Русский писатель Признаюсь сразу, не во всём с ним согласен!!!!Однако о статье автора статьи смиренного Казанского Иегумена где он касается великого писателя Пешкова могу поразмышлять.Мне показалось что в статье промелькнула маленькая невидимая нить мыслив том что мол эти писатели безбожники жили себе обижали ЦЕРКОВЬ а счастья в жизни так и не обрели уйдя в вечность несчастными!Почему так думает Иегумен???Может Иегумен исходит из посыла мудрости которую как то сказалдревний грек ЭСХИЛ?"Мудр тот кто знает не многое, а нужное"А я бы отвтил другой мудростью сказанной Д.И.Писаревым"Ум не терпит неволи"Да да!!!именно молодой СВОБОДНЫЙ СВОБОДНЫЙ от всех условностей РЕЛИГИИ ищущийСОЛЬ СМЫСЛА в жизни Максим Горькийпришёл за истиной и чудом к Святому Иоанну Кронштадскому!Но старец почувствовал свое бессилие перед СВОБОДОЙ мышления,он старец почувствовалПРЕВОСОХОДСТВО РЕВОЛЮЦИОННОГО ДУХА и ума молодого Максима.Максим не услышал ИСТИНЫ и не увидел чуда.Слаб оказался СТАРЕЦ не готов к СВЯТОСТИ,это была не та ГЛЫБА совести и ИСТИНЫ БОЖЬЕЙ,очевидно РАЗРЕКЛАМИРОВАННЫЙ как ШАМПУНЬ СТАРЕЦ СВЯТОЙ был похож на обычного старого ворчливого вредного старика в чёрном одеянии с гнилыми зубами.Старец мог ему предложить только ДОГМЫ сковывающие острый УМ Максима НЕВОЛЕЙ ДОГМАТИКИ.Максим разочаровался в религии христианства ОКОНЧАТЕЛЬНО!!!Отсюда и появился вышеуказанный афоризм.РПЦ в лице слабоподготовленного священника потеряла ВЕЛИКУЮ ГЛЫБУ и приобрела себе НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЯ.А по поводу того что Максим ушёл в вечность не найдя счастья я отвечу вопросома разве находят счастье лица посвятившие себя монашеству???Эти молодые здоровые ЧЕЛОВЕКИ выражаясь терминологией Пешкова добровольнозахоронив надежды своих РОДИТЕЛЕЙ о лучшей доле своих ДИТЯТЕЙ так и не увидевпрелестей жизни и не выполнив начертания ВСВЫШНЕГО о продолжении рода,замуровали свой ИНТЕЛЛЕКТ в тягучий КИСЕЛЬ ДОГМАТИКИ и ушли так же в небытие и их никто никогда не вспомнит.Максим жил и работал для всего РУССКОГО НАРОДА и остался в памяти НАРОДНОЙ как НАРОДНЫЙ писатель!А МОНАХ занимаясь всю жизнь БИБЛИСТИКОЙ и молясь о тех,о ком его просили помолится ПРИХОЖАНЕ жертвуя пожертвования,так и ушёл в мир иной безвестным!Так кто более счастлив????Вы спросите почему я так рассуждаю и кто я такой СУДЬЯ что-ли??Мы потомки более ПРАГМАТИЧНЫ и судим это по своему и здесь я согласен с ВЫСКАЗЫВАНИЕМ господина-товарища Пешкова Максима"Дети - это завтрашние судьи наши, это критики наших воззрений, деяний, это люди, которые идут в мир на великую работу строительства жизни".Мир вам Уважаемый Иегумен.

    • Анонимно
      5.07.2015 20:39

      У этого татпросвета явно, что то с головой.Таких в старину по русски называли пустосвят, по татарски тиле.

      • Анонимно
        5.07.2015 21:01

        Зря, вы так - от вас услышал только хулу.А от просветителя татарского народа интересный анализ. Замечу, без обзывательств.

        • Анонимно
          6.07.2015 22:46

          А мне кажется этот татпросвета ,как его назвали,просто ерничает над святыми старцами под видом анализа .

  • Анонимно
    5.07.2015 18:11

    Сколько размышлений инициировала статья ректора! Пусть не все с ним согласны, но люди начали размышлять, и это главное. Завидую семинаристам, учиться у такого педагога счастье. Да, новые времена сейчас в семинарии, и это здорово!

  • Анонимно
    5.07.2015 21:57

    Когда избавиться от слова паразит Так НАЗЫВАЕМЫЙ. Если есть название или имя назовите и пишите как есть. Телевидение, ведущие все говорят так называемый, и еще не хватало названия статьи начали употреблять слова так называемый

  • Анонимно
    6.07.2015 08:19

    Кто знает в Грозном есть духовная семинария?

  • Анонимно
    6.07.2015 09:29

    Ваше Высокопреподобие!Как Вы относитесь к книге "Бумагия" Воробьевского?

  • Анонимно
    6.07.2015 09:41

    Cпасибо за такой интересный рассказ! Живем тут и не знаем!

  • Анонимно
    6.07.2015 12:17

    Спасибо за статью!

  • Анонимно
    6.07.2015 17:17

    Да, интереснейших судьбы и деятельности был человек, Алексей Максимович. А ведь прислушайся к его Богостроительным идеям Владимир Ильич, наверняка, не было бы тех ужасов, последовавших после 17-го года. Благодарю за данный материал автора и издание. Познакомился с таким понятием, как "Богостроительство". А ведь в нем что-то есть, актуальное на сегодняшний день. Мировое сообщество в целом и российское общество в частности, на данном этапе своего развития, находятся в поиске дальнейшего направления. Так вроде вот оно!!! Имея веру во Всевышнего, в его Творения, используя исторический опыт общественных отношений наших предков, определится в наиболее миротворческом, гармоничном, созидательном направлении развития, как общества в целом, так и каждого человека в отдельности. Спасибо всем причастным!!!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль