Старая элита 
25.07.2015

Семен Игнатьев: что скрывают неопубликованные мемуары экс-главы Татарии?

Бывший министр госбезопасности СССР отказался быть послом в Европе и за четверть века написал уникальный литературоведческий труд. Часть 4-я

Сдав в 1960 году полномочия первого секретаря Татарского обкома КПСС, Семен Денисович Игнатьев завершил свою политическую деятельность. Чем он занимался после руководства республикой, рассказывает «БИЗНЕС Online» в четвертой части биографического очерка, основанного на книгах профессора-историка Булата Султанбекова «Семен Игнатьев: свет и тени биографии сталинского министра» и «ХХ век. События, личности, тайны».

8b_bb8.jpg
Семен Игнатьев (фото: archive.gov.tatarstan.ru)

СТАЛИН ГРОЗИЛ НАБИТЬ ЕМУ МОРДУ

Семен Игнатьев после громких событий 1960 года в Татарии, где он сколь решительно, столь же безуспешно попытался провести местную «революцию сверху» в области татарских языка и культуры, завершает свою бурную 40-летнюю политическую карьеру. Ему было всего 56 лет. Даже по закону на пенсию ему еще было рановато, но он твердо ответил отказом на предложение стать послом где-нибудь в небольшой европейской стране. А возможный пост председателя правительства РСФСР после сусловских обвинений в «национальной ограниченности и замкнутости», разумеется, стал невозможным. И в четырехкомнатной квартире в элитной восьмиэтажке в Староконюшенном переулке, 19, неподалеку от Арбата, поселился новый пенсионер союзного значения. Может быть, не так уж кривил душой ЦК КПСС, отправив его в отставку с формулировкой «в связи с пошатнувшимся здоровьем»?

В своем комфортабельном убежище в самом центре Москвы ему на память просто не могли не приходить кошмарные события в его бытность министром госбезопасности, связанные с «делом врачей» и ему подобных. Об этих тягостных размышлениях свидетельствуют строки его секретной объяснительной записки на имя министра внутренних дел СССР Лаврентия Берии от 27 марта 1953 года, написанной им в кремлевской больнице. По некоторым сведениям, Игнатьев лежал там с инфарктом, ожидая расправы. Берия обвинил его в репрессиях конца 1950-х, начал подготовку по этому поводу большого показательного судебного процесса, на котором Игнатьеву была уготована роль главного обвиняемого. Его «пособниками» стали бы Виктор Абакумов — экс-министр МГБ, и Михаил Рюмин — бывший замминистра госбезопасности, уже находившиеся под следствием. Президиум ЦК по предложению Берии обязал Игнатьева представить объяснения по поводу «серьезных ошибок в бытность его министром». Берия затребовал у больного письменных объяснений, которые, скорее всего, могли на суде сыграть решающую роль и стать ему смертным приговором. Эта секретная объяснительная записка из Центрального архива ФСБ опубликована в 2014 году в книге Булата Султанбекова «ХХ век. События, личности, тайны» и дает представление о взаимоотношениях «вождя народов» с подчиненными, обстановке, в которой те оказывались при «первом приближении».

Вот что пишет автор документа «железному наркому»: «Я до конца января 1952 года почти при каждом разговоре с товарищем Сталиным выслушивал в связи с этим не только его резкую брань, но и угрозы примерно такого характера: «Если не вскроете террористов, американских агентов среди врачей, то будете там же, где и Абакумов», «Я не проситель у МГБ. Я могу и потребовать, и в морду дать, если вами не будут выполняться мои требования», «Мы вас разгоним, как баранов» и тому подобные...

Начиная с конца октября 1952 года товарищ Сталин все чаще и чаще в категорической форме требовал от меня, товарища Гоглидзе (Сергей Арсеньевич Гоглидзе с 1951 по 1953 год — первый заместитель министра госбезопасности СССР; расстрелян после смерти Сталина как пособник Берии — прим. ред.) и следователей применять меры физического воздействия в отношении арестованных врачей, не признающихся во вражеской деятельности: «Бейте!» — требовал он от нас, заявляя при этом: «Вы что, хотите быть более гуманными, чем был Ленин, приказавший Дзержинскому выбросить в окно Савинкова? (Очевидно, в запале вождь перепутал даты и факты: руководитель Боевой организации партии эсеров Борис Савинков был арестован уже после смерти Ленина, в августе 1924 года — прим. ред.) У Дзержинского были для этой цели специальные люди — латыши, которые выполняли такие поручения. Дзержинский не чета вам, но он не избегал черновой работы, а вы как официанты в белых перчатках работаете. Если хотите быть чекистами, снимите перчатки. Чекистская работа — это мужицкая, а не барская работа.

После этого товарищ Сталин... дал указание заменить Егорова, отправить в провинцию, а в пути или по прибытии на место арестовать и содержать в наручниках... После этого товарищ Сталин не реже чем через день-два с пристрастием допрашивал меня, как выполняется его указание в отношении Егорова и Василенко (Петр Иванович Егоров — профессор, член-корреспондент АМН СССР, врач-терапевт, ведущий врач Сталина. Владимир Харитонович Василенко главный терапевт Кремлевской больницы. Оба были арестованы в связи с «делом врачей»прим. ред.)... Товарищ Сталин много раз обвинял нас, меня в частности, в том, что мы уводим Егорова от ответственности, что болезнь Егорова — выдумка МГБ. Мне не раз было сказано, что я поплачусь головой за выгораживание Егорова. В конце октября Егоров поправился и был арестован, о чем было доложено товарищу Сталину, который тут же спросил: «Надели ему кандалы?» Когда я доложил, что в МГБ наручники не применяются, товарищ Сталин в еще неслыханной мной резкой форме выругал меня площадной бранью, назвал идиотом, добавив, что «вы политические слепцы, бонзы, а не чекисты, с врагами так нигде не поступали и не поступают, как поступаете вы», и потребовал беспрекословно делать все в точности, как он приказывает, и докладывать ему о выполнении...

У меня, как Вы видели, не было никакого выхода из положения, существовавшего в тот период. Я выполнял указания».

А указания, точнее, угрозы и «в морду дать», и в камеру засадить шли не просто от перенервничавшего начальника, а от диктатора-повелителя половины мира, для которого раздавить «саботирующего» Игнатьева было делом таким же несложным, как свою знаменитую трубочку раскурить. Понятно, что с годами подобные воспоминания здоровья Игнатьеву отнюдь не прибавили. Может, это и есть ответ на вопрос, почему профессиональный партработник завершил свой жизненный путь, уйдя в литературу и фольклор. Но мы забежали вперед.

Приезд Никиты Хрущева в Татарию. Слева - Фикрят Табеев,
Никита Хрущев в Казани (фото: archive.gov.tatarstan.ru)

ПЕНСИОНЕР СОЮЗНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Отставные лидеры нередко развивают бурную общественную деятельность, стремятся чаще бывать на людях. Игнатьев вел активную творческую жизнь, но на встречи персональных пенсионеров с трудовыми коллективами не ходил, пионерам галстуки не повязывал, не призывал комсомольцев и молодых коммунистов брать с себя пример. Но он еще несколько лет сохранял определенное влияние на кадровую политику. Имеется несколько свидетельств его активной помощи «ходатаям» из прежних мест работы.

Из знаменательных событий жизни Игнатьев нередко вспоминал о том, как 20 июня 1957 года, буквально через пару недель после назначения в Татарию, после телефонного разговора с секретарем ЦК Аверкием Аристовым он вылетел на самолете Казанского авиационного завода в Москву, чтобы принять активное участие в работе партийного пленума, подавившего бунт «старой гвардии» против первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева. Эта схватка за власть потом получила название «Разоблачение антипартийной группы», неоднократно описана в многочисленных публикациях и воспоминаниях ее участников. Вот что не без иронии пишет главный государственный архивист России Рудольф Пихоя об этом событии: «Закрепляя разгром противников Хрущева, с резкими, грубыми, хорошо акцентированными обвинениями выступил Брежнев, с восхвалениями Хрущева — Беляев. Их поддержал и с бранью набросился на Маленкова и его сторонников Игнатьев — да, да, тот самый Игнатьев, который служил Маленкову в качестве министра госбезопасности, реализуя в жизнь все указания Сталина и Маленкова по делу Абакумова и по так называемому «делу врачей».

Так что с Георгием Маленковым отношения были разорваны еще в 1957 году, после разгрома «антипартийной группы». Но его сын Андрей Маленков, поименно перечисляя в книге воспоминаний «О моем отце Георгии Маленкове» гонителей премьера-реформатора, Игнатьева не упоминает. Впрочем, Игнатьев тоже не мог забыть, как Маленков в апреле 1953 года безропотно выдал его на расправу Берии, так что они «поквитались». Не упоминается Игнатьев и в числе лиц, посещавших или звонивших Хрущеву после его отставки. Да, Игнатьев активно участвовал в спасении Хрущева во время бунта «соратников», а вот постановление ЦК в октябре 1964 года об отрешении того от власти как «волюнтариста» полностью одобрил, считая, что многие его действия подрывали авторитет партии и могли привести к ее ликвидации.

КОЛЛЕКЦИИ КНИГ И АФОРИЗМОВ

Игнатьев всю жизнь приобретал и постоянно читал книги. Теперь времени для этого стало намного больше. Основным «богатством» его московской квартиры являлась библиотека, заставленная книжными шкафами. Известно, что особенно ценил он мемуары политических деятелей, труды историка Василия Ключевского, греческих и римских историков, хорошо знал произведения выдающихся философов, ученых и поэтов — от античности до наших дней, всю жизнь записывал их афоризмы, а также изречения народов Востока, в том числе и малоизвестных, как, например, тангутов. Он наизусть цитировал произведения Фирдоуси, Хайяма, Бабура и других корифеев культуры мусульманского Востока. Но особенно любил Саади (полное имя — Абу Мухаммад Муслих ад-Дин ибн Абд Аллах Саади Ширази, 1205 - 1292; ирано-персидский поэт, философ-моралист — прим. ред.).

Из философов Запада выделял Вольтера, Руссо, Дидро, Спинозу и мало известных широкой публике Шамфора и Фенелона. Всегда умело использовал в беседах и официальных выступлениях афоризмы, пословицы, кратко отражающие суть проблемы, иногда заглядывая в объемистую записную книжку. Был весьма требователен к точности различного рода ссылок, особенно на классиков марксизма, говоря: «Надо не фантазировать, а писать так, как у автора». Именно от него профессор Султанбековавтор книги об Игнатьеве, услышал афоризм Фридриха Энгельса о том, что нельзя вычитывать из книг то, чего в них нет.

Начиная с 1961 года Игнатьев полностью окунулся в работу по систематизации и обобщению своих знаний, накопленных за многие годы чтения литературы, а также записываемых с юности различных народных изречений и пословиц, которыми так богат Восток. Не ограничиваясь использованием собственных материалов, стал частым посетителем Ленинской библиотеки. Тогда в ее «академическом зале» нередко появлялся и почетный член АН СССР Вячеслав Молотов, однако вряд ли у них были там контакты. Все отношения с людьми Молотов определял их поведением в июне 1957 года, не простив «измены» даже самым давним соратникам вроде старейшей большевички Елены Стасовой, не подойдя к телефону, когда она хотела поздравить его с днем рождения.

Результатом этого труда Игнатьева стала книга «Афоризмы. Мысли и изречения разных времен и народов. Сборник, библиографический указатель и примечания составлены С. Д. Игнатьевым», впервые изданная в 1972 году в Улан-Удэ и там же в дополненном и переработанном виде в 1975 году. Несмотря на большой тираж (75 тыс. экземпляров), она была сразу же раскуплена и стала библиографической редкостью.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПОДВИГ КОММУНИСТА ИГНАТЬЕВА

Профессор-историк Султанбеков считает, что небольшое предисловие к последнему изданию народного писателя Бурятской АССР Африкана Бальбурова дает хорошее представление не только о самой игнатьевской книге, но и о личности составителя: «Афоризмы», впервые изданные в 1972 году Бурятским книжным издательством, разошлись с быстротой удивительной, и дело здесь не только в том, что вышел труд, повседневно нужный, призванный удовлетворить насущную потребность нашего современника, советского высококультурного человека, в постоянном общении с образцами мудрости, что спрос на такую литературу у нас практически неутолим. Дело, очевидно, и в том, что читатель видит перед собой явление не совсем обыкновенное: работа создана не ученым-литературоведом, а профессиональным партийным работником. Труд этот сложился из колоссального количества книг, лично С. Д. Игнатьевым прочитанных, из выписок, неутомимо делавшихся автором в течение многих-многих лет. Когда я впервые увидел весь подготовительный аппарат будущей книги в квартире Семена Денисовича, то не мог отделаться от ощущения подавляющей огромности. Воистину: подобное впечатляет! Я полагал, что за прожитые годы мною прочитано и освоено немало книг. Но такой продуктивности чтения я не мог даже представить! Передо мной было убедительное свидетельство того, что чтение для Семена Денисовича являлось в течение всей жизни непрерывным и естественным процессом, и в то же время — творческим поиском, итогом которого и явились «Афоризмы». Мы, писатели из национальных республик, благодарны за то, что и наши книги обильно процитированы в «Афоризмах» С. Д. Игнатьева. И особенно тепло от мысли, что автор книги всю сознательную жизнь проработал в республиках нашей страны — в Средней Азии, Белоруссии, Бурятии, Башкирии, Татарии. Спасибо автору этой книги!»

К этим словам Бальбурова можно добавить, что эта книга, действительно, и сейчас поражает огромным количеством использованных источников и авторов — от античности и до советского периода, от литературных и философских произведений и до перлов народного творчества. Ее библиография насчитывает 749 названий книг различных авторов, сборников афоризмов, в том числе изданий редких или провинциальных, отсутствующих даже в наших крупнейших библиотеках. Как, например, «Мысли ученых, писателей и философов русских и иностранных. Сост. П. Я. Куманев. Конотоп, 1901», «Сборник афоризмов «Пчелка». Сост. Я. И. Горожанский. Орел, 1902», «Женщины перед судом литературы. Сост. Н. Зинченко. СПб., 1896», «Умные речи, красивые слова великих и невеликих людей. Сост. П. К. Мартьянов. СПб., 1890» и др. Вызывает чувство уважения и восхищения своей обширностью и логикой классификация Игнатьевым названий 123 тематических рубрик, по которым распределен материал книги и которые охватывают все стороны и периоды человеческой жизни и деятельности. Они словно представляют видение автором истории и современности, черт общественного и индивидуального бытия человека, являющихся для автора приоритетными при оценке личности. Другими словами, названия рубрик — это своего рода «психологический портрет» самого Игнатьева. Весьма удобен для читателя справочно-поисковый раздел, позволяющий быстро найти источник афоризмов и других цитируемых материалов.

КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ

Надо особо отметить и то, что Игнатьев ввел в научно-общественный оборот имена целого ряда писателей и других деятелей культуры, мало известных широкому кругу читателей, из тех национальных республик, где он работал: Узбекистана, Бурятии, Башкирии, Белоруссии. А они, судя по приведенным материалам, заслуживают внимания и стимулируют изучение их творчества. Есть в ней и цитаты из произведений татарских писателей: Габдуллы Тукая, Мусы Джалиля, Ахмеда Ерикеева, Абдуразхмана Абсалямова. У Джалиля он взял строфы из 10 стихотворений, первым идет: «Если мы необходимы нашей Родине любимой, мы становимся сильней». Тукай же представлен двумя стихотворениями, в том числе и знаменитым: «Родной язык — святой язык, отца и матери язык. Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг». Наверное, включая его, Игнатьев вспоминал и драматические события, связанные с борьбой за восстановление престижа татарского языка в 1958 - 1960 годах, стоившей ему карьеры.

Очевидно, эта книга — единственный труд такого высокого научного уровня, созданный политическим деятелем нашей страны без всякого участия «интеллектуальной обслуги». Она является результатом самостоятельного, многолетнего, добросовестного изучения источников, тщательного критического осмысления и отбора материалов и написания комментариев к ним. Создание сборника вполне достойно назвать научным подвигом и своеобразным «завещанием», дающим представление о высочайшем интеллектуальном уровне Семена Денисовича Игнатьева.

И еще один штрих к его политическому и нравственному портрету: понятно, почему в ней нет цитат из Сталина и Хрущева, но отсутствуют и «основополагающие» высказывания Брежнева. А ведь это были времена, когда не только его политические доклады и выступления с выдающимися теоретическими открытиями типа «экономика должна быть экономной», но и коллективные литературные поделки под брендом «Л.И. Брежнев» официально возводились в ранг «классики». Они становились предметом обязательного и повсеместного изучения в вузах, сети партийного просвещения, темами научно-практических конференций и семинаров. Почти каждая публикация, и не только в области гуманитарных наук, начиналась тогда со ссылки на очередное высказывание «нашего дорогого Леонида Ильича». Как удалось Игнатьеву избежать участия в этих песнопениях, неизвестно. Но удалось, и это делает ему честь. Известно, что он весьма скептически относился к стремительной «военной карьере» генерал-майора Брежнева, ставшего в мирное время маршалом, не единожды Героем Советского Союза и кавалером множества как отечественных, так и зарубежных орденов. Награды попадали на грудь генсека как праведным путем, так и не очень. (Чего стоит одна только история с орденом «Победа», которым награждали высший командный состав Красной и союзнических армий «за успешное проведение таких боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых в корне менялась обстановка в пользу Красной армии». Все 20 орденов, кроме брежневского, были вручены не позже победного 1945 года. В 1978 году награда досталась и Леониду Ильичу, 17-му по счету кавалеру ордена. Брежнев попал в компанию таких людей, куда кроме легендарных советских военачальников вошли, например, генерал армии, будущий президент США Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, маршал и руководитель Югославии Иосип Броз Тито, король Румынии Михай I Гогенцоллерн-Зигмаринген, фельдмаршал Великобритании Бернард Лоу Монтгомери, маршал Польши Михал Роля-Жимерский. 21 сентября 1989 года председатель Верховного Совета СССР Михаил Горбачев подписал указ президиума Верховного Совета СССР об отмене награждения Л.И. Брежнева орденом «Победа» с формулировкой «как противоречащего статуту ордена».)

Из классиков и видных деятелей марксизма, кроме двух основоположников и Ленина, в книге имеются цитаты из книг Михаила Калинина, Надежды Крупской, Георгия Димитрова, Георгия Плеханова, Августа Бебеля и Карла Либкнехта. Как ни странно, не включил он в книгу высказывания своего наиболее знаменитого предшественника Феликса Дзержинского, которые украшали тогда многие книги, и не только о политике. Ведь его «хрестоматийное» и совершенно правильное требование иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки касается не только чекистов и полностью сохраняет свою актуальность и сейчас. Из современных деятелей коммунистического движения вошел только Морис Торез.

Говоря о литературных «предпочтениях» Игнатьева, а ведь отбор афоризмов, цитат в прозе и стихах отражал и взгляды самого автора на историю и современность, профессор Султанбеков отмечает, что из советских поэтов чаще всех встречается Расул Гамзатов, затем Владимир Маяковский, Муса Джалиль, Мустай Карим. Нет цитат из стихов, бывших «у всех на устах»: Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама и Бориса Пастернака. У Константина Симонова, стихи которого нередко цитировал, он взял только отрывки из военной прозы и воспоминаний. В книге отсутствуют и модные тогда поэты и прозаики-шестидесятники, хотя их книги у него были.

Государственные деятели и полководцы дореволюционной России представлены в книге высказываниями Петра I, Александра Меншикова, Александра Суворова, Михаила Кутузова, Петра Багратиона, Федора Ушакова, Алексея Ермолова, Дмитрия Валуева, Никиты Панина. И, что довольно необычно для той поры, трижды процитирована Екатерина II, представленная читателю не только как императрица, но и «автор политических трактатов, издательница журналов и драматург». Да и цитаты выбраны вполне соответствующие этой характеристике и не потерявшие актуальности и для нашего времени. Первая: «Разум имеет свои права, о которые рано ли, поздно ли глупость и предрассудки должны сокрушаться». Вторая — отрывок из «Манифеста», гласящий о недопустимости «злословия и заочной брани», очевидно, имелось в виду политической, «которая ни во что да вменяется и да обратится в поношение тому, кто ее произнес». Что же касается третьего изречения о том, что лучше отпустить десять виновных, чем осудить одного невиновного, то оно, очевидно, парафраз кого-то из античных мудрецов.

Государственные деятели других стран представлены в первую очередь Наполеоном, некоторыми премьерами Англии и президентом США Франклином Делано Рузвельтом. Так что, судя по отбору авторов цитат и афоризмов, взгляды Игнатьева на историю и политику были далеко не «краткокурсными», и он всю жизнь пополнял свои знания. Неслучайно в книгу включены слова Симонова о том, что главное отличие человека образованного от необразованного в том, что первый всю жизнь «продолжает считать свое образование незаконченным».

В истории остались еще две книги Семена Игнатьева. Одна из них — изданная в 1943 году в Улан-Удэ работа «Экономические ресурсы Бурят-Монголии и задачи освоения их в условиях Отечественной войны». Она содержит весьма интересные сведения о природных богатствах республики, таких как уголь, горючие сланцы, молибден, вольфрам, базальт, лес, ягодники, дикие животные и т. п. Из нее можно узнать, что в Байкале насчитывалось тогда 12 тыс. нерп, 4 тыс. из которых можно было добыть без ущерба для популяции, для употребления в пищу и как сырье для использования в промышленности; а в реках и озерах начато разведение осетра, стерляди, сига и других ценных пород рыб. Книга «Партийная работа на селе в новых условиях», посвященная успехам сельского хозяйства Татарии, вышла в 1959 году в Москве в издательстве «Советская Россия» и была рекомендована ЦК КПСС для изучения во всех областях и республиках. В ней автор весьма часто и к месту использует татарские народные пословицы. Обе книги и сейчас представляют интерес для исследователей и несут неповторимый отпечаток личности автора и его аналитического потенциала.

ysman_10_b.jpg
Гумер Усманов (слева), Фикрят Табеев (справа; фото: archive.gov.tatarstan.ru)

УЧАСТНИК «ПЕРВОЙ СОТНИ»

Из казанцев у Игнатьева в Москве несколько раз побывал Гумер Усманов, рассказавший Султанбекову о некоторых деталях его быта, и секретарь Бугульминского горкома КПСС Анвар Ягофаров. Навещали его и приезжавшие в Москву по делам представители Узбекистана, Башкирии, особенно часто бывали бурятские товарищи. Неизвестно, бывал ли у него в гостях Фикрят Табеев, но это не исключено. По крайней мере, в одной из статей он с благодарностью вспоминал своего «патрона».

70-летие Семена Денисовича Игнатьева отметили орденом Октябрьской Революции, до этого был награжден шестью: четыре ордена Ленина получены во время работы в Бурятии, Башкирии и Белоруссии, орденами Отечественной войны 1-й степени и Трудового Красного Знамени. Особенно ценил он медаль «За доблестный труд», учрежденную в 1970 году в ознаменование 100-летия В.И. Ленина, носил ее выше других наград. Гордился и тем, что имел партийный билет №00000028: этот документ с двузначным номером выдавали только высшим руководителям страны, входившим, как тогда говорили, в «первую сотню».

Умер он в воскресенье 27 ноября 1983 года на 80-м году жизни, похоронен на знаменитом Новодевичьем кладбище, где покоятся многие его друзья и враги. Известно, что вопрос о месте погребения решал лично Юрий Андропов. В некрологе, появившемся в «Правде» в среду 30 ноября и подписанном «группой товарищей», сообщалось о смерти после тяжелой продолжительной болезни персонального пенсионера союзного значения С.Д. Игнатьева. Подробно перечислены все занимавшиеся им посты, включая должности заведующего отделом ЦК, министра госбезопасности, секретаря ЦК. Отмечено, что везде он работал «с полной отдачей сил и проявлял высокую ответственность». В некрологе был помещен портрет со всеми наградами, из него видно, что после Казани Игнатьева наградили еще орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени. Особо отмечались личная скромность и чуткое отношение к людям. Первое совершенно правильно, а вот насчет второго мнения расходятся, не могут некоторые забыть о злополучном «деле врачей», хотя он и сам мог стать его жертвой.

Некролог о смерти Игнатьева, подписанный первым секретарем Татарского обкома КПСС Усмановым и членами бюро обкома, появился в «Советской Татарии» 29 ноября 1983 года. В нем также дан полный перечень занимавшихся им должностей и содержится положительная оценка его деятельности на всех постах.

ТАЙНА МЕМУАРОВ СЕМЕНА ИГНАТЬЕВА

В книге о Молотове «Полудержавный властелин» его биограф Феликс Чуев написал: «Он не все рассказывал. Но знал все о том, о чем говорил». Эти слова можно отнести и к Игнатьеву в связи с еще одной загадкой последних лет его жизни. По свидетельству общавшихся с ним людей, Игнатьев постоянно работал над мемуарами, но особенно активно начал писать их после октября 1964 года. Нередко он говорил, что раскроет в них «тайны Кремля», которые существенно изменят, а возможно, и перевернут наши представления о некоторых событиях истории России, и не только 1950-х годов, но и тех, что происходили гораздо раньше. По их словам, Игнатьев включил в перечень загадок истории подоплеку Февраля и Октября 1917 года, причину убийства в 1918 году царя и его семьи, а также обстоятельства и цель неожиданной поездки после этого Дзержинского в Швейцарию. Говоря о своем предшественнике на посту руководителя спецслужб, он сказал, что выяснил, почему тот первую годовщину Октября встретил не в Москве, а небольшом уездном городе Казанской губернии Арске, где и выступил перед трудящимися. Перед чекистами же в Москве в этот день выступил Ленин. Более близким временам он собирался посвятить главы «Сталин. 1951 — март 1953 гг.» и «Загадка Берии». Но напечатают все это, добавлял он, только через 100 лет, когда все эти события станут далеким прошлым, как, например, поход Наполеона или Крымская война.

Зная эрудицию Семена Игнатьева, его близкие контакты со многими историческими личностями, особенно возможность доступа к самым секретным документам партии и органов государственной безопасности, Султанбеков полагает, что такая книга действительно могла быть в работе. Есть сведения, что некоторые ее фрагменты он даже зачитывал близким людям. Однако попытки Булата Файзрахмановича выяснить ее судьбу оказались безуспешными, хотя ему довелось беседовать на эту тему с весьма информированными личностями. Этот вопрос в свое время он задал известному историку, руководившему Росархивом в 1990-е годы, Пихоя; тогда тот считал, что воспоминания так и не были написаны. Существуй мемуары, сказал Пихоя, в 1990-х годах их, конечно, опубликовали бы. Но во время недавнего разговора он заявил, что воспоминания все-таки существуют и, возможно, будут обнаружены, высказав предположение о месте их нахождения. Биографическое исследование профессора Султанбекова о жизни последнего и самого загадчного сталинского министра госбезопасности завершается, как и положено ему завершиться, не менее загадочно: «Добавлю от себя: если верить прогнозу самого Игнатьева, осталось ждать их появления в печати еще чуть больше полувека. А может, действительно, «всплывет» этот уникальный документ и раньше?!»

Подготовил Михаил Бирин

Окончание следует.

Читайте также:

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (35) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    25.07.2015 09:28

    Были ЛЮДИ, а сейчас какие-то продавцы мороженного!

    • Анонимно
      25.07.2015 10:43

      А почему не продавцы кур, к примеру?)

    • Анонимно
      25.07.2015 13:10

      Чувствуется, что автор внимательно читает БО. Чуть выше пост обмудсмена по правам.. Астахова, что он мечтал стать продавцом мороженного. Учитывая некоторые его действия, жаль что мечта не исполнилась.

  • Анонимно
    25.07.2015 10:26

    У этого пана явная неприязнь к Игантьеву, возможно и за поддержку татарского языка и культуры.Человек о категоричный и явно невежетвенный.Мало, тог, что в в своих писульках утверждал, что Берию убили дома, а Булгагт отдавал приказ "главе ВВС" бомбить дом где он жил, а на процессе роль Берии играл актер.Причем на вопросы комментаторов откуда он взял свои фальсификаты, предпочел не отвечать.Теперь оказывается Игнатьев написал записку что бы окоеветать Сталина в угоду Хрущеву перед ХХ съездом.Я читал эти записку Берии,Гоглидзе и Влодзимерского посланного Берией в больницу, что бы взять объяснение.Они безусловно написан именно в те даты которые указаны со ссылкой на фонд и номера дел в ЦА ФСБ.На сайте ФСБ никаких опровержений не было.На месте автора статьи надо было написать, что Абакумов и Рюмин находились в тюрьме,а не под следствием. Формулировка расплывчатая, предполагающая и домашний арест и т.п.Все 6 указанных лиц были расстреляны при Хрущеве.Пан прямо фонтанирует своими выдумками.

  • raf
    25.07.2015 10:47

    "Хрущёвцы",точнее троцкисты,никуда не делись.Потому не взирая на Личности,бывших,беспристрастно надо изучать прошлое.Предлагаю мнение Уважаемого Профессора Попова М.В.(https://www.youtube.com/watch?v=exSVQofAa2w)

  • Анонимно
    25.07.2015 11:04

    Рафик окончательно поехал на почве научного коммунизма. Какие Хрущевцы и троцкисты в наше время? Даже среди коммунистов нынешних не найдешь убежденных ленинцев. Может хватит делить людей по идеологическим признакам и вернуться Вам на малую Родину? Там таких "лекторов обшества Знание" быстро ставят в стойло!

  • Анонимно
    25.07.2015 11:31

    Вот еще один паненок объявился, обвиняющий Хрущева в троцкизме. В чем его и Сталин не подозревал.Кстати на определенном этапе "демона мировой перманентной революции" поддержали даже такие фигуры как Ф.Э.Дзержинский и А.А.Андреев, а не безвестный рядовой политработник Хрущев.Об этом говорил и И.В.Сталин на одном из пленумов ЦК в 1937 г. материалы которого давно рассекречены и даже опубликованы.Но потом поняли куда ведет троцкизм и приняли активное участие в его разоблачении.Для сведения грамотных читателей, а не панов и подпанков: недавно в Москве, на доме где жил Хрущев установили мемориальную доску.Несмотря на его "волюнтаризм",который действительно имел место быть, главной его заслугой считается реабилитация жертв незаконных политических репрессий, которые коснулись не только представители политической элиты но и многих тысяч рядовых граждан.Впрочем об этом написана гора литературы и есть сборники документов. Надо не лениться и читать, а не пользоваться различными дурацкими байками, вроде приказа Булганина бомбить дом Берии в центре Москвы.Впрочем при теперешней свободе слова и не такое печатают.В КП есть история о том, что один писака опубликовал книгу, что В.Высоцкий и М.Влади были спец. агентами КГБ. Сын Высоцкого подал в суд и выиграл процесс. Но книга то разошлась и какой нибудь "пан" будет ее цитировать.Свобода слова однако.Посмотрите в БО , что предлагает ЛДПР для борьбы с этим явлениями в духе здешнего подпанка и доводы за и против.

    • Анонимно
      25.07.2015 12:40

      Все верно - в борьбе за умы и души людей все средства хороши для определенной "породы" политиков.А лож, особенно полуправда особенно хороши для "промывания" мозгов.Главным "троцкистом", т.е. идеологом, проповедником и проводником перманентной Мировой революции, до введения НЭПа был В.И.Ульянов-Ленин.Он им оставался и до самой смерти, но осознал, что в ближайшее время после всех ужасных преступлений, сотворенных его партией большевиков всего за 5 лет власти, мировой пролетариат не согласится на Мировую революцию по подобию ленинско-большевиской.А кто такой "подпанок"?Это не тот ли, что украл один из основных символов великого государства СССР?

      • Анонимно
        25.07.2015 13:57

        Уважаемый 12.40. Вы совершенно точно определили адресат, это тот самый рафигуллин эфэнде, который именует себя импортными буквами.Но есть самозванцы с еще более хлесткими никами: вроде просветителя татарского народа или простого человека.Хотя уже писали, что это один и тот же тип.Свобода слова однако, ведь не нацистскую символику используют.

        • Анонимно
          25.07.2015 14:25

          Вроде хотели принять закон о запрете использования государственной символики в личных корыстных целях?Вплоть до уголовной ответственности.Даже символики уже не существующих государств.

  • Анонимно
    25.07.2015 11:56

    Кроме безусловно интересной книги Б.Султанбекова, которого знаю, лично,и он подарил мне этот труд, советую почитать книгу Л.Млечина, "Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы" изданную еще в 1999 г.Где он пишет и о работе Игнатьева в должности министра, не касаясь его дальнейшей судьбы. Он первым написал о конфликте Игнатьева и Сталина и его угрозах найти ему место в камере рядом с Абакумовым. То о чем написано и в опубликованном в БО материале.

    • Анонимно
      25.07.2015 13:02

      Не идеализируйте Игнатьева. Будучи чкистом, а потом членом партхозактива в Средней Азии, он не мало местных жителей шашкой порубал в молодости. Насчет конфликта между СТАЛИНЫМ и Игнатьевым Вы тоже загнули, ибо в случае такового последний бы умер гораздо раньше и не своей смертью. В Поволжье Семен Игнатьев, как умный человек, ушел в подполье по старой большевистской привычке, чтоб не играть в смертельные кремлевские пасьянсы. Как человек ведомый, в Татарии он быстро попал под влияние национальной элиты и плясал под наш курай, пока это не заметили в Москве.

      • Анонимно
        25.07.2015 14:32

        13 с чем то.Вы повторяете свой стеб в который раз? Придумайте что нибудь новое и для этого внимательно прочитайте материал БО или книгу. Игнатьев не мог никого рубить шашкой в Средней Азии, ибо в ЧК служил 8 месяцев и это не кавалерия. Потом был на комсомольской и профсоюзной работе где шашки не выдавали. Старым большевиков не был, в ступил в партию в 1926 году.Что касается конфликта, его спасло 5 марта, как и Берию. Но второго ненадолго.Чем зубоскалить по серьезной теме лучше бы чтением занялись, если не разучились бездумно стуча по клаве, что в голову придет. Это еще очень корректная оценка вашего стеба.

        • Анонимно
          25.07.2015 15:02

          Давно не брал я в руки шашки... Дорогой поклонник сталинских палачей, для того, чтобы разорять кишлаки и "рубать в капусту" местное население не обязательно было служить в чк или быть кавалеристом. Продотряды карателей не были кадровыми бойцами, а состояли как раз таки из комсомольцев и сочувствовавших, типа Игнатьева. Вы сами повторяетесь под каждой статьей о своем кумире, скорее всего большинство комментов пишет сам пенсионер бфс или страдающий по его мотивам. Тема давно исчерпана, а вы ее уже больше года размазываете по тарелке. Понимаю в БО дефицит исторических мемуаров, сама книга не продается и лежит на полках мертвым грузом, но не до такой же степени

  • Анонимно
    25.07.2015 12:29

    Материал М.Бирина интересный особенно о книге Игнатьева.Было много предложений переиздать ее. Думал, кто нибудь из умных баев откликнется в БО и заявит "печатаю".Но пока молчок, или БО не читают или вообще книги.

  • Анонимно
    25.07.2015 13:15

    Зачем же так высокомерно про "умных баев, нечитающих книг". Возьмитесь за это дело сами, диванный мудрец. Небольшой тираж в мягком переплете под силу многим. Вот и посмотрим, чего у Вас больше: комментариев или стремления на благое дело?

  • Анонимно
    25.07.2015 15:52

    Если книга Игнатьева действительно гениальна, а не является аккумуляцией чужих мыслей по типу многочисленных сборников афоризмов, Вы еще и заработаете на ней деньги

  • raf
    25.07.2015 16:27

    Выросли поколения,которые о Сталине только и слышали,от хрущёвцев,троцкистов.А обвинение в "сталинизме",Государство Диктатуры Пролетариата.Построенное по заветам,Ильича.Всё это вызывало и вызывает,лютую ненависть врагов Рабочего класса.Некоторые проклюнулись и тут,на страницах БО.Классовая природа не изменилась.Истину в истории,вам не заболтать.Ананимусы.Правильно охарактеризовал вас,профессор Попов М.В.,агенты.

  • Анонимно
    25.07.2015 17:05

    Крысиное царство. Друг друга не поубивали, надо хоть захоронить правду поглубже.

  • Анонимно
    25.07.2015 17:12

    Господин рафикуллин, что скрывается за импортными буквами выданными ему очевидно за пределами нашей страны.Это к вопросу об "агентах",но это шутка, таких в агенты не берут, болтливы очень. Позволю спросить вас, употребляя язык ваших хозяев:"Ху из сэр Попов?". А по русски, что он из себя представляет.Сейчас много "профессоров" историческим стебом занимаются. Тем более докторство и профессорство стали предметом бизнеса. Посмотрите "Диссернет".

    • raf
      25.07.2015 17:40

      Ты и написал разницу между собой и Профессором СпГУ-Поповым М.В.Ты аноним,ТЕБЯ НЕТ!А ОН ЕСТЬ!Он может и говорит Истину.Ты-Врун!Ты,не просто не имеешь научных статей.Ты,НИЧЕГО не имеешь истинного в своём пустословии.Ты,Труслив.Он Герой нашего безвременья.Он останется в Истории,ты НЕТ.Пойми,тебя НЕТ!

  • Анонимно
    25.07.2015 17:45

    Для 17.12. Посмотрел этого Попова, которого постоянно рекламирует рафиков, в поисковике. Какая то мутная фигура, непонятно где работает и какие книги опубликованы. Хотя книги могут быть, сейчас цензуры нет, и если деньги есть, публикуй, что хочешь кроме явной порнографии или нацизма.

  • raf
    25.07.2015 18:02

    "Беседы за чаем" (https://www.youtube.com/playlist?list=PLA7fOvwFVwW5S_OgC1GHzPzprSx9MwGXY)з того,что ты может быть,послушаешь.Потом,может быть произнешь самому себе,0,0001% от услышанного,ты будешь гигантом мысли.Дерзай,Недоросль.

  • Анонимно
    25.07.2015 19:11

    Интересно. А что, пан алекс историк, или сидел в архивах. Больно уж \"умен\".

  • Анонимно
    25.07.2015 19:27

    В отличие от этого малограмотного, истекающего желчью рафика, пан алекс, это по секрету скажу, профессор конспирологии и все про всех знает. Но иногда заметая следы выдает дезу. Думаю, у него звание не ниже полковника консирологических войск.

  • Анонимно
    25.07.2015 19:43

    Да вы оба желчью истекаете: что искалеченный рабфаком Рафик, что поучающий гуру-скунс. Тема уже замусолена в хлам, а 10 человек давно купили книгу. Остальные БФС раздарит знакомым и все забудут про одного из самых безликих сталинских министров. В окружении Иосифа Виссарионовича не могло быть не запятнанных кровью, там круговая порука всех замазала по уши. Поэтому и ссылали их за грехи подальше от Москвы, а они их здесь за сливали на старости лет и книжки читали

    • Анонимно
      26.07.2015 08:55

      О 19.43.Вот и давно забытый интернет -скунс появился из норы, с претензиями на роль арбитра, а то и судьи.Рабфак никого не калечил, нечего скунсу клеветать.Это был социальный лифт, облегчающий поступление в вуз людям, по каким то причинам , чаще всего уважительным,не сумевших получить образование в элитных школах. А после него каждый решал кем ему быть.То что выпускник стал рафиком это его выбор.О рабфаках и бесплатном высшем образовании многие тоскуют. А современная молодежь увы, обречена платить и деньги немалые. Вот и в этом году повысили плату на 8- 10 процентов, не считая деньги на "поощрение" преподов наличными.К сожалению после 90 годов система образования и науки стала частью бизнеса, со всеми вытекающими из этого последствиями.

  • Анонимно
    25.07.2015 21:02

    Читал эту галиматью и в памяти всплывал журнал "Огонёк" конца 80-х. Тот же стиль, как под копирку.

    • Анонимно
      25.07.2015 21:47

      Чего это вы так пренебрежительно о прессе конца 80 годов.Огонек, Московские новости, Гавриловская "Вечерка" в Казани дали возможность узнать мир без официального присмотра.

      • Анонимно
        26.07.2015 12:43

        С 90-ых понял как нас обули Огонек, Московские новости и прочая либералистическая желтая пресса конца 80 годов.Просмотрел статьи, публицистику и понял как нами тогда манипулировали, особенно в этих изданиях.Недавно отнес на работу (сдаем от организации мукулатуру) подшивки этой Ерунды.

  • Анонимно
    25.07.2015 21:05

    Что то все отвлеклись на рафика и его оппонентов и забыли про Игнатьева.У Султанбекова наиболее интересна казанская часть его жизни. Но о нем писали задолго до него сыновья Маленкова и Судоплатова, Млечин и другие авторы.Жалко, что до сих пор не нашли его мемуары. Не исключаю, что он их "добровольно" передал куда следует.Чем бы не занимались, после выхода на пенсию, люди такого ранга, носители государственных секретов, наблюдение за ними очевидно велось.Умер когда до "перестройки" с ее возможностью печатать все, оставалось всего несколько лет.

  • Анонимно
    25.07.2015 21:21

    И все таки книгу С.Д.Игнатьева надо переиздать. Это будет лучший памятник ему, чем улица, или мемориальная доска на здании где он работал, как предлагали некоторые комментаторы.

  • Анонимно
    25.07.2015 21:34

    Дай бог каждому такую старость как у него. Не зря картина о нем показанная по Россия - 1 называлась "23 ступени вверх".Не красит нас наплевательское отношение к людям которые создавали то, чем мы и до сих пор пользуемся.С удовольствием почитал бы в БО о Ф.Табеевеве, Р.Мусине и Г.Усманове, единственном татарине ставшем секретарем ЦК КПСС и ушедшим оттуда из за несогласия с политикой Горбачева.Я помню, был еще школьником, как после его выступления против Ельцина на казанских заборах появились надписи "Гумер ты не прав", а он многое предвидел.

  • Анонимно
    26.07.2015 17:12

    Гумер был не прав, Минтимир его переиграл.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль