Тимур Хайрутдинов с уверенностью называет свою работу
Тимур Хайрутдинов с уверенностью называет свою работу «работой мечты»

«К ВОПРОСУ ИНВЕСТИЦИЙ АРАБЫ ПОДХОДЯТ РАЦИОНАЛЬНО, Я БЫ ДАЖЕ СКАЗАЛ, КОНСЕРВАТИВНО»

— Тимур Иршатович, вы работаете в торгово-экономическом представительстве Татарстана в Дубае с мая 2013 года. Какие задачи ставились перед вами за это время?

— Наша главная задача — привлечение прямых инвестиций в республику. Кроме того, представительство оказывает помощь нашему экспорту продукции за границу, а также помогает предприятиям, которые хотят взаимодействовать с иностранными партнерами в ОАЭ.

— Какие основные направления сотрудничества между Татарстаном и ОАЭ?

— В первую очередь это экспорт продукции татарстанских предприятий, таких как, например, КАМАЗ и «Нижнекамскшина». Также проводятся встречи Рустама Минниханова с руководством Эмиратов, с инвестиционными организациями, такими как Mubadala, на которых обсуждаются возможности экономического сотрудничества и инвестиций в проекты в республике. В Татарстан приезжают делегации из ОАЭ — это инвесторы, девелоперы, строители, ретейлеры, банкиры, фармацевты, а мы организуем им встречи с потенциальными партнерами.

— Внешнеторговый оборот Татарстана в 2012 году составил 25,2 миллиарда долларов. 71,3 процента этой суммы «обеспечили» 11 государств, но ОАЭ в этом списке нет... Каков товарооборот республики с ОАЭ? И изменяется ли он год от года?

— В 2014 году внешнеторговый оборот между Татарстаном и ОАЭ составил 15,6 миллиона долларов, из них 10,9 миллиона долларов — экспорт из Татарстана, 4,6 миллиона долларов — импорт в республику. Для сравнения: в 2013 году общий оборот составил 8,9 миллиона долларов (7,9 миллиона долларов — экспорт, 1 миллион долларов — импорт). А в 2012 году импорт составлял всего лишь 382 тысячи долларов, общий оборот — 5,9 миллиона долларов.

— Насколько разные у нас менталитеты? Отличия помогают или мешают работе?

— Особых проблем, связанных с менталитетом, нет. Наоборот, арабам импонирует то, что Татарстан — исторически мусульманский регион, где мирно соседствуют мусульманство и христианство. К вопросам инвестиций арабы подходят рационально, я бы даже сказал, консервативно, в деловом духе. Для них значение имеет сугубо экономический подтекст — они оценивают, перспективны ли в данном месте инвестиции.

БРЕНД «КАМАЗ» ВСЕ БОЛЕЕ ИЗВЕСТЕН НА ВОСТОКЕ

— Вы работали региональным директором по Ближнему Востоку и Северной Африке внешнеторговой компании «КАМАЗ». Охотно ли в ОАЭ покупают «КАМАЗы»? Есть ли специальные требования к экологическому классу грузовиков по сравнению с Россией?

— Эмираты продолжают покупать «КАМАЗы», как и ранее. Конечно, требования к автомобилям у них отличаются от российских. В первую очередь это связано с жарой, повышенной влажностью и запыленностью. Для экспорта продукции в тропические страны КАМАЗ внедряет определенные комплектации и специальные опции. Перспективы у челнинского автозавода на этом рынке, несомненно, есть — работа продолжается. С развитием экономики растет потребность в грузовом транспорте. Сегодня «КАМАЗы» задействованы в транспортной, строительной и нефтегазовой отраслях ОАЭ.

— Каковы преимущества «КАМАЗов»?

— Это соотношение цены и качества: стремясь к европейским стандартам качества, КАМАЗ сохраняет конкурентоспособную на международном рынке цену.

— Как за последние два года изменился экспорт «КАМАЗов» в количественном отношении?

— В последние годы мир переживает глобальный экономический спад, в связи с которым уменьшался экспорт у всех производителей грузовых автомобилей. Но мы за эти годы кроме количества экспортированных единиц добились и других важных показателей, таких как расширение географии экспорта, номенклатуры продукции и повышение узнаваемости бренда.

СТЕРЕОТИПЫ: УНИЖЕННЫЕ ЖЕНЩИНЫ И НЕФТЯНАЯ ЭКОНОМИКА

— Расскажите об отношении к женщине в арабских странах, а то у нас на этот счет, похоже, немало стереотипов...

— Женщина здесь — это в первую очередь мать и хранительница домашнего очага. Поэтому отношение к ней в корне отличается от того мнения, которое существует у людей, мало знакомых с культурой арабских стран, что женщина не имеет равных прав с мужчиной, что она унижена. Такого в ОАЭ нет. Наоборот, женщина здесь имеет преференции. Например, в общественной жизни и на работе на женщин меньше нагрузка, к ним более снисходительное отношение.

— Другой стереотип — нефть. Действительно ли вся экономика ОАЭ строится на нефти? Пытается ли государство слезть с нефтяной иглы?

— Конечно, основа экономики ОАЭ — нефтедобыча и экспорт нефти, но это, вопреки стереотипам, далеко не единственная статья доходов. Например, в эмирате Дубай доходы от инвестиций, торгового оборота и туризма превышают доходы от нефтедобычи. Эмираты сегодня активно развивают сектор строительства и девелопмента. Не стоят на месте сфера туризма и различные виды производств. Приносит свою долю дохода и банкинг.

— В конце прошлого года в России разразился кризис, связанный с падением цены на нефть и падением курса рубля. Жители нашей страны в полной мере почувствовали это падение, а были ли кризисные явления в Дубае?

— Несомненно, падение цены на нефть повлияло на работу компаний в Эмиратах хотя бы потому, что доход страны в долларовом эквиваленте снизился. Однако визуально сильных последствий падения цен на нефть в обычной жизни не видно. У Эмиратов накоплена определенная подушка безопасности — есть свои стабилизационные фонды, корректируется бюджет. Кроме того, национальная валюта Эмиратов — дирхам, будучи плотно привязанной к доллару, не упала по отношению к нему. Поэтому в жизни простых людей не очень заметно падение цены на нефть. Сколько они получали зарплату в дирхамах, столько и получают — цены на продукты остались на том же уровне.

«РУСТАМ НУРГАЛИЕВИЧ БЫВАЕТ РЕДКО — ВСЕГО НЕСКОЛЬКО РАЗ В ГОДУ»

— У вас большой опыт работы на Востоке. Чем работа в ОАЭ отличается от работы в других арабских странах?

— Безусловно, особенности есть в любой стране, порой эти отличия понимаешь только со временем. В Дубае для меня не было ничего непривычного, учитывая мой почти 20-летний опыт в регионе. По работе ставятся определенные задачи, которые нужно решать, независимо от страны местонахождения. Везде есть свои плюсы и минусы, но я всегда ищу положительные моменты. У ОАЭ интересная история. Страна была основана в 1971 году, когда все 7 эмиратов были объединены в том формате, в каком мы видим их сейчас. С тех пор в стране идет непрерывное строительство, а строят здесь очень быстро — реализуются самые смелые решения. Год от года Эмираты меняются на глазах, ежегодно появляются новые проекты...

— Почему в России зачастую сплошной долгострой, а у них все растет на глазах?

— Это связано с четкими планированием, финансированием и исполнением. Руководство страны пристально наблюдает за жизнью Эмиратов и за исполнением проектов — самые важные из них контролируют сами эмиры. Не стоит забывать и еще об одной особенности. Процент коренного населения — эмиратцев — очень небольшой. И они культивируют любовь к своей родине и стараются донести это чувство и до приезжих из других стран. Воспитание здесь играет важную роль.

— Тот, кто следит за Instagram Рустама Минниханова, замечает, что он достаточно часто бывает в Дубае, выкладывает фотографии оттуда. По вашему мнению, такой интерес со стороны врио президента РТ — это целенаправленная политика или просто личная симпатия к стране?

— На самом деле, Рустам Нургалиевич посещает Дубай достаточно редко — всего несколько раз в году. Обычно его визиты приурочены к экономическим событиям. Например, одна из поездок прошла в рамках инвестиционного саммита в Дубае, другая — по приглашению руководства ОАЭ. Конечно, сегодня глобальная внешнеполитическая обстановка складывается так, что для нашей страны важно налаживать связи с арабскими странами, в том числе с Объединенными Арабскими Эмиратами — регионом, богатым ресурсами и финансами. У нас хорошие перспективы сотрудничества в самых разных областях экономики.

— Как оцените результаты недавнего KazanSummit?

— Главная задача — привлечение прямых инвестиций в республику, донесение информации до потенциальных инвесторов об инвестиционном климате и о перспективных проектах. Понятно, что такое не делается за один день. Но постепенно решаются этапы этой задачи — налаживаются связи, взаимоотношения с инвестиционными фондами, с новыми перспективными партнерами. По итогам прошлого KazanSummit в Татарстан приехали сразу несколько делегаций из ОАЭ и из других арабских стран. Они посещали предприятия и инвестиционные площадки. KazanSummit — хорошее поле для работы и поиска новых возможностей.

— На ваш взгляд, какие поправки необходимо внести в российское законодательство, чтобы увеличить приток в страну исламских инвестиций?

— Считаю, что пока главный вопрос — создание благоприятного инвестиционного климата в России. В первую очередь это снижение для инвесторов налогового бремени. Да, в этом плане корректировки и оптимизация законодательства не помешали бы. Что касается исламского банкинга, то, конечно, этот вопрос требует законодательного вмешательства.

— Готовы ли инвесторы из ОАЭ вкладываться на традиционной основе — давать деньги под проценты?

— Пока речь идет об обычных инвестициях. Мы не говорим о кредитах — это отдельная тема. Мы ведем речь именно о прямых инвестициях — вложении средств в определенные объекты и в производство в Татарстане. Можно вести диалог о чем угодно, в том числе и о привлечении кредитов, но это сфера ответственности и интересов банков. Конечно, мы готовы им помогать, если потребуется. Насколько мне известно, у «АК БАРС» Банка, например, есть ряд успешно реализованных проектов с арабскими коллегами.

ПРЯМЫЕ АВИАРЕЙСЫ В КАЗАНЬ ДЕЛАЮТ ТАТАРСТАН ПОПУЛЯРНЫМ

— Как оцените качество авиасообщения между Татарстаном и ОАЭ? Нужно ли увеличить число авиарейсов?

— Я не эксперт в области пассажирских авиаперевозок и давать такие оценки не возьмусь. Но хотелось бы привлечь в Татарстан такие солидные авиакомпании, как «Эмирейтс», «Этихад», «Катарские авиалинии», чтобы обеспечить большой поток транзитных пассажиров через международный аэропорт «Казань». Конечно, важную роль для сотрудничества между странами играет наличие прямых рейсов между Дубаем и Казанью. С началом полетов воздушных судов авиакомпании flydubai в Казань значительно увеличилось число посетителей и туристов из ОАЭ, что способствует популяризации республики и поступлению доходов от туризма. Также увеличился и приток туристов из России в Дубай, так как наличие прямых рейсов, занимающих всего 4,5 часа лета, без необходимости пересадок и ожиданий в транзитных аэропортах делает туризм в ОАЭ гораздо более привлекательным. Все эмиратские делегации, приезжающие в Татарстан при нашем содействии, с удовольствием используют прямые рейсы flydubai. Считаю, что авиакомпания flydubai весьма вовремя и грамотно заняла свою нишу в перевозках между ОАЭ и регионами России. Хотелось бы, чтобы их успешному примеру следовали и другие компании из стран этого региона.

— Вы достаточно немедийная фигура...

— Хотел бы и далее оставаться таким — наш труд излишней медийности не требует. Работать в Дубае мне очень нравится. Наверное, у всех в юности или в молодости есть примерное видение той сферы или области, где бы он хотел себя реализовать. У меня всегда было желание изучать арабские страны — они меня всегда влекли, наверное, поэтому все так и сложилось.

— Можно ли назвать вашу работу «работой мечты»?

— Уверен, да.

Выражаем благодарность за помощь в организации интервью авиакомпании flydubai
и отелю Jumeirah Emirates Towers в Дубае.