Старая элита 
12.09.2015

Фикрят Табеев: на него смотрели снизу вверх в прямом и переносном смыслах

Молодой выдвиженец Табеева Минтимер Шаймиев не хотел работать в Татарском обкоме КПСС и получил за это нагоняй

Руководители республики советского периода — снова на страницах «БИЗНЕС Online». Первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Ахмеджанович Табеев среди своих обожателей и последователей был не менее популярным, чем Федор Шаляпин и Ильхам Шакиров. В публикации использованы фрагменты книги «Фикрят Табеев» Ягсуфа Шафикова. Часть 3-я

Фикрят Табеев
Фикрят Табеев

СОТВОРИМ СЕБЕ КУМИРА?

28 октября 1960 года состоялось избрание Фикрята Табеева на пост руководителя Татарии, то есть на должность, которая в силу политического устройства страны и республики того времени называлась «первый секретарь обкома КПСС». Назначение на нее правильнее было бы назвать «восхождением». Руководители такого ранга отличались от сегодняшнего политического и прочего топ-менеджмента прежде всего тем, что были они не просто управленцами, а вождями, своего рода «небожителями». Во всяком случае, они были носителями и проводниками если не религии, то особой идеологии, которая именовалась в СССР «политикой партии». Соответственно в советских людях формировалось и отношение к этим политическим пастырям. Надо признать: не без результата. Сомневаться в их правоте (не говоря уже о критике в их адрес) могли лишь в более высших сферах партийной иерархии. Их воспринимали не просто как начальников, а как кумиров, которым не только можно, но и должно подражать, ежедневно цитировать и любоваться на их портреты, речи и изречения в газетах, журналах, по радио и телевизору.

Новоиспеченный глава Татарской республики Табеев и воспринимался как кумир. Причем, кумир, так сказать, вдвойне: не просто в силу своей головокружительной должности, но великолепно внешне и внутренне ей соответствующий. И главное, что поражало на фоне дряхлеющего Политбюро, его молодость — 32 года!

— К Фикряту Ахмеджановичу Табееву у меня отношение, как к Богу, — делился впечатлениями незадолго до своей кончины Рашит Хамадеев, экс-председатель Набережночелнинского городского Совета народных депутатов, экс-глава администрации и почетный гражданин города. — Это человек-самородок, который сам себе пробил дорогу, многим показал правильный путь к самореализации. Если наш земляк Шаляпин прославился на всю Россию, на весь мир своим непревзойденным до сих пор голосом, пением, то Табеев, я думаю, прославился своим умом, своей бурной созидательной деятельностью с молодых лет.

— На Фикрята Ахмеджановича Табеева я во все времена смотрел и сейчас смотрю снизу вверх в прямом и переносном смысле, — вспоминает экс-мэр Казани Камиль Исхаков. — Он строен, высок, как говорят в народе, косая сажень в плечах, красавец и талантлив, умен, высокообразован... В свои студенческие годы я очень гордился тем, что учусь в том же университете, где учился и был кумиром молодежи Фикрят Ахмеджанович Табеев.

— Фикрята Ахмеджановича Табеева я знаю еще будучи студентом, — откровенничает Фатих Сибагатуллин, депутат Государственной думы РФ.— Это конец шестидесятых и начало семидесятых. В то время у меня были два кумира: первый секретарь обкома партии Фикрят Ахмеджанович Табеев и наш признанный певец Ильхам Шакиров. Я попеременно ходил на обоих. Первого слушал как непревзойденного оратора, ловил каждое его слово, второй меня увлекал своим неповторимым исполнением до боли знакомых мне народных татарских песен. Я считаю, что они тогда повлияли на мое мировоззрение. Прошло с тех пор три десятка лет, а память жива. Эта память постоянно возвращает меня к тем удивительным годам, когда мы все еще были так молоды: и наши кумиры, и мы сами.

Фикрят Табеев на митинге трудящихся в честь выполнения обязательств хлебозаготовок по ТАССР на площади Свободы, 1962 г.
Фикрят Табеев на митинге трудящихся в честь выполнения обязательств хлебозаготовок по ТАССР на площади Свободы (1962)

— С Фикрятом Ахмеджановичем Табеевым впервые я познакомился в Муслюмово. Тогда я после службы в армии работал в Альметьевском горкоме комсомола, — делится впечатлениями Фарид Мухаметшин, председатель Государственного Совета Республики Татарстан. — В Муслюмово в тот день на сессии избирали председателя районного Совета. Пригласили и руководителей соседних городов и районов. Не забыли и комсомольцев.

Фикрят Ахмеджанович, такой высокий, статный, красивый, идет с улыбкой на лице и здоровается с депутатами, гостями. Он крепко жмет мою руку своей богатырской рукой и спрашивает:

— А этот молодец кто такой?

У меня ноги подкосились, руки трясутся. Сам стесняюсь. Ему кто-то из окружения отвечает:

— Это работник горкома комсомола, курирует комсомольскую организацию нефтяных предприятий Альметьевска и называют мои имя и фамилию.

— Вот как! — улыбается Фикрят Ахмеджанович.— Правильно сделали, что пригласили комсомольских вожаков. Молодежь надо растить. Всем нам надо заботиться о том, кто нам на смену придет.

В дальнейшем мне приходилось участвовать в работе различных конференций, совещаний, где выступал первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Ахмеджанович Табеев. Мы, молодежь, затаив дыхание, слушали аргументированные, яркие выступления своего кумира. Его речи всегда отличались глубоким знанием дела, профессионализмом.

«Я РЕШИЛ СДЕЛАТЬ СТАВКУ НА МОЛОДЫХ»

Вот как вспоминает Табеев в книге Ягсуфа Шафикова начало большой политической карьеры одного из главных своих выдвиженцев — своего преемника на посту главы республики Гумера Усманова (Первый секретарь Татарского обкома КПСС с 29 октября 1982 года по 23 сентября 1989 года. Секретарь ЦК КПСС с 20 сентября 1989 года по 14 июля 1990 года прим. ред.).

— Первым председателем Совета Министров Татарии, с которым я начал работать на посту первого секретаря обкома партии, был Абдулхак Асвянович Абдразяков (1915 — 1984). Это был тоже заслуживающий уважения государственный деятель. С 1959-го по 1966 годы был председателем Совета Министров ТАССР. В 1966 году его перевели заместителем министра сельского хозяйства РСФСР. На смену А.А. Абдразякову председателем Совета Министров республики пришел Усманов Гумер Исмагилович. Я долго размышлял после того, как стало известно, что Абдразяков перейдет работать в Москву: кого же вместо него рекомендовать? Я решил сделать ставку на молодых. Ситуация тех дней этого требовала, Гумеру Исмагиловичу в то время было всего тридцать четыре года. Я следил за его ростом, давал возможность проявлять инициативу, принимать самостоятельные решения. Он был прекрасным специалистом в вопросах сельского хозяйства. Память у него была исключительная, все новое он схватывал, как говорится, на лету. Несомненно, большой опыт руководства Г. И. Усманов приобрел, работая в районном звене. В 1960–62 годах был секретарем Чистопольского горкома КПСС. В 1962–65 годах руководил одним из крупных в республике Набережночелнинским производственным колхозно-совхозным управлением. После этого в течение двух лет возглавлял Буинский райком КПСС.

Гумер Усманов (слева) и Фикрят Табеев (справа)
Гумер Усманов (слева) и Фикрят Табеев (справа)

В своем выборе я не ошибся. Гумер Исмагилович был сильным председателем Совета Министров Татарии. И по прошествии многих десятилетий придерживаюсь того же мнения. Мы с ним очень много лет рука об руку руководили большой республикой. Именно в период нашей совместной работы в республике свершались большие дела.

В некоторых публикациях последних лет в Казани иногда появляются различные домыслы о наших взаимоотношениях с Г.И. Усмановым. Я должен сказать, что я всегда стоял и стою выше этих мелких суждений. Мы с ним вместе проработали в лучшие годы развития республики. Каждый из нас, по моему глубокому убеждению, внес достойный вклад в развитие Татарстана.

МИНТИМЕР ШАЙМИЕВ: «ПАРТИИ В ШАХМАТЫ И ПАРТИЯ КОММУНИСТОВ»

16 марта 2015 года правительственный сайт Татарстана опубликовал следующую информацию: «Сегодня Государственный Советник Республики Татарстан Минтимер Шаймиев поздравил с 80-летием Геннадия Захарова, проработавшего в 1988-2010 годы Председателем правления „Банка Татарстан“ Сберегательного банка РФ. В настоящее время он продолжает свою деятельность в качестве президента Федерации шахмат Республики Татарстан... Поздравляя Геннадия Захарова, Минтимер Шаймиев отметил, что знает юбиляра уже 53 года и рассказал о том, что их знакомство началось в 60-е годы прошлого века, когда они оба работали в Мензелинске, затем оба, в разные годы, были переведены на партийную работу — в обком партии, в разные годы были министрами мелиорации и водного хозяйства республики. Он также сообщил, что они всю жизнь являются партнерами по игре в шахматы: встречаются каждое воскресенье, чтобы сыграть несколько партий».

А вот как вспоминает подробности тех лет сам Геннадий Николаевич Захаров в книге «Фикрят Табеев»:

— Мы, молодые руководители республики шестидесятых годов, воспитывались и росли «под присмотром» Фикрята Ахмеджановича Табеева. Первое мое непосредственное знакомство с ним состоялось в Мензелинске. Мы в ту пору с Минтимером Шариповичем Шаймиевым жили и работали в этом старинном городке. М. Шаймиев был управляющим «Сельхозтехники», объединяющей пять восточных районов республики, а я — главным инженером территориального сельхозуправления... В ту пору мне было 24 года, Минтимеру Шариповичу — 22. Самому «первому» было чуть за тридцать. Вот такое было время, когда совсем еще молодой Табеев на многие ключевые руководящие посты выдвигал молодежь, опекал их, как старший брат. Отец первого Президента Шарип ага работал председателем колхоза. Мы часто у него бывали. Знаком был с ним и Фикрят Ахмеджанович. В те годы мы занимались электрификацией Актанышского, Мензелинского и других восточных районов. Приезжая в села, Табеев интересовался ходом электрификации. Подолгу он беседовал с Шарип ага о житье-бытье. Подбадривал нас, молодых руководителей. Дела у нас по части содержания техники шли и впрямь неплохо. Мы тогда с Минтимером Шариповичем при жесткой плановой системе проявили «рыночную» смекалку. Договорились с речниками о выделении баржи. В селах заготовляли картофель и отгружали в Волгоград. А оттуда взамен получали запасные части к тракторам. А что касается электрификации, ее провели очень успешно. Опоры передачи, столбы и электролинии, смонтированные нами, и сегодня надежно служат селянам.

Геннадий Захаров и Минтимер Шаймиев
Геннадий Захаров и Минтимер Шаймиев

Оказалось, что Фикрят Ахмеджанович не зря присматривался к нам, молодым руководителям. В один из дней меня и Минтимера Шариповича вызывает в Казань к себе заведующий сельскохозяйственным отделом обкома партии Григорьев Николай Васильевич и говорит: «С вами будет беседовать секретарь обкома Никонов Виктор Петрович». Мы, конечно, знали его, как говорится, в лицо. Никонов сам и вместе с Табеевым много раз бывал в наших хозяйствах, в Мензелинске. Неоднократно мы давали ему пояснения о делах на месте. Но мы, молодняк, не знали того, что Виктор Петрович очень горячий человек.

Пришли, значит, в кабинет Виктора Петровича и ждем нагоняя за какую-нибудь провинность. А он вдруг нам заявляет, что есть мнение меня и Шаймиева перевести инструкторами обкома партии.

А нам никуда переходить не хотелось. Дела по механизации сельского хозяйства в восточной зоне республики шли неплохо. Нам тогда казалось, что в Мензелинске мы достаточно «обросли». У нас уже были семьи, родились первые дети. И мы возьми да в один голос откажись, не хотим, мол, бросать свои коллективы...

Виктор Петрович побагровел и так строго и громко говорит:

— Вы что, с партией рядитесь? Вас приглашают работать в обком, а вы рядитесь? Вон из кабинета!

Вышли. Затылки чешем. Что делать? Заходим к Григорьеву. Он говорит:

— Эх, молодо-зелено. Это же указание самого Табеева вас забрать в обком. Неправильно, конечно, повели себя. Пока идите, подумайте до утра...

Так мы с Минтимером Шариповичем стали инструкторами сельскохозяйственного отдела обкома партии.

«ПЛАСТИКОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» НА ПОЛЯХ ТАТАРИИ

— Я дослужился до заместителя заведующего сельхозотделом обкома, — продолжает воспоминания Захаров. — Часто встречался с Фикрятом Ахмеджановичем. Меня поражали и до сих пор поражают его эрудиция, неуемная энергия, а самое главное, подход к людям. Мне часто приходилось готовить для него различные справки, сводки, аналитические материалы. Он нас по-братски поправлял, подсказывал. Но никогда не опускался до оскорблений и унижений...

Но однажды на одном из заседаний бюро обкома он мне прилепил «кликуху». Шутя, конечно. Была у меня одна... ну привычка или слабость, что ли. Любил красиво одеваться. Подбирал яркие галстуки. Поднимается председатель республиканского объединения «Колхозстрой» Гизатуллов и произносит:

— Фикрят Ахмеджанович! Захаров работает только на крупных объектах, а на мелочи не работает.

Табеев поднимает меня, изучает с ног до головы и с ухмылкой говорит:

— Этот Захаров любому итальянскому аристократу фору даст. Ты почему на мелких объектах не работаешь?

После этого заседания долго надо мной подтрунивали друзья-товарищи. Я тогда вроде бы обиделся немножко за «кликуху». А вот прошло немало лет — приятно вспоминать и о таких подробностях...

Меня утвердили в должности управляющего трестом «Татсельхозмонтаж», который совместно с Министерством мелиорации, которое возглавил Минтимер Шарипович Шаймиев, и другими ведомствами в те годы совершил целую революцию в сельскохозяйственном производстве республики.

Второй слева - министр мелиорации и водного хозяйства ТАССР Минтимер Шаймиев
Второй слева — министр мелиорации и водного хозяйства ТАССР Минтимер Шаймиев

Я считаю, что очень весом вклад Табеева в индустриализацию сельскохозяйственного производства республики. Здорово поддержал он нас в изготовлении полиэтиленовых труб в республике. В те годы такие трубы во всем огромном Советском Союзе изготовляли только в Вильнюсе, и распределял их, как говорится, по сантиметрам Госплан СССР. Мы ездили в Вильнюс выбивать для себя трубы. Литовцы говорят: «Дайте нам полиэтилен, и мы изготовим вам сверх плана трубы». По указанию Табеева с Нижнекамского химкомбината мы отвезли полиэтилен, и прибалты изготовили нам шесть километров труб. А это для нашей республики мелочь.

Тогда мы всякими правдами и неправдами нашли американскую установку, стоявшую в одном из институтов после зарубежной выставки. Своими силами привели ее в порядок. Обком партии вынес постановление об отпуске нашему тресту с Нижнекамского химкомбината бракованной полиэтиленовой крошки. (Кондицию, упаси Боже, ни-ни, Госплан голову снимет!)

Мы брали крошку пищевого полиэтилена. В первый год изготовили триста километров труб. Пока я возглавлял трест, изготовили более трех тысяч километров труб. Это, действительно, была целая революция в этой отрасли. Мы тогда из этих труб подвели воду к животноводческим комплексам и фермам, населенным пунктам. Им ведь износа нет, гарантия — сто лет. Они не ржавеют, даже при сильных морозах не разрываются.

Нас в те дни Табеев называл «Татарстанским минмонтажстроем». Первый секретарь обкома был очень доволен нашей работой. И мы этим гордились. Мы три пятилетки подряд занимали первое место в Советском Союзе в своей отрасли и получали переходящее знамя ЦК КПСС. Знаете, таких почестей тогда достичь было очень трудно...".

ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ТАТАРСТАНА НАЧАЛ КАРЬЕРУ С КУКУРУЗЫ

А вот версия самого Табеева о становлении Минтимера Шаймиева как крупного управленца и политика:

— Многие в республике позабыли, что свою служебную карьеру (в хорошем понимании этого слова) Минтимер Шаймиев начал с кукурузы. Благодаря смекалке, энтузиазму таких молодых специалистов села, как М.Ш. Шаймиев, в начале 60-х годов Татарстан в РСФСР по развитию кукурузоводства занимал лидирующее положение. Главное ведь что в кукурузоводстве? Получить квадрат на поле, что не так-то просто. Тогда, в 1961 году, молодой инженер Муслюмовской РТС, недавний выпускник Казанского сельхозинститута Минтимер Шаймиев разработал метод, когда квадрат получался при любом состоянии техники.

В том году Муслюмовский район получил самый высокий урожай кукурузы в республике. Вот тогда на страницах республиканских газет и начала появляться фамилия молодого инженера Шаймиева. Именно в те дни я, будучи сам еще молодым первым секретарем большого обкома КПСС, как говорится, «положил глаз» на эту фамилию. В том году М. Шаймиева избрали председателем совета молодых кукурузоводов республики, избрали на областную комсомольскую конференцию, потом и делегатом XVI съезда ВЛКСМ, который прошел 16–20 апреля 1962 года.

Хорошую «обкатку» прошел будущий Президент в Мензелинском райкоме партии... В 1967 году я взял М. Шаймиева инструктором обкома КПСС. Вскоре он стал заместителем заведующего отделом сельского хозяйства. Не ошибусь, если скажу, что именно в эти годы М. Шаймиев сформировался как политический и хозяйственный деятель. В 1969 году в возрасте тридцати двух лет мы его назначили министром мелиорации и водного хозяйства.

Минтимер Шаймиев в своем кабинете
Минтимер Шаймиев в своем кабинете

В те годы наша республика одной из первых в СССР создала высокопродуктивные сенокосы и пастбища на основе орошения. Тогда я первого заместителя председателя Совета Министров Татарии Бориса Павловича Мартынова и Минтимера Шариповича Шаймиева направил в командировку в Англию для изучения опыта англичан в области культурных пастбищ. Тогда Шаймиев только начал работать министром мелиорации.

Они тогда много полезного переняли у англичан по культурным пастбищам и успешно начали внедрять их опыт в хозяйствах республики. По этому делу Татария гремела на весь Советский Союз. О наших успехах писали центральные газеты, к нам за опытом приезжали со всех концов страны. Меня заслушали по этой проблеме на секретариате ЦК КПСС и одобрили наш опыт. Тогда же вышло специальное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Спустя десятилетия я с полным основанием могу утверждать, что тогда в обкоме КПСС мы не ошиблись, «обкатывая» на различных участках работы, поддерживая молодого специалиста Минтимера Шаймиева. Сегодня он один из видных политиков России. Мне, в частности, очень приятно то, как он заслуженно возвысил нашу нацию в глазах мировой общественности. Он в трудные, так называемые реформенные годы сумел сохранить межнациональное и межрелигиозное равновесие в многонациональной республике, не дал развалиться экономике, как это случилось во многих краях, областях и республиках России. Более того, под его руководством Татарстан добился значительных успехов во многих сферах жизни.

ХРУЩЕВ И ЕГО «ЕРШИСТЫЙ СЫН» ТАБЕЕВ

Табеевское стремление расставлять в республике молодые кадры, очевидно, имеет два истока. Об одном из них «БИЗНЕС Online» уже рассказывал в биографическом очерке о Семене Игнатьеве, предшественнике Фикрята Табеева на посту главы Татарской республики. Будучи очевидным игнатьевским выдвиженцем, Табеев и сам взял на вооружение решительность своего патрона в доверии молодежи. В книге Ягсуфа Шафикова «Фикрят Табеев» уже сам Фикрят Ахметжанович раскрывает еще одно, «хрущевское направление»:

— Хрущев очень любил молодые кадры, возлагал на них большие надежды. Ко мне он относился по-отечески, как к сыну. Мы очень часто встречались с Никитой Сергеевичем. В те годы я периодически выступал с большими аналитическими статьями на злободневные темы в центральных газетах «Правда», «Известия». Я тогда в СССР возглавил целое движение по реформированию подходов к организации производственных показателей. Я выступал против «вала». Меня поддерживали руководители-реформаторы республик, краев и областей. Я чувствовал, что Никита Сергеевич внимательно изучает мои выступления в печати.

Фикрят Табеев (слева) встречает Никиту Хрущева в Казани
Фикрят Табеев (слева) встречает Никиту Хрущева в Казани

Я и сейчас удивлюсь, как же прощал Никита Сергеевич мое инакомыслие. Я часто с ним полемизировал. Помню, тогда главная газета страны «Правда» половину второй полосы посвятила нашим дебатам с Н.С. Хрущевым о необоснованности ликвидации сельских райкомов КПСС. Однако, как бы я с ним ни спорил, не соглашался с его некоторыми новациями, он мне гонения не устраивал. Широко смотрел человек. Незлопамятный он был. Он ведь видел, что я в дело вникаю, стремлюсь не для сиюминутного победного рапорта, наоборот, хочу изменить состояние дел в корне. Он тогда действительно относился ко мне, как к своему несколько непослушному сыну. Действительно, когда сейчас смотрю на совместные с Н.С. Хрущевым фотографии, я по сравнению с ним мальчишка. Он ценил молодые кадры при всей нашей «ершистости»...

Очень незрелым было решение Хрущева обобществить коров у колхозников. Он меня несколько раз вызывал к себе в Москву и каждый раз начинал меня упрекать:

— Товарищ Табеев! У вас в Татарии очень плохо идут дела с обобществлением коров у частника.

Я ему поясняю:

— Дорогой Никита Сергеевич! У татар, равно и других народностей, мы коров отбирать не будем. Наши селяне сильны своим личным подсобным хозяйством.

Меня неоднократно пытались проработать на бюро ЦК КПСС по РСФСР. В те годы был и такой орган в партийной иерархии. Официально возглавлял его сам Н.С. Хрущев. А всю практическую работу вел его заместитель Ефремов Леонид Николаевич. В одно время он возглавлял Курский обком КПСС. Между собой мы, первые секретари обкомов, его называли «курский соловей». На заседании бюро ЦК КПСС по РСФСР я категорически заявил:

— Не настаивайте на таких вещах. Мы в Татарии на такой шаг никогда не пойдем, национализировать скот у колхозников не будем, потому что татары без скотины никогда не жили и жить не будут.

В обкоме КПСС и Совете Министров республики у нас никаких колебаний не было: национализировать скот у населения или нет. Как бы в Москве ни старались выкручивать нам руки, мы сохранили скотину в личном подворье, уберегли национальные традиции.

ГОРОХОВАЯ И КУКУРУЗНАЯ ЭПОПЕИ

— В своих решениях Никита Сергеевич Хрущев иногда проявлял такую твердость, я бы сказал упрямство, что порой приходилось идти на некоторые дипломатические хитрости. Обстоятельства вынуждали. Был такой случай. С председателем Совета Министров ТАССР Абдразяковым сидим в Воронеже на Всесоюзном совещании по сельскому хозяйству. Его проводил, как всегда, сам Никита Сергеевич. Он мне говорит: «Товарищ Табеев, у вас в Татарстане хорошо растет горох. Я вам рекомендую сеять овес с горохом...».

По разумению Н.С. Хрущева, если овес сеять с горохом, он будет стоять, и легко будет убирать. Тогда еще специальной техники не было. Татары веками выращивали горох и убирали его вручную, косами. Я говорю Хрущеву, что, мол, они несовместимые растения. Никита Сергеевич настаивает: «Вам сказано сеять! Сейте и все!». Как говорится, уперся дед, и все тут. Кто-то ведь из «умников» ему подсказал, что горох вместе с викой мы возделываем. Но же с викой!

Я вернулся в Казань и говорю членам бюро обкома КПСС: «Что будем делать? Н.С. Хрущев заставляет сеять овес с горохом...» Член бюро обкома А.А. Абдразяков предлагает: «Давайте сделаем так: вокруг Казани в хозяйствах где пять, где десять гектаров посеем овес с горохом, еще немного где-нибудь в глубинке. Приедут из Москвы проверять — повезем их туда».

Так и сделали. Но ведь овес с горохом несовместимые культуры. Они друг друга не выносят. Безусловно, мы здесь никого не обманывали, а поступили просто осторожно.

К осени я звоню в сельхозотдел ЦК КПСС и говорю:

— Беспокоить по каждому пустяшному вопросу самого Никиту Сергеевича как-то неудобно. Пришлите комиссию по проверке горохо-овсяных посевов.

Вскоре в республику приехала важная комиссия ЦК КПСС во главе с помощником Хрущева по сельскому хозяйству, знаменитым тогда на всю страну академиком Шевченко и давай проверять. Члены комиссии на деле убедились в нецелесообразности затеи Хрущева и дали ему соответствующую пояснительную записку. Вот так тогда мы дипломатично уклонились из натиска Никиты Сергеевича. Но зато сколько плодородной земли уберегли!

Или вспомните кукурузную эпопею. Надо же было Н.С. Хрущеву поехать в США, изучить там технологию возделывания непосредственно у фермера Гарста, закупить первые образцы кукурузных сеялок, кукурузоуборочных комбайнов, завезти в страну элитные, подходящие по климатическим условиям, сорта кукурузы. Был тогда создан первый в СССР институт кукурузы ВАСХНИЛ в Днепропетровске.

У Никиты Сергеевича была настоящая, порой непонятная одержимость. У нас ведь тогда по этой культуре ничегошеньки не было. В стране даже не умели ее силосовать. Хрущевская кукуруза — это целая революция в сельском хозяйстве страны.

«Королева полей» успешно прижилась и в условиях и на землях Татарстана. Потому что к этому делу, как и ко многим другим, татарстанцы отнеслись очень серьезно и основательно. Посмотрите и вы убедитесь, что и сегодня в селах Татарстана пожинают плоды той кукурузной «экспансии». Когда в летние дни бываю в нашей республике, у меня самого душа радуется, что на полях растет отличнейшая кукуруза. Загляденье! Кубанцы и украинцы могут позавидовать. Все дело в том, что татарстанцы поняли выгодность этой культуры.

Однако и в кукурузной эпопее тогда не обошлось без незрелых поступков. В первые годы ее начали возделывать чуть ли не на Крайнем Севере. Как уже говорил, в нашей стране ни в чем ведь меры не знаем. Правда, в данном случае не Хрущев виноват, а наши подхалимы. Многие просто-напросто пытались пустить пыль в глаза. Действительно, как можно возделывать кукурузу в Якутии? А ведь находились такие «энтузиасты», что доказывали обратное.

Как говорил старик Фрейд, современность людей не ценит. Люди уже потом начинают судить о прошлом, чтобы определить будущее. Как бы мы ни судили о Никите Сергеевиче Хрущеве, мы должны исходить из того, что он был продукт своей эпохи, честный и порядочный человек, искренне заботящийся о будущем своего народа.

Продолжение следует.

Подготовил

Читайте также:

Фикрят Табеев: от Рязани до Казани. Часть 1-я

Фикрят Табеев: стремительное восхождение на первый пост. Часть 2-я

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (19) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    12.09.2015 10:47

    Здорово что у нас когда-то были времена, когда ставку делали на ум выносливость и сообразительность, приятно читать о временах отсутствия кланов и тупых детей.

  • Анонимно
    12.09.2015 11:10

    "К Фикряту Ахмеджановичу Табееву у меня отношение, как к Богу".Вот отсюда и все проблемы

    • Анонимно
      12.09.2015 13:35

      А это у нас теперь ко всем небожителям. Что не руководитель, то ниспосланный.

  • Анонимно
    12.09.2015 11:16

    Читаешь эти воспоминания - не по себе становится. Одного колотить начинало, другой чуть в обморок не падал, когда САМ его замечал.В голове не укладывается. "Талант" чиновника - это талант предугадывать то, что нужно руководству и суметь смолчать в ситуации, где порядочный человек ну никак не должен молчать. И вообще: "Бойтесь равнодушных. Это с их молчаливого согласия совершается все зло на земле!" Ю. Фучик.

  • настоящий
    12.09.2015 11:30

    А я вот читаю про руководителей Татарстана в советские и нынешние времена, и понимаю, неравнодушные и компетентные люди становились руководителями нашей республики, повезло как говорится. А вот на федеральном уровне что-то не так удачно, через одного или через два руководителя, либо некомпетентность, либо коррумпированность. это моё мнение.

    • Анонимно
      12.09.2015 12:05

      А вы поменьше читайте книг в стиле ЖЗЛ (жизнь замечательный людей). В них как отпокойниках - либо хорошо, либо никак.

      • Анонимно
        12.09.2015 14:40

        Тезис о покойника конечно подхалимский или лакейский. Они тоже имеют право на правду о себе в глазах последующего поколения. Если следовать такому правилу то надо только петь хвалебные гимны или молчать и о Хрущеве, Брежневе или Черненко и Ельцине? Так, что ли? Они ведь тоже покойники.Кстати и не все книги серии ЖЗЛ такого пошиба.Например Рой Медведев издал в этой серии книгу о Ю.В.Андропове. Весьма правдивая и не напоминает "житие святых" как например хорошо оформленный и богатый иллюстрациями фолиант о Табееве. Записанная, очевидно с его слов, двумя московсими журналистками и бесплатно розданный в Казани во время его презентации.Картинки в нем смотрю с удовольствием.

  • Анонимно
    12.09.2015 13:40

    К человеку занимавшему пост "первого" почти двадцать лет отношение не может быть однозначным и не только такое в РТ. Интеллигенция к нему относилась резко отрицательно (кроме придворных и обласканных писак)за негативное отношение к татарскому языку который он считал бесполезным и умирающим с летальным исходом через 15 - 20 лет и отмене Тукаевской премии сразу после прихода к власти.Но он конечно был напуган тем, что за "татаризацию", под предлогом резко пошатнувшегося,якобы за несколько недель, здоровья сняли Игнатьева.Судя по цитированной в БО книге он прожил с этим пошатнувшимся еще почти четверть века. Да и в других регионах приняли превентивные меры.Человек он был обучаемый и хотя в дипломе стояло "преподаватель истории КПСС" быстро переориентировался на политэкономию и стал хорошим преподавателем.Он конечно не вырос до величины всесоюзного масштаба как его выдвиженец Усманов, но был достаточно заметным региональным лидером. Как мне говорили в Челнах, КАМАЗ это он "выцарапал" в ЦК, хотя конкурентов было много.

  • Анонимно
    12.09.2015 15:54

    жалко что я еще не родился в это время

  • Анонимно
    12.09.2015 15:56

    Наш залётный рязанец.

  • Анонимно
    12.09.2015 16:52

    Кстати после выхода в тираж ни в родную рязанщину, ни в Казань, как Усманов, не вернулся. Предпочел глушь в Рублевке, соседом его стал Лужков.Скромный был товарищ, зачем ему столичная Казань.Хотя богато иллюстрированную книгу его мемуаров издали за счет РТ, как и гонорары ее авторов - записчиков.

  • Анонимно
    12.09.2015 17:44

    Да ну, на фиг. Друг другу дифирамбы поют, восхищаются, сытые, своей занчителностью. А в это время народ в Москву за мясом ездил на поезде Татарстан и на толкучку за шмотками. жрать то в кАЗАНИ БЫЛО НЕЧЕГНО. и ИЗ ВЕШЕЙ ТОЖЕ.

  • Анонимно
    12.09.2015 19:34

    Вывод один- без ушлых ага отцов в 22 года доростают обычно до помощника комбайнера

  • Анонимно
    12.09.2015 20:58

    Все пишут как из молодых и зеленых заметили, продвинули.... А все кто молодым пришел к власти дорогу молодым не дают, вцепившись в власть высаживают в теплых кабинетах в возрасте далеко за пенсионном. Пример же у вас был, что же сейчас нет таких талантливых комсомольцев?

  • Анонимно
    12.09.2015 22:33

    Славный материал. если его внимательно читать, понятно становится проблемы которые привели к перестройке, и хорошо просматриваются современные проблемы, например недавно был в Буинском районе - какая разница например с Арским районом и все эти разницы освещены в данном материале.

  • Анонимно
    13.09.2015 05:59

    Это была не перестройка, а "перегорбачивание всего и вся" приведшее к "борисократии" и возвращению капитализма в его самом диком виде. Представитель Татарии Усманов, отказался участвовать в этом шабаше и демонстративно ушел из ЦК. Возьмите в библиотеке журнал "Татарстан" №3 2002 г. там он впервые коротко рассказал, что творилось тогда в ЦК.

  • raf
    13.09.2015 13:22

    После смерти Сталина И.В.,5 марта 1953 года в руководство КПСС пришёл троцкист Хрущёв.Демагогией о "культе личности"Сталина совершил государственный переворот.Отменил,именно отменил,социализм.Начали отстраивать государственно-мафиозный капитализм.Кого не возьми в руководстве КПСС,они оппортунисты.Придёт время,новые коммунисты напишут учебники,о тех контрреволюционных временах.Каждому будет дана оценка.Такое предательство Рабочий класс не забудет.

  • Анонимно
    13.09.2015 17:30

    Для уважаемого 05.59.Поступок его конечно донкихотсий и честный и выпадающий из нравов номенклатуры того времени.Посмотрел в инете, все секретари пришедшие вместе с ним в сентябре 1989 г. остались с Горбачевым, затем приспособились и к Ельцину, а Строев даже губернатором Орловским стал.

  • Анонимно
    16.09.2015 15:14

    это правильно, нужно чаще говорить о том, из чего произошло сегодня. Люди колоритные, харизматичные, шагали широко, оттого и не замечали частенько частностей. Хорошо бы и 3-4 мнения людей не из обоймы "обожателей". Тогда фигура Табеева была бы ещё более крупной и сочной.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль