Общество 
20.09.2015

Данис Нургалиев, проректор КФУ: «Мы начали давить. Потому люди и взвыли. Чаще гуманитарии»

Сегодня в вузы пришли студенты, которые не скрывают, что им нужны лишь корочки, а не знания

В начале учебного года встает проблема бумажного «девятого вала», захлестнувшего вузовских преподавателей. Некоторые, испугавшись формализма, из вузов уйдут. Останутся те, кто приспособился к новым условиям и умеет нарисовать себе классный «портрет». Об этом размышляет на сайте «БИЗНЕС Online» известный казанский журналист, доцент кафедры истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ, главный редактор газеты «Казанские истории» Любовь Агеева, которая беседует с проректором по науке КФУ Данисом Нургалиевым.

Данис Нургалиев
«Данису Нургалиеву пришлось отвечать на вопросы, которые давно хотелось задать людям, имеющим прямое отношение к очередным реформам вузовской жизни»

ЭТО НЕ ПРОСТО ИНТЕРВЬЮ

Мой собеседник — Данис Карлович Нургалиев, проректор по науке Казанского (Приволжского) федерального университета, директор Института геологии и нефтегазовых технологий. Разговор с ним был не только о науке. Это не просто интервью. И даже не беседа. Данису Карловичу пришлось отвечать на вопросы, которые мне давно хотелось задать людям, имеющим прямое отношение к очередным реформам вузовской жизни в целом и моей жизни в частности. Мой педагогический стаж составляет около 30 лет. Сначала на кафедре журналистики Казанского государственного университета им. Ульянова-Ленина, потом — на кафедре истории и связей с общественностью Казанского национального исследовательского технического университета им. Туполева.

Впрочем, вряд ли педагог Агеева решилась бы задавать такие вопросы публично, если бы не была журналистом. Данис Карлович любезно согласился прокомментировать мои размышления, которые в последнее время все чаще приводят меня к мысли отказаться от педагогической деятельности.

НЕМНОГО О ЛИЧНОМ

Вначале несколько подробностей для лучшего понимания того, что меня беспокоит.

У меня еще со школы был интерес к педагогике — в отделе науки, образования и культуры «Вечерней Казани» всегда было полно практикантов КГУ. Через несколько лет после выпуска, в 1976 году, меня пригласили заменить на время Т. С. Карлову, которая уезжала в творческую командировку за границу.

Вернувшись, она с большим удовольствием отказалась в мою пользу от практической стилистики русского языка, далее преподавала то, что ей нравилось больше — она была известным литературоведом. Так что более 15 лет, до появления газеты «Казанские ведомости», я читала лекции и вела практические занятия по одной из основных дисциплин в профессиональной подготовке журналистов.

Ушла с кафедры журналистики КГУ, когда поняла, что совмещать занятия с должностью главного редактора не удастся. В 2004 году меня уговорили вернуться в родной университет, но, увидев, как изменились за это время студенты, я ушла во второй раз.

Следующее пришествие в вуз спровоцировала профессор Дания Киямовна Сабирова, которая пригласила меня на свою кафедру в КГТУ-КАИ. Ей нужен был преподаватель по предмету «Теория и практика массовой информации». Одновременно я вела занятия по дисциплине «Правовое регулирование и этика массовой коммуникации». Курс разработала ранее для другого вуза — Казанского социально-юридического института, где вела его два учебных года.

Что же наводит на грустные размышления, если хочется отказаться от дела, которое мне нравится, и пока есть силы работать?

Во-первых, все больше огорчают студенты. Я педагог непрофессиональный, и мне не понять, почему я должна придумывать массу ухищрений, чтобы заставить их учиться. Когда сама была студенткой, профессию выбирала сознательно, другой работы для себя не представляла. А тут пришли студенты, которые не скрывают, что им нужны лишь корочки, а не знания. Это особенно ощущается на кафедрах, где платное обучение. А у нас на кафедре ИСО уже года три вообще нет бюджетных мест.

Оставим за скобками снижение качества общеобразовательной подготовки в школах. Сегодня, если рассказываешь, к примеру, о Льве Толстом, надо сначала спросить, знают ли студенты, кто это. Работать в такой аудитории сложно. Мне неинтересно с такими студентами.

Во-вторых, мне трудно понять и принять последние нововведения вузовской жизни, которые, имея всеобщий характер, «творчески» переосмысляются в каждом университете. Подробно о ситуации в КНИТУ-КАИ рассказал в газете «БИЗНЕС Online» мой коллега Лев Шувалов («КАИ сорвался в бумажный штопор»). О том, что это проблема есть во всех вузах, хорошо видно по комментариям к этой статье, а их было 225. На такую публикацию вряд ли бы решился молодой педагог, а нам, пенсионерам, терять нечего...

Любовь Агеева более 15 лет читала лекции и вела практические занятия по одной из основных дисциплин в профессиональной подготовке журналистов

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, А ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА

Предполагая, что очередные реформы высшей школы связаны все-таки не с желанием ее угробить, как порой говорится во время публичных дискуссий, а со стремлением модернизировать образование, я начала разговор с Данисом Карловичем Нургалиевым с известной фразы:

— Почему, по российской традиции, хотели как лучше, а получилось как всегда? Кто автор нововведений?

Ответ Даниса Карловича обескуражил. Автор — Владимир Путин:

— Вспомним, когда Владимир Владимирович Путин стал президентом, один из первых его указов касался науки. Он назывался «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Указ был подписан в день инаугурации.

Указом президента РФ от 7 мая 2012 года было предусмотрено:

— проведение до конца декабря 2012 года мониторинга деятельности государственных образовательных учреждений в целях оценки эффективности их работы, реорганизации неэффективных государственных образовательных учреждений, предусмотрев при реорганизации таких учреждений обеспечение права обучающихся на завершение обучения в других государственных образовательных учреждениях;

— разработку и утверждение до конца октября 2012 года плана мероприятий по развитию ведущих университетов, предусматривающих повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров; вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов;

— увеличение к 2015 году внутренних затрат на исследования и разработки до 1,77 процента внутреннего валового продукта с увеличением доли образовательных учреждений высшего профессионального образования в таких затратах до 11,4 процента: в 2012 году расходы на науку в России составляли примерно 0,5 процента от ВВП, при том что в США на науку расходуют примерно 2 процента от ВВП;

— увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (WEB of Science), до 2,44 процента.

— И это было оправданно: наука в то время оказалась в загоне, ученые, особенно молодые, пачками уезжали на Запад.

— И президент правильное направление задал. Раньше говорили: побеждает тот, у кого есть хорошее вооружение и хорошая армия. Сегодня можно сказать, что победит та страна, у которой хорошие университеты.

Вспомним, как раньше ценилась профессия ученого, прежде всего по зарплате и по всенародному уважению. В 90-е годы все это исчезло: зарплаты уменьшились, большой авторитет потихонечку растаял.

— Все происходило на моих глазах. В советское время любой профессор (у меня среди знакомых их было много) мог позволить себе машину, дачу и домработницу, что было большой редкостью в то время. Государство давало ему квартиру с дополнительной площадью для кабинета. Помнится, когда я работала на кафедре журналистики КГУ, совместителям платили мало, хватало только на такси, которым приходилось пользоваться для экономии времени. Но это было престижно — преподавать в Казанском университете, который сама закончила!

— Есть масса сопутствующих тенденций снижения авторитета науки и ученых. Абитуриенты все меньше и меньше поступали на естественнонаучные и технические специальности, резко сократилось число аспирантов. И это было связано прежде всего с непрестижностью в общественном мнении академической науки. Отечественная наука стала невостребованной отечественным бизнесом. Компаниям было проще купить технологию или оборудование за границей и достаточно быстро заработать. Стимула к международной конкурентоспособности, разработке своих технологий и оборудования не было. Выпускаемую по западным технологиям продукцию покупали в стране, значит, все нормально! Тем более наука, не дающая быструю практическую пользу, — фундаментальная наука — оказалась никому не нужна. Мы потеряли кадры — они ушли в другие сферы или уехали за рубеж.

Когда я вижу сегодня стимуляцию со стороны государства занятий наукой, не могу не порадоваться. Надеюсь, что это только начало. Государство дает гранты, помогает покупать самое современное оборудование. Могу привести в пример укрепление материальной базы Казанского федерального университета, своего института в частности. Мы смогли построить новый учебно-лабораторный корпус, закупили для него дорогостоящие приборы, аналогов которым в России нет. Сегодня мы разрабатываем технологии и методики, которые являются не только конкурентоспособными, но и даже лидерами в мире.

Есть простая формула, объясняющая, что такое хорошее государство. Хорошее государство — это здоровый, образованный налогоплательщик и эффективное управление. По сути, нам нужно воспитать здоровых и умных людей, обучить их и дать им возможность реализовать себя в нашей стране. И государство должно всячески поддерживать таких людей. Страна будет тем мощнее, чем больше талантов она найдет, обучит и обеспечит интересной и достойной работой. У нас много талантливых молодых людей, мы их можем обучить на самом высоком уровне. Главное — сохранить их в нашей стране, в нашей экономике.

Таким образом, все упирается в воспитание, обучение будущего налогоплательщика и, главное, обеспечение его достойной работой. И университеты в этом плане обретают новый смысл, возможно, важнейший в современном обществе...

УЧЕНЫЕ В КАКОМ-ТО СМЫСЛЕ МАРГИНАЛЫ

— Вообще-то наукой занимаются особенные люди. Раньше считалось: если ты кандидат наук, ты уже ученый. Но сейчас трудно по ученому званию определить, с кем имеешь дело.

Помню, какие баталии были на защитах диссертаций. Конечно, порой при этом были свои подводные камни. В последние десятилетия реальный смысл ученой степени сильно изменился. Сегодня столько докторов наук, в том числе среди больших начальников, которые к науке не имеют никакого отношения.

Есть, конечно, среди остепененных руководителей и настоящие ученые, но некоторым ученое звание — как бантик. Могут его купить за деньги, использовать связи или даже «подарить на день рождения».

— Или попросить написать диссертацию своих подчиненных, как это порой практикуется. Можем ли мы в таком случае сказать, что раньше наука была самоценна, а сейчас она стала пустой формальностью, поводом для повышения зарплаты?

— Нет, конечно! Настоящая наука существует, она живет, ее невозможно уничтожить. Она живет независимо от ученых степеней и званий. Но сегодня уже начался процесс очищения: кого-то лишили ученого звания, а кого-то даже посадили... Это очень важно для восстановления престижа науки в общественном мнении.

И настоящие ученые, несмотря ни на что, тоже есть. Я многих знаю. И работают они не ради денег. Наука вообще не делается ради денег. Да, ученые тщеславны. Это и понятно. Самое приятное для них — осознавать, что среди миллиардов людей ты первый узнал о какой-то тайне природы или придумал что-то новое...

— Таблицу Менделеева, например.

— Колоссальное удовлетворение, какое при этом получаешь, несравнимо ни с чем. Ради этого, наверное, эти люди и живут.

— Но согласитесь, сегодня не время таких людей. Как мне кажется, раньше люди старались максимально самореализоваться, если Бог что-то дал: один пишет стихи, другой — научные статьи... И профессию выбирали не по тому принципу, где ЕГЭ поменьше, а ту, где набор побольше.

— Тем не менее для любого человека очень важно, где он работает, на какой должности, сколько получает. Может быть, не все правильно профориентированы, когда поступают в университет. Это тоже большое упущение нашего общества, школы, родителей. По сути, человек должен выбрать профессию по своим способностям, профессия должна приносить не только средства для существования, но и моральное удовлетворение. Всегда приятно делать то, что у тебя получается.

— Студент задумается об этом позднее, не в университете.

— Вы правы. Мы сейчас много делаем для профориентации в стенах университета.

— Такие студенты измеряют степень общественного признания деньгами. Платят мало — значит, идут на другую работу. Разве не так?

— Ну не все.

— Исключения всегда есть. Это своего рода маргиналы.

— Настоящих ученых в этом смысле вполне можно назвать маргиналами. Все вокруг живут по законам общества потребления. Человеку нужны хорошая зарплата, квартира, машина. Жизнь такая... В этом смысле поведение настоящего ученого может не вписываться в эти законы. Такими людьми обычно в первую очередь управляют любопытство и жажда познания, а не желание увеличить свое материальное благосостояние. С другой стороны, сейчас люди все больше предпочитают заниматься научными исследованиями практического характера, например, мы многое делаем по заказам нефтяных компаний, при этом можно обеспечить вполне неплохую зарплату.

Замечу, зарплата в нашем университете вообще выше, чем в среднем по Казани.

— Да, вашим педагогам в других вузах завидуют.

— Наши сотрудники получают гранты, в том числе иностранные, государственные контракты и хоздоговора на прикладные исследования. Ректор добился, и наши сотрудники получили около 400 квартир по социальной ипотеке, большинство тех, кто нуждался, сегодня квартиры имеют. На стадии завершения находится процедура получения дома под служебное жилье для приглашенных ученых.

То есть созданы великолепные условия. Но наукой люди занимаются не потому, что им созданы хорошие условия. Просто они не могут этим не заниматься.

Конечно, науке нужны разные люди. Недавно на одном совещании ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий сказал, что если в университете работает N человек, то наукой из них занимается корень из N. Это значит, 100 человек из 10 тысяч. Остальные просто работают: что-то считают, преподают, моют пробирки... Впрочем, тоже занимаются полезным делом. Я считаю, что оценка вполне правильная. Перед нашим университетом поставлена задача стать университетом, известным в мире. Мы не можем сделать этого, если в КФУ не будут работать известные ученые. Именно такие ученые делают вуз привлекательным для абитуриентов.

foto._7.iz.7_.jpg

НУЖНЫ ЛИ НАУКЕ ЛИПОВЫЕ СТАТЬИ?

— Не всем же для общественного признания нужен диплом кандидата наук. Но меня интересует не наука вообще. Меня интересует наука в вузе. Как же можно, решая какие-то важные задачи, одновременно создавать тысячу проблем, которые мешают главному — воспитать полноценного специалиста? Мы знаем, что благие намерения часто ведут в ад. Задача совместить преподавание с наукой всегда стояла перед институтами и тем более университетами. Научные лаборатории для того и создавались в вузах, чтобы совершенствовать учебную работу, чтобы занятия вели не просто педагоги, а ученые! Правда, на моей памяти, перед вузовскими учеными ставились и другие задачи, чаще прикладного характера. Существовал даже такой термин — «прикладная наука». Что получается сегодня? Прочитала как-то в газете интервью руководителя одного крупнейшего университета, который сказал, что для них на первом месте наука, а уже потом — студенты.

— Конечно, самое главное для любого университета — образование. Но иногда этим спекулируют те, кто не хочет заниматься наукой.

Да, мы образовательное учреждение, но в вузе должен быть очень высокий научный уровень. Если журналистов учит человек, который всего лишь прочитал несколько книжек по журналистике, вряд ли он сможет подготовить хороших специалистов. Если он сам не придумал какую-то технологию, не наработал ценный опыт, не опубликовал ни одной статьи — о чем можно говорить?

Как заведующий кафедрой и как проректор по научной работе, я заинтересован в том, чтобы наши преподаватели, профессора занимались наукой, публиковали статьи. По сути, это одна из важнейших сторон моей работы — способствовать повышению уровня научных исследований в университете. Но люди по-разному понимают этот тезис.

Курс, который обозначил президент страны, правильный, но у нас любое дело могут свести к профанации, к формальному исполнению. В России есть такая поговорка: заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет. Она в нашей ситуации работает на 100 процентов.

Поразительная вещь: в КНИТУ-КАИ я прошла через две аттестации, которые свелись к заполнению кучи справок и отчетов, и ни разу ни один проверяющий не посетил ни одной лекции или практического занятия, не поговорил со студентами. До чего дошло: в системе оценок вуза в пресловутом рейтинге федерального министерства образования и науки, который вызвал просто цунами критических откликов, есть все, даже число квадратных метров в расчете на одного студента, есть средний балл ЕГЭ первокурсников... Однако не предусмотрено ни одного прямого показателя оценки качества подготовки специалистов, например данных трудоустройства по специальности. Сегодня расхожим стало мнение о том, что у нас перепроизводство юристов, экономистов, специалистов по связям с общественностью. Кто-нибудь серьезно анализировал, где работают выпускники? У нас на кафедре, например, большинство — по специальности.

Ключевыми показателями оценки эффективности деятельности вузов были выбраны:

1) образовательная деятельность (средний балл ЕГЭ студентов, принятых по результатам ЕГЭ на обучение по очной форме по программам подготовки бакалавров, и средневзвешенное значение);

2) научно-исследовательская деятельность (объем НИОКР в расчете на одного научно-педагогического работника);

3) международная деятельность (удельный вес численности иностранных студентов, завершивших освоение основной образовательной программы высшего профессионального образования, в общем выпуске студентов;

4) финансово-экономическая деятельность (доходы вуза из всех источников в расчете на одного научно-педагогического работника);

5) инфраструктура (общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на одного студента).

Для филиалов вузов были выделены несколько дополнительных критериев.

Мне пришлось заниматься анализом показателей первого рейтинга, когда все филиалы КНИТУ-КАИ были признаны неэффективными. Как оказалось, при подсчете данных была допущена техническая ошибка.

Что сегодня происходит в вузах? Педагоги занимаются совершенно формальными вещами — пишут планы по каким-то невероятным схемам, придуманным в кабинетах чиновников от образования, рисуют собственные «портреты» в баллах, ищут журналы, где можно опубликовать научную статью за меньшие деньги.

Им же не до студентов сегодня! Нет на студентов времени. Но ведь именно работа со студентами — главное в работе вузовского педагога!

От меня требуют, чтобы я писала научные статьи, на которые была бы ссылки в системе Scopus. А за те статьи, которые я пишу для кафедрального сборника «Казанская школа связей с общественностью», баллов в «портрете» не полагается. И за то, что руковожу пресс-центром всероссийской студенческой олимпиады по рекламе и связям с общественностью, провожу на этой олимпиаде конкурс пресс-релизов, баллов дают совсем немножко.

Как мне кажется, главное в оценке педагога, который готовит кадры для журналистики, — не ссылки на его статьи в Scopus, а его имя в журналистике. И талантливый журналист вряд ли пойдет работать в вуз, если узнает, чем ему придется заниматься.

В свое время я не защитила кандидатскую диссертацию только потому, что пожалела время на формальные операции: кандидатские экзамены, создание текста в непривычном для меня, журналиста, научном стиле...

Но меня в этой ситуации более всего тревожат не мои личные проблемы в виде нехватки баллов для благоприятного «портрета», а тот факт, что в последние несколько лет рядом с вузами образовалась масса фирм-прилипал, которые за деньги статью в любом научном журнале устроят, на любую научную конференцию пригласят. Я получаю в месяц до десятка приглашений на такие конференции. И везде мне гарантируют ссылки в системе Scopus. Вне зависимости от качества моей статьи.

Но ведь липовые статьи к науке никакого отношения не имеют.

— Вы правы, многие публикации в научных журналах к науке имеют лишь косвенное отношение. Но совершенно очевидно, что мерилом труда ученого все-таки являются научные статьи. И чем больше других ученых читают ваши статьи, чем больше на них ссылаются как на источник научной информации, тем выше статус ученого, его значимость в мировой науке. Не столько количество статей определяет уровень ученого, сколько качество этих статей, их информативность, новизна. В научной библиометрии существует масса параметров и терминов, которые позволяют оценить качество научной деятельности ученого.

Но на первом этапе перед нами ставилась задача просто увеличить число научных статей. Оказалось, что количество публикаций российских ученых в мировом научном пространстве — менее 1 процента. Это может показаться странным. Но речь идет о публикациях только в признанных научным сообществом журналах с жестким рецензированием статей. Эти журналы включены в специальные базы типа Scopus, Web of Science.

На самом деле любой научный работник может сказать, что пишет очень много статей. Но куда он пишет? Мы можем с вами договориться и издать совместный сборник, а то и журнал свой учредить: вы 20 статей, я 20... Друзьям разослали и сидим довольные собой — «крупные ученые». Но наши статьи никто читать не будет, даже если в них что-то существенное написано.

Поэтому мы должны стремиться донести свои идеи и результаты до всех, кто занимается в данной области науки, получить их отзыв, мнение о наших исследованиях. Наука глобальна, она одна, и мы должны знать мнение о наших работах не только своих коллег по кафедре, но и специалистов на всех континентах.

Важная часть кандидатской диссертации — это обзор литературы. Чтобы сделать свой шаг в науке, надо знать ее современное состояние. И вы должны читать не только то, что в Казани или Москве написали, вы должны читать все! Иногда мне приносят работы, в которых сделан обзор публикаций только российских авторов. Это неполные данные, мы должны оценивать уровень всей науки, а не только ее части.

Составной частью каждой статьи тоже должно быть краткое описание того, что уже написано в той области, в которой ученый работает, на этой основе он должен изложить свое понимание научной проблемы и предложить свое решение. Это вроде уже все понимают, тем более что у нас в университете есть доступ к большей части научной литературы, издаваемой в мире. Мы тратим на это ежегодно огромные средства — порядка 30 миллионов рублей.

Но другая сторона этого процесса — то, что какой-то аспирант в Германии, например, делая обзор в своей статье или диссертации, должен знать и о ваших работах, если вы считаете, что занимаетесь наукой в данной области. Значит, у него, по крайней мере, должен быть доступ к вашей статье! То есть она должна быть опубликована в журнале, который в мире читают, а не в кафедральном сборнике (я их называю «братскими могилами».

Ежегодно в мире издается порядка полутора миллионов статей. В России — где-то 20 - 25 тысяч. Но не все журналы, где они публикуются, равноценны. Настоящих научных журналов в мире не так много (порядка десятков тысяч). И не так-то просто попасть туда. Вне зависимости от того, платные или бесплатные публикации, там очень высокие критерии оценки статей, очень придирчивые эксперты. Эксперты скажут вам: «Вы тут неправильно пишите» или «Докажите!» И если вы докажете, приведете необходимые обоснованные аргументы, вашу статью опубликуют.

Зато в случае публикации на вас будут ссылаться. То есть вас признают!

— У меня большие сомнения, что можно развивать науку, повышать ее авторитет, стимулируя количество статей. Люди научатся соблюдать какие-то формальные каноны, найдут посредников для гарантированных публикаций, но науки не будет.

— Но это был первый этап, и он пройден. Теперь ставится задача не просто написать научную статью, но и опубликовать ее в солидном журнале, чтобы на автора ссылались другие. Правда, такую статью способны написать не более 100 человек из тысячи. Их надо особо стимулировать. И в основном именно такие люди должны работать в университете.

Но это не мешает остальным 900 научным работникам публиковаться в обычных журналах, например, при выборах на должность такие публикации обязательны.

Конечно, много значит, в какой области ученый работает. Например, если вы работаете в области медицины и написали статью про какое-то открытие, то вас сразу же заметят, статья появится в журнале уже завтра, а послезавтра какой-то врач будет делать операцию по вашей методике. То же самое касается физики, химики.

Важность этой задачи в современных условиях повышается, поскольку многие исследования носят междисциплинарный характер. К примеру, экономика — это большая наука, но все нобелевские лауреаты в этой области — не экономисты. Они использовали математические методы, а также достижения других наук, в частности психологии, современные информационные технологии — и на базе всего этого создали нечто, что перевернуло наши представления в этой области науки.

kfu.jpg

ЛЕС РУБЯТ — ЩЕПКИ ЛЕТЯТ

— Хорошо, вы меня убедили — научные статьи писать надо. Но зачем понадобилось так усложнять планирование? Как мне кажется, по степени формализации деловых отношений современный вуз обогнал советских собратьев. Вузу не нужен конкретный преподаватель. Ему все равно, кто преподает. Главное сегодня — соответствовать формальным критериям. При сокращении кадров лишаются нагрузки прежде всего практики. А как без них?

— Не могу с вами не согласиться: в образовании сегодня, действительно, много бюрократического формализма. На Западе такого нет. Но вы смотрите на это с одной стороны, а я как руководитель — с другой. Конечно, если за короткий срок сделать то, что не делал лет пять, трудно будет.

— Но на нашей кафедре планы были у всех. Даже не планы, а учебно-методические комплексы. Оказалось, нужна другая форма. За последние годы эта форма менялась раза четыре. Один план меня попросили заполнить по новой форме задним числом. Я категорически отказалась. Мой новый учебный план — на 55 страниц, и я уверена, что его никто, кроме меня, не прочитает. Он и мне в таком виде не нужен.

Когда я преподавала в КГУ, учебный план у меня был не более 10 страниц: темы, их распределение по семестру, формы занятий, домашние задания...

— Но согласитесь, проблема есть. В нынешнем году в КФУ была аккредитация, и мы увидели, что у многих профессоров нет учебных планов. Люди читают то, что могут, что им знакомо. Лектор приходит на лекцию неподготовленным. А когда и студент не очень хочет учиться, оба сачкуют. Кого-то надо было привести в чувство. Мы начали давить. Потому люди и взвыли. Чаще — гуманитарии.

— Давили на всех, а не на тех, кого надо привести в чувство. Больнее всего это давление почувствовали как раз хорошие педагоги, которые работают не за баллы. Вспомню еще одну известную русскую поговорку: лес рубят — щепки летят. Не исключаю, что некоторые, испугавшись формализма, из вузов уйдут. Об этом ведь не одна я думаю. Останутся те, кто приспособился к новым условиям и умеет нарисовать себе классный «портрет».

— Наоборот, сегодня как никогда в вузе нужны творческие личности. Нужны практики. Приходите работать к нам, в КФУ формализма меньше.

— Это вы сейчас говорите. А завтра скажете: нужен план, нужен «портрет»... Порой даже не знаешь, где все это придумано: в Москве, Казани или в первом здании КНИТУ-КАИ. Мне кажется, что многие сегодняшние нововведения рождены не в казанских кабинетах. Здесь их, возможно, «творчески» усовершенствовали... Есть еще один аспект проблемы. Я понимаю, зачем педагогу кафедры физики или химии надо заниматься наукой и писать серьезные научные статьи, которые заметят в мире. Но как быть нам, гуманитариям? Вопрос ведь не в том, что меня вынуждают заниматься делом, прямо скажем, имеющим мало отношения к настоящей науке. Дело в том, что моя работа сегодня оценивается в баллах и от их количества зависит моя зарплата.

— В чем проблема гуманитарной науки? Она в России, конечно, в свое время очень пострадала. Была сильно политизированной.

— Она и сегодня такой остается.

— Гуманитарная наука в любой стране политизирована. Но в любой стране есть общечеловеческие исследования. К сожалению, очень мало людей ими занимаются. Не только в России, даже в мире.

— На Западе с удовольствием опубликуют исследование российского ученого диссидентского характера. Мы это не раз видели.

— Колоссальная ошибка — думать так. Конечно, есть такие журналы, где опубликуют именно такие исследования, но в большинстве журналов политизированных статей нет. Я говорю о глобальной науке, которая вне политики. Все, что политизировано, — это соус. Главное — то новое, что ученый предлагает миру. Это и есть наука.

Не раз убеждался: гуманитарии вообще отрицают важность зарубежных публикаций. Они почти не читают западные научные журналы. Привыкли писать статьи, похожие на эссе. Гуманитарная наука от этого страдает. И надо что-то с этим делать.

У нас половина преподавательского состава — гуманитарии. И если среди ученых других наук в какой-то форме занимаются наукой каждый 10-й, то среди гуманитариев — меньше 1 процента.

Конечно, гуманитарию очень сложно придумать что-то новое. К тому же многие исследования в этих областях не являются наукой. Педагогика, например, не наука. Наука — это психология, биология, другие науки, на которых педагогика базируется.

Я при этом не умаляю роль педагогики. Это очень важная технологическая область. Мы знаем учителей, которые внесли большой вклад в педагогику, тот же Виктор Федорович Шаталов из Донецка. Он, конечно, был гениальным человеком, самородком, на практике увидел, как можно работать эффективнее, и обобщил это в своих научных работах.

— Много таких людей и в школах, и в вузах. Но мне никогда не приходило в голову считать наукой разработанную мной методику преподавания будущим журналистам стилистики русского языка.

— Любой учитель ищет какие-то новые технологии, и лишь единицы получают за это ученую степень.

— Может, тогда стоит официально различать, что есть собственно наука, а есть технологии, тоже очень важная область исследовательской деятельности? Сегодня многие гуманитарии чувствуют себя людьми второго сорта в науке. Потому что их оценивают по тем же самым критериям, что и биологов, физиков, математиков, химиков. Но мы другие, у нас своя специфика во всем!

— Мы в нашем университете так и делаем — учитываем эту специфику. В том числе и в зарплате, премиях.

Понимаете, в чем проблема... Я ведь с этим тоже сталкиваюсь, на всех уровнях вижу эту проблему. За время работы в должности заведующего кафедрой я понял, что в отношении человека к своему труду деньги решающей роли не играют. Деньгами престиж не поднимешь. Тогда я стал отнимать деньги. Не давал премию...

— Это больнее.

— Но наш человек, он какой: премию не получил, ну и ладно. Тогда я стал поступать по известному принципу, сформулированному в анекдоте: чтобы человек что-то оценил, надо сначала что-то отнять, а потом половину вернуть. И это действует.

Таким образом я решил проблему мотивации к написанию научных статей. И тогда случилось неожиданное. Гуманитарии, увидев, как увеличилась зарплата их коллег с других кафедр, решили: «А мы что, хуже, что ли?!» Спрос создал предложение.

— Как бы вы в завершение нашей беседы определили главную задачу высшего образования сегодня?

— Наша главная задача — оставлять талантливых студентов здесь, в стране. Это задача государственного значения. Сегодня выиграет то государство, которое сможет все свои таланты использовать для себя. Почему Китай впереди? Потому что Китай именно так делает.

Это не значит, что молодой ученый не может учиться за рубежом. Но потом должен вернуться.

Решающую роль в этом играют базовые вузы, такие как Казанский федеральный университет. На это направлены сегодня все усилия. В университете должны работать лучшие ученые. Мы должны поднять уровень образовательных и научных услуг до уровня неплохих европейских университетов, стать в Приволжском округе координатором многих процессов: образовательных, научных, просветительских, культурных.... В области образования мы должны быть одним из первых в округе.

Естественно, в таком университете смогут учиться только те, кто сможет в будущем оставить след в науке. Для остальных есть другие вузы.

Но тут другая проблема возникает. Из нашего университета сегодня выходят образованнейшие люди. И с чем они сталкиваются? Они невостребованы. Их берут на работу, но на 15 тысяч рублей.

— Мы возвращаемся к началу разговора. О необходимости пересмотреть отношение к науке, к высшей школе. Не формально, по-бюрократически. И не только президенту Путину...

— Если что-то делаешь, надо делать до конца. А вопрос трудоустройства таких выпускников, как наши, до конца не продуман.

В свое время президент России сказал: мы создадим столько-то миллионов высоко технологичных мест. Мы можем готовить профессионалов на эти места. У нас отличные кадры, мы купили новейшее оборудование, уровень науки в университете за последние 4 - 5 лет колоссально поднялся. Оцениваю это объективно, потому что никуда не уходил. Я работаю 7-й год и вижу, что было раньше и что есть сейчас.

— Можно сравнивать с бардаком постперестроечного периода, а можно — с университетом, когда здесь работали Лобачевский, Бутлеров, Бехтерев, Арбузов...

— Мы к этому и стремимся...

Любовь Агеева

Справка

Данис Карлович Нургалиев проректор по науке Казанского (Приволжского) федерального университета, директор Института геологии и нефтегазовых технологий.

Выпускник Казанского государственного университета 1979 года (квалификация «инженер-геолог-геофизик»), доктор геолого-минералогических наук, профессор.

С 17.10.1997 — заведующий кафедрой геофизических методов разведки; с 15.05.2007 — проректор по научной работе и информатизации; с 18.05.2010 — проректор по научной деятельности. В 2002 - 2003 годах работал в качестве приглашенного профессора, исследователя в Федеральной технологической школе Цюриха (ETH, Zurich, Switzerland). Был руководителем многих научных грантов, в том числе грантов швейцарского научного фонда по исследованию пермских отложений, руководителем с российской стороны трех проектов INTAS в области палеогеофизических и палеоклиматических исследований. Автор более 150 научных трудов.

Победитель конкурса «Пятьдесят лучших инновационных идей для Республики Татарстан» (2007). Лауреат Государственной премии РТ, почетный разведчик недр РФ, заслуженный деятель науки РТ.

Любовь Владимировна Агеева — выпускница Казанского государственного университета 1970 года (квалификация «журналистика»), главный редактор сетевой газеты «Казанские истории», доцент кафедры истории и связей с общественностью Казанского национального исследовательского технического университета им. Туполева.

В журналистике с 1963 года. В 1979 - 1991 годах работала в редакции газеты «Вечерняя Казань», первый редактор газеты «Казанские ведомости». В 1995 - 2003 годах — руководитель пресс-центра Госсовета РТ.

Автор книги «Казанский феномен: миф и реальность», соавтор трехтомника «Республика Татарстан: новейшая история». Заслуженный работник культуры РФ и РТ. Лауреат премии международной конфедерации журналистских союзов 1991 года, республиканской премии «Хрустальное перо» в номинации «Имя в журналистике».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (72) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    20.09.2015 10:44

    "Из нашего университета сегодня выходят образованнейшие люди."-хорошая хохма.Может лет 30-40 назад так и было,а с 80 годов образовательная шарашка по выдаче дипломов.Про последнее десятилетие- ЛУЧШЕ ВООБЩЕ МОЛЧАТЬ про уровень "образованнейших людей",гопота из 80,из ПТУ,была куда талантливее и образованнее нынешних выпускников универа.

    • Анонимно
      20.09.2015 18:40

      благодаря ЕГЭ (которое я ругаю), моей дочурке 2 года назад удалось поступить в питерский вуз - вся наша большая семья безумно рада, а ведь в нашей семье 2 профессора/доктора наук (просто мама)

      • Анонимно
        20.09.2015 21:14

        К сожалению сейчас звания профессор\доктор наук вообще ни о чем не говорят,как и академик,коим в начале 2000 можно было стать всего за 25 тыщ деревянных,ессесенно имея знакомых в академии.

  • Анонимно
    20.09.2015 10:46

    Прочитал. Спасибо за внимание "БО" к КФУ.Но какой-то безысходностью веет в материале от второго человека в КФУ? Закрылся человек - ничего не рассказал.Геолог и журналист покидали камней в гуманитариев и педагогов.При всём моём искреннем уважении к собеседникам, как бывший преподаватель КГУ(КФУ) ставлю обоим: "не зачтено"!

  • raf
    20.09.2015 11:06

    Ни к чему не обязывающая статья.Система народного,то есть,для рабочих и крестьян была разрушена во время хрущёвщины.Но сталинские кадры,ещё "тащили"и образование и науку.А теперь это освоение грантов.В общественных науках,если так выразиться,нет предмета исследования.Поскольку общество разнородно по классовому составу.А система отсекает движение для трудового народа.Колонии не нужны научные кадры.Экстрасенсы и иные шарлатаны,да востребованы.Только вот одно обстоятельство,эти мажоры получают Дипломы и приходят на производство.В голове муть от тараканов,ничего не умеют делать.Вот и лезут в отрасли,где и ядерная технология и оборона.Многие беды,ещё ждут россиян.А КПФУ не будет в науке,что либо выдающееся выдавать.Проклятое место.Дух Ленина в обиде.

    • Анонимно
      20.09.2015 11:39

      Полностью согласен. Если мы хотим развиваться вместе с другими странами мира, выход один -надо создавать новую систему подготовки технических кадров с нуля по международным стандартам. Первое правило, там нет преподавателей, там есть ученные, системные интеграторы, стартапы и т.д.

      • Анонимно
        20.09.2015 12:35

        Что есть "международные стандарты"? В Китае, США или Германии учат по разному.

        • Анонимно
          20.09.2015 15:15

          Прежде чем говорить ерунду, надо знать предмет. Учить можно по разному, но в результате в развитых странах люди имеют одинаковый современный уровень знаний, навыков и компетенций (это и есть стандарт).

          • Анонимно
            20.09.2015 16:46

            Плохая попытка перевести стрелки с процесса на результат. Результат, кстати, тоже у всех разный.

            • Анонимно
              20.09.2015 21:03

              Стандарт это всегда результат определенного процесса. Насчет результата, как не странно даже в одной стране обучение бывает разным в разных университетах, но стандарт тут не причем, плохие учителя. Чем определяется сам стандарт? Уровнем современного развития науки и технологий, эти результаты всегда абсолютны, вы их можете не знать, но они где-то существуют, и там лучшее образование.

          • raf
            22.09.2015 17:41

            Вопрос.Почему,самая развитая страна мира,покупает ракетные двигатели для полёта в космос,у РФ?Жду.

  • Анонимно
    20.09.2015 11:27

    Уважаемые коллеги!"Не стреляйте пианиста, он играет как может". Наши вузы стали такими плохими, потому что они всегда были такими. Наука у нас была в АН СССР и прикладных министерских НИИ, существовала система усовершенствования и переподготовка кадров типа ГИДУВ. Вузы практически обучали только базовым знаниям по различным дисциплинам.А сейчас ходят, чтобы эта чисто педагогическая система стала центром современных знаний и технологий. Это просто невозможно. Для этого в мире уже созданы три новых поколения университетов в 90 годы, 2000 годы и 2010 годы. Эксперты МСВТШ не раз об этом писали, о новых турецких университетах, которые уже входят в 100 и 200 лучших мировых университетов, о новых глобальных университетских кампусов в азиатских странах, о новых технологических и инновационных университетах.Сейчас наблюдается создание в мире новых национальных и региональных инжинерных центров развития навыков, компетенций, стартапов на основе цифрового проектирования, прототипирования и коммерциализации инноваций. А мы продолжает пинать вузы, которые изначально были созданы для подготовки специалистов первой промышленной индустриализации 1930-1960 годы.

  • Бурбаки
    20.09.2015 11:31

    Вроде два известных в Казани человека взялись обсуждать довольно серьезную тему – наука и образование в нашем обществе. Но вот прочел статью, и возникло чувство, много воды и очень мало разговора по существу. И сразу возник вопрос. Ведут разговор о том, что у нас перепроизводство гуманитариев и в то же время в КАИ существует кафедра чисто гуманитарного профиля, где и работает Агеева. Ну, вот не могут понять, зачем в чисто технических вузах разводить гуманитариев. Может следует начать с глобальной реформы всей системы образования в Казани, хотя понимаю, что не дадут, как из Москвы, так и в Казани. Есть КГУ, в котором готовили и гуманитариев на высшем уровне, это его профиль. Готовили математиков, физиков, химиков, биологов как исследователей для работы в фундаментальных направлениях науки. Хотя потом выпускники шли работать и в чисто прикладные области, но упор делали на фундаментальную подготовку, и это было правильно. И были чисто технические вузы, где готовили инженеров для работы на заводах, конструкторов, технологов, которые могли работать в чисто прикладных направлениях. И это было оправдано. Но вот начался переход к рыночным отношениям, это коснулось и вузов. Многие из них устремились в погоне за деньгами. Открыли платное обучение и сразу же на первое место встали деньги, а не знания. Человек уже мог купить диплом, не заморачиваясь учебой и получением знаний. И если раньше научная степень определяла и степень подготовки человека к самостоятельной работе в научной сфере, то сейчас это стала лишь неким украшением в его биографии. И вузы стали повсеместно готовить не инженеров, а тех, на кого был спрос, за кого можно было получить деньги, а это юристы, экономисты и т.д. Учиться проще, критериев для определения уровня подготовки нет, можно строчить под копирку и дипломы, и диссертации. Вот и появились кафедры в КАИ, КХТИ для подготовки социологов, экономистов, правоведов-юристов, рекламных менеджеров и т.д. И они захватывали там ведущие положения, ведь у них были деньги. Кто же пойдет на платное обучение для получения специальности, например, химика-технолога? Если уж только за символическую плату или, если завод оплатит. Да и эти деньги за обучение не шли самим преподавателям, а оседали там наверху. Вот постепенно и возникла ситуация, когда в вуз приходят не за знаниями, а за дипломом. Как можно оценить то, что на некоторых факультетах есть даже в деканате закрепленные люди, кто бегает с зачетками по преподавателям и ставит оценки для тех, кто не учиться, но занимает какой-то большой пост на предприятии и платит хорошие деньги за обучение, не посещая занятий. Им и диплом сделают, и корочку выдадут, а потом и степень присвоят. Да и у самих преподавателей постепенно сложилось такое же ощущение, учи не учи, а толку нет, да и старые кадры постепенно ушли из вузов, а взамен пришли те, кто прошел таким же образом и обучение. Это и стало нормой. Сегодня сложно все это поменять. Потому бы надо начать с себя. Оценить, а тем ли я занимаюсь. Хотя бы спросить, а кому нужны в КАИ знания по предмету «Теория и практика массовой информации», тем более на бюджетной основе, об отсутствии которой сожалеет Агеева?

    • Анонимно
      20.09.2015 11:57

      Очень объективный анализ. Но все надо рассматривать в динамике. Итак.1 В КГУ "готовили математиков, физиков, химиков, биологов как исследователей для работы в фундаментальных направлениях науки. Хотя потом выпускники шли работать и в чисто прикладные области, но упор делали на фундаментальную подготовку, и это было правильно". -Правильно, только, то что хорошо готовили, но готовили слишком много, в науке оставался 1, а 9 уходили в брак. К сожалению после 60-годов в Казани вообще не было современных центров фундаментальных исследований.Что касается подготовки специалистов для заводов в 1930 годы в Казани были созданы все отраслевые институты, выпускники которых и попадали на заводы.Теперь, что касается гуманитариев, включая экономистов. Беда не в том что их много, беда в том, что мы не умеем их готовит. У нас нет современных исследовательских центров в этих направлениях, следовательно нет науки, методологии и следовательно нечему учить студентов. Поэтому в лучшем случае используется переводная литература 20-летней давности. Но в настоящее время эти учебники не описывают никакую реальность ни российскую, ни зарубежную.

  • Анонимно
    20.09.2015 13:12

    Ничего у них не получилось. Все скомкали, решения проблемы не показали. Какое решение - даже вопрос не поставлен четко. В чем проблема? Неожиданно бесхребетно для таких уважаемых людей.

  • Анонимно
    20.09.2015 14:00

    Коллеги, как-то неудобно стало и за Любовь Владимировну и Даниса Карловича. Решили поговорить о "проблемах" современной науки и образования, превратив серьезную тему в пустой разговор ни о чем. Агеева никак не может соскочить с протоптанной до нее коллеи о "кризисе гуманитарной науки", проректор (надо быть объективным) совсем не понимает, не принимает и не помогает развитию гуманитарного направления в КФУ. Вот и надо было с ним говорить о науке в целом, новых технологиях и достижениях КФУ в сфере естественннонаучных дисциплин, то в чем наш проректор хоть разбирается. И что за бред под "гуманитариями" мазать одной краской десятки направлений и собственно научных дисциплин. Вы хоть знаете, что в социокультурный блок затолкали экономику и юриспруденцию, филологию, лингвистику и журналистику, историю и археологию, философию и социологию, психологию и педагогику, политологию и международные отношения, востоковедение и религиоведение, культурологию и музеологию и тд и тп. Как можно говорить о проблемах и достижениях гуманитарной науки в целом если не проанализировано состояние каждой отдельной отрасли науки. Тем более, что КФУ на сегодняшний день признан лидером по целому ряду гуманитарных направлений не только в России. Да и ситуацию надо рассматривать по отдельным институтам, где особенно различаются результаты, достижения и проблемы. Вот и следовало бы Агеевой вначале не проректору идти, который кроме бумажек, презентаций и совещаний толком не разбирается чем дышит гуманитарный блок и что было сделано институтами реально за последние 5 лет. Встречаться надо с юристами, экономистами отдельно, историками и археологами тем более. Тогда и станет понятно, что этот унылый разговор о "проблемах" высосан из пальца

    • Анонимно
      20.09.2015 15:25

      Из вашего комментария понятно, что никакой современной науки из того, что вы говорите нет. Отдельные гуманитарные дисциплины были в начале 20 века, затем появились новые технологии, затем системный подход, а в настоящее время интегрированные платформы -это касается и естественно-научных и гуманитарных направлений. К стати сказать они тоже интегрируются. Это касается современного научно -исследовательского уровня знаний о технологических и социально-экономических "проблемах" современной науки и образования.

      • Анонимно
        20.09.2015 18:54

        мне по прочтении текста показалось именно так - 1 в 1: не было умных "познеровских" вопросов и не было умных "шаймиевских" ответов........

    • Анонимно
      21.09.2015 16:03

      Согласен с комментарием. Причем при общении с Д.К. на разного рода совещаниях он всегда очень скептически и высокомерно подходит к гуманитарной науке.

  • Анонимно
    20.09.2015 14:00

    Да,многие комментаторы правы. Вспомним термин ВУЗа: высшее УЧЕБНОЕ заведение! Трудно усидеть на трех стульях: учить, зарабатывать план на хоз.договорах, делать науку и писать статьи для ведущих журналов мира.Считаю, чтобы научить будущих школьных учителей - физике, химии, биологии, иностранному языку, математике и прочему, преподавателю КФУ не надо быть ведущим ученым страны и регулярно писать статьи в журналы.Есть азы, которые не меняются. И я, и мои дети так же во 2-м классе учим "Стрекоза и муравей".А в мировой науке, что там кардинально нового за последние годы открыли? Что не сможем рассказать о новинках студентам?С другой стороны, зачем мировым журналам статьи из КФУ по нашей истории, юриспруденции, лингвистике, и т.п.? Ученый из КФУ должен по одному эпохальному открытию делать? Раз в год, месяц? Или до обеда? Для кого? Для США, Японии, Германии, Китая? Чтобы потом, как часто бывало, нам они продали технологию - результат нашего открытия? Откуда, сейчас, такое пренебрежение к прикладным вещам? Их в статьи не засунешь, а результат они дают.Ответь нам Ливанов?!Хотите как на западе, берите понравившийся иностранный ВУЗ и перетаскивайте (копируйте) его полностью до винтика. А потом смотрите и изучайте. Получайте индексы Хирша и прочее. .. Наш Президент РТ правильно делает: буквально за уши тащит КФУ и сует его во все наши предприятия. Только так будет толк (выгода) от научных разработок. Построим, наконец, мостик от науки до производства. ..А гуманитарии пусть будут и в КАИ, и в КХТИ. Инженер должен быть везде подкован.Р.К.

    • Анонимно
      21.09.2015 15:06

      так и потянуло ......сколько апломба и при этом дикое не понимание не то что вещей а даже терминов особенно понравилось "Получайте индексы Хирша"Вы хотя бы погуглили что это такое

      • Анонимно
        21.09.2015 16:15

        У меня индекс Хирша есть и я знаю, что это такое. А у Вас его, видимо, нет. Сайт с индексами Хирша не Гугл.
        Опять тролль в комментах БО.
        Аргументов нет, мыслей нет, мнения своего нет, зачем пишет?
        Р.К.

  • Анонимно
    20.09.2015 14:01

    Не впечатлило. Разговор ни о чём, решения проблемы ни у кого нет.

    • Анонимно
      20.09.2015 15:39

      Нет, потому что не там ищем.Наука давно уже ушла далеко вперед, а мы остались у разбитого корыта.В науке в начале были различные дисциплины, приблизительно об этом и идет речь, но это уровень начала 1900 года.Затем появились инженерные и конструкторские технологии, этот уровень знаний породил 1914-1930 годы индустриальную революцию.Затем появились системы, самые знаменитые это информационные системы, но были и системы автоматизации и в целом производственные системы, это уже третий уровень знаний, а начинался от с 1964 года с создания первых промышленных ЭВМ.И наконец четвертый уровень знаний связан с формированием на основе различных систем так называемых интегрированных технологических платформ. Наиболее популярные -это интернет вещей, индустрия 4.0, кибер-физические системы, сетецентрические системы вооружения, хотя все они уже не системы, а настоящие платформы. И это тоже новый уровень науки.

  • Анонимно
    20.09.2015 15:32

    Мне кажется, что для повышения уровня университета необходимо предпринять следующие шаги:1. Необходимо выделить (или построить) большое здание для многофункциональной университетской библиотеки. С просторными залами и большими книгохранилищами. 2. Необходимо возродить традицию специализированных книжных ларьков внутри университета. В настоящее время они отсутствуют и на их месте многочисленные ларьки с продуктами.3. Необходимо дать возможность научным работникам заниматься целенаправленно научными исследованиями и постоянно повышать свой научный уровень. Для этого необходимо существенно снизить нагрузку.

    • Анонимно
      20.09.2015 16:43

      И как предлагаемый вами музей древности поможет преподавателя освоить современный уровень знаний, технологий, систем и платформ, которые существуют в развитых странах.Ваши предложения еще раз подтверждают, что все наше образование основано на музейных знаниях, а не на современных технологиях.

      • Анонимно
        20.09.2015 19:49

        Точка зрения на библиотеку как на"музей древности", привела к тому, что сейчас мы имеем. Современные университетские библиотеки давно используют современные технологии и позволяют эффективно осваивать передовые достижения науки и проводить научные исследования. Что бы не быть голословным посмотрите какие библиотеки имеют Санкт-ПетербургскийГосударственныйУниверситет и Московский государственный университетыhttp://www.msu.ru/info/struct/dep/library.htmlhttp://www.library.spbu.ru/about/

        • Анонимно
          20.09.2015 21:09

          Наука уже давно не рождается в библиотеках, вы застряли у каком-то другом веке. Про МГУ и СПбГУ не буду ничего говорить, но в мире есть 100 университетов лучше, и поверьте наука в них делается в современных лабораториях и виртуальных центрах, а не библиотеках древности.

          • Анонимно
            21.09.2015 09:38

            Спрос здесь бесполезен. Кроме чувственного мира есть вещи, связанные с тонким планом. Духовные законы, как и физические, везде одни и те же и нарушение их ни к чему хорошему не приведет. Человек не способный чувствовать вещи духовного порядка обречен пребывать в иллюзиях и постоянно совершать серьезные ошибки, причины которых он никогда не поймет.

    • Анонимно
      20.09.2015 16:43

      Первые два Ваши предложения отстали от времени. Каждый сотрудник КФУ имеет логин и пароль к доступу в электронную библиотеку университета. В интернет библиотеке КФУ есть доступ ко многим электронным ресурсам мира. Практически любой журнал, книгу можно прочитать у себя на ПК, даже дома. Университет каждый год тратит на это деньги. Это единственное, ценное, что я потерял после ухода из КФУ.
      Ну а за третье предложение двумя руками за!

      • Анонимно
        20.09.2015 19:26

        Точка зрения, согласно которой "зачем нужна библиотека, если сейчас все есть в электронном виде", привела к ликвидации специализированных библиотек в университете вместе вместе значительной частью библиотечных фондов, существенному уплотнению библиотеки. Мировая практика и исследования показывают, что электронная книга никогда не заменит бумажную книгу.Библиотека - это не только место где хранятся книги, но место где можно комфортно заниматься студентам, преподавателям, проводить конференции, выставки, погрузиться в атмосферу получения новых знаний и т.д. Любой передовой университет имеет шикарную библиотеку, где студенты и преподаватели проводят значительное время. Библиотека им. Н.И. Лобачевского на сегодня утратила как значительное количество помещений, так и своеобразную ауру, что является причиной слабого посещения ее. Но я очень надеюсь, что со временем положение измениться.

        • Анонимно
          20.09.2015 21:13

          Думаю, что это вы занимаетесь подменой понятий, хорошая библиотека никогда не заменит хорошие научные лаборатории и тем более хороших ученых, не говоря о хороших технологах и системных интеграторах.

      • Анонимно
        20.09.2015 21:51

        Вы сделали большое открытие, у меня есть логин и пароль от многих университетов мира и я могу не только читать книги, но и слушать он-лайн лекции из этих университетов. Доступ к электронным ресурсам мира можно получить из вашего мобильника. Поэтому, для этого не надо ходить в КФУ, в университеты люди ходят за новыми знаниями, а не за старыми книгами.

        • Анонимно
          21.09.2015 16:38

          Речь шла о статьях в ведущих журналах мира, где ученые публикуют результаты своих последних исследований. Подписка, даже в электронном виде, на один журнал мирового уровня стоит приличных денег. Я подписан в РГБ по электронному доступу в только один раздел "ленинки", плачу за это 3 т.р. в год, и могу прочитать дома по удаленному доступу только заданный библиотекой объем.
          У Вас есть логины и пароли ко всем платным научным ресурсам. С телефона можете прочитать любую последнюю книгу. А я покупаю от 1500 до 10000рублей в бумажном виде, в электронном изд-во, говорит нет. Кто Вы? Пират? Хакер? Агент 007?Миллионер?
          БО у такого человека надо срочно брать интервью.
          Универ и я зря тратим деньги на подписку.

    • Анонимно
      20.09.2015 17:17

      Может начать с третьего, потому что в библиотеку хоть новую, хоть старую, нужно время ходить и ларьки заполнять своими книгами тоже

    • Анонимно
      20.09.2015 19:01

      прочитала все комментарии до 18.58 20.09.15. одна безысходность и бла-бла-бла. дочурку отдала в питерский вуз - и ПРАВИЛЬНО! (просто мама)

  • Анонимно
    20.09.2015 18:56

    Цели неясны. Показатели странны.Из указанных пяти основных "показателей эффективности" ни один таковым не является, более того, показатели 2 и 4, фактически, объявляют затраты продукцией! Что есть объект управления? Да и публикация (статья) является лишь одной из форм представления результата исследования. Статей становится больше. Но больше ли стало результатов?

  • Бурбаки
    20.09.2015 19:14

    Вот думаю, почему это интервью получилось так себе? Ответ очень прост. считают, что СМИ, пресса - четвертая власть в демократической стране. Но не у нас. Она всегда приспосабливалась к существующей власти, а не была властью. Вот в этом и разница, журналист обходит острые углы. Спрашивается тогда, зачем такая кафедра нужна в КАИ? И предмет, который преподает там Агеева, звучит название как-то несуразно - "Теория и практика массовой информации". Информация вообще-то существует и вне зависимости от человека, как это не странно покажется. А практика все же связано больше с деятельностью человека. Скорее правильно звучало бы о теории и практике средств массовой информации, т.е. средства массовой информации связаны с деятельностью человека, и человек определяет свою практику в работе с информацией, а не сама информация имеет практику. Ну это так. А вообще-то разговор мог быть очень серьезным, судя по уровню того, кто готов рассказать о научной деятельности в КГУ. Найдите журналиста, который готов раскрутить проректора КГУ по науке, а не того, кто заметает проблему под ковер.

  • Анонимно
    20.09.2015 19:19

    "я стал поступать по известному принципу, сформулированному в анекдоте: чтобы человек что-то оценил, надо сначала что-то отнять, а потом половину вернуть. И это действует."вот и весь ответ почему все нехорошо в кгу. Люди будут просто отписываться и получать деньги, а те,ко реально пашет -им не до отчетов.Т.е. их и опускает руководство вуза ниже плинтуса

  • Анонимно
    20.09.2015 20:07

    Была великая глупость присоединить педагогический к КФУ. Пройдет лет 5-10 и заново создадут педагогический отдельно, помените мое пророчество. КФУ вообще не готовит кадры для школ, на августовских педсоветах РТ с каждым годом будет вставать эта проблема. В школы не идут молодые педагоги. Да их и не модно и не в рейтинге готовить КФУ. УВЕРЯЮ , позже мы вернемся к этому вопросу и создадим заново пед. Вот только кадры разбегуться и будут страдать школы. Хотя в отчетах все будет зэ бест!!!!

    • Анонимно
      20.09.2015 21:21

      Ваше пророчество говорит только о том, что вы слабо понимаете реалии, о которых пытаетесь рассуждать, а реалии таковы, что все наши вузы застряли где-то в 60-70 годах 20 века, а мир ушел далеко вперед и решает совсем другие задачи. Даже независимо от наличия импортного научного оборудования и красивых названий институтов, центров и прочих терминологий.Можно только поспорит о сроках, когда такие вузы перестанут существовать вообще.

      • Анонимно
        21.09.2015 03:04

        Человек правильные вещи говорит, учительские кадры с высшим образованием ежегодно в большом количестве должны пополнять наши средние школы. Уже сегодня в школах Татарстана не хватает 120 преподавателей математики. Где их взять, если КФУ, слившись с крупнейшим педагогическим вузом республики (ТГПУ), практически прекратил подготовку учителей для школ? Думаю, дело восстановления в Казани самостоятельного педагогического вуза становится неотложной задачей. Если это дело растянуть на 5-10 лет, наступит катастрофа. Проблему нужно решать безотлагательно, в течении ближайшего года!

    • Анонимно
      21.09.2015 08:18

      Великой глупостью было само создание КФУ и выбор его ректора! В результате, скорее всего, в России ни один из федеральных университетов не сможет войти в пятерку лучших по программе конкурентноспособности. По крайней мере, именно так выглядит ситуация на сегодня, причём КФУ всё более напоминает Елабужский пединститут

  • Анонимно
    20.09.2015 21:08

    Данис Карлович достойный человек. Наверное, один из лучших среди его коллег из КФУ. Но надо честно сказать, вузы сократят, оставят 2-3 в Казани. Столько же коммерческих. Пройдет время , "лишние" люди перетекут в другие сферы и все успокоится. Спустя 10 лет никто и невспомнит что было по-другому. Не нужно государству и обществу столько людей с высшим образованием.

  • Анонимно
    20.09.2015 21:50

    В Альметьевске в АГНИ подготовкой инженеров - нефтяников командует пенсионер ректор- социолог, который основал и развил сеть медицинских центров. О чем еще говорить? А зарплата у преподов меньше чем в других вузах региона. И мы еще что то хотим?

  • Анонимно
    20.09.2015 21:54

    Уже много десятилетий в "развитых" странах мира университеты являются всего лишь "отстойниками" для молодежи, где последние пытаются "социализироваься", а по простому - пытаются найти работу.Наука давным давно не "делается" в университетах, в последних "отмываются" "научные" гранты.Науку во всем мире делают в крупных корпорациях и закрытых военных НИИ.Жалкие попытки выдать российские университеты за центры развития науки ведут лишь к коррупции и мошенничеству.Но статья интересна тем, что затрагивает чрезвычайно важные проблемы - социальные, научные, технические и нравственные.Есть такая звонкая, трескучая фраза - "экономика знаний".Но какой "экономики" и каких "знаний", обычно не говорят.Вот и в статье уважаемых авторов затронуты "болевые точки", но не названа болезнь и пути ее решения.Где казанские философы, ученые, промышленники, педагоги - все молчат....Такое ощущение, что все уже "похоронили" образование и науку, а вместе с ними и молодежь...

  • Анонимно
    20.09.2015 23:15

    На юрфак загляните,кто сейчас там учится: несколько удачно сдавших ЕГЭ счастливчиков и нескончаемое количество пафосных блатников!А преподаватели? Единицы толковых,а уж о некоторых и вовсе анекдоты слагают!

    • Анонимно
      21.09.2015 10:16

      Там же великолепный ученый преподает - Николай Николаевич Рыбушкин!!!

  • Анонимно
    21.09.2015 08:05

    Для начала позитивных перемен в КФУ хорошо бы ректора сменить, а его отправить в путь, проторённый бывшим главой Коми

  • Анонимно
    21.09.2015 09:52

    Несколько замечаний, основанных на многолетнем опыте преподавания:1. Само по себе качественное преподавание имеет самостоятельную ценность. Поэтому зарплата только за преподавание должна быть достойной. Если есть еще и гранты, то это хорошо. Однако отсутствие гранта не должно приводить преподавателя ВУЗа в состояние нищеты.2. Должна быть элементарная материальная база. Например, надо построить административный корпус, где у преподавателей будут рабочие места для работы по 8 часов в день. Это как офис в компании. На кафедрах сидеть одновременно всем преподавателям каждый день по 8 часов, конечно, невозможно. А иначе приходится работать дома. Ладно, если большая квартира, а если маленькая, то как тут обогнать зарубежных коллег, когда под ногами дети, над головой сушится белье.3. Надо в принципе отказаться от тезиса, что по-настоящему наукой занимаются не за деньги. 4. Надо поднять качество набираемых студентов. Иначе, невозможно работать, когда даешь студентам домашнюю работу, а они просто не в состоянии ее выполнять. После двух-трех семинаров начинаешь снижать требования и упрощать материал.5. Надо прекратить обязаловку с публикациями, иначе статьи печатают черти где и за свои же деньги. Кроме того, начинается цитирование друг друга по договоренности, а также обязывают аспирантов цитировать преподавателей кафедры пусть и не к месту.6. Надо вернуть в университет принципы самоуправления и академические свободы. Исключить возможность административными решениями назначать со стороны руководителей. Ученых превратили уже в послушную массу, им дают указания о необходимости голосования, заставляют отчитываться о голосовании, и т.д. Все должности должны быть сменяемыми, возможно, даже установить ограничение сроков занятия должностей.7. Любого кандидата на преподавательскую должность необходимо сначала отправлять на учебу за рубеж (естественно, не в ближнее зарубежье).

    • Анонимно
      21.09.2015 11:05

      т.е. вам порядки не нравятся? не нравятся - увольняйтесь!

    • Анонимно
      21.09.2015 11:23

      2. Не знаю преподавателей с 8 до 17.4. Это значит сократить набор и соответственно сократить лишних преподов.5. Не можешь писать статьи - иди преподавать в ПТУ.

      • Анонимно
        21.09.2015 12:18

        2. В перерывах между занятиями преподаватель должен в нормальной рабочей обстановке в университете работать над статьями, методическими материалами и т.д. При этом университет должен предоставить каждому преподавателю кабинет, компьютер, принтер, интернет, бумагу.4. Возможно и так. Появится дополнительный аудиторный фонд, исчезнет необходимость составлять расписание на три смены, начиная с 8 утра и заканчивая 9 часами вечера.5. Вопрос только в том, какие статьи - липовые или реальные. Пока много псевдонаучных статей. Поэтому простой обязаловкой этот вопрос не решается. Необходим системный подход с одновременным развитием материальной базы, грамотным распределением учебной нагрузки и т.д. А пока даже при наличии статей, человека порой можно спокойно отправлять на преподавание в ПТУ.

  • Анонимно
    21.09.2015 11:06

    i

  • Анонимно
    21.09.2015 11:22

    Потрясающая цитата проректора, в которой он сам признается, что "Курс, который обозначил президент страны, правильный, но у нас любое дело могут свести к профанации, к формальному исполнению. В России есть такая поговорка: заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет. Она в нашей ситуации работает на 100 процентов". Это действительно хорошо описывает ситуацию, которая сложилась в КФУ. Руководство, кроме того, еще гордится, что его подчиненные "взвыли"... Как не взвыть: нагрузка - 900 часов в год, нужно писать статьи в Скопус, разрабатывать ЭОР, писать учебные пособия и монографии и т.д. и т.п, и все это за 25 тыс. в рублей в месяц (ставка доцента). Загадкой остается, как средняя зарплата в КФУ по отчетам превратилать в 54 тыс. руб. А еще постоянное запугивание преподавателей со стороны руководства. Чувствуешь себя словно в пионерлагере советских времен. Никогда, никогда КФУ не войдет в топ-100!

    • Бурбаки
      21.09.2015 12:33

      Давайте признаемся сразу, что не во власти ректората, руководителей вузов изменить некоторые положения. Во-первых, с учебными часами и со ставками. Они у всех вузов почти одинаковы. Далее, получив статус федерального или национального исследовательского, университет обязан выполнить требования и по количеству статей и по монографиям и учебным пособиям. А кто все это будет выполнять? Опять же те самые доценты, за ту же сумму в 25 тысяч рублей. И что может сделать ректорат? Это ведь не они изобрели такие требования и поставили такие условия. Кто платит, тот и музыку заказывает. А это федеральный центр. Конечно, когда не могут выполнить полностью все заданные условия, то начинают искать выход из положения. Тут и статьи, которые годятся только в мусорную корзину, и ссылки друг на друга, и пособия, которые пишутся, чтобы только написать. Да и наукой заниматься при нагрузке в 900 учебных часов практически нет времени. Ведь эту нагрузку надо еще отработать, а это не только лекции, скорее даже не лекции. Да к тому же лекционные часы приравнены к другим часам. Прочитать 2 часа лекцию, в этих условиях то же самое, что и провести практические занятия, раздав задания студентам и полчаса постояв у доски. Потому и читать лекции тоже стала простой обязаловкой по статусу доцента или профессора, но не их призванием. Да много чего можно написать, но ведь эту систему придумали не в КФУ. Вот это самое главное. В этой системе существуют все вузы. Хотя есть исключения, но их мало, им создали особые условия, например, МГУ. И по поводу науки в вузах. Вузы придумали свой подход к этому занятию, раз стали требовать, чтобы вузы и стали центрами научной деятельности. Они присоединяют академические институты в свои структуры, хотя бы на правах некой совместной деятельности, и отчитываются их статьями. Направляют туда студентов для работы, включают их в статьи, а кафедра приписывает эти статьи в качестве своей заслуги. Надо только найти партнеров в тех институтах. Это и хорошо, и плохо. Потому как предполагается, что тот, кто учит студентов, должен сам уметь творить в науке. А тут получается некое разделение труда. Одни в академических институтах не умеют читать лекции и не хотят тратить на это время, а те, кто читает лекции, сами мало что сделали в науке, но целиком заняты в учебном процессе. И это тоже не правильно.

      • Анонимно
        21.09.2015 13:00

        Не можешь изменить некоторые положения, не соглашайся стать ректором! Если, конечно, ты до этого не стал заказчиком убийства!

      • Анонимно
        21.09.2015 13:08

        Хороший ректор должен бороться за права сотрудников своего вуза. Ректор КФУ борется лишь за свой весьма подпорченный имэдж!

      • Анонимно
        21.09.2015 13:18

        При этом непонятно распределяются контрактные деньги, которые заработаны сверхурочным преподаванием. А вообще пусть руководители от науки и КГУ читают Маленького принца: одним приказанием не заставишь солнце взойти раньше положенного срока.

      • Бурбаки
        21.09.2015 13:30

        Далее, по поводу, кого должны готовить в КФУ. И правильное ли было решение присоединить пединститут в состав КФУ, также как и КФЭИ, КГМИ? Считаю, что правильное, хотя с КГМИ проблемы. Вообще в Казани должно быть всего два-три крупных вуза, а остальные по статусу профучилищ. Первый вуз, это КФУ или название КГУ было бы более правильно. Здесь должна идти подготовка специалистов высшего класса для работы в науке, как исследователи; в образовании, как преподаватели вузов и в школах; в промышленности, как руководители, как юристы, как экономисты; в здравоохранении, как врачи, как исследователи; в сфере обслуживания, как юристы и т.д. И в этом вузе должна быть подготовка на трех уровнях. Бакалавр, магистр и доктор. Второй вуз как инженерный. Здесь должны готовить специалистов, а не бакалавров и магистров, как это делают сейчас. В итоге на выходе неизвестно кто. И вуз должен готовить по всем направлениям, химиков, машиностроителей, энергетиков и т.д., но все для промышленности. Третий вуз – аграрный, специалистов для сельского хозяйства. Такое деление наведет порядок в системе подготовки кадров высшего звена. И конечно, должна быть очень сильно развитая система подготовки кадров среднего звена, это и техники, и санитары, и воспитатели, и бухгалтера и т.д. Тогда многие проблемы снимутся сами собой. Немного о педвузе. Старый вуз готовил исключительно преподавателей для средних школ. Но сегодня условия поменялись. Готовить учителей по математике, конечно, можно и в педвузе, но все же удобней и правильней их готовить вместе с теми, кто будет заниматься математикой более серьезно. И отсев между теми, кто способен пойти дальше и теми, кто готов идти преподавать в школу будет происходить в одном вузе. Да и сама математика сегодня тесно связана и с IT-технологиями, как многие другие дисциплины. Так что готовить и химиков, и физиков, и биологов следует в одном месте как для науки, так и для школы. Другой вопрос, почем выпускники не идут преподавать в школу? Но сегодня мало идут и в науку. Это скорее вопрос не к системе образования, а к самому обществу. Почему престиж учителей не так высок, также как и тех, кто работает в науке? Измениться ситуация, народ валом повалит и в науку, и учить детей математике. Только надо будет отбирать наиболее талантливых в этом деле, создав им условия, достойно оплачивая их труд, создавая конкуренцию и условия для роста.

        • Анонимно
          21.09.2015 15:12

          "Готовить учителей по математике, конечно, можно и в педвузе, но все же удобней и правильней их готовить вместе с теми, кто будет заниматься математикой более серьезно."вот этого никогда не понимал. ПОЧЕМУ правильней их готовить вместе? Это СОВСЕМ разные профессии - математик и ПРЕПОДАВАТЕЛЬ математики.Преподаватель математики может и не знать математику выше школьного уровня и ему важнее знать КАК правильно донести до ребенка логику математики.Что я не так понимаю?

          • Бурбаки
            21.09.2015 15:49

            Если человек не знает свой предмет, то что он до ребенка донесет? Свое незнание компенсирует тем, что он правильно донесет то, о чем он представление не имеет. Понимаю, откуда такие соображения. Думаете, что преподавание математики также как и сто лет назад сведена к арифметике и евклидовой геометрии, а потому можно учить по старинке арифметические действия и заучивать теоремы из геометрии, чтобы решать несложные задачки. Нет, не так. Для примера возьму то, как учат математике в немецкой гимназии, чтобы представить уровень подготовки. Во-первых, в рамках учебы в гимназии, ученики продолжают учебу в абитуре примерно еще два года. Это наши выпускные классы. Но отличие в том, что там уже заранее ученик выбирает те основные предметы, которые ему зачтутся при поступлении в вуз. Если в наборе есть математика, то он пройдет тот курс, который у нас соответствует примерному курсу высшей математики на первых двух годах обучения в университете, например, для химиков. Поступив в вуз на эту специальность, они уже не будут заниматься математикой. Или там будут уже специальные главы математики. Вот примерно таким должен быть уровень знаний по математике для выпускников школ, если мы хотим быть на уровне технологически развитых стран. Объяснение ребенку логику математики на пальцах или на палочках уже не пройдет. Мир становиться более сложным и будущие профессии требуют более основательных знаний в математике, тут и теория множеств, тут и математическая логика и т.д.

            • Анонимно
              21.09.2015 17:25

              Дорогой Николя (если Вы, на самом деле, Бурбаки)! Я вот слышал, что на математический факультет Гарвада ежегодно принимают не более 20 человек. А все потому, что больше не наберется людей, способных осваивать математическую науку на уровне требований Гарварда. Поэтому я не соглашусь, что на мехмат авторитетного университета (в данном случае, российского) можно набирать одновременно людей, способных заниматься в будущем наукой на высшем уровне, и тех, кто ориентирован на работу в обычной средней школе. Если их набирать в общей куче на один математический факультет, то, уверяю Вас, уровень преподавания придется опустить до уровня обычного педвуза. Подготовка математиков высшего уровня - это штучная работа. Поэтому современные математические факультеты ведущих университетов должны быть ориентированы именно на это. А подготовка учителей математики для школ - это несколько иное дело. Да, они должны знать и теорию множеств, и матлогику, и другие математические дисциплины, но отнюдь не в тех объемах, которые нужны для высшего пилотажа современной математики.

              • Бурбаки
                21.09.2015 17:54

                Давайте будем откровенны. Уровня Гарварда нам не достичь никогда. Тем более при подготовки математиков. Да, к этому и не надо стремиться. У нас есть свои задачи, в том числе и подготовка преподавателей математики в вузах и в школах. И только единицы могут проявить себя, чтобы защитившись остаться в КФУ и делать что-то в той области, где есть традиции математической школы Казани, есть ученые, которые могут работать в этих областях. Но их немного, потому и массового потока не нужно создавать. А готовить на всем факультете 2-3 человек для работы в области чистой математики - это роскошь, даже дял очень богатых университетов. Потому таких как Гарвард не много, а все остальные университеты США готовят преподавателей математики и для школы. Думаю, что КФУ тоже для этого годиться.

                • Анонимно
                  21.09.2015 20:24

                  Давайте будем. Гарвард не очень старый вуз, Оксфорд и Кембридж появились намного раньше, и, когда Гарвард был "в пеленках", имели целую когорту именитых выпускников. И Гарвард смог стать лучше, чем эти вузы. Правда, я очень сомневаюсь, что у преподавателей Гарварда тогда была нагрузка в 900 часов. 900 часов по действующим нормам времени - это 7-8 предметов, которые ведет один человек. Я не знаю никого, кто мог бы хорошо читать 8 разных предметов...все равно что-то будет не на уровне. И наука, которая делается параллельно с этими 8 предметами, тоже будет не на уровне, к сожалению.Разговоры про то, что эти нормы придуманы не ректорами, а установлены министерством, не совсем точны - ведь изыскивают же вузы легальную возможность платить приезжим преподавателям за недельный курс сумму полугодовой зарплаты собственного доцента. Но даже если нормы установлены сверху, почему никто из ректоров не озвучил соответствующий вопрос на министерских совещаниях? Может быть, потому, что люди, принимающие решения, сами никогда не работали с современным уровнем учебной нагрузки (это, кстати, косвенно подтверждается тем, что и уважаемый проректор, и уважаемый доцент-интервьюер, путают учебный план и рабочую программу дисциплины). В таких условиях мы не только Гарвард не догоним, но и африканские университеты - некоторые, кстати, нас уже опережают.

    • Анонимно
      21.09.2015 16:13

      Из всех комментариев вижу, что только этот написан действительно сотрудником КФУ. Остальные просто в тренде))

  • Анонимно
    21.09.2015 16:34

    Одно слово - ПФУ(тьфу).Как корабль назовешь, так он и поплывет.Надо бы еще открыть в ПФУ отделение милиции; или объединить ПФУ с отделом "Дальний"

    • Анонимно
      21.09.2015 22:48

      Согласен на все 100 процентов. В КФУ на начальственных местах работают "давильщики" (с бюрократической бутылкой в руках). А как расценить такие фразы проректора: "Кого-то надо было привести в чувство. Мы начали давить. Потому люди и взвыли. Чаще — гуманитарии"? Кроме того, за 5 (пять!!!) полных лет в КФУ нет ни одного сколько-нибудь значимого прорыва. Нет - и все!!! Все разговоры о создании инфраструктуры - блеф, пустословие, пыль в глаза для непосвященных читателей! Потому что инфраструктура - это не только закупленные (чаще, в основном за границей) лаборатории, но еще и люди, человеческий капитал. Но "давильщики" расправились с этим капиталом нещадно. Их внукам, я думаю, будем очень-очень стыдно!!! Проблемы в КГУ были, их нужно было решать, но не теми методами, а другими, с сохранение всего лучшего, через спокойную содержательную работу, взвешивая все "за" и "против". Тихий ужас...

  • Анонимно
    21.09.2015 18:40

    Непонятно, зачем проректору по научной работе в таком огромном университете, еще и должность директора института геологии и нефтегазовых технологий. Последний раздел- это совершенно тонкий и наиболее профессиональный кластер подготовки специалистов, особенно актуальный для нефтегазового комплекса Республики, с ее проблемами в нефтепераработке и нефтехимии.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль