Персона 
12.10.2015

Ильдар Гимадеев, «ИТГ-Казань»: «В Европе несколько мебельных фабрик закрылось – упал спрос в России»

Отечественные производители мебели работают на уровне ремесленных мастерских, и едва ли не главная проблема — человеческий фактор, считает Ильдар Гимадеев, чья компания за 12 лет обставила около тысячи эксклюзивных интерьеров в Казани, Москве и Санкт-Петербурге. Владелец студии рассказал «БИЗНЕС Online», какой стиль приходит на смену господствующей классике и почему в моду стремительно входит мебель из пластика и вторсырья.

Компания «ИТГ-Казань» Ильдара Гимадеева за 12 лет обставила около тысячи эксклюзивных интерьеров

«КРИЗИС ТЯНЕТСЯ ПОЛТОРА ГОДА, И КОНЦА ЕГО НЕ ВИДНО»

— Ильдар Ильдусович, что происходит сейчас на мебельном рынке, почувствовали ли вы спад?

— Спад мы почувствовали, наверное, еще с лета 2014 года, когда совместились сокращение рынка и летние каникулы. Люди уже тогда начали нервничать. В сентябре у нас встало несколько объектов, люди выжидали, что же будет. В декабре, когда на многих рынках начался ажиотажный спрос из-за роста курса доллара, мы его не заметили — все-таки у нас своеобразный сегмент. Лето 2015 года опять было тихим, а август вообще всегда был сонным месяцем: фабрики не работали, клиенты отдыхали, сотрудников я отправлял в отпуска. Активная работа начиналась в сентябре, когда продажи возрастали на 20 процентов. Но сейчас — опять тишина.

Основные наши направления — это комплектация жилых и коммерческих объектов мебелью и светильниками. Поставка мебели, начиная от кухонь и заканчивая детскими комнатами, мягкой мебелью, гардеробными... Всего что угодно. Поставляем мебель для улиц, уличное освещение, технический и декоративный свет. Плюс текстиль и обои. Так вот если брать 2013 год, то только в первом полугодии у меня было около 300 заказов. Сейчас, наверное, раз в 10 меньше.

— У клиентов сейчас стало меньше денег?

— Думаю, не меньше, но, наверное, стало страшно их тратить, потому что нет уверенности в завтрашнем дне. Если бы хотя бы полгода были стабильны, без потрясений, все бы вернулось на круги своя.

— Вы занимаетесь в основном импортной мебелью и наверняка очень сильно завязаны на курс рубля. Как это повлияло?

— Выросла доля отечественного производителя. У нас, например, в прежние годы она составляла процентов 5, а сейчас доходит до 20 процентов. Знаю, что в Европе закрылось несколько фабрик из-за того, что снизился покупательский спрос в России — многие были заточены на нашу страну.

Со многими фабриками у нас долгие дружеские и рабочие отношения, мы постоянно находимся в контакте. Те, кто действительно трудится руками — что в России, что в Европе, одинаково страдают от всех этих санкций и кризисов. Простой народ сильно нервничает. К нам приезжают партнеры из Италии, Испании, и все они не в восторге от всей этой ситуации. В Европе сейчас тоже гигантский спад: Украина выпала из клиентов, Россия в разы сократила закупки, поэтому европейцы идут нам навстречу, дают дополнительные бонусы, снижают цены на некоторые позиции.

— Насколько существенно?

— В Европе в мебельном сегменте есть зимние и летние каникулы. Многие фабрики по выходу с каникул меняют свои прайс-листы в сторону увеличения цен — на 3, 5, 7 процентов. Но уже с зимних каникул 2014 года очень мало кто менял прайс-листы. Цены остались практически на уровне 2013 года, это уже плюс. Мы дополнительно снизили свою небольшую наценку, начали давать клиентам больше скидок. Получается, что цена в евро относительно прошлых лет на товары даже снизилась, но на цену в рублях сильно влияет выросший курс.

— Если курс валют останется на том же уровне, как сейчас, как перестроите свой бизнес? Сможете ли работать в таких условиях?

— Мы сможем работать, лишь бы курс остался хотя бы в этих пределах на продолжительное время. Народ у нас терпеливый, проходим не первый кризис. Какое-то время будет тяжело, потом перепишем свои бизнес-планы и, исходя из установившегося курса, пойдем дальше. Так всегда было: ничего не улучшалось, мы просто привыкали жить в новых условиях.

— В 2008 году все то же самое было?

— Тогда мы тоже были, наверное, одними из первых, кто пострадал серьезно в первые месяцы, поскольку мы работаем с европейской мебелью. Опять же все приходилось на август, каникулы, и нам пришлось потратить много лишних денег в сентябре в связи с таможенными изменениями и курсовой разницей. Мы выбрались на своих средствах, но активы пришлось сильно сократить. Тем не менее тогда была хоть какая-то ясность ближайших перспектив. В течение полугода было очень тяжело, но затем мы начали постепенно восстанавливаться. Нынешний кризис тянется уже почти полтора года, и конца его не видно.

— А у ваших конкурентов в Казани как обстоят дела? Пришлось ли кому-то уйти с рынка?

— Никто не закрылся, все стараются ужаться, снизить расходы. В Казани есть сильные игроки с приличным стажем работы на рынке мебели, это те компании, которые вкладывают приличные средства в свое развитие, в обучение своих сотрудников, расширение партнерской и клиентской базы. Но есть и очень много небольших студий, которые работают как на свои, так и на сторонние проекты. Рынок открытый, доступный. Практически любой может заняться этим бизнесом, но, погрузившись в него, многие понимают, что, как и везде, тут есть свои подводные камни. Для начала бизнеса много не надо, можно даже не заключать договора с фабриками, а пообщаться с представительствами в России. Другое дело, что нужно продукцию проплатить, вывезти, растаможить, привезти сюда, проверить, собрать, сдать и так далее...

«Если брать 2013 год, то только в первом полугодии у меня было около 300 заказов. Сейчас, наверное, раз в 10 меньше»

КЛАССИКА ДЛЯ КАЗАНСКИХ VIP'ОВ

— Вы работает в основном с VIP-сегментом?

— Не только... Мы занимаемся всеми сегментами, особенно сейчас, когда в тяжелое время любой заказчик важен. Хотя интереснее, конечно, работать с дорогими брендами, причем не только из-за денег, просто это совершенно другой уровень качества, свои особенности производства, возможность воплотить в материале любую нестандартную конструкцию. Чем сложнее, дороже товар, тем интереснее работать. Еще интереснее работать с контрактными объектами, то есть фабриками, которые производят нестандартную продукцию, «шьют» интерьер с нуля под размер.

— Оформляли дома, квартиры татарстанским чиновникам, крупным бизнесменам?

— Да, но имена называть не буду. Могу сказать, например, что мы работали в офисном здании завода «Оргсинтез» по свету — выиграли тендер. Работали на ряде объектов крупных компаний Татарстана. Делали поставки мебели для казанских заведений общепита. 90 процентов наших продаж — по рекомендации. Вроде как складывается свой круг заказчиков, мы работаем на них или около них. Считается, что реклама из уст в уста лучше любой другой, но это было хорошо до кризиса. Сейчас есть и другие способы привлечь клиентов, и мы как раз работаем над этим.

— Какие предпочтения у ваших состоятельных клиентов при покупке мебели — по формам, материалам?

— Раньше можно было сказать, что в мебели любят классику. Это беспроигрышный вариант — надолго, красиво, выглядит дорого и богато. Но в последнее время люди больше ездят за рубеж, смотрят шире, следят за модой. И отдают предпочтение смешанному стилю — у него много названий, итальянцы называют его contemporàneo. Это когда на одном объекте или даже в одном помещении рядом могут стоять предметы разных стилей. Смешение стилей прослеживается и в одежде, и в интерьерах, и в строительстве. Мне самому ближе модерн.

— А как насчет стиля «дорого-богато»: бархат, статуи, золото?..

— Такого становится все меньше и меньше, потому что прислушиваются к мнению дизайнеров, архитекторов. Сейчас интерьеры достаточно сбалансированны.

— Какие тенденции в Европе по мебели, дизайну через несколько лет могут прийти к нам в Россию?

— В Европе активно используется много новых материалов, причем экологическая составляющая становится все важнее. Используются переработанные материалы — бумага, пластик, металл, отходы древесины. Бывает, разглядываешь какой-либо предмет, очень сложно определить материал, из чего он сделан. Мне кажется, дальше все больший упор будет делаться на разнообразные пластики.

— Но ведь дерево в любом случае никуда не уйдет?

— Да. Классическая мебель в любом случае будет выполняться из дерева. Хотя уже сейчас есть предложения по материалам, не отличимым по характеристикам от древесины. И я думаю, что часть производителей (из недорогих фабрик) будут все увеличивать процент этих материалов в своей продукции. Причем я не вижу в этом ничего плохого.

— А какие предпочтения у людей по тканям, цветам?

— Золотые, бежевые тона востребованы всегда... Главная задача дизайнера — сделать интерьер, в котором будет комфортно клиенту. У нас были прецеденты, когда клиенты через непродолжительное время после заселения в новый дом приходили с просьбой что-то поменять. Так что еще при проектировании дизайнер должен быть в первую очередь психологом. Сейчас заказчики становятся более изощренными, что ли, многие знают, чего хотят, но есть и такие, кого нужно направлять и поправлять.

«ДЛЯ НАСТОЯЩИХ ЦЕНИТЕЛЕЙ, КАК ПРАВИЛО, ОДНОГО ВИННОГО ХОЛОДИЛЬНИКА НЕДОСТАТОЧНО»

— Какие-то принципиально новые предложения на казанском рынке появляются?

— У нас одно из новых направлений — изготовление винных комнат совместно с нашим итальянским партнером. Ее можно установить где угодно: в квартире, офисе, доме. Как в отдельное помещение, так и в любую его часть, в угол, вдоль стены, под лестницу. Комната оснащается всем необходимым оборудованием: холодильными шкафами, кондиционерами, азотными установками, специальными полками, сырными шкафами с внутренней отделкой мрамором.

В новинках есть такая функция, как контроль за состоянием, наличием и качеством вина. Как это делается? В компьютер вносятся винные позиции — фотографируются, фиксируется сорт, год выпуска. Бутылка помещается в определенную ячейку. Соответственно, компьютер самостоятельно отслеживает, какая температура нужна для конкретной бутылки, угол наклона и так далее. Если винотека большая и сложно запомнить все имеющиеся в коллекции вина, вы можете заглянуть в компьютер, выбрать нужную позицию, и в комнате загорится подсветка в той ячейке, где находится нужная вам бутылка вина.

— Сколько стоит установка винной комнаты?

— Все зависит от размеров комнаты и оснащения. Цена колеблется от миллиона рублей и выше.

— И насколько интересно это направление казанским покупателям?

— Кризисные явления, конечно, влияют, но до всех этих событий был достаточно высокий интерес. Вино у нас любят, и для настоящих ценителей, как правило, одного холодильника недостаточно. Более того, продающиеся винные холодильники имеют ограниченные функции. Кроме этого, у нас сейчас сохранено несколько проектов, которые мы разрабатывали для клиентов, но которые из-за кризиса пришлось приостановить. Были проекты, над которыми работа велась до полугода, но сейчас они также приостановлены.

«НАШИ ПРОИЗВОДИТЕЛИ ВСЕ-ТАКИ ПОКА РАБОТАЮТ НА УРОВНЕ РЕМЕСЛЕННЫХ МАСТЕРСКИХ»

— В каком направлении видите дальнейшее развитие в своем сегменте?

— Сейчас смотрим в две стороны — на запад, в сторону Москвы, и на восток — ближе к уральским горам. Есть несколько интересных предложений из Перми, которые, правда, перенеслись на следующее лето. Мы выступаем дистрибьюторами испанской фирмы Vondom — производителя пластиковой мебели, оснащенной подсветкой, именно эта мебель заинтересовала наших друзей из Перми. Летом планируется использовать мебель на открытой террасе возле бассейна, а зимой там же, но уже возле катка, причем заказчик получает возможность менять с помощью подсветки интерьер хоть каждый день. Цветом можно управлять по Wi-Fi, объединять подсветку с музыкальным пультом. Мебель выдерживает температуру от минус 50 до плюс 60 градусов. То есть может использоваться на улице круглый год.

Самая главная фишка в том, что фабрика привлекает для создания коллекций известных дизайнеров с мировым именем. Все очень быстро развивается: когда мы стали дистрибьюторами фабрики, аккумуляторы подсветки работали три часа, а сегодня — восемь, хотя прошел только год.

— А есть ли планы расширять сотрудничество с местными, российскими производителями? Что-то нужно делать в этих условиях...

— Я достаточно серьезно анализировал рынок казанских и российских мебельных производителей. Сейчас начали делать действительно много качественной продукции. Правда в массе своей она уступает по качеству и дизайну европейцам, хотя люди стараются.

Но! Получается некомфортной цена, которая становится сопоставимой с европейской, потому что почти все комплектующие, фурнитура, материалы, оборудование — импортные. Есть достойная продукция, которую не стыдно поставить даже рядом с итальянской, но она и стоить будет ненамного дешевле итальянской. Весь вопрос в том, что хорошая вещь не может стоить дешево.

Поэтому пока по мебели и светильникам наш основной партнер — Италия. Так получается, что итальянцы задают тренд, весь мир всегда будет на них смотреть. Можно копировать, делать что-то дешевле, но Италия всегда будет образцом. Я люблю эту страну, у меня там много друзей и итальянцев, и русских, которые перебрались туда. И могу сказать, что наш менталитет очень схож с итальянским. В конце июля я был на фабрике у своего партнера, что расположена в небольшом городке недалеко от Венеции. И вот что мне там нравится — все передается из поколения в поколение. Нынешний владелец фабрики получил все от отца 10 лет назад и теперь возглавляет сам. В детстве он помогал отцу, подай-принеси, а сейчас его дети и дети брата помогают ему. Им не зазорно работать у станка, все, за что ни берутся, получается.

Наши производители все-таки пока работают на уровне ремесленных мастерских. У тех, кто наладил большие производства, есть свои сложности. Есть кое-что важное, что касается всех сегментов: пока люди не научатся уважать, ценить и любить то, что они делают, свой труд, свою продукцию, ничего хорошего не получится.

Российские производители много тратят на оборудование, но есть человеческий фактор, который периодически вмешивается. Один человек может все испортить, например, допустив брак в производстве. Поэтому должен быть контроль. Я знаю очень хороших российских производителей, которые сделают так, как надо, и за качество можно быть спокойным, но они пока ограничены в объемах.

— А что скажете насчет китайской мебели? Говорят, постепенно «всемирная мастерская» завоевывает и этот рынок...

— Я принципиально не занимался Китаем. Есть очень много предложений от поставщиков, представителей, компаний, которые предлагают посмотреть на Восток. Я ознакомился с этим всем — да, перспективы есть, особенно если сейчас мы перейдем на оплату в рублях с Китаем. Но придется выводить это в отдельное направление — смешивать я не хочу.

WpXpV_-FMpg.jpg
«Мы выступаем дистрибьюторами испанской фирмы Vondom — производителя пластиковой мебели, оснащенной подсветкой»

«У НАШИХ УЖЕ ЯЗЫКИ НА ПЛЕЧЕ, А ИТАЛЬЯНЦЫ ВСЕ РАБОТАЮТ»

— Расскажите, как была создана компания? Как пришли в этот бизнес?

— Я 9 лет проработал в одной известной компании по продаже мебели старшим менеджером — занимался поставками, продажами. Настала пора что-то менять, я ушел из компании и вместе с двумя партнерами в 2003 году основал свое дело. Изначально мы планировали заниматься строительными и отделочными материалами, но, поскольку опыт работы был в несколько другой сфере, а знакомых дизайнеров, клиентов было очень много, решили развиваться в этом направлении. С партнерами мы расстались в 2009 и 2010 годах, и сейчас я единственный собственник бизнеса. Тогда тоже настала пора что-то менять, не зря говорят, что изменения нужны каждые 7 лет.

— Сколько составил первоначальный капитал?

— У меня было 2 тысячи долларов, соответственно, по столько же вложили и оба партнера. Это были небольшие деньги. Накладные расходы, аренда офиса, покупка мебели, компьютеров, командировки... 20 августа мы зарегистрировали компанию, 14 сентября уже сняли офисное помещение и до конца года потратили все деньги. В плюс мы вышли во второй половине 2004 года — достаточно быстро. Нам повезло, что в то время больше ориентировались на конкретного человека — клиент приходил не в компанию, а лично ко мне или партнерам. Пять лет я общался с клиентами исключительно сам, все дела вел сам. Когда объемы увеличились настолько, что времени перестало хватать, мы начали расширять штат.

Кстати, большая проблема — найти надежного сборщика, которого не нужно контролировать и которому можно доверять дорогие вещи.

— Вспомните, сколько проектов комплектации домов и квартир сделали за 12 лет существования компании?

— Думаю, если не перевалили за тысячу объектов, то очень близко к этой цифре. Причем самые крупные объекты мы сделали в Москве. Начинали с того, что комплектовали объекты казанцам, которые перебрались в Москву, а с ними общались соседи, так мы выполняли работу еще и для москвичей.

Для Москвы цены получаются даже выгоднее, потому что нет расходов на транспортировку груза в Казань. Единственное — самому нужно находиться там чаще, а Москву я не очень люблю, потому что в этом городе сумасшедший темп. Максимум я выдерживал там три недели, поэтому вряд ли переберусь в столицу окончательно, буду только наездами.

А вообще за 12 лет работы случались различные казусы. Были случаи, когда наши машины с грузом для клиентов горели. В одном случае груз сгорел полностью, во втором — спасло то, что груз находился в прицепе, мы нарушили только сроки по договору. Были случаи воровства товара из машины. Причем кража была в Европе.

— Какой выполненный за эти годы объект запомнился вам больше всего?

— Это был частный дом, но имя владельца раскрыть не могу. Это был крупный объект, на котором мы производили много работ — «шили» интерьер. Объект был сложным, было очень много претензий к строителям с моей стороны: были внесены несогласованные изменения, о которых я узнавал по факту. Многие решения принимались на месте — что-то перезаказывали, подгоняли, привозили дополнительные материалы.

Это был новый и интересный для меня опыт, в том числе по части приглашения сюда варягов: на монтаж приезжали работать итальянские мастера, было интересно посмотреть, как они работают. Есть определенный уровень мастерства, компетенции. Наши специалисты могли бы выполнить ту же самую работу, но дольше, не факт, что качественно. На том проекте я убил двух зайцев — приставил к итальянцам своих монтажников, которые учились у них. И теперь это мои самые лучшие монтажники. Итальянские специалисты работали с 9 утра до 6 вечера, прерываясь на обед на 20 минут, без перекуров. У наших уже языки на плече, а эти все работают. В таком темпе они проработали несколько месяцев. Мы сами уже валились с ног, а они все работали. Что мне еще нравилось: закончили работу — все подмели, убрали, инструмент почистили, все аккуратно сложили.

«Российские производители много тратят на оборудование, но есть человеческий фактор, который периодически вмешивается. Один человек может все испортить»

«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ ЮВЕЛИРОМ»

— По профессиональной стезе посещаете специализированные зарубежные выставки? Как часто?

— Конечно. Для всех, кто в этой сфере, обязательна к посещению апрельская международная выставка в Милане Salone del Mobile. Она считается мебельной, но там есть все: новые тренды, коллекции, технологии, материалы, дизайнерские решения, мастер-классы, презентации салонов, моделей, коллекций и многое другое. Также регулярно езжу по фабрикам.

— Как любите проводить свободное время, какие любимые увлечения?

— Мне очень понравилось управлять снегоходом, я подсел на это в последние две зимы, зиму теперь люблю вдвойне. В прошлом году посетил горную школу SkiDooKing в Хибинах, это горы рядом с Мурманском, прошел там определенный курс обучения горному снегоходовождению. В этом году также есть планы поехать куда-то: либо туда же, но на уровень повыше, либо в другое место. К нам сюда в Россию, на Кавказ, на Уральские горы приезжают кататься даже иностранцы.

Любим с семьей путешествовать по нашей стране. В прошлом году проехали все Золотое кольцо, в этом — объездили Марий Эл, проехали по озерам Нижегородской области — Светлояру и другим.

— Наш традиционный вопрос — три секрета успеха в бизнесе?

— В первую очередь порядочность. Уважение — к себе, людям, партнерам. И должна быть уверенность. Если она есть, все получается. Это даже не столько из бизнеса, сколько из детства. Мой отец был ювелиром, работал в комбинате надомников, я помогал ему с детства. Он был аккуратистом, видимо, поэтому мне так нравятся рабочие качества итальянцев.

Визитная карточка компании

ООО «ИТГ-Казань»

Сфера деятельности — комплектация, дизайн интерьеров.
Оборот компании — около 30 млн. рублей.
Количество сотрудников — 15 человек.
Учредитель — Ильдар Ильдусович Гимадеев (100%).

Визитная карточка руководителя

Ильдар Ильдусович Гимадеев

Дата рождения — 11 октября 1977 года.
Образование — КГПИ.
Семейное положение — женат, воспитывает двоих детей.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    12.10.2015 09:08

    15 человек - более менее приличная 3/п в казани = 40 000 руб. Сборы и налоги с ФОТ это еще + 50% Итого в год: (40000 х15 х12)х1,5 = 10 800 000 руб. 36% от оборота это расходы на персонал?А где расходы на закупку материалов для тысяч элитных интерьеров?

  • Анонимно
    12.10.2015 10:57

    Интересное интервью! Удачи и процветания Гимадееву!

  • Анонимно
    12.10.2015 13:12

    Покупал в ИТЖК. Молодцы! Спасибо Ильдару и , особенно , Марии! Леонид Р.

  • Liko
    12.10.2015 13:30

    Сайтом бы обзавелись хотя бы. Прочитает ваш потенциальный клиент и захочет посмотреть на ваши творения. А их и не посмотреть нигде в Интернет. Не у всех время и желание есть ездить к вам в офис.

  • Анонимно
    12.10.2015 14:23

    Молодец! Винная комната очень понравилось. Когда нибудь и себе такую сделаю.

  • Анонимно
    12.10.2015 14:43

    деньги на ветер. винная комната.

  • Анонимно
    12.10.2015 14:57

    Да, им сайт надо сделать

  • Анонимно
    12.10.2015 15:35

    Тоже винная комната понравилась, хотя я почти и не употребляю алкоголь...

  • Анонимно
    12.10.2015 19:31

    Стелажи для вина не проблема,...

  • Анонимно
    16.10.2015 08:04

    Как они без сайта что-то продавать еще могут? Чисто на сарафане что-ли? Боги маркетинга!Запустите сайт - с Вашим опытом и наработками - обалдеете от заказов по всей стране...Про кризис несколько лет не вспомните еще.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль