Общество 
14.11.2015

Алексей Репик: «Будучи лидером по целому ряду направлений, Татарстан небезупречен»

Глава «Деловой России» рассказал, почему РТ стала заложницей крупных проектов и какие страхи мучают современных бизнесменов

Движение страны вперед обеспечивают предприниматели, при этом неважно, какого они размера, считает президент «Деловой России» Алексей Репик. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему Татарстану — лидеру рейтинга инвестиционной привлекательности регионов — не хватает времени на малый бизнес, но при этом многие компании идут в республику, какой скрытый месседж несут зарубежные инвестрейтинги и кто может обеспечить России реальный экономический рост.

«КЛЮЧЕВОЕ СООБЩЕНИЕ АМЕРИКАНСКИХ РЕЙТИНГОВ: ДЕРЖИТЕ ДЕНЬГИ ДОМА — В АМЕРИКЕ»

— Алексей Евгеньевич, на недавнем инвестиционном форуме «Россия зовет!» один из зарубежных инвесторов, задавая вопрос Путину, усомнился в объективности и эффективности национального рейтингового агентства, которое только создается. А насколько эффективно, на ваш взгляд, работает рейтинг инвестиционной привлекательности регионов, ведь «Деловая Россия» в числе прочих работает над ним?

— Здесь очень важен постоянный мониторинг ситуации в каждом отдельном субъекте РФ. Ведь у нас все-таки есть и такие субъекты, где значительная часть проблематики снята, в том числе благодаря наличию диалога между бизнесом и региональными органами исполнительной власти. Есть, соответственно, структуры, улучшающие деловой климат в субъектах и внедряющие новые комфортные практики работы с инвесторами, обеспечивающие стабильность, гарантии, но в то же время отрабатывающие максимальную дебюрократизацию административной среды. Это позволяет предпринимателям заниматься своим делом, создавать команды, разрабатывать и внедрять новые продукты, выходить на новые рынки, а не заниматься уже привычным профессиональным сражением с бюрократическими ветряными мельницами, подготовкой отчетов об отчетах вместо того, чтобы приносить пользу обществу, государству и себе.

В связи с этим весьма понятно желание бизнеса растиражировать лучшие практики на максимальное количество субъектов. Например, «Деловая Россия» — федеральное объединение, при этом оно основано на обратной связи с большим количеством регионов РФ. Поэтому для нас важно, чтобы все члены «Деловой России», вне зависимости от того, работают они в Калининградской области, на Дальнем Востоке или в Москве, получили возможность основывать свою работу на самых лучших стандартах, лучших практиках. Более того, эти стандарты надо постоянно модернизировать, поднимать на новый уровень — именно это сделала «Деловая Россия» на площадке АСИ, внедрив региональный стандарт делового климата. Мы задали некий необходимый, но не вполне достаточный минимум. Для бизнеса недостаточно в данном случае движения вперед по разрушению барьеров и созданию среды. Слишком многое надо менять и в головах, и в нормативно-правовых документах.

Тем не менее даже этот минимум стал прорывом для бизнеса в части единого упорядоченного набора требований. Эти требования — уже не абстрактные желания предпринимательского сообщества, теперь это базис, которому представители субъектов РФ должны следовать и пытаться делать все от них зависящее, чтобы все запросы, которые есть в стандарте, были реализованы. Более или менее основная часть регионов с этим справилась, и теперь речь идет уже об улучшении этих стандартов. Таким образом, работа над рейтингом — это создание стандарта формата 0.2, 0.3, 0.4 и так далее. Это многотактная работа. Лучшие практики регионов-лидеров позволяют распространить их на другие регионы, а за это время регионы-лидеры придумывают что-то еще. Так что по большому счету это такой краудсорсинг идей, когда каждый субъект получает возможность стать в том числе и автором положительных изменений в стране.

«ГОВОРИМ ПРО IT И СРАЗУ ДУМАЕМ ПРО ИННОПОЛИС, ПРО ТАТАРСТАН»

— Вот вы говорите, что рейтинг — это попытка разложить успех по полочкам. В чем тогда успех Татарстана? Какие республиканские практики вы бы порекомендовали другим регионам взять на вооружение?

— Я думаю, можно долго вести разговор о том, какие практики в Татарстане являются самыми лучшими. В целом ситуация в республике довольно стабильная, потому что мало в каких субъектах руководство региона настолько заинтересовано в развитии собственной экономики — бьется за каждого инвестора, за каждый проект (инвестиционный, инфраструктурный, спортивный). Вот, например, мы услышали хорошие новости из Сан-Паулу — чемпионат мира по рабочим профессиям в 2019 году пройдет в Казани. Опять же, президент Татарстана лично защищал свою заявку.

Подготовка профессиональных кадров — один из очень острых вопросов для бизнеса. Принимая решение о расположении будущего предприятия, мы должны понимать, кто будет работать, кто будет готовить кадры. Нам важно создать самую эффективную команду, которая в условиях любой экономической турбулентности сможет сохранять свою конкурентоспособность, свою силу. Понимая это, Татарстан, изначально имея проблему дефицита кадров, начал активно, не дожидаясь запроса, инвестировать в подготовку специалистов.

Когда мы смотрим на инфраструктуру для ведения бизнеса, мне кажется, в любых продвинутых несырьевых отраслях Татарстан — лидер, хотя изначально это была сырьевая экономика. Казалось бы, можно бы сидеть и почивать на лаврах. Но вот говорим про IT и сразу думаем про Иннополис, про Татарстан. Говорим про машиностроение — первый российский беспилотник, я не сомневаюсь, выедет из Набережных Челнов. И так можно перечислять очень много ниш промышленности. Татарстан не ждет, что кто-то к нему придет, а проактивно создает условия. Скрининг ситуации приводит к тому, что многие компании идут в Татарстан.

— Но при этом Татарстан не вошел даже в десятку по поддержке МСБ.

— Будучи лидером по целому ряду направлений и лидером интегрального рейтинга в этом году, Татарстан небезупречен. Несовершенством субъекта является работа с малым и средним бизнесом, особенно с малым. И понять это можно, потому что в республику идет много проектов. Если, допустим, в Костромскую область приходят десяток проектов, новых предпринимателей, большинство из которых можно отнести к МСБ, то, конечно, администрация имеет возможность всех охватить и вести в персональном режиме. А когда мы говорим про Татарстан (эта же проблема у Москвы и Санкт-Петербурга), идет ранжирование. Самые большие и перспективные проекты, где больше всего будет создаваться рабочих мест, больше валового продукта, больше налогов, идут в спецрежиме. На малый бизнес времени уже не хватает.

И еще, наверное, есть ощущение восприятия. Представьте, я малый предприниматель в Татарстане, я вижу, с каким вниманием президент и правительство республики относятся к строительству какого-то нового, крупного, градообразующего завода. Я вижу, как может быть, я хочу, чтобы мою мини-пекарню окружили такой же заботой, потому что считаю, что из таких мини-пекарен и складывается экономика страны. Но это не всегда удается сделать сразу. Я считаю, что у Татарстана хороший шанс пройти этот путь в первых рядах.

«ЕСТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ, КОТОРЫЕ, КАК РАНТЬЕ, ЭКСПЛУАТИРУЮТ ТО, ЧТО ИМ ДОСТАЛОСЬ»

— Вы сами упомянули, что президент Татарстана то там, то там. Получается, все дело в личности? Может, у регионов, которые плетутся в конце, нет фигуры, которая бы вела вперед?

— Я предприниматель. А для предпринимателя все всегда крутится вокруг личности. Для бизнеса важно, чтобы был человек, который взял бы на себя ответственность, сумел подобрать команду, которая разделяет его взгляды. Я думаю, что и в хорошей системе госуправления, в том числе в регионах, роль личности важна, но она не столь критическая. Мы понимаем, что при хорошо созданной и отработанной команде даже у субъектов, где у руководителя другие приоритеты, все равно все получается.

К слову, рейтинг — это не попытка оценить глав субъектов на предмет того, делают они свою работу хорошо или нет. Ведь где-то хороший результат достигается вопреки, где-то — благодаря, а где-то необходимо время. У нас очень любят взять какую-нибудь ситуацию, огульно найти виноватого, его наказать и сказать: «Давайте поменяем руководителя субъекта». А потом опять ничего не получается.

Я часто вижу это и в бизнесе, когда предприниматель сам не в состоянии справиться с задачей, он начинает менять директоров заводов, а потом оказывается, что модель не очень хорошо работает или просто время не то. Это комплексная ситуация, но если не обозначать проблемных точек, если не показывать и не давать возможности для улучшения ситуации, то, к сожалению, тема комфортной деловой среды в регионах может оказаться деприоритезирована, может отойти на второй план. А этого мы не можем себе позволить ни в коем случае, потому что сейчас обеспечить экономической рост в стране можно только за счет частной предпринимательской инициативы, за счет нестандартного подхода к проектам, процессам, возможностям. Практически не осталось шансов, что ценовая конъюнктура на энергоносители или другие сырьевые товары даст нам возможность быстро почувствовать экономический рост. Эти иллюзии должны остаться в прошлом. Сейчас время двигаться вперед — и важно понимать, что это движение обеспечивают предприниматели, причем неважно, какого они размера. Кстати, я всегда был противником деления бизнеса на малый, средний и крупный.

— Тогда на какие категории вы их разделяете?

— Есть предприниматели по-настоящему небезразличные, верящие в себя и свою команду и растущие, то есть те, которые находятся в движении вперед. А есть предприниматели, которые, как рантье, эксплуатируют то, что им когда-то досталось. Этот рантье может владеть всем городом, но он в душе уже не предприниматель, он консервативный хранитель накопленного им или кем-то до него. Конечно, он опять может стать предпринимателем: он может загореться какой-то идеей, может сделать стартап. Но просто сохранение существующего потока — это уже не предпринимательская деятельность.

Очень много настоящих предпринимателей среди микробизнеса: эти люди как раз уже приняли решение что-то сделать. Важно их поддержать и не испугать на начальном этапе. А дальше уже важно, чтобы не было стеклянных потолков. Есть предприниматели, которые достигают значительных результатов у себя в регионе, но выйти за пределы привычной среды, например, на межрегиональный уровень, я уж молчу про федеральный и тем более про внешние рынки, им не удается, потому что они не понимают, как там жизнь устроена. Более того, у нас при принятии решения о ведении того или иного бизнеса до сих пор считают, что очень многое зависит от того, кто у тебя регулятор, кто будет тебя проверять, какие отношения с участковым. Логика создания комфортного делового климата ровно в том, чтобы эти мысли тебя не останавливали. У нас любая неизвестность окрашена негативно. Если мы не знаем, что будет, мы сразу говорим: «Точно будет плохо».

— Тогда это уже проблема в голове.

— Да, проблема в голове. Но, к сожалению, эта проблема в голове имеет основу: есть прецеденты, когда кто-то делал шаг в какую-то сторону, начинал развивать бизнес в новом субъекте и получал проблемы. И вот два-три негативных прецедента создают негативную атмосферу. Это неправильно.

— Законодателям с этим надо работать?

— Всем надо над этим работать: законодателям, правоприменителям, руководителям субъектов. Надо делать так, чтобы предприниматель думал не о том, с какими административными барьерами или давлением он столкнется, а о том, как все-таки повысить конкурентоспособность своего предприятия в базовых равноудаленных условиях, не зависящих от административной среды.

«БИЗНЕС НЕ СПРАВЛЯЕТСЯ С КРИЗИСОМ — ИДЕТ ЧЕРЕДА БАНКРОТСТВ»

— Это и есть главные страхи предпринимателей сегодня?

— Сегодня основные вопросы предпринимателей: «Где взять денег на реализацию проектов? А что будет с платежеспособным спросом? А не окажется ли, что из-за значительного падения доходов населения, которое произошло, все просчитанные модели бизнеса перестанут работать и проекты перестанут окупаться?» Сейчас очень многие компании «Деловой России», те, которые раньше думали о работе только на внутреннем рынке, стали делать активные шаги по выходу на внешние рынки с тем, чтобы нивелировать свои риски. Ведь выход на несырьевой экспорт — важная задача не только для государства и экономики в целом, но и для тех предпринимателей, которые смогут в значительной степени застраховать себя от флуктуации внутреннего спроса.

— То есть вы хотите сказать, что их подхлестнула к выходу на международные рынки денежно-кредитная политика Центробанка?

— В том числе, так как политика ЦБ влияет и на доходы населения. Когда мы говорим про денежно-кредитную политику страны и про доступность ресурсов, мы обсуждаем то, что сейчас у бизнеса появилось много сложностей с финансированием новых проектов. Кредиты стали дороже. Более того, мы видим, что зачастую бизнес не справляется с нестабильностью — идет череда банкротств или финансовых сложностей у предприятий. Банки автоматически начинают более консервативно относиться к заемщикам, им же нужно деньги вкладчикам вернуть. Мы видим, что происходит, к сожалению, в банковской сфере: многие компании, даже надежные, не сделавшие ничего плохого в своей экономической деятельности, получают много проблем, связанных с тем, что финансовые учреждения теряют стабильность, объявляют дефолт. Так вот все это вместе приводит к тому, что основным вопросом бизнеса становится: «Где найти деньги на развитие новых проектов?» Это ресурсная проблема.

Но есть еще проблема. Когда у тебя уже работает предприятие, тебе нужно в первую очередь обеспечивать стабильный денежный поток, загрузку и спрос на свою продукцию. Если внутренний спрос начинает колебаться, то тебе надо ужиматься — сокращать свои расходы либо искать новые рынки сбыта. И вот здесь как раз есть ответ на эту проблему для бизнеса — это экспорт.

«ВАЖНА НЕ СТОЛЬКО СТАБИЛЬНОСТЬ, СКОЛЬКО ОЩУЩЕНИЕ СТАБИЛЬНОСТИ»

— Бизнес-омбудсмен Борис Титов часто говорит, что предприниматели основную проблему видят в неопределенности экономической ситуации. Вы согласны? По вашему мнению, какая все-таки главная проблема у предпринимателей?

— При принятии долгосрочных инвестиционных решений зачастую во внимание принимается даже не столько стабильность экономической ситуации, сколько ожидание того, как ситуация будет складываться на период действия инвестиционного проекта. Именно поэтому, например, мы считаем одной из сильных законодательных новелл прошлого года закон о промышленной политике и специнвестконтракт. Этот интересный, важный инструмент позволяет зафиксировать правила игры на значительный период времени для тех, кто принимает непростое решение об инвестировании в длительный и небыстроокупаемый проект.

Если мы вообще говорим про производство, про создание высокотехнологичных продуктов, то, в отличие от торговли, здесь цикл намного длиннее, риски выше, в значительной степени на проект оказывает влияние конъюнктура. То есть при принятии решения о реализации такого проекта мы будем исходить из предпосылок о том, какой будет спрос, какова будет стоимость иностранных комплектующих, если у нас есть потребность в них, а цена будет зависеть от курса валют и от таможенных пошлин и тарифов на доставку. Это большая комплексная шкала факторов, где каждый из них в итоге может привести к тому, что изначально хорошо задуманный проект может оказаться неуспешным или не довестись до конца. Важна даже не столько стабильность, сколько ощущение стабильности, внутренняя готовность к тому, что все пойдет по плану.

— И это ощущение стабильности сейчас есть?

— Вы понимаете, очень часто, заявляя абсолютно конкретные и верные тренды в части экономической политики, создания комфортных условий для ведения бизнеса, государство не очень последовательно занимается правоприменительной практикой своих озвученных решений. Когда говорится одно, а получается другое, это приводит к тому, что уровень доверия к бизнесу, к управлению экономикой начинает пошатываться. Для того чтобы создать атмосферу уверенности в завтрашнем дне, необходимо последовательно проводить определенного рода экономическую политику. Самое главное, единожды объявив о тех или иных решениях, делать все зависящее, чтобы эти решения были реализованы.

Президент говорит о том, что нужно дать больше воздуха бизнесу, что нужно фактически ответить на внешние ограничения, которые мы, к сожалению, ощущаем на себе, что нужен более комфортный климат. Но это не всегда происходит на уровне органов исполнительной власти, хотя, безусловно, есть понятный диалог. Часто это буксует, когда мы уходим на уровень регионов и, пуще того, муниципалитетов.

«МНОГО РОССИЙСКИХ ДЕНЕГ БЫЛО РАСПИХАНО ПО ОФШОРНЫМ ЯЧЕЙКАМ»

— А закон по деофшоризации, который долго обсуждался, будет стимулом для возвращения капиталов в Россию, где все так непонятно?

— На мой взгляд, Россия сейчас находится в ситуации, когда в связи с импортозамещением, с ослаблением рубля импорт становится дороже, потребление переключается на российские продукты. Сейчас мы можем использовать это «окно возможностей», чтобы инвестировать в проекты, которые могут занимать новые ниши, в том числе ниши продукции, которая раньше импортировалась. Было время, когда нефтяные доходы обеспечивали возможность ничего не делать здесь, а все импортировать. Просто денег было много. А сейчас денег стало меньше и покупать дорогую импортную продукцию для страны стало сложнее. Решение здесь одно: производить в России конкурентоспособную продукцию, создавать предприятия, которые будут пользоваться уважением и признательностью покупателей и, в принципе, иметь перспективу выхода на внешние рынки. Вот понятный ответ на изменение стратегической ситуации в экономике, то есть вынужденный переход экономики сырья на комбинированную экономику, включающую несырьевое производство. Появляются возможности, которыми надо пользоваться. Те, кто раньше их не видел, думаю, в состоянии сейчас увидеть.

Действительно, много российских денег было распихано и рассовано по офшорным ячейкам. Где-то это было связано с необходимостью структурировать бизнес в рамках страны с более приспособленным на тот момент законодательством, где-то — со страхами, а где-то — с желанием инвестировать в другую экономику, за пределами России. Сейчас же появляются новые интересные ниши в российской экономике. Я считаю, закон о деофшоризации в том числе поможет нам вернуть часть российских ресурсов. Но для этого (вернемся к началу нашего разговора) необходимо доверие бизнеса к государству, к экономической политике, которую оно проводит. Доверять означает понимать, что эта политика последовательна, что слова не расходятся делами и что посылы, которые идут с верхних уровней, проходят дальше.

У нас много прецедентов, когда государство пыталось занимать ниши бизнеса, что неправильно и точно не стимулирует частные инвестиции, особенно внутри России. Вот если будет посыл, что Россия — это страна про бизнес, страна, которая верит в своих предпринимателей и предпринимательскую инициативу и будет делать все, чтобы помочь реализовать проекты, которые впоследствии могут и должны стать основой российской диверсифицированной и конкурентоспособной экономики, тогда, мне кажется, мы и сможем говорить о деофшоризации. Она будет проходить уже не только из-под палки, которая, кстати, тоже хороший и своевременный стимул, но и, что называется, по желанию и доброй воле. Конечно же, если ряд предпринимателей покажут свои контролируемые компании, я считаю, это будет хорошо для экономики, потому что так мы уберем диспропорцию, когда одни налоги платят, а другие — нет. Но все-таки важно, чтобы эти деньги еще в реальности вернулись в экономику, а для этого нужно создать условия.

Справка

Алексей Евгеньевич Репик родился 27 августа 1979 года в Москве. Окончил НИУ «Высшая школа экономики» по специальности «экономика и управление предприятием».

С 1995 года работает в области здравоохранения и фармацевтики.

Основатель российской фармацевтической компании «Р-Фарм». Компания насчитывает свыше 3,2 тыс. сотрудников, в структуру группы входят действующие производственные комплексы в Новосибирске (ОАО «Новосибхимфарм»), Костромской области (ЗАО «ОРТАТ»), современный фармацевтический комплекс в Ярославле, опытно-промышленное производство в Московской области, ведется строительство современного научно-производственного предприятия «Фармославль» в Ростове Ярославской области. Для выхода на международные рынки, а также разработки и трансфера технологий открыты дочерние предприятия в Турции, Японии, США. 1 октября 2014 года компания завершила сделку по приобретению в городе Иллертиссен (Бавария) крупного производственно-технологического центра (экс-Pfizer Германия).

С 2012 года является сопредседателем по международной деятельности общероссийской общественной организации «Деловая Россия». В сентябре 2014 года избран президентом «Деловой России».

В 2014 году избран в состав Общественной палаты РФ, председатель комиссии по вопросам инвестиционного климата.

Член экономического совета при президенте РФ.

Член экспертного совета при правительстве РФ.

Член наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».

Сопредседатель национального рейтингового комитета.

Представитель (общественный омбудсмен) уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей по вопросам, связанным с защитой прав иностранных инвесторов.

Заместитель председателя совета по развитию биотехнологий, фармацевтической и медицинской промышленности при комитете Госдумы по промышленности.

Член национального совета при президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям.

Член общественного совета минпромторга РФ, руководитель рабочей группы по фармацевтике, медицинской технике и технологиям.

Член координационного совета в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий при министерстве здравоохранения РФ.

Член экспертного совета при ФАС России по развитию конкуренции в социальной сфере и здравоохранении.

Руководитель рабочей группы по разработке «дорожной карты» «Создание национальной системы компетенций и квалификаций» в рамках национальной предпринимательской инициативы по улучшению инвестиционного климата в России.

Сопредседатель комиссии РСПП по фармацевтической и медицинской промышленности.

Женат, воспитывает дочь.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.11.2015 11:33

    Репик молодец, молодой, инициативный и главное эффективный руководитель. Скольким бизнесменам помогла Деловая Россия избежать рейдерских захватов, скольким помогла в защите их прав и в выходе на международные рынки. Это здоров, когда у руля объединения предпринимателей федерального уровня стоят деятельный и эффективные предприниматели, а не ростовщики, работающие только на свой карман.

  • Анонимно
    14.11.2015 12:11

    Наконец, кто-то озвучил проблему и ахиллесову пяту Татарстана.

  • Анонимно
    14.11.2015 13:11

    Хм, тонкий намек Москвы похоже на наши Татарстанские проблемы....

  • Анонимно
    16.11.2015 23:28

    Год назад мне довелось познакомится жителями Костромы, которые с восхищением отзывались о своем губернаторе (Костромской области) Артамонове. Если конкретно, то о его качествах говорят следующее: - очень порядочный, цельный человек.- буквально с любовью относится к людям создающим мат.ценности, к предпринимателям.- жестко требует от руководителей монополий (электроэнергия, газ, земля и т.п.) за присоединение объектов производства, в том. числе малого бизнеса. - использует рычаги воздействия на глав муниципалитетов (там они выбираются прямым голосованием) через правоохранительные структуры и прессу. Со слов жителей региона " у них за коррупционеров взялись жестко. Пишу об этом не ради противопоставления Татарстана и Калуги, а для возможного перенятия опыта. Значимые показатели Татарстана в развитии крупной индустрии, создании инвестиционных структур бесспорны!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль