Общество 
3.09.2010

Минтимер Шаймиев: «Если бы я не стал политиком, то был бы фермером»


ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА ТАТАРСТАНА С ЧИТАТЕЛЯМИ "БИЗНЕС ONLINE". ЧАСТЬ 3-Я

Сегодня мы публикуем третью, заключительную часть Интернет-конференции с Минтимером Шаймиевым.  В ней он рассказывает о своих взглядах на исторические события, связанные с Болгаром и Свияжском, рассуждает о экономическом потенциале республики  и отвечает на личные вопросы.

ТАНЕКО и КАМАЗ: ПЕРСПЕКТИВЫ ПРЕКРАСНЫЕ

- Блок вопросов о перспективах развития республики и России. Читатель Руслан Селиванов спрашивает, каким вы видите Татарстан через 10-15 лет? Есть ли у республики новые драйверы для фундаментального роста?..

- Еще раз повторю: для развития республики очень важно, что мы продолжаем обрабатывать всю пашню, которая нам досталась в наследство от наших предков. Как и всегда, агропромышленный комплекс будет одним из решающих факторов развития. Мы это почувствовали в условиях нынешнего экстремального года. Но и в нормальный год можно оказаться в сложном положении, тем более, есть проблемы качества питания, экологические проблемы… Правильно, что мы все больше задумываемся об этом – на фоне того, что происходит с детьми, у многих из которых аллергия и так далее. Эта отрасль всегда требует внимания и поддержки на государственном уровне…

Промышленность также должна развиваться – на уровне мировых технологий, не ниже. Вот у нас сейчас появляются свои неплохие разработки, особенно в области добычи нефти, нефтехимии. Применительно к нашей республике – мы не должны бояться делать ставку на нефть, потому что можем добывать нефть еще лет тридцать и не менее 30 миллионов тонн в год. Об этом мы заговорили лет десять тому назад, наверное. А сейчас передовые методы добычи нефти позволяют и дальше быть уверенными в том, что в ближайшие тридцать лет годовая добыча нефти будет не менее 30 миллионов тонн нефти.

Коль есть такое богатство, тем более, оно под контролем правительства нашей республики, – у него 30 с лишним процентов пакет акций и золотая акция, – на всю мощь мы должны использовать эту отрасль.

Наши нефтяники на хорошем счету по внедрению передовых технологий. Причем наши технологии востребованы не только в России, но и в Туркмении, во Вьетнаме, в Иране, в Сирии, в Ливии и ряде других стран. Туда идем со своими технологиями и по сервисному обслуживанию, и по повышению нефтеотдачи – они востребованы. Это о многом говорит. Потому что в мире многие занимаются такими технологиями, но Татнефть в этом плане - одна из ведущих компаний.

Последние полтора десятка лет мы взяли направление на то, чтобы в Татарстане была своя нефтепереработка, и на этой основе развивалась нефтехимия. В нынешнем году сдадим первую очередь комплекса ТАНЕКО, где глубина переработки 96 процентов. Это единственный такой комплекс, который построен за годы перестройки в стране. Если бы не наша уверенность и твердая воля… Денег никогда не хватает, это не так просто дается. Тем не менее, до кондиции эту стройку доведем – и начнем уже поэтапно осваивать эти объекты.

Я вам должен сказать, что ТАНЕКО гарантирует благополучие экономики Татарстана, тут сомнений нет. Потому что мы из каждой тонны сырой нефти будем получать серьезную добавленную стоимость. Это, конечно, увеличит бюджетную базу республики. И будут хорошие рабочие места, высокооплачиваемые. Хорошие технологии.

Что важно - обеспечивается конкурентоспособность. Тем более, мы же осваиваем гамму полимеров, и будем перерабатывать эти полимеры у себя же в республике, насколько это возможно. Перспективы прекрасные. И главное, это не в мечтах, это уже реализовывается. В этом плане Татарстан твердо стоит на ногах.

В республике есть и понимание необходимости внедрения информационных технологий, и нанотехнологий. Это нам позволит всесторонне модернизироваться, и не только в технологическом плане, но и в целом. Даже включая политические структуры и все, что входит в понятие модернизация.

Или взять машиностроение: КАМАЗ входит в десятку мировых компаний по производству грузовых автомобилей. И уверенно, через интеграцию с мировыми автомобилестроительными компании, начинает вставать на ноги. Если к нам пришли крупнейшие мировые компании, значит, они верят в возможности команды КАМАЗа. Сегодня сложности остаются в прошлом, КАМАЗ сейчас созревает к мировой конкуренции – совместно с теми компаниями, которые раньше являлись его конкурентами. Огромный труд был проделан за прошлый год. Многие отечественные компании за тот год потеряли свои позиции в автомобилестроении, а КАМАЗ все крепче становится. Это большое подспорье для экономики республики. Особенно для г. Набережные Челны. Здесь, в этом полумиллионном городе, создаются автокомпонентные производства. И в Елабуге отчасти этим будут заниматься коммерческие предприятия. Какие-то предприятия будут открываться в малых городах, таких, как Чистополь или Бугульма. Это рабочие места. А если будут высокооплачиваемые рабочие места, Татарстан станет богаче.

МЫ НЕПРОСТИТЕЛЬНО МНОГО ПОТЕРЯЛИ В АВИАСТРОЕНИИ

- Нельзя терять времени, нельзя отставать в судьбоносных отраслях – конкуренция нам этого не простит. Например, не прошли даром усилия по сохранению Казанского вертолетного объединения, они привели к тому, что он сейчас полностью загружен.

Но по большой авиации есть вопросы. Достойна похвалы работа Казанского моторостроительного объединения. Его директор и коллектив нашли себя в нынешних условиях, они на пути к успеху. КАПО имени Горбунова – стратегическое предприятие. Мы непростительно много потеряли в авиастроении, хотя отстаивали эту отрасль, используя все свое влияние. Доказывали, что стран, которые строят свои самолеты, в мире немного. Но в целом нынешнее состояние нашего авиастроения – это упущение государственной политики Российской Федерации. Мы не имели права столько терять в этой отрасли, как бы сложно нам ни было. Причины, объяснения  всегда найдутся, но мы обязаны были авиастроение развивать. Авиастроение для России – это передовые технологии. Где, в какой еще отрасли мы можем добиться технического прогресса? Тут кадры  и технологии. Нужно развивать смежные отрасли, всю электронику, металлургию, навигацию и т.д., чтобы самолет хорошо летал.

-Мы уже потеряли КАПО?

-Я в целом говорю об авиастроении. Видимо нужно заимствовать иностранные технологи. Это виднее тем людям, которые этим занимаются. Но мы должны были оставаться ведущей в мире державой, которая умеет строить собственные самолеты. А если кто-то предлагает нам лучшие технологии в авиастроении, в отрасли, где наша страна была ведущей, значит, кто-то пошел дальше, а мы отстали. Но несмотря ни на что, этой отраслью нужно продолжать заниматься. Потеря авиастроения недопустима. Завод имени Горбунова был способен делать такие машины как ТУ-160, Ту-22, Ту-95 и так далее. Эти самолеты нужны для обеспечения обороноспособности страны, да и для пассажирских перевозок. Сколько у нас было КБ мощнейших и известных по всему миру, сколько заводов! Мы авиастроение в постсоветском пространстве потеряли сами. И надо во что бы то ни стало эту отрасль развивать, догонять тех, кто выше и быстрее нас летает. Это лицо государства.

БУЛГАРЫ МЫ ИЛИ ТАТАРЫ?

- Болгар и Свияжск вас сильно загрузили?

-Конечно. Это очень интересная программа – Болгар и Свияжск, я ведь делаю это от души, и всегда хотел этим заниматься. Иногда спрашивают: почему, работая президентом, вы этим не занимались? Потому что денег на это никогда не хватает. Такую работу надо делать через инициативных людей, которые себя этому целиком и полностью посвящают. Нынешний президент республики тоже поддерживает восстановление двух исторических городов, которые сделают Татарстан еще более узнаваемым во всем мире. А главное, все без исключения поддерживают этот проект. Меня это вдохновляет.

-Это уважение к вам.

-Я это для души делаю. Ко мне новое глубокое чувство пришло, когда я стал изучать все это сейчас. По этому вопросу написано много трудов и исследований, и современных ученых, и более ранних времен. И я прихожу к такому выводу – настолько же коротка человеческая жизнь, столько написано полезного, а мы не успеваем с этим познакомиться, мимо нас проходит такое наследие. Может, с возрастом человек понимает, что в жизни столько всего, до чего ты не успел дотронуться. Столько глубоких исследований – и не только по истории, но и вообще о процессе познания мира. Появляется некоторая обида на самого себя, что оказался обделенным. Да, быть у власти, это каждодневная тяжелая работа.

-Как Путин говорит: "Раб на галерах". У вас было такое ощущение? Некоторые ведь думают, что власть – это одни привилегии.

-Когда ты всю жизнь у власти, то о привилегиях даже не думаешь. Не думаешь, наверно, потому, что они есть, тебе об этом не нужно беспокоиться. Для такого человека надлежащие условия должны быть созданы, потому что президентов и премьеров много не бывает. Президент только один, тот, на чью долю выпала вся ответственность.

Когда я был президентом, на чтение у меня было мало времени, хотя я считал, что что-то читаю. Но мимо меня очень многое прошло и проходит. Взять культурный пласт булгарского государства, и до золотоордынского периода – это было такое процветающее государство. Мы в ближайшее время по каналам МИДа будем работать, чтобы для изучения нашей истории нашим ученым можно было поехать и за границу. Например, целитель, выходец из Булгара похоронен на территории Афганистана, для него там сооружен мавзолей. Или другой целитель был автором одного из трактатов, копию которого мы получили в библиотеке Ирана. Сейчас изучаем. Я уж не говорю про творчество Кул Гали и т.д.. И все это закреплено документально, обо всем можно прочитать…

Когда я начал заниматься возрождением памятников истории и культуры, отдельные наши ученые вновь подняли вопрос о происхождении татар: булгары мы или татары? Я отвечаю, что не этим занимаюсь. Я занимаюсь восстановлением исторических памятников. Хотя серьезному ученому я бы предложил обратить внимание на мой свежий взгляд. Я ведь труды изучаю и наших ученых, и не только наших, историю и булгар, и татар, золотоордынский период. Столица Золотой орды была и в Булгарах, а затем ее перенесли на юг. Потом было Казанское ханство и не только ...

Мы много говорим о потерях истории, они есть у каждого народа. У булгар было самостоятельное государство. А впоследствии оно попало в определенную зависимость. Так что, когда говорят о суверенитете, я всегда отвечаю, что сто процентов суверенитета не бывает даже у самых независимых государств...

-Фронт работ у вас огромный.

- То, что восстанавливать памятники нужно, сомнению не подлежит. Я уже неоднократно приводил слова Дмитрия Сергеевича Лихачева: даже в животном мире и в природе многое можно возродить, например, какой-то вид растений или животных. А исторические памятники уходят навсегда, если ими не заниматься, и не будет никакой возможности их восстановить. Поэтому нам нужно суметь их сохранить и не допускать дальнейшего разрушения. И передать их следующим поколениям. Восстанавливать путем реставрации, консервации, используя самые передовые технологии. То, что такая работа активно поддерживается общественностью, многими людьми, прибавляет нам силы.

-Читатель Муксинов задает вопрос: До сих пор из статей о возрождении Болгара не ясно, будет ли полностью восстанавливаться соборная мечеть (XIII век), будет ли изменен шпиль минарета, так как он не мог быть таким в то время (полумесяц появился в исламе только в XV веке и др. моменты). 

- Могу сказать, что задача по воссозданию в полном объеме соборной мечети в Болгаре не ставилась. Существуют мировые критерии для объектов культурного наследия, которыми эти памятники защищены от необдуманных перестроек. На соборной мечети в ближайшее время планируется проведение комплекса консервационных и реставрационных работ, которые позволят  сохранить этот уникальный памятник. Там где это требуется и научно оправдано, будут укреплены и облицованы камнем фундаменты, фрагменты башен и стен мечети. Реставраторами внесены предложения по оформлению слуховых окон и материалу шатра Большого минарета. Шпиль минарета видоизменяться не будет, так как этот символ в исторической традиции татар устойчиво ассоциируется с мусульманскими храмами. А утверждение о том, что полумесяц появляется лишь в XV веке, вызывает у меня сомнение, так как, начиная с седьмого столетия с распространением ислама, этот символ постепенно получает распространение во всем мусульманском мире.

-Наша читательница Муксинова спрашивает: Предполагается ли в будущем в Болгаре создание центра по изготовлению мусульманских предметов для мечетей, верующих (одежда, благовония и др.). Подобный центр "Софрино" есть у православной церкви.

- На протяжении веков Болгар был одним из крупнейших в Поволжье торговым и ремесленным  центром. Здесь были  мастерские ювелиров, гончаров, мастеров по металлу, кожевников, стеклодувов… Изделия булгарских мастеров широко расходились по Великому Волжскому и Шелковому путям в разные города и страны. Мне кажется, что было бы оправданным возрождать в Болгарах традиционные промысла и ремесла.

Для этого есть и возможности и желание, как самих наших мастеров, так и потребность со стороны туристов. Возможно, что изготовление мусульманской атрибутики также могло бы стать частью этого производства. На мой взгляд, это является прерогативой самих ремесленников и представителей духовенства.

-  Наш  читатель, который представился, как Сергей спрашивает:  "Ваш проект - фонд "Возрождение" - хорош во всем, кроме одного. Слишком много здесь связано непосредственно с вашим личным участием, надежда на светлое будущее тысяч людей в Булгаре и Свияжске зависит от вас. Скажите, пожалуйста, что станет с фондом и с возрождением Болгара и Свияжска после вас? Задавались ли вы этим вопросом?".

-  На сегодняшний день идеей возрождения Болгара и Свияжска прониклись тысячи людей, приведен в действие механизм, который уже не остановить. Поэтому я убежден, что данные масштабные проекты со мной или без меня будут полностью реализованы. Старт дан.

ОТНОШЕНИЕ К ИВАНУ ГРОЗНОМУ И У РУССКИХ РАЗНОЕ

- Читатель Хазиев задает острый вопрос: "Столько лет стояли Булгар и Свияжск, и никому не были нужны. А теперь с таким рвением государство начало работы по их восстановлению. Можно, конечно, понять, что скоро Универсиада, и что все делается ради гостей, ради того, чтобы показать нашу историю. Но не значит ли это, что ради нашего народа памятники восстановить никто не хотел, а вот для иностранных граждан взялись? По-моему, именно для татар и жителей нашей республики эти памятники надо было восстановить годами раньше. Значит, свой народ в стороне, а ради гостей надо начинать эту работу?".

-Я считаю, что на мир надо смотреть шире. Искренне вам скажу, что давно хотел взяться за возрождение памятников, и без Универсиады. Прежде всего мы это делаем для татарстанцев, для многонационального народа Татарстана. Поэтому не случайно взялись за восстановление и сохранение, как исламских памятников, так и православных, в Свияжске. Это наше наследие. Есть попытки политизировать этот вопрос. Но я отвечаю, что не политики ведь занимались росписью соборов в Свияжске, а великие мастера. Их почерк там остался, их краски. Нам нужно это наследие сохранить и передать будущим поколениям. Вот смысл нашей работы.

А если вспоминать, кто кого завоевывал… История каждого народа очень сложная. Кого-то завоевывали, кто-то сам побеждал. Иногда звучат голоса отдельных ученых, они задают вопросы по Свияжску. Я на такие вопросы вопросом отвечаю: "А вы не задумывались, случайно?". Вот мы только что отметили 65-летие Победы в Великой Отечественной войне. К сожалению, ни президента США, ни премьера Великобритании не было на праздновании в Москве, но канцлер Германии Ангела Меркель приехала. Побежденная сторона принимала участие в торжественных мероприятиях в честь Дня Победы на Красной площади в Москве. Меркель приехала, как руководитель Германии, это был не частный визит. Потому что в Германии не хотят жить фашизмом – зачем его передавать будущим поколениям? Нужно стать выше этого, что они и сделали. Вот такие у меня мысли... В таких случаях, одновременно нужно задаваться вопросом: разве не было господства Золотой Орды в истории Руси…

-Так и татарам со Свияжском нужно поступить?

-Да. Это уровень нашего народа. Нужно подняться выше исторических обид. Если говорить о частностях, такой могла быть история любого народа, любой страны. Не будь Ивана Грозного, был бы другой. Отношение к самому Ивану Грозному и в русском православном мире неоднозначное. До сих пор, сколько бы фильмов о нем ни создавали, нет в них однозначной трактовки.

Люди сейчас образованные. Мы ведь десятилетиями жили под ярлыком "татаро-монголы". Но в 90-е годы эти ярлыки были отброшены. Посмотрите, как с того времени вырос авторитет нашего народа в глазах и российской, и мировой общественности. Это же достижение, большее, чем материальный успех. И мы с вами являемся тому свидетелями. Это здорово, что духовность передается дальше, из поколения в поколение. Годы перестройки стали историческим моментом для нашего народа. Мы поднялись. Мы не допустили в Татарстане развития событий по чеченскому варианту. Потому что никогда нельзя забывать, что мы не одни в мире, что народов много. На мир надо смотреть шире...

НЕ НУЖНО ДУМАТЬ, БУДТО МЫ ВАРВАРЫ

- Еще два вопроса от читателей на эту тему. Первый от читателя, подписавшегося "Начинающий археолог": "Я очень рад, что вы взялись восстановить Болгар, спасибо! Но попросите ученых показать, где там можно строить и где нельзя. Огромная ценность – это культурный слой Болгар, который, если уничтожишь, то не восстановишь, никогда. Вы же знаете, что у татар мало письменных источников. Оттого огромную ценность приобретает культурный слой. Его нельзя разрушать, с ним сначала должны поработать ученые, раскопки сделать. Учтите этот аспект, Минтимер Шарипович!". И второй вопрос от Андрея Иванова: "Почему реставрация острова-града Свияжск происходит такими варварскими методами – не строить и разрушать необходимо, а сохранять и реставрировать: аккуратно, постепенно".

-Когда ничего не делалось, ничего и не обсуждалось. Все разрушалось и уходило в небытие. Теперь мы говорим, насколько актуально для нас возрождение и сохранение исторических памятников Болгара и Свияжска.

У нас есть опыт восстановления Казанского кремля, это тоже делалось нашими руками. Сейчас мы видим, как это воспринимается, независимо от национальности, – и татарами, и русскими, и другими народами. Люди с такими светлыми лицами посещают мечеть и собор. Больше улыбок на лицах людей, они другими становятся на территории Казанского кремля. Я никогда не думал, что это так ощутимо. Это идет процесс воспитания, растет духовность. Это все будет передаваться из поколения в поколение. Когда я заговорил о восстановлении Болгара и Свияжска с президентом Медведевым и премьером Путиным, я в качестве аргумента использовал именно Казанский кремль. Им ведь Казанский кремль очень нравится.

Казань сейчас принимает руководителей многих государств. И они видят сами, что татарстанская столица может обеспечивать толерантность, – а в этом нуждается сегодня весь мир. Это связано с отношением к исламу и с теми событиями, свидетелями которых мы являемся, с тем, что произошло в Америке 11 сентября. Как Болгар, так и Свияжск находятся на берегах Волги. Это великая русская река. И это памятники федерального значения. Если бы их не было, то их нужно было бы придумать. А у нас они есть!

Думаю, мы сегодня обделяем туристов, которые  проплывают мимо Болгара и Свияжска. В России с каждым годом все больше зарубежных туристов, они сюда не загорать ездят. Раньше наша страна была закрытой, и поэтому многие хотят сегодня лучше ее узнать. Тут все взаимосвязано – туризм, инвестиции и рынок. В России еще не все условия успели создать для мировых инвестиций. Поэтому я говорю: давайте покажем, какая Россия интересная и толерантная страна. Казань – это город, где веками мирно живут татары и русские, отлично уживаются православие и ислам. Это ли не благо?

За четыре месяца работы в Болгаре и Свияжске мы успели многое сделать. Но могли еще больше. Сейчас пришло понимание, есть поддержка людей. Многие по зову души вносят свой вклад, пусть хоть по десять рублей, но посылают... И мы приняли решение, что будет создана Книга памяти, и каждый человек, который внес деньги на проект, будет в ней записан, независимо от объема взноса. Это история, это для истории.

Хорошо, что люди задают вопросы и беспокоятся о культурном слое, о том, не слишком ли поспешно мы все делаем. Этот вопрос я и себе задаю. Такие же вопросы задают археологи и ученые. Такой же вопрос стоял, когда мы начинали реставрировать Казанский кремль. Тогда я спросил ученых: "Сколько вам нужно времени на археологические раскопки?". Мне ученые ответили, что за столько-то времени мы сумеем мобилизоваться и все археологические раскопки на территории Казанского кремля сделаем. Мы договорились, и я сказал: "Копайте, где хотите". Сегодня от них ни одной претензии нет.

То же самое мы делаем по Болгару и Свияжску, ведь тут культурный слой насыщен не меньше, чем в кремле. Не нужно думать, будто мы варвары. Тем более что мы претендуем на то, чтобы Болгар и Свияжск попали в список культурного наследия ЮНЕСКО. Казанский кремль уже есть в этом списке, а если туда попадут Болгар и Свияжск, то это будет важный сигнал для международного туризма. Мы этим дорожим и делаем все, чтобы соблюсти правила ЮНЕСКО.

У нас ни в Свияжске, ни в Болгаре нет инженерных коммуникаций. А десятки тысяч туристов уже сегодня посещают эти памятники – в плохих условиях. Мы сейчас прокладываем инженерные сети – и водопровод, и канализацию, делаем очистные сооружения. Прежде чем этой работой заняться, мы привлекли ученых, историков, археологов. Когда они дали добро, начали работать. Там такая летом стояла пыль, я сам по колено в пыли там хожу. Если на такое обращать внимание, то этим не нужно заниматься… В Болгаре нормально ходить невозможно было. А 19 июня туда приезжали паломники – в честь принятия ислама. Были и президент республики, и председатель Госсовета, и премьер-министр. Мы к этому времени построили на территории городища дорогу. По требованию ученых – неасфальтированную. И прежде чем построить дорогу, они изучили этот участок. Меня поразило, что захоронения там неглубокие. Возможно, эти земли возделывали или распахивали, может, поэтому неглубокие. Это захоронения с десятого века.  Как известно, там найден золотой клад, что вызвало немалый резонанс.

Мы создаем и в Свияжске и в Болгаре музейные комплексы. В Болгаре  речной вокзал по проекту совмещен с музеем. На территории самого городища мы ничего нового не строим. Мы только продолжаем раскопки, находим и демонстрируем свои находки миру. Потом принимаем меры по реставрации и консервации. Территория Булгарского городища – 388 гектаров, раскопано всего три процента за все годы раскопок, начиная с 1938 года. Сейчас и без первоначального вскрытия верхнего слоя можно определить, где необходимо вести раскопки. Может быть, еще целые кварталы найдем. Будем вести работу постепенно. В Свияжске и в Болгарах есть проблемы со сносом ветхого жилья.

-То есть проблему вы знаете?

- Конечно, потому что мы этим вплотную занимаемся. И то, что люди беспокоятся о сохранении культурного слоя, сохранении истории – это только радует.

ОТ ДЕВУШКИ ПРИГЛАШЕНИЕ В АМЕРИКУ Я ЕЩЕ НЕ ПОЛУЧАЛ

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.09.2010 00:00

    Да ладно Леша. Ерничать. Больше ценного ничего не заметил? Больше не зач то зацепиться? Бабаю надо сказать спасибо - за труды. за все, что сдеал. А ты, дорогой, поживи как хотя бы Нижнем - посчитай коээфциенты там.

  • Анонимно
    3.09.2010 00:00

    "хорошо бы иметь землю, несколько сот гектаров, и с сыновьями на ней работать. В свое удовольствие".мечта сбылась с тысячекратным коэффициентом

  • Анонимно
    7.09.2010 00:00

    На вопрос Хазиева бабай не ответил все-таки

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль