Общество 
19.03.2016

Сергей Никифоров: «Надо не штрафы увеличивать, а изменять критерии обязательного аудита»

В России созданы условия для деградации и дискредитации самого института независимого аудита

Почему правительство РФ упорно не хочет освободить малые предприятия от проведения обязательного аудита? Об этом в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», рассуждает заслуженный экономист РФ и РТ, генеральный директор «ФБК-Поволжье» Сергей Никифоров. Он обращает внимание защитников прав предпринимателей на возможное стократное увеличение штрафов за непредоставление аудиторского отчета.

Николай Никифоров – генеральный директор компании «ФБК-Поволжье»
Сергей Никифоров – генеральный директор компании «ФБК-Поволжье»

С ПОПРАВКОЙ НА ИНФЛЯЦИЮ

Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» еще в 2001 году определил критерии обязательности аудита, которые затрагивали в том числе и малый бизнес по так называемым объемным критериям (величины выручки и активов). Пороговое значение выручки, после которого аудит становился обязательным, составляло в то время всего 50 млн. рублей, а активов баланса — 20 млн. рублей.

Но, как известно, строгость российского законодательства компенсируется необязательностью его выполнения. Малый бизнес, подпадающий под обязательный аудит, зачастую просто уклонялся от его проведения. А те немногие его представители, которые заключали договоры, получали под видом обязательного аудита консультации по бухучету и налогообложению, а в качестве бесплатного бонуса — аудиторское заключение, которое не знали куда деть, кроме сдачи в налоговые органы в составе годовой отчетности.

Ситуация существенно изменилась в 2009 году, когда с Татарстана начался общефедеральный процесс перевода бюджетных учреждений в сфере образования, науки, спорта и культуры в автономные организации. По действующей тогда редакции федерального закона «Об аудиторской деятельности» эти организации в основной своей массе попали под обязательный аудит по причине наличия у них активов (как правило, зданий, в которых они располагались). Трудно себе представить, но факт: под обязательность аудита попали детские садики, клубы, техникумы и прочие организации на бюджетном финансировании.

Надо отдать должное депутатам Госдумы от Татарстана: в 2010 году они сумели инициировать и довести до конца процесс внесения поправок в федеральный закон «Об аудиторской деятельности», освободив государственные и муниципальные учреждения (предприятия) от обязательности аудита.

В результате Госдума на волне антикризисных мер по поддержке малого бизнеса освободила от обязательности аудита заодно и весь малый бизнес, подняв критерий по выручке обязательности проведения аудита с 50 до 400 млн. рублей в год (до уровня предельного значения выручки, ниже которого организация считалась до недавнего времени субъектом малого предпринимательства). Также депутаты повысили и критерий по активам баланса с 20 до 60 млн. рублей.

КОМУ НУЖЕН АУДИТ?

В 2015 году правительство РФ своим постановлением №702 утвердило новый уровень годовой выручки для отнесения организаций к малому бизнесу, увеличив пороговое значение выручки в два раза — с 400 до 800 млн. рублей в год. По логике, необходимо было аналогично поднять и критерий выручки для проведения обязательности аудита, что и сделал депутат Госдумы от РТ Евгений Гришин, внеся в сентябре 2015 года соответствующий законопроект №886817-6. Его поддержало правовое управление Госдумы, справедливо уточнив в своем заключении, что неплохо бы увеличить и сумму активов баланса как критерия обязательности аудита. Даже с точки зрения инфляционных процессов изменение объемных критериев обязательности аудита было бы оправданно.

Если бы законопроект был принят, то десятки тысяч организаций в стране, подпадающие под новые критерии определения малого бизнеса, были бы освобождены от фактически ненужного для них обязательного аудита и связанных с этим расходов. И это бы было бы правильно.

Не вызывает сомнений, что аудит достоверности бухгалтерской отчетности является обязательным для публичных обществ, кредитных организаций, бюджетообразующих и социально значимых организаций, а также организаций, которые привлекают средства юридических и физических лиц, или организаций, чья деятельность лежит в сфере обеспечения экономической безопасности страны. Вот здесь, казалось бы, и нужно было бы сосредоточить все усилия, показав максимум эффективности от аудиторских проверок, повысив требования к аудиторским организациям и их ответственность за результаты аудита.

Но что если аудиторское заключение нужно лишь формально, в силу требования закона и объективно никого из пользователей отчетности не интересует? Когда собственник того же малого предприятия является и его директором, а круг контрагентов крайне ограничен? Очевидно, что таким же формальным будет и аудит. Вернее, даже не аудит, а в лучшем случае некий консалтинг за скромные гонорары с выдачей аудиторского заключения в качестве бонуса. К тому же многие аудиторские организации другого «аудита» и не делают. Собственно говоря, для оказания вышеназванных услуг вовсе не обязательно иметь статус аудиторской организации. Да и добровольность оплаты данных услуг должна быть очевидной.

КАКАЯ УЖ ТУТ МОЖЕТ БЫТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АУДИТОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЗА КАЧЕСТВО СВОЕЙ РАБОТЫ?

Вот только из правительства РФ пришел отрицательный отзыв на предложение татарстанского депутата. Дескать, новые критерии отнесения предприятия к малому бизнесу, которые утвердило само же правительство, должны применяться не во всех случаях, да и некоторые микрофинансовые организации и кредитные кооперативы могут при прохождении законопроекта в Госдуме выпасть из-под обязательного аудита. Возникает вопрос: что же мешает правительству РФ предусмотреть обязательность аудита данных организаций без учета их выручки и что за выборочность в вопросе и в каких случаях применяются критерии отнесения к малому бизнесу, а в каких не применяются? Впрочем, все оказалось намного прозаичнее. Отзыв правительства по всем законодательным инициативам, касающимся аудиторской деятельности, всегда готовит профильный департамент уполномоченного федерального органа, определенного федеральным законом «Об аудиторской деятельности».

Чем же не понравилось профильному департаменту предложение депутата? Одна из возможных причин — потенциальное снижение доходов так называемого малого бизнеса в аудите, исход которых с рынка мог бы стать катализатором процессов, высветивших бы реальное состояние российского аудита, далекое от официальной благостной статистики и больше напоминающее самый настоящий мыльный пузырь. А вот тут уже похвастаться, увы, нечем.

Сегодня из общего количества аудиторских организаций (4500) только 36% (1543 организации) имеют в штате по основному месту работы трех и более аудиторов (это минимальное количество аудиторов для подтверждения статуса аудиторской организации). Четверть всех российских организаций (около 24%) не имеет в штате ни одного (!) аудитора по основному месту работы, закрывая потребность некими совместителями. Подобное стало возможным из-за некорректно прописанных норм закона «Об аудиторской деятельности», не препятствующих одному и тому же аудитору подтверждать установленную законом минимальную численность в неограниченном количестве аудиторских организаций и использовать свой аттестат для создания любого числа аудиторских организаций на свое имя. Какая уж тут может быть ответственность аудиторской организации за качество своей работы?

Судя по информации, содержащейся на сайте министерства финансов России, удельный вес выданных так называемых немодифицированных аудиторских заключений (то есть без каких-либо замечаний) вырос с 2010 по 2014 годы с 58,6 до 76,5%. Доля же аудиторских заключений с какими-либо замечаниями при этом снизилась почти в два (!) раза — с 40,2 до 22,6%. Разве можно после этого удивляться тем случаям, когда «неожиданно» банкротится организация, которой аудиторы выдали аудиторское заключение без каких-либо замечаний? А ведь кризис в нашей стране еще никто не снимал с повестки дня.

Информация о выручке большинства российских аудиторских организаций также подтверждает их сомнительную конкурентоспособность. Более 40% из них имеют выручку менее 1,5 млн. рублей в год (!), а еще более 20% — от 1,5 до 3 миллионов.

А КАК ЖЕ ИНТЕРЕСЫ ВНЕШНИХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ БУХГАЛТЕРСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ, ВКЛЮЧАЯ ГОСУДАРСТВО?

Можно представить и другую информацию, которая характеризует, насколько аудиторская деятельность в стране «эффективно» обеспечивает защиту общественных интересов, хотя именно это является ее целью, предназначением и функцией. Так, только недавно появились первые результаты выполнения новых требований статьи 18 федерального закона «О бухгалтерском учете» №402-ФЗ, предусматривающей обязательное представление аудиторского заключения в органы статистики, начиная с аудита бухгалтерской отчетности за 2014 год. В качестве примера можно привести данные по одному из ведущих регионов страны. Однако предполагается, что в целом по России ситуация будет намного более удручающая. Так вот, в данном субъекте федерации 3800 организаций подлежат обязательному аудиту, из них примерно 2600 подлежат обязательному аудиту по критерию превышения валюты баланса в размере 60 млн. рублей, а остальные 1200 — по всем другим критериям. По итогам за 2014 год, в органы статистики представили аудиторские заключения около 1200 организаций (31,5%). Не представили, соответственно, 68,5%. А сколько в открытом доступе мы найдем организаций, которые раскрывают, что они провели обязательный аудит и у них есть аудиторское заключение? В пределах 200 организаций, или всего около 5%!

Вот вам и защита общественных интересов — только по 5% организаций, подпадающих под обязательный аудит, доступна информация, провели ли они обязательный аудит и подтвердил ли кто-то их бухгалтерскую отчетность. А как же интересы внешних пользователей бухгалтерской отчетности, включая государство? Две трети организаций, подпадающих под обязательный аудит, его, по-видимому, и не проводят. Впрочем, применительно к этим организациям, да еще и в строгом соответствии с требованиями аудиторских стандартов, он вряд ли кому-то нужен.

НАБОР ЛИ СЛУЧАЙНЫХ ФАКТОРОВ ИЛИ ЖЕ ЧЕЙ-ТО УМЫСЕЛ?

Стоит отметить, что свою лепту вносят и утвержденные законодательством конкурсные процедуры отбора аудитора для организаций с долей госсобственности 25 и более процентов. Государство, с одной стороны, устанавливает фиксированные требования к целям, объему и порядку проведения обязательного аудита, а с другой стороны, устанавливает процедуры конкурсного отбора в соответствии с федеральной контрактной системой, целью которой является максимальная экономия при закупке услуги.

В связи с вышесказанным неудивительно, что отличительной чертой российского рынка аудита является его полная непрозрачность. Упоминаемый профильный департамент оперирует в своей статистике в основном общими показателями рынка аудиторских услуг, которые не дают понимания о структуре рынка и потенциальной конкурентоспособности отечественных аудиторских организаций. Потребители услуг лишены возможности получения объективной информации из доступных и открытых источников о реальном масштабе бизнеса аудиторских организаций (их выручке и качестве выданных аудиторских заключений), их реальных возможностях (численности аудиторов по основному месту работы), реальной специализации по видам аудита (удельного веса выручки или количестве выданных аудиторских заключений по видам аудита), опыте работы с особо значимыми хозяйствующими субъектами (в том числе с долей государства в уставном капитале).

В результате, с одной стороны, создается искусственный спрос на некий псевдоаудит подешевле. С другой — лазейки в федеральном законодательстве создают условия для роста псевдоаудиторских организаций. Безусловно, все это не могло не повлиять на общий подход к ценообразованию на рынке аудита, на снижение общего уровня качества аудита, на появление демпинга и недобросовестной конкуренции.

По сути, под видом обязательного аудита сегодня предлагаются две различные услуги — непосредственно аудит достоверности бухгалтерской отчетности (с разным уровнем следования требованиям аудиторских стандартов) и набор услуг в области бухгалтерского и налогового консалтинга с формальным заполнением подтверждающих документов о проведении аудита. И в том, и в другом случае выдается аудиторское заключение. Но если при реальном проведении аудита манипулировать ценой услуги крайне сложно, то при оказании консалтинговых услуг (даже с выдачей аудиторского заключения) трудозатраты и, соответственно, стоимость услуги могут иметь широкий диапазон, преимущественно в сторону снижения цены. Это и есть тот самый фактор, который в значительной мере определяет средний уровень цен на обязательный аудит в различных регионах страны.

В результате итогом последних лет развития, если это можно назвать развитием, аудиторского рынка в стране стало создание условий, препятствующих росту конкурентоспособности российских аудиторских организаций, деградации и дискредитации самого института независимого аудита.

Что привело к этому — набор ли случайных факторов или же чей-то умысел? Обратимся снова к статистике. В целом 62,2% аудиторских организаций в России занимают на рынке долю всего в 6,2%. Доля 12,4% аудиторских организаций — 82,3%. А вот доля всего 0,1% аудиторских организаций более 40%(!). Если представить, что перед кем-то были поставлены задачи по приведению российского аудита в основной своей массе в абсолютно неконкурентоспособное состояние и созданию идеальных условий для высокой монополизации аудиторского рынка, то цифры показывают, что эта задача была успешно решена. Странная какая-то ситуация получается. И это при том, что профильный департамент уполномоченного федерального органа ничего менять не хочет.

ШТРАФЫ УВЕЛИЧАТ В 100 РАЗ?

Ну и напоследок самое интересное. Как уже выше говорилось, органы статистики закончили сбор аудиторских заключений за 2014 год. И сейчас те самые 2600 организаций в республике, которые не прошли обязательный аудит, должны получить предписание от органов статистики по уплате штрафов в федеральный бюджет за административное правонарушение в размере от 3 до 5 тыс. на юридическое лицо и от 300 до 500 рублей на должностное лицо. Казалось бы, нестрашно — дешевле, чем провести аудит даже у самого «черного-пречерного» аудитора. Вот только необходимо учесть то, что сейчас в Государственную Думу внесен законопроект по новой редакции КоАП, в котором предусматриваются штрафы в федеральный бюджет за непредставление в органы статистики аудиторского заключения в размере от 500 до 700 тыс. рублей на юридическое лицо и от 30 до 50 тыс. на должностное лицо. Это означает, что с 2600 организаций нашей республики, относящихся преимущественно к малому бизнесу, надо будет собрать и отдать в федеральный бюджет около 3 млрд. рублей.

Что скажут по этому поводу организации, обеспечивающие защиту прав предпринимателей? Может быть, предложить Государственной Думе все-таки проиндексировать критерии обязательности аудита?

Сергей Никифоров,

генеральный директор компании «ФБК-Поволжье»,

заслуженный экономист РФ и РТ

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    20.03.2016 00:25

    Ну, даже если изменения в КоАП будут приняты, то как правило закон обратной силы не имеет, в сторону ужесточения санкций тем более.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль