Культура 
1.11.2016

Моцарт имени Губайдулиной

Почему международный статус конкурса пианистов имени известной всему миру Софии Губайдулиной вызывает некоторые сомнения

Гала-концертом членов жюри и участников в ГБКЗ им. Сайдашева завершил накануне работу III международный конкурс пианистов им. Губайдулиной. По мнению музыкального критика «БИЗНЕС Online» Елены Черемных, событие могло бы быть более резонансным, если бы оргкомитет подумал о создании для конкурса более современной репертуарной и информационной платформы.

Вчерашним гала-концертом членов жюри и участников в ГБКЗ им. Сайдашева в Казани завершил работу III международный конкурс пианистов им. Губайдулиной

МЕЖДУНАРОДНОСТЬ РЕГИОНАЛЬНОГО МАСШТАБА

Впервые конкурс пианистов им. Губайдулиной был проведен в 2006 году. Имя известной всему миру женщины-композитора в конкурсном титуле, как и пара ее сочинений в обязательной программе, сохранены и сейчас. Во втором туре конкурсантам на выбор предоставлялось играть губайдулинскую Чакону или ее же Сонату. 8 из 10 участников второго тура играли Чакону, одна (Анна Фунтикова) — Сонату и еще одна (Натэла Чохели) — Сонату губайдулинского современника Альфреда Шнитке. По итогам конкурса обе эти участницы поделили 3-е место.

Двое участников — Даниил Малюта и Алина Гибадуллина — стали лауреатами второй премии. Малюта также стал обладателем спецприза жюри «За лучшее исполнение Чаконы Губайдулиной». Еще пару спецпризов получили Аэлита Насыбуллина из петербургской школы-десятилетки («Самой молодой участнице») и Никита Тютин («За лучшее исполнение миниатюры»). Спецдиплом жюри достался пианистке с композиторским бэкграундом — Миляуше Хайруллиной. А первая премия — Екатерине Чеботаревой, студентке казанской консерватории по классу Эльфии Бурнашевой.

Премиальные результаты означают почти безоговорочный триумф класса Эльфии Вафовны Бурнашевой — профессора казанской консерватории, с 1987 года возглавившей в ней кафедру специального фортепиано. В премиальном шорт-листе только два выученика других педагогов — Павла Егорова из Петербурга (Насыбуллина) и Ирины Дубининой (Хайруллина), патриарха фортепианного дела в Казани.

Семеро награждаемых на сцене ГБКЗ им. Сайдашева смотрелись, скорее, не победителями международного конкурса, а смущенными экзаменуемыми. Их выступления перед немногочисленной публикой позволили оценить если не сформировавшиеся индивидуальности, то — уж точно — доброкачественность профессиональной базы. Миляуша Хайруллина без каких-либо усилий демонстрировала владение непростой фортепианной лексикой ХХ века (Этюд Бартока №3). Никита Тютин играючи расправился со сложностями раннего Прокофьева (Этюд №1, соч.2). Алина Гибадуллина безукоризненно справилась с виртуозными задачами Листа («Большой этюд по Паганини»). А победительница конкурса Екатерина Чеботарева показала в популярнейшем ре-минорном Концерте Моцарта умное качество пианизма, умеющего обходиться без клише и показных эффектов.

ИСПЫТАНИЕ АКУСТИКОЙ И ФИНАНСАМИ

Для жюри под председательством профессора московской консерватории Юрия Слесарева конкурсные слушания, надо полагать, были непростым испытанием. Первые два тура проводились в старом здании консерватории на улице Пушкина. Гулкий «рахманиновский» зал и чересчур громкий инструмент, возможно, исказили картину некоторых выступлений.

Юрий Слесарев

Даниил Малюта как обладатель мягкого и благородного звука, подкупившего на третьем туре в его Моцарте, возможно, потому и произвел впечатление лучшего исполнителя Чаконы Губайдулиной, которую в иных интерпретациях зашкаливало в смысле агрессивности. Но на гала его исполнение Чаконы особого впечатления не произвело, в отличие от предыдущего дня, когда Концерт №20 в том же ГБКЗ переливался нежной моцартовской светотенью.

Впрочем, окончательное решение жюри выглядит на редкость гармоничным и взвешенным. Благо в составе судей были и педагоги, и концертирующие пианисты: Екатерина Мечетина, Евгений Михайлов, Рустем Хайрутдинов (Великобритания), Богуслав Давидов (Польша, дирижер). В отличие от губайдулинских конкурсов прежних лет, состав участников нынешнего года был более чем скромным — всего 12 человек, преимущественно студенты, аспиранты и молодые преподаватели казанской консерватории. Для регионального события — пока еще нормально. Для международного — конечно, нет.

Екатерина Мечетина

Премиальный фонд в сравнении с первым конкурсом «ужался». Исчезла опция «Гран-при» (в 2006 году — 300 тыс рублей). Первая премия теперь — 120 тыс рублей (против прежних 150 тысяч). Соответственно, изменились в размерах вторая (80 против прежних 100 тыс.), третья (50, а было 70), специальные премии (две по 25 вместо двух по 30 тысяч). Но в итоге 7 конкурсантов теперь получат от 25 до 120 тыс. рублей, а меньшая половина участников — стимул и соответствующую строку «участвовал в конкурсе» в свои персональные портфолио. Совсем неплохо.

Екатерина ЧеботареваФото: ©Юлия Ермолаева, пресс-служба ГСО РТ

В ИНФОРМАЦИОННОМ ВАКУУМЕ

Плохо другое. Непонятно, как примирить имя современного композитора в названии конкурса с тем довольно обозримым репертуаром, который требует от своих участников конкурс им. Губайдулиной. В нынешнем первом туре между обязательными Фантазиями (Моцарта либо Бетховена), Этюдами (Прокофьева или Бартока) и Инвенцией Губайдулиной лазейкой было только одно сочинение этюдного же формата (от Шопена до Рахманинова). Второй тур предлагал обязательную Чакону (или Сонату) Губайдулиной в комбинации с любым крупным произведением XIX века (продолжительностью не менее 15 минут). Третий тур — Концерты Моцарта №20 и №21.

По итогам моцартовского финала, на котором Двадцатый концерт в сопровождении казанского Юниор-оркестра под управлением Богуслава Давидова играли трое, а Двадцать первый — двое пианистов, происходил окончательный расклад. Выходит, лучшего участника конкурса им. Губайдулиной в 2016-м определяли по... Моцарту. Тогда как на первом конкурсе для поиска победителя предполагались концертные партитуры все же века ХХ, а не XVIII.

Еще непонятнее обстоит дело с информацией о конкурсе. Нигде кроме сайта казанской консерватории ее нет, что, согласитесь, заставляет несколько смущенно оценивать международный статус конкурса (что за международный конкурс без собственного сайта?!прим. ред.). Списка участников конкурса, расписания их выступлений по турам, не говоря уже о более-менее внятных биографиях конкурсантов, на консерваторском сайте тоже нет. Нет и принятой ныне регулярной интернет-трансляции конкурсных выступлений.

И уж совсем необъяснимо, что патронируемый министерством культуры РФ и министерством культуры РТ фортепианный конкурс проходит в городе, где более 10 музыкальных школ, при пустом Рахманиновском зале и на треть заполненном во время заключительного гала-концерта Большом концертном зале им. Сайдашева. Вероятно, нам скажут про разные уровни подчинения казанских ДМШ, проходящих по муниципальному ведомству, и консерватории, проходящей по минкультовскому ведомству. Но кому же снимать возведенный чиновниками барьер и выводить творчество педагогов и молодых исполнителей на публику? Конечно, не консерваторским профессорам, которые поколение за поколением поддерживают местную фортепианную школу, а оргкомитету, структуре, заинтересованной в пропаганде их деятельности и продвижении реноме конкурса им. Губайдулиной как можно дальше за пределы казанского маршрута от улицы Пушкина до улицы Большой Красной и обратно.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    1.11.2016 11:21

    Хочу написать, что знаю Натэлу Чохели! Прекрасный музыкант, трудолюбивый, харизматичный, целеустремленный, высших нравственных качеств! Просто пример для подражания! Успехов во всех начинаниях!

  • Други мои !!!
    Радуюсь что есть конкурс имени Губайдуллиной.
    Всё таки даёт возможность показать себя молодым исполнителям.
    Но у меня есть сомнения!!!
    А самой Софье Губайдуллиной нужно это или нет?
    Или ей Германия ПРЕВЫШЕ всего????
    Не понимаю УПЁРТОСТИ Софьи!!!!
    Всем мира,добра,любви,счастья.
    Аминь.

  • Анонимно
    1.11.2016 20:36

    Прекрасная критика. Полностью совпала с моими внутренними ощущениями.

  • Анонимно
    1.11.2016 22:35

    Да, очень обидно, что в "третьей столице" такая экономия на культуре... по уровню призов- я даже не знаю где бы они смотрелись достойно- разве что в африканских государствах.

  • Анонимно
    4.11.2016 01:00

    Кстати, проводили когда-то лет пять назад I всероссийский конкурс молодых композиторов. Второго, насколько известно, до сих пор не было. То ли призы закончились, то ли жалко их вручать участникам не из Татарстана.

  • Анонимно
    4.11.2016 03:13

    Так понимаю эту рецензию: 1. конкурс не соответствует заявленному статусу (нет своего сайта, нет представительства участников, нет достаточной открытости (трансляций)). 2. ученики Бурнашевой (бывшей жены ректора Абдуллина) тут молодцы, конкурс для них. 3. программа конкурса не продумана, 4. почему имя Губайдуллиной, нашей великой землячки, так обесценили? 5. Где открытия и события в фортепианном исполнительстве? 6. Уменьшение финансирования следует за неумением организаторов конкурса повышать его статус, за его провинциализацией. А ребят на награждении почему то жалко, а не радостно за них ((, это мое личное оценочное мнение

  • Анонимно
    8.11.2016 16:09

    Не могу не возразить автору статьи по поводу неуместности определения победителя конкурса Губайдулиной на основе исполнения Концерта Моцарта. Дело не в том, к какому веку относится та или другая музыка. Важно то, что для Губайдулиной Моцарт - любимый композитор. Она его почитает как композитора "высокого стиля". Ее музыка кстати отмечена теми же свойствами. Так что выбор Концерта для третьего тура абсолютно уместен.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль