Общество 
18.12.2016

Александр Дюма в Казани: «Докладывать Его Величеству»

Казанские жандармы «имели за действиями Дюма самое аккуратное секретное наблюдение». Часть 2-я

В течение пяти дней 1858 года Казань принимала удивительного гостя — того самого Александра Дюма, что написал «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо». С 27 сентября по 3 октября «он сделался положительно „модою“ казанской общественности». С некоторыми подробностями этой истории «БИЗНЕС Online» и предлагает ознакомиться.

На обратной стороне этой редкой фотографии написано Казань - т.е. она именно этого времени, сентябрь 1858 года На обратной стороне этой редкой фотографии написано: Казань, т. е. снимок именно того времени, сентябрь 1858 года

ЧАЕПИТИЕ У РЕКТОРА

В своих казанских записках Александр Дюма рассказывает, как генерал-интендант Яблоновский, ставший его гидом, показывает достопримечательности города: «Начали с кремля, Спасская башня, башня Сююмбике. Здесь Иван Грозный и царица Сююмбике — самые популярные исторические личности в Казани, один — потому что сделал городу много зла, другая — потому что сделала городу много добра.

Побывали мы и в соборе, где хранится чудотворная икона, известная всей России как Казанская икона Божией Матери.

Осмотрев кремль и собор, мы пошли по лавкам. Казань славится кожами и мехами. Думаю, что ни в каком другом городе на свете так не выделывают кожу, как в Казани. Привез домой три-четыре вещи, являющие собой чудо выделки: охотничью сумку, диванную подушку, патронташ, которые мне подарили, и сапоги, которые я сам купил. И все это оставляет далеко позади лучшие изделия кож Франции и всей России. После кож идут меха. В Казани есть прекрасные меха всех сортов: от медведя до куницы, белки, голубого песца. Хорошая медвежья шкура, какая продается по пятьдесят рублей в Москве и по четыреста франков в Париже, в Казани стоит двадцать рублей (т. е. восемьдесят франков).

Казанский университет 19 век Казанский университет. XIX век

Познакомились мы и с ректором Казанского университета (Осип Михайлович Ковалевский (Юзеф Щепан Ковалевски, 1801 - 1878), польский и русский ученый, монголовед и буддолог, ректор Казанского университета в 1855 - 1860 годах — прим. ред.), осмотрели сам университет, анатомический театр. В университете сто двадцать четыре студента». Ректор угощал знаменитого француза не только речами, но и чаем.

Дюма носил во все время пребывания своего здесь костюм русского ополченца, весьма бесцеремонно заявляя, что «оставил свой европейский костюм в последнем европейском городе — Петербурге» «Дюма сделался положительно „модою“ казанской общественности. Держал себя французский романист довольно странно: он носил во все время пребывания своего здесь костюм русского ополченца, весьма бесцеремонно заявляя, что оставил свой европейский костюм в последнем европейском городе — Петербурге»

«Я БУДУ ВО ФРАНЦИИ ПУГАТЬ ДЕТЕЙ СВОИМ ПОРТРЕТОМ!»

А вот что пишет краевед Николай Загоскин (Николай Павлович Загоскин (1851 - 1912) — историк русского права, общественный деятель, краевед, ректор Казанского университета с 1906 по 1909 годприм. ред.): «Дюма нарасхват, его приглашали на обеды, вечера, рауты, просили сняться в только что появившейся перед тем в Казани фотографии. Дюма сделался положительно „модою“ казанской общественности. Держал себя французский романист довольно странно: он носил во все время пребывания своего здесь костюм русского ополченца, весьма бесцеремонно заявляя, что оставил свой европейский костюм в последнем европейском городе — Петербурге».

Казанские газеты писали, что Дюма действительно побывал в нескольких «благородных» домах, много ходил по городу, интересовался и книжными лавками. Расспрашивал про свои произведения. В одной из лавок ему предложили «Графа Монте-Кристо» с портретом автора, весьма далеким от оригинала. Громко расхохотавшись, Дюма немедленно приобрел эту книгу. «Я буду во Франции пугать детей этим портретом!» — воскликнул он.

Собор XIX век Казанский Богородицкий монастырь

Читаем далее у Дюма: «Я не знаю более легкого, более удобного и более приятного путешествия, чем путешествие по России. Особенно знаменита в этом отношении Казань. Здесь наперебой устремляются со всякого рода любезностями, осыпают всевозможными подношениями. Мне здесь дарили тюки чаю, заставили увезти с собой образцы всех кож и всех шкур. Это было одним из лучших путешествий за всю мою жизнь.

Пронесся слух, что я охотник, и поэтому генерал Лан устроил для меня облаву в лесу верстах в тридцати от Казани, как говорили, богатом зайцами. В эту охоту убили сорок шесть зайцев, из них двенадцать были мои (вот по этому поводу Дюма и сострил, что даже зайцы в Казани очень дружелюбны,прим. ред.).

Икона Ватиканский список_фото Епрахии Ватиканский список Казанской иконы Божией Матери

По возвращении нас ожидала добрая весть: пароход «Нахимов» прибыл и послезавтра отправляется в Астрахань, куда капитан обещал нас привезти через десять дней. На следующий день, обремененные пятью-шестью тюками, мы простились с нашими казанскими друзьями и легли спать уже на борту корабля, который ночью снялся с якоря».

«А еще Казань оставила свой кулинарный след в знаменитой „Поваренной книге“ Дюма, в которой он собирал рецепты разных национальных кухонь, — сообщает rukazan. — В эту книгу известный гурман внес рецепт „татарских медовых кусочков“ — чак-чака».

БДИТЕЛЬНОЕ ОКО «СТАРШЕГО БРАТА»

«Он продолжал регулярно посылать в Париж отчеты о своем путешествии, — читаем в екатеринбургской газете „НЛО“ рассказ о волжской части вояжа французской знаменитости. — И столь же аккуратно отправлялись в Петербург подробные донесения местных властей о времяпрепровождении, встречах и разговорах необыкновенного гостя. Большой интерес, проявляемый Дюма к темным страницам русской истории, описания их на страницах журнала „Монте-Кристо“ были крайне неприятны царю и его окружению. Прервать вояж столь знаменитой персоны никто не решался, но тайный полицейский надзор на всякий случай все же был установлен. Власти вежливо передавали писателя из рук в руки».

В московских архивах хранится в полном объеме российское «Дело Дюма». На каждом из десяти документов, составляющих полный комплект подробных донесений о поведении, перемещениях и встречах писателя на территории российских губерний, которые были получены в те дни шефом отдельного корпуса жандармов, главным начальником третьего отделения собственной его величества канцелярии князем Василием Долгоруковым, выведено: «Секретно» или «Весьма секретно». На полях некоторых стоит: «Доложено Его Величеству», на обложке же категорически начертано: «Хранить навсегда». Михаил Буянов (Михаил Иванович Буянов (1939 - 2012) — советский и российский врач, президент Московской психотерапевтической академии с 1992 года, действительный член Московской психотерапевтической академии, почетный член французского Общества друзей Александра Дюма, член союза журналистов СССР — прим. ред.) в подробном предисловии к интернет-публикации книги Дюма «Кавказ» на сайте «Буква» публикует полностью все 10 документов «Дела Дюма», ссылаясь на источник: «В 1937 году опубликована ныне представляющая библиографическую редкость работа С.Н. Дурылина (Дурылин Сергей Николаевич (1886 - 1954) — русский советский философ, литератор, историк, искусствовед — прим. ред.) о пребывании Дюма в России. Автор использовал архивы III отделения и обнародовал множество прежде неизвестных фактов. До наших дней каждый, кто описывал жизнь Дюма в России, так или иначе отталкивался от работы Дурылина или просто пересказывал ее».

Казанский кремль Спасская башня 19 век Казанский кремль. Спасская башня. XIX век

«ИМЕЮ ЧЕСТЬ ДОНЕСТИ ОСОБО ВАШЕМУ СИЯТЕЛЬСТВУ»

Среди донесений есть и пришедшие из Казани. В депеше начальник казанской жандармерии генерал-лейтенант Львов спешно доносил: «Дал предписание штаб-офицерам... чтобы они имели за действиями Дюма самое аккуратное секретное наблюдение и о последствиях мне доносили. Имею честь присовокупить, что о пребывании в Казани и выезде из оной г. Дюма я буду иметь честь донести особо Вашему Сиятельству».

5-й документ

(1 октября отправлен, 11 октября получен).

Шефу жандармов и Главному начальнику III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии господину генерал-адъютанту и кавалеру князю Долгорукому.

Корпуса жандармов подполковник Коптев от 26 минувшего сентября за №364 донес мне, что французский писатель Александр Дюма во время пребывания своего в Нижнем Новгороде отправил в Париж 24 того же сентября конверт по адресу в Амстердамскую линию в дом №77. Письмо это отправлено через Москву, по объему, надобно полагать, оно заключает в себе статью литературную.

Ныне г. Дюма прибыл из Нижнего Новгорода в Казань в сопровождении студента Московского университета Колино и художника Моне и, как известно, намеревается выехать в города Симбирск, Самару, Саратов и Астрахань, а потому я дал предписание штаб-офицерам этих губерний, чтобы они имели за действиями Дюма самое аккуратное секретное наблюдение и о последствиях мне доносили.

Почтительнейше донеся о сем Вашему Сиятельству на основании предписания от 18 июля сего года за №660, имею честь присовокупить, что о пребывании в Казани и выезде из оной Дюма я буду иметь честь донести особо.

Генерал-лейтенант Львов

7-й документ

(отправлен из Казани 9 октября 1858 года, получен в Петербурге 21 октября 1858 года)

Честь имею донести Вашему Сиятельству в дополнение докладной записки моей от 1 сего октября за №94, что французский писатель Александр Дюма во время пребывания своего в Казани в продолжении одной недели не посещал никакого общества высшего круга, жил все время в конторе пароходного общества «Меркурий» в самой отдаленной части города, посещал дом полковника Жуковского, управляющего Казанской комиссариатской комиссией, которому был рекомендован из С.-Петербурга, и часто по целым дням пробывал в семействе подполковника инженеров путей сообщения Лан; посетил университет, где два раза был приглашен на чай к ректору университета действительному статскому советнику Ковалевскому, а также начальнице Родионовского института, которая визитом этим осталась весьма недовольна как по причине весьма неопрятного одеяния, в котором Дюма к ней приезжал, так и по причине неприличных выражений его, употребленных им в разговорах с нею. Вообще, Дюма в Казани не произвел никакого хорошего впечатления. Многие принимали его за шута по его одеянию: видевшие же его в обществе нашли его манеры и суждения общественные вовсе не соответствующими его таланту писателя.

4 октября Дюма отправился на пароходе чрез Самару в Астрахань, куда от меня предписано штаб-офицерам Самарскому и Астраханскому иметь за Дюма секретное наблюдение. Донесения сих офицеров по сему предмету я буду иметь честь довести до сведения Вашего Сиятельства.

Генерал-лейтенант Львов

8-й документ

(отослан из Казани 23 октября 1858 года, получен в Петербурге 5 ноября 1858 года)

В дополнение докладной записки моей от 9 сего октября за №102 имею честь Вашему Сиятельству донести, что, как видно из донесения штаб-офицеров, французский писатель Александр Дюма отправился из Казани в Астрахань; в Симбирск не заезжал...

Генерал-лейтенант Львов

«ТРУДНО ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА ДЕЯТЕЛЬНЕЕ И ТРУДОЛЮБИВЕЕ ЕГО»

«Мы воображали по слухам, — писал в „Современнике“ Иван Панаев (Иван Иванович Панаев (1812 - 1862) — русский писатель, литературный критик и журналист XIX века; в 1848 году вместе с поэтом Николаем Некрасовым возродил знаменитый пушкинский литературный журнал „Современник“прим. ред.), — что господин Дюма, заведя фабрику романов, сложил спокойно руки и беспечно наслаждается жизнью. Какой вздор! Трудно представить себе человека деятельнее и трудолюбивее его». Александр Дюма много и систематически работал. Заметки об увиденном в России он регулярно отправлял в редакцию своего журнала „Монте-Кристо“, в Париж. «Дюма не только наблюдал жизнь страны, но и занимался литературным трудом, — читаем у Буянова. — Помимо того, что он создал здесь книги о России, он много переводил: ода Пушкина „Вольность“, „Герой нашего времени“ и стихотворения Лермонтова, „Ледяной Дом“ И. Лажечникова, повести А.А. Бестужева-Марлинского и т. д. Переводить Дюма помогали Д.В. Григорович и другие русские писатели, свободно владевшие французским языком. По возвращении в Париж Дюма издал эти переводы. Некоторые из них вошли в выпущенную им антологию русской литературы начала XIX столетия. Дюма внес большой вклад в приобщение западноевропейских читателей к русской литературе, и этого нельзя забывать, как нельзя не восхищаться и стабильностью творческой продуктивности писателя: ведь работать в гостях — да еще в разъездах — и работать дома, в привычной обстановке, конечно, не одно и то же.

С 16 апреля по 15 мая 1859 года в Париже ежедневно отдельными выпусками (всего 30 выпусков, каждый стоил дешево — по 15 сантимов) печатались путевые заметки Дюма о поездке на Кавказ. В эти же дни „Кавказ“ вышел отдельным изданием. Тогда же Дюма выпустил две книги о своей поездке в Россию: вместе с „Кавказом“ они как бы составляют своеобразную трилогию, хотя каждая из них самостоятельна».

ВТОРОЕ ЯВЛЕНИЕ ДЮМА

«В прошлом году в Казани побывал легендарный режиссер, сценарист, актер, художник Питер Гринуэй с супругой, режиссером Саскией Боддеке, и продюсером, издателем Пьером-Кристианом Броше, — сообщает газета «Казанские ведомости». — Здесь они будут снимать художественный фильм „Волга“ по книге Александра Дюма „Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию“. Эти путевые записки были созданы Дюма в 1858 году. На русский язык книга впервые была переведена только в 1993 году. Путешествуя на пароходе по Волге, Александр Дюма несколько дней провел в Казани. Съемочная группа тоже плывет по Волге, повторяя путь Дюма и подыскивая места для съемок. На мировой экран он должен выйти в 2017-м». «Хочется, чтобы Запад понял, что Россия — это не только Москва, Кремль, КГБ, Ленин, Сталин, а страна большая и красивая. В нашем фильме мы расскажем о самобытной культуре народов, проживающих в Поволжье, — рассказал в интервью „КВ“ Пьер-Кристиан Броше. — В книге Дюма Россия показана добрыми глазами иностранца. Это очень важно. Мы снимаем не рекламный фильм о стране, а о том, как люди разных вероисповеданий мирно и дружно живут вместе. Сегодня, когда политические отношения между Россией и Западом достаточно сложные и шаткие, это особенно важно. Культура — тот мост, который поможет разным странам наладить взаимопонимание».

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.12.2016 10:51

    Можно поставить памятник в Казани. Каким-нибудь персонажам Дюма.

    • Анонимно
      18.12.2016 13:00

      Трем мушкетерам? Проездом из Парижа в Альдермеш через Мамадыш ))

    • Анонимно
      18.12.2016 14:54

      Лучше памятник ему самому. Очень колоритная внешность. Да и биография его интересная.

  • Анонимно
    18.12.2016 15:02

    Ага, в костюме русского ополченца, в татарских сапогах и с патронташем, подаренный ему в Казани. Причем лицо из той книги, из которой, по его словам детей пугали. Париж содрогнется, даже со своими гейропейскими нововведениями.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль