Общество 
26.03.2017

«Разбойное нападение с очень низкой технологической подготовкой»

Жители Лондона раскритиковали британские СМИ за чрезмерное внимание к теракту у стен парламента

«Члены мусульманской общественной организации «Аль-Ислам» вышли на митинг с плакатом «Любовь для всех, ненависть — никому», — блогер «БИЗНЕС Online» Айгуль Давлетшина в день громкого лондонского теракта была в столице Англии. Она рассказывает о том, как официальные власти и простые горожане отреагировали на нападение преступника, который наехал на машине на пешеходов, врезался в ворота здания парламента, после чего открыл стрельбу и был ликвидирован полицией.

ПЕРВАЯ РЕАКЦИЯ

В эту среду около 18:00 на всех гаджетах сработали оповещения новостных сайтов: «Стрельба у парламента в Лондоне». Никаких подробностей. Я тут же позвонила другу, который в тот момент был в лондонском метро. «Что такое? Я сейчас проверю новости. Да, я не поеду по этой линии, к тому же станцию «Вестминстер» все равно уже закрыли, только что объявил машинист». Потом появились сообщения о жертвах на Вестминстерском мосту, пострадавшем полицейском. Повисло напряжение. Но почему-то мысли о теракте не возникало: видимо, мы настолько привыкли к сводкам о десятках жертв?

Вестминстерский мост — одно из самых густо заполненных людьми мест в Лондоне. Оно и понятно: отсюда открывается канонический вид на Биг-Бен. Передвигаться днем здесь почти невозможно: всегда толпа туристов. Люди останавливаются, фотографируются, делают селфи, просто идут к парламенту или на другой берег Темзы к колесу обозрения. «Логичное» место для кого-то, кто хотел повторить (скопировать?) наезды в Ницце и Берлине. Что-что, а количество жертв злоумышленнику повторить явно не удалось.

«Я думаю, при постоянной террористической угрозе и войнах общество становится более циничным к ситуациям, когда жертв немного, когда это не взрывы, массовые гибели, а то, что в целом похоже на дорожную аварию... Как бы страшно это ни звучало», — пишет мне в «Фейсбуке» Елена, которая живет в Лондоне уже 8 лет.

Действительно, еще до официального объявления события терактом некоторые вообще отнеслись к произошедшему как к «рядовому» разбою. «Не знаю, была бы такая же реакция в мире, если бы этот случай произошел не у парламента, а в каком-нибудь Льюишаме?» — писала моя подруга Allie, которая работает на западе Лондона.

«Реакция была бы аналогична, — виртуально возразил ей 35-летний коренной лондонец Дэвид, — потому что погиб полицейский». Судя по его комментарию, в первые часы после произошедшего серьезность ситуации подчеркнуло не только место действия — парламент, но и тот факт, что нападение было совершено на полицейского. Конечно, в любой точке мира убийство полицейского — страшное событие. Но для Великобритании это, так сказать, особенно вопиющий инцидент. Почему? Сложно объяснить. Возможно, факты скажут сами за себя: рядовые британские полицейские не носят с собой оружия еще с викторианских времен. (Справедливости ради отмечу, что служба безопасности ключевых объектов Лондона, в том числе и парламента, — это всегда комбинация вооруженных отрядов спецназа и невооруженных групп полицейских. Именно вооруженный спецназ оперативно обезвредил атакующего.)


Фото: Айгуль Давлетшина

Первая реакция на произошедшее в среду вечером была скорее защитная. Паники не наблюдалось, но многие просто старались избегать центра и поездок в метро. «Когда это произошло, мой муж (он работает на Canary Wharf) позвонил мне и попросил добираться домой на Uber, а не на общественном транспорте. И чем скорее, тем лучше», — рассказывает жительница Лондона Полина. «Я был на пути в Северный Лондон, поэтому событие не повлияло на мое путешествие, но как только мы услышали об атаке, сразу было заметно, что люди немного волновались, даже в милях от места происшествия», — рассказал мне Уильям, 37-летний лондонец. Елена пишет: «Вечером мне надо было быть на мероприятии в 10 минутах ходьбы от места происшествия, в метро в такой обстановке спускаться вообще не хотелось — было страшновато, мы поехали на машине. Сначала встали в страшную пробку — я подумала, что это из-за перекрытия дорог, но, очевидно, был просто конец рабочего дня — на подъездах все было спокойно, даже свободно, думаю, многие предпочли в центр не ехать, поэтому пробок не было».

Конечно, были и более эмоциальные комментарии и впечатления. Один из моих родственников стал свидетелем событий и все еще приходит в себя. Но я все же простой блогер, а не журналист, поэтому имею право не публиковать ее комментарий. Если вы не из слабонервных, посмотрите видеосвидетельства очевидцев в интернете, поверьте, вне зависимости от количества жертв произошедшее стало для них потрясением.


ЧТО ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС?

По свидетельствам лондонцев, сейчас в целом в городе обстановка спокойная, никакой паники (ее не было и в среду, впрочем). Даже наоборот, царит некий дух defiance — «открытого неповиновения», вызова. В четверг, 23 марта, на Трафальгарской площади прошел траурный митинг в память о погибших под лозунгом «Нас не запугать» («We are not afraid»). На митинге выступили мэр Лондона Садик Хан и британский министр внутренних дел Эмбер Радд. Площадь была полна людьми. Конечно, в толпе курсировали вооруженные полицейские. Но вот это настроение храбрости, надежды, как бы банально это ни звучало, сложно было не заметить. Например, члены мусульманской общественной организации «Аль-Ислам» вышли на митинг с плакатом «Любовь для всех, ненависть — никому»:


Дэвид: «Общее настроение в Великобритании — это вызов. #wearenotafraid. Политики много говорили о том, что Лондон продолжит свою жизнь и не будет затронут. Основная их стратегия — показать, что террористы проиграли. Также в обществе была высказана некоторая критика в связи с чрезмерным „раздуванием“ инцидента средствами массовой информации и спекуляцией словами „террористы“, „теракт“. Критики говорят, что это и дает террористам причины и повод для таких действий. Я не согласен. Я думаю, что это неизбежно, медиа всегда будут освещать нечто подобное в деталях».


Действительно, СМИ активно освещали атаку. Даже чересчур активно, по мнению многих. На следующий день после событий, утром в четверг, обычный «Завтрак на Би-би-си» переместился из студии телеканала к стенам парламента. Место происшествия было по-прежнему оцеплено. Телеведущие встречали членов парламента, задавали вопросы о произошедшем. (Напомню, во время происходящего в среду всех работников, находившихся в здании парламента, попросили оставаться внутри. По словам журналистов, внутри здания даже остались 50 школьников из разных городов Королевства, которые приехали на экскурсию в Лондон. Полиция отвела их внутрь здания, где они ждали, пока станет полностью безопасно. Все таблоиды уже успели рассказать про этих милых школьников, которые вместо своей экскурсии смирно сидели в большой комнате в парламенте, ели свой «packed lunch» и пели песни.)

После этого эфира и других репортажей в течение дня BBC One получили массу сообщений и звонков от зрителей, которые вопрошали: зачем весь эфир заполнять этим событием? Не этого ли добивались террористы?! И уже с пятницы главный британский телеканал заметно сократил количество репортажей об инциденте, а в топ новостей снова вышел Дональд Трамп.

Думаю, это произошло не только из-за критики телеканала. После выступления Терезы Мэй перед членами парламента и траурного митинга на Трафальгарской площади стало понятно: стратегия руководства страны — показать, что террористы проиграли, что Лондон продолжает жить прежней жизнью. «Лондон просто занят своим делом. Пабы и театры по-прежнему полны. Метро битком. Все выглядят немного грустнее, но #НасНеЗапугать», — пишет пользователь «Твиттера», прилагая фото светящегося огнями «Лондонского глаза».

Вообще, реакция британского social media-сообщества ничего кроме уважения и сопереживания не вызывает. По крайней мере у меня. Хештег #wearenotaraid («Нас не запугать») до сих пор лидирует в трендах. Картинку «We are not afraid» постят, шерят, рисуют мелом на асфальте... Один из популярных блогеров, который ведет в «Инстаграме» экстрапопулярную страницу @London, говорит в своих stories: «Я был свидетелем взрывов в метро в 2005 году, и эти события вызвали неприятные воспоминания... Но нет смысла злиться. Гнев ничего не поменяет, только любовь». По-русски звучит как-то чересчур банально, соглашусь, но к чему изощряться, ведь посыл понятен и прост.

Ключевой тезис выступления Терезы Мэй перед парламентом тоже звучал так: «Никогда не поддаваться террору и никогда не позволять голосам ненависти и зла разделить нас».

В Лондоне все действительно идет своим чередом, люди садятся в метро, едут на работу, по-прежнему проезжают через центр, станцию «Вестминстер» давно открыли. Удивительно, но даже довольно ненадежное лондонское метро в эти дни работает без серьезных задержек.

ЛОНДОН УСТОЯЛ?

Скотленд-Ярд проводил пресс-конференции каждый день, начиная с вечера самой трагедии. Лондонская полиция в прямом эфире сообщала, сколько адресов подверглось обыску, сколько арестов произведено, одним словом, озвучивала все доступные для обнародования данные. Скотленд-Ярд также предупреждал горожан и гостей, что в Лондоне будет усилено количество вооруженных и невооруженных сотрудников полиции, «пока это будет необходимо».

Многие эксперты и рядовые жители считают, что службы безопасности Лондона смогли предотвратить более крупную атаку, которая планировалась в этот день. Незадолго до событий, 23 марта, на Темзе проводились масштабные антитеррористические учения. По свидетельствам экспертов, инцидент у Вестминстера в точности повторял сценарий, к которому готовились службы безопасности.

Спецслужбы назвали теракт «разбойным нападением, с очень низкой технологической подготовкой» — такие атаки как раз-таки сложнее всего предугадать, им крайне непросто противостоять. Очень важно отметить реакцию полиции: находившиеся в парламенте вооруженные полицейские смогли остановить нападавшего, в течение нескольких минут в Вестминстер прибыли специалисты по борьбе с терроризмом. Тереза Мэй также подчеркнула, что нападающему удалось продвинуться всего на 20 ярдов на территорию парламента, прежде чем его остановили (примерно 18 метров).

«Видимо, поступило сообщение об огромной угрозе, так как вчера объявили о запрете электронных устройств из 6 стран, и тут же случилось это событие! Я думаю планировались более масштабные теракты, которые они смогли предотвратить или еще в процессе предотвращения», — пишет мне в «Фейсбуке» жительница Лондона Хелен на следующий день. Речь идет о запрете на ввоз в ручной клади электронных устройств размером больше мобильного телефона, о котором, напомним, объявили США и Великобритания 21 марта.


Фото: Айгуль Давлетшина

Конечно, есть и другие мнения. Например, Елену, которая живет в Лондоне уже больше 8 лет и «привыкла к их спокойному отношению к безопасности», поразило то, что неподалеку от резиденции королевы в этот день стояла только одна полицейская машина:

«Я просто сразу подумала, если бы это была резиденция президента в России, там бы уже танки стояли, а тут одна машинка... Мы разговаривали на следующий день с моей шведской коллегой о том, почему в таких ключевых точках, как парламент, и на ключевые даты — это была годовщина брюссельских терактов — не усиливаются меры безопасности, и пришли к выводу, что это, конечно, европейский менталитет. „Наши дети в Швеции растут спокойно, ходят по улице, у нас нет истории террора, насилия, у нас нет привычки жить в страхе и ставить на каждом углу металлоискатели», — это она мне ответила, когда я рассказала о том, как в российских аэропортах уже на входе досматривают твой багаж.

Лично я все же склонна согласиться с другой точкой зрения. Как сказал представитель Скотленд-Ярда на одной из пресс-конференций, действительно звучала критика в адрес службы безопасности парламента, но охрана такого объекта — это «сочетание доступности для посетителей и видимых и невидимых мер защиты». Лондонец Дэвид поддерживает: «Мы высоко оцениваем скорость работы полиции и отдаем должное полицейскому, который был, к сожалению, убит. Своевременная реакция спецслужб, без сомнения, спасла много жизней и показала, насколько они были подготовлены к такому инциденту».

Факт остается фактом: Лондон продолжает свою обычную бурную жизнь. Метро битком, бизнес-жизнь в Сити кипит, в театрах аншлаги, в пабах по-прежнему наливают десятки пинт пива... А полиция Бельгии сообщает о предотвращении вероятного теракта по лондонскому сценарию в городе Антверпене. Может, «We are not afraid» — лозунг с правом на жизнь?

Айгуль Давлетшина

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    26.03.2017 14:57

    не житель Лондона, но много внимания со стороны наших СМИ расстрелу экс-депутата и прочих заграничных событий - в собственной стране зрелищ навалом, их и нужно освещать

    • Анонимно
      26.03.2017 17:53

      по вашему теперь о терактах писать не надо?

    • Анонимно
      26.03.2017 18:04

      а мне кажется наоборот, хорошо, что осветили. мы хоть узнали, что жертв меньше становится.

  • За то российские новости подконтрольных СМИ - блюдо с ингредиентами весьма сомнительного качества. Вызывает коллективные галлюцинации и дезориентацию в пространстве.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль