24.04.2017

Когда контрагент «начинает выкручивать руки»: бизнес РТ обсудил дебиторов и их просрочки

Как нефинансовые сервисы Уральского банка реконструкции и развития помогают клиентам оценить платежеспособность контрагента

Круглый стол на тему «Работа с контрагентами: теория и практика грамотной работы с дебиторской задолженностью» провел Уральский банк реконструкции и развития. Бизнесмены, юристы и эксперты рынка пришли к выводу, что необходимо досконально проверять своих партнеров и правильно выстраивать с ними диалог. О том, как обезопасить бизнес, вступая в договорные отношения с контрагентом, и что делать, если все-таки наступила просрочка, читайте в репортаже с дискуссии.

ТРЕТЬ РОССИЙСКИХ «ГИГАНТОВ» НЕ СМОГЛА ВОВРЕМЯ ОПЛАТИТЬ СВОИ ДОЛГИ В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ 2016 ГОДА

Ситуация с просроченной дебиторской задолженностью в России стала ухудшаться начиная с 2014 года, и в кризисной ситуации перестали работать критерии, по которым раньше проверяли надежность контрагентов. С такой тревожной ноты 12 апреля в РК «Ривьера» начался круглый стол по теме «Работа с контрагентами: теория и практика грамотной работы с дебиторской задолженностью». Даже крупные компании, по словам модератора дискуссии, руководителя отдела развития бизнеса казанского офиса KPMG (международная аудиторская компания) Айрата Кавеева, стали чаще допускать просрочки платежей. Так, 31% российских «гигантов» не смогли во время оплатить свои долги в первом полугодии 2016 года, тогда как в первые 6 месяцев 2015 года их было всего 29%.

Эльвира Лабашова

Увеличение долгов, дошедших до органов исполнительной власти, отметила и заместитель главы УФССП по РТ Эльвира Лабашова: «Анализируя исполнительные производства, которые в целом у нас находятся на исполнении, за последние три года идет увеличение где-то от 10% до 15% как по поступлениям, так и по общему количеству. Хотя мы в принципе работаем с остатком, тем не менее даже это количество растет». В Татарстане по итогам первого квартала из миллиона исполнительных производств порядка 100 тыс приходится именно на юридические лица. «Если анализировать задолженность, по которой мы разделяем этих юридических лиц, то из 35 миллиардов порядка 5 миллиардов идет в пользу кредитных организаций, 18 миллиардов — бюджет», — обозначила долги татарстанского бизнеса Лабашова.

Дмитрий Прилуцкий

МАЛЫЙ БИЗНЕС СТАЛ АКТИВНЕЕ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ БАНКОВСКИМИ ГАРАНТИЯМИ

Для того чтобы договор между партнерами все-таки состоялся и дебиторская задолженность, наконец, возникла, можно привлечь помощь со стороны. Региональный управляющий по работе с крупными корпоративными клиентами ПАО КБ «Уральский банк реконструкции и развития» Дмитрий Прилуцкий рассказал, что, обратившись в банк с таким запросом, бизнес получит квалифицированную поддержку и финансирование: «Например, банковские гарантии в пользу поставщиков либо в пользу надлежащего исполнения обязательств. Также наши клиенты активно используют аккредитивы (условное денежное обязательство, принимаемое банком по поручению плательщика) как на территории нашей страны, так и за ее пределами в пользу нерезидентов». Спрос на банковские гарантии активно растет в последние два года. «Если говорить о динамике рынка, то в 2015 году рынок показал наибольший рост — 20 - 25%. В 2016 году прибавил еще 15 - 20%. Кроме того, если раньше банковские гарантии применялись в основном средним и крупным бизнесом, на текущий момент этот продукт востребован и малыми предприятиями. Рост в этом сегменте составил порядка 40% за последние 2 года», — привел цифры банкир.

Однако, по словам Прилуцкого, в банке активно развивают не только финансовые услуги, но и линейку нефинансовых сервисов. Мы стремимся стать для клиентов единой точкой входа, где бизнес решает все свои задачи. Так, в 2016 году банк внедрили онлайн-сервис «Светофор», который прямо в интернет-банке позволяет проверить деловую репутацию и платежеспособность контрагентов. «С 2017 года нашим клиентам доступны услуги: по HR-консалтингу — помощь в подборе качественного персонала для компаний; по экспресс-аудиту предприятий — наши аналитики изучают слабые места компании и дают рекомендации по усилению; юридическая поддержка в рамках сервиса «Бизнес-юрист». Таким образом, банк принимает на себя новые функции, используя те методики, которые накоплены в нем. Данные сервисы внедряются поэтапно, сначала в виде пилотных проектов в определенных регионах. Если на услуги есть спрос, тогда масштабируем продукты на всю сетку. Мы и дальше будем развивать и совершенствовать нашу линейку нефинансовых сервисов, в этом мы видим большое будущее», — рассказал Прилуцкий.

Айрат Кавеев

УСЛУГИ ФАКТОРИНГА МОГУТ СТАТЬ ПОПУЛЯРНЕЕ В РОССИИ ПОСЛЕ СНИЖЕНИЯ СТАВОК ПО КРЕДИТАМ

Своим опытом в работе с контрагентами поделился ведущий финансовый менеджер компании ICL Services Дмитрий Абращенков. Он заметил, что в первую очередь в компании должны быть менеджеры, которые бы работали не на количество, а на качество сделок. Также нужно постоянно проверять кешбэк на балансе будущего партнера. Помимо этого, должна быть тесная взаимосвязь с отделом безопасности, который берет на себя досудебную претензионную работу и может служить неким коллекторским агентством. «Как правило, у малого и среднего бизнеса все падает на плечи одного юриста или бухгалтера, — возразил ему руководитель проектов по корпоративной практике «Аудэкс» Тахир Самиев и тут же предложил, — нужно перестать экономить на кадрах». Но пока денег на дополнительные кадры, особенно в кризис, у мелких компаний явно не хватает. В таком случае новый продукт УБРиР был бы очень кстати.

Абращенков, в свою очередь, продолжая перечислять инструменты работы с бизнесом, вспомнил о факторинге. «Пока в России он не сильно развит», — признал представитель ICL Services. «Что по факторингу, что по кредиту — анализ самого потенциального клиента и в том числе списка дебиторов ведется доскональный. Это с точки зрения сроков клиентов не всегда устраивает, в последующем с точки зрения документооборота это достаточно накладно, — объяснил причину непопулярности такого продукта у бизнеса Прилуцкий. — К сожалению, с учетом того, что у банка достаточно большие расходы, услуга факторинга выходит дороже».

«По факту факторинг работает только между крупными и пушистыми клиентами, — подчеркнул модератор, — это не продажа задолженности, а увеличение движения средств. Например, КАМАЗ и его контрагенты идут через факторинг только для того, чтобы отсрочку камазовского платежа получить быстрее за определенную стоимость у банка». Тем не менее, по мнению Прилуцкого, если в России начнется снижение процентных ставок по кредитам, банки будут искать иные варианты, как можно расширить свои доходы. «В данном случае факторинг может быть более интересным продуктом с точки зрения условий», — заметил представитель УБРиР.

Дмитрий Абращенков

«КОГДА ЕСТЬ ОГРАНИЧЕНИЯ В ДИАЛОГЕ С КОНТРАГЕНТОМ, РАЗГОВОР ИДЕТ ПРОСТО»

Обсудив немало историй налаживания отношений с контрагентами, участники круглого стола задались вопросом: как же реагировать на злостных неплательщиков? Тренер компании «Тимсофт» Диляра Зигангирова считает, что у менеджера, который работает с контрагентами, должны быть заранее построены инструменты работы, которые позволяют как-то регулировать отношения. «Должна быть определенная граница, до которой менеджер с должником разговаривает хорошо, а после — уже строже. Когда есть такие ограничения, вообще разговор идет достаточно просто, а иначе контрагент начинает менеджеру, условно говоря, выкручивать руки», — объяснила методы работы с подобными партнерами Зигангирова. Абращенков, снова прибегая к опыту своей компании, заметил, что они обычно высылают должникам двойное напоминание о просрочке, пытаются вести внутренние переговоры, а уже потом обращаются в суд.

Подводя итоги круглого стола, его участники выразили надежду на дальнейшее улучшение статистики просрочки дебиторов в России. «Надо быть внимательными и изучать судебную практику», — напутствовал юрист Казанского юридического центра Александр Смирнов. «Нужно обратить внимание на правильность оформления документов как по договорам, так и по приемо-сдаточным бумагам. Потому что на практике чаще всего сталкиваемся с тем, что приходит взыскатель и говорит: „Я точно поставил, точно оказал услуги, но у меня ничего нет, кроме договора“. А в суде этот вариант, как правило, не проходит», — предупредила предпринимателей ведущий юрист ЮК «Право и город» Лариса Максудова.

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль