Банки 
22.08.2017

Микаил Шишханов: «Каждый регион уникален, Татарстан мне очень близок»

Самое главное — дать свое видение того, где мы можем стать лучше, и в этой идеологии развивать банк

Совладелец ПАО «БИНБАНК» рассказал «БИЗНЕС Online» о стратегии развития, консолидации активов, выборе нового председателя правления, драйверах роста бизнеса и планах по увеличению доли банка на финансовом рынке Татарстана в два раза.

Микаил Шишханов

«В ЦБ РФ РАБОТАЮТ ВЫСОКИЕ ПРОФЕССИОНАЛЫ, И МЕНЬШЕ ВСЕГО ОНИ ХОТЯТ, ЧТОБЫ БАНКИ СТРАДАЛИ»

— Микаил Османович, расскажите, с какой целью вы приехали в Казань.

— По итогам полугодия мы обычно утверждаем отчет и приезжаем в регионы: утром были в Ульяновске, сейчас в Казани, до этого были в Новосибирске. Это наша стандартная практика общения с местными ключевыми партнерами. Почему мы приезжаем в регионы, рассказываем про группу, чем мы занимаемся, как мы развиваемся, какие наши планы? Чтобы клиенты видели и понимали, кому они доверяют свои деньги. Это очень важно.

— Ситуация на банковском рынке довольно нервозная. Хотя, с другой стороны, начался рост российской экономики. По данным Росстата, во втором квартале 2017 года рост составил 2,5% в годовом выражении. Эксперты этот рост объясняют в том числе восстановлением кредитования банками реального сектора экономики и населения. Наблюдаете ли вы рост спроса на кредиты?

— Конечно, у нас тоже растут объемы кредитования бизнеса и населения.

— Можно ли сказать, что действия Центробанка по очистке рынка уже дали положительный результат и виден свет в конце тоннеля, рынок начинает расти?

— Идет нормальная, планомерная и профессиональная работа по очистке банковской системы. И мне кажется, что пик уже пройден. Поведение Центрального банка абсолютно логично и понятно. Да, какие-то игроки вели себя более агрессивно. В конце концов, банк — это бизнес. Поверьте мне, я знаю, что в ЦБ РФ работают профессионалы и меньше всего они хотят, чтобы банки страдали.

Однако регулируемый бизнес всегда работает в более жестких условиях. Тем более что здесь с деньгами связана большая социальная ответственность. Во всем мире происходит ужесточение надзора за банковской деятельностью.

— Какие драйверы роста банковского сектора вы видите? Кстати, как вы оцениваете решение Сбербанка существенно снизить ставки по ипотечному кредитованию? Насколько это своевременно?

— Я считаю, что ключевой драйвер роста банковского сектора — это понижение ключевой ставки ЦБ РФ. Центробанк смог опустить инфляцию до рекордно низких в истории современной России значений. Я понимаю, почему Центробанк резко не снижает ставку — чтобы спекулянты не играли на курсе валют. Но ставку надо аккуратно опускать. И когда доступная ставка по кредиту для промышленности будет хотя бы 7–8% годовых, это станет огромным толчком к развитию всей экономики. Нормальная рентабельность основной массы производства — 10–15% годовых. А если надо 15% отдавать за кредит, еще 2–3% — на амортизацию, на налоги и так далее, то получается, что предприятие должно иметь рентабельность более 25%. Такой рентабельности в производстве нет.

Что касается снижения ставок по ипотеке, то я считаю, что это очень адекватное решение. ПАО «Сбербанк» — молодец! В этом смысле Сбербанк — законодатель мод. Наши конкурентные преимущества также позволяют снижать кредитные ставки, мы это постепенно делаем и будем продолжать.

«ДЛЯ АУДИТОРОВ ЛЮБАЯ САНАЦИЯ, НЕВАЖНО КАКАЯ ОНА БУДЕТ, ВСЕГДА ВЫЗЫВАЕТ ОПАСЕНИЯ»

— Бинбанк является санатором нескольких банков. Участники рынка отмечают, что сегодня, после активной стадии оздоровления «проблемных» банков, одной из ключевых задач санаторов является работа с проблемными активами и с крупными заемщиками, не способными платить по своим обязательствам. Насколько успешно в этом направлении действует Бинбанк?

— Мы не первый день санируем банки. У нас хорошо выстроенные процессы, установлен жесткий контроль за расходованием средств. Это огромная работа. Председателем Совета директоров Бинбанка Михаилом Гуцериевым было создано пять управляющих компаний, которые отвечают за каждый сегмент. Этот огромный-огромный механизм работает, и я абсолютно спокоен — мы со всем справимся.

— Но вот аудиторы Бинбанка — компания EY — неоднозначно оценивают кредит в 545,8 млрд рублей, выданный Бинбанком находящемуся у вас в санации АО «РОСТ БАНК». Они считают, что это серьезно снижает конкурентоспособность Бинбанка. Как бы вы сами прокомментировали эту операцию?

— Я понимаю их опасения. Для аудиторов любая санация, неважно какая она будет, всегда вызывает опасения. Но это наша модель развития. Есть две модели развития: либо ты санируешь другой банк и сразу занимаешь его долю рынка, но одновременно принимаешь на себя дополнительные риски, либо ты приходишь на новый рынок с нуля и за десять лет его занимаешь. Мы выбрали первую модель. Я очень рад, что мы сделали именно так. Мы стали банком федерального масштаба с присутствием от Калининграда до Владивостока, с серьезной долей рынка.

Не бывает так, что ты сразу захватил рынок и у тебя идеально все в балансе. Да, у нас есть межбанковский кредит, у нас есть проблемные активы, связанные с Рост Банком. Но у нас есть согласованный с ЦБ РФ план санации Рост Банка, который мы сейчас отрабатываем. Перед нами стоит задача максимизировать прибыль. Мы предоставили Рост Банку высоколиквидные активы для того, чтобы поддерживать его ликвидность и чтобы он мог зарабатывать.


«ЧЕРЕЗ 3–5 ЛЕТ ПОСМОТРИМ, КТО ИЗ НАС БУДЕТ ГЛАВНЕЕ, КТО БУДЕТ «ДОЧКОЙ», А КТО — «МАМОЙ»

— Каковы стратегические планы развития Бинбанка? Стоит ли ожидать большего смещения в сторону розницы? И какую роль вы отводите своему дочернему банку «Бинбанк Диджитал»?

— Да, наверное, акцент будет смещен в сторону розницы, потому что сегодня крупный корпоративный бизнес с учетом экономических реалий, с учетом существующей ключевой ставки ЦБ РФ не так активен. Бинбанк — огромная структура, где в текущем режиме решается миллион вопросов. И мы в какой-то момент поняли, что развивать новые цифровые решения эффективнее в отдельной структуре. Мы создали «Бинбанк Диджитал», посадили туда молодых активных ребят и поставили перед ними задачу — любой продукт на основе банковской карты за один час, если есть возможность, вывести на рынок. Это наша точка роста. Прежде чем внедрять в огромную систему новые технологические вещи, их надо опробовать в ограниченном масштабе. А через 3–5 лет посмотрим, кто из нас будет главнее, кто будет «дочкой», а кто — «мамой».

— То есть вы планируете выйти на поле, которое занимает банк АО «Тинькофф»?

— Это поле высокотехнологичных банковских онлайн-сервисов. Мы уже сейчас входим в Топ-10 российских банков по кредитным картам…


«Я ТРИ ДНЯ В НЕДЕЛЮ ПРОВОЖУ В ПЕРЕЛЕТАХ ПО РАЗНЫМ ГОРОДАМ. В ТАКОМ РЕЖИМЕ НЕЛЬЗЯ ЗАНИМАТЬСЯ ОПЕРАТИВНЫМ УПРАВЛЕНИЕМ»

— В конце мая вы ушли с поста председателя правления Бинбанка «по собственному желанию». В чем причина такого решения?

— Я 23 года строил банк. Но сейчас мы достигли такого масштаба, что настал момент, когда бизнесу нужен свежий взгляд. Когда я попросил возглавить Совет директоров Бинбанка Михаила Гуцериева, он основным условием поставил, что все акционеры должны уйти от оперативного управления и предложить кандидатуры не изнутри, а с внешнего рынка, которые свежим взглядом посмотрят на наш бизнес. Это всегда полезно — мы же не боги, где-то мы ошибаемся. У нас много стратегических проектов в разных регионах России. Я три дня в неделю провожу в перелетах по разным городам. В таком режиме нельзя заниматься оперативным управлением, необходимо сосредоточиться на стратегических вопросах.

— Недавно было объявлено о том, что акционеры выбрали новым предправления банка Евгения Давыдовича, который ранее возглавлял АО «Связной Банк»…

— Было несколько кандидатов. На Давыдовича выбор пал, потому что к нему и ЦБ РФ хорошо относится, и мы его уважаем как рыночника. К тому же нам его личные и профессиональные качества очень нравятся. Осталось согласовать его кандидатуру в Банке России. Я очень рад, что такой профессиональный человек возглавит правление Бинбанка, потому что это ежедневная педантичная операционная работа с утра до вечера.

— Какие ключевые задачи акционеры поставили перед Давыдовичем?

— Его задача — выполнять те бизнес-планы, которые исходят из нашей стратегии развития, а самое главное — дать свое видение того, где мы можем стать лучше, и в этой идеологии развивать банк. Например, нужно понять, какие корпоративные бизнесы будут рентабельны в обозримом (2–3 года) будущем. Сейчас это сельское хозяйство, завтра это может быть машиностроение. Рынок динамично перестраивается. И не только из-за экономической ситуации, но и из-за цифровой революции, которая произошла. К этому и государство подталкивает — с точки зрения администрирования денежных потоков это очень удобная вещь.

— Какую долю рынка сейчас занимает Бинбанк в Татарстане? На какие цифры вы хотите выйти через год?

— Здесь мы занимаем порядка 3–3,5% всего объема рынка. В планах потихонечку, в течение 2–3 лет, довести эту цифру до 5–6%. Наша первоочередная задача — сохранить свою клиентскую базу, завершить окончательно все технологические вещи, связанные с объединением 11 банков. Это тяжелейший процесс, и нам важно, чтобы все клиенты в итоге оказались довольны. Одновременно надо выстроить ту продуктовую линейку, которая максимально, с учетом местного менталитета, будет востребована и удобна. Каждый регион уникален. Татарстан мне очень близок ментально — я вырос на Кавказе, мне очень нравится Казань — красивейший город. Здесь сильные руководители, и мы точно знаем, что в Татарстане и сами сможем получить прибыль, и другим дадим заработать. 

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже