Общество 
3.09.2017

Сергей Чобан: «Здания, подобные Дворцу земледельцев, являются реакцией людей на модернизм»

Именитый архитектор, автор плана развития Адмиралтейской слободы едет в Иннополис, отвечает Дембичу и размышляет о московской реновации

«Шесть-семь этажей для основной части застройки — это оптимальный показатель», — считает известный архитектор Сергей Чобан. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о знакомстве с Рустамом Миннихановым и приглашении от Ильсура Метшина, глобальном тренде на сомасштабность человеку и важной архитектурной биеннале в самом молодом городе Татарстана.

Сергей Чобан: «Архитектор — комплексная профессия, он должен заниматься формированием архитектурной среды, начиная от градостроительства и заканчивая дверной ручкой»

«КЛЮЧЕВЫМ ТРЕНДОМ ЯВЛЯЕТСЯ ОРИЕНТАЦИЯ НА ЧЕЛОВЕКА И ЕГО ПОТРЕБНОСТИ»

Сергей Энверович, вас считают русским архитектором на Западе и западным в России. А вы себя кем ощущаете?

— Я себя считаю просто архитектором. Естественно, по месту рождения и по своему образованию я российский архитектор, и принадлежность к российской культуре для меня очень важна. Но сегодня представители многих профессий, в том числе архитекторы, могут работать в самых разных странах мира, и это дает много новых возможностей для самореализации.

— Я посмотрела тот внушительный список проектов, которые вы реализовали. Поэтому, думаю, вы можете рассуждать о том, в каком направлении движется архитектура и в России, и в мире. Так куда же?

— Ключевым трендом, на мой взгляд, является ориентация на человека и его потребности. Глобальные мегапроекты, конечно, время от времени возникают, но основное движение происходит в сторону человека. В центре внимания архитекторов находятся такие вопросы, как удобство и продуманность общественных пространств и сомасштабность человеку окружающих их зданий.

— А вы руководствуетесь этими задачами в своей деятельности?

— Да, безусловно. В своей работе я руководствуюсь принципом, что здание нужно проектировать так, чтобы самому захотелось в нем жить или как минимум бывать.

«Я руководствуюсь принципом, что здание нужно проектировать так, чтобы самому захотелось в нем жить или, как минимум, бывать» «Я руководствуюсь принципом, что здание нужно проектировать так, чтобы самому захотелось в нем жить или как минимум бывать»

— Думаю, вы объездили если не весь мир, то половину точно...

— Я много где побывал, но не могу сказать, что объездил весь мир. Далеко не весь.

— И все же, какой город из тех, где вы бывали, вам кажется наиболее гармонично развивающимся или уже оформившимся с точки зрения архитектуры?

— Города, которые активно развивают как свои новые районы, так и исторические. Например, Лондон, Нью-Йорк. Мне это развитие кажется очень интересным, оно связано с появлением большого количества объектов, контрастных по отношению друг к другу и к своему историческому окружению. Мне кажется, что современная архитектурная культура должна привносить этот контраст. Кроме того, я большой поклонник традиции европейского города, которая особенно активно формировалась во второй половине XIX – начале XX века. Париж, Барселона — этот список можно продолжать очень долго...

— А Берлин?

— Берлин, безусловно. А также Москва и Петербург — совершенно европейские города и с точки зрения географической принадлежности, и с точки зрения истории формирования, поскольку очень большое количество европейских архитекторов принимало участие в их создании. Берлин и Москва — пожалуй, самые важные для меня города, потому что я в них живу и работаю.

«Памятники каждой эпохи заслуживают выявления и внимательного к себе отношения, и советская архитектура – не исключение» «Памятники каждой эпохи заслуживают выявления и внимательного к себе отношения, и советская архитектура — не исключение»

«ПАМЯТНИКИ КАЖДОЙ ЭПОХИ ЗАСЛУЖИВАЮТ ВНИМАТЕЛЬНОГО К СЕБЕ ОТНОШЕНИЯ»

— Если не брать Петербург и Москву, какие-то еще российские города имеют свое архитектурное лицо?

— Каждый исторический город имеет собственное лицо. Казань, например, Ярославль, Кострома, Великий Новгород, Ростов Великий, Псков.

— То есть вы считаете, что их не испортили новостройки последних лет, например, 1990-х?

— Я думаю, правильнее говорить о периоде с начала 1960-х годов, когда в архитектуру и градостроительство пришла индустриализация, повлекшая за собой отказ от художественно решенных деталей, а также от сочетания уличной и дворовой застройки. Это породило достаточно безликое городское пространство, которое трудно назвать комфортным и которое, как правило, не вызывает симпатию у горожан. Это было своеобразное градостроительство «для всех», когда минимальными средствами пытались решить огромное количество социальных проблем, в частности, обеспечить жильем большое количество людей. И это объективно удалось. Но в результате возникла очень однообразная жилая среда. Мне кажется, что из тех ошибок роста надо извлекать уроки и стараться не повторять их в дальнейшем.

— Так нужно ли теперь пытаться переделывать это советское наследие? Во многих городах идут споры о сносе зданий советской постройки. Допустим, в той же Казани широко обсуждалась тема со сносом комбината «Здоровье». Я беседовала с Анной Медлевой, дочерью архитектора этого здания. Она считает, что какие-то элементы фасада стоило бы оставить. На ваш взгляд, советское наследие заслуживает того, чтобы его оставили?

— Обязательно. В Берлине, где я работаю, огромное количество зданий этого периода уже поставлены под охрану. Нам необходимо их сохранять, реставрировать, причем профессионально, а не просто сохраняя форму здания и переоблицовывая его фасады новыми материалами и элементами теплоизоляции. Я уверен в том, что памятники каждой эпохи заслуживают выявления и внимательного к себе отношения, и советская архитектура — не исключение. Но, естественно, я говорю об уникальных зданиях, формирующих лицо современной им архитектуры.

— Извините, перебью. А кто эти уникальные здания должен выявлять?

— Есть разные механизмы. Этим может заниматься и профессиональное сообщество, например союз архитекторов и общественность. Но нужно честно признать, что общественность как раз не всегда любит наследие архитектуры модернизма. И в этой ситуации, думаю, профессионалы могли бы заниматься просветительской работой, как это делает, например, Анна Медлева, объясняя, чем именно то или иное здание важно для развития архитектуры своего времени.

Но, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, хочу еще раз подчеркнуть, что говорю о необходимости сохранения уникальных, знаковых сооружений. Что же касается массовой жилой застройки, которая покрыла собой огромное количество территорий, то лежащие в ее основе архитектурно-планировочные принципы, конечно, сохраняться и тем более воспроизводиться не должны. Извлекая уроки из прошлого, особенно в том, что касается плотности и высотности застройки, мы должны развиваться в сторону более гуманных, сомасштабных человеку форм.

«Сегодня представители многих профессий, в том числе архитекторы, могут работать в самых разных странах мира, и это дает много новых возможностей для самореализации»

«ОСНОВУ ЖИЛОЙ ЗАСТРОЙКИ ЛЮБОГО РАЙОНА ДОЛЖНЫ СОСТАВЛЯТЬ ПЯТИ-ШЕСТИЭТАЖНЫЕ ДОМА»

— То есть невысоких?

— Да. Основу жилой застройки любого района должны составлять пяти-шестиэтажные дома. И, например, мастер-план развития территории Адмиралтейской слободы Казани мы разработали именно в соответствии с этим принципом. Не менее 70 процентов застройки этой территории задуманы не выше пяти-шести этажей, и лишь отдельные акценты получат более высокую этажность.

— К Адмиралтейской слободе мы вернемся чуть позже. Но раз вы затронули тему массированной жилой застройки, я не могу вас не спросить про московскую тему реновации, снос пятиэтажек. Вы рассуждаете про сомасштабную человеку застройку. Чем же пятиэтажки не сомасштабны?

— Невысокая этажность — это, безусловно, важное преимущество этих домов. Но городское пространство, которое они образуют, качество жизни внутри микрорайонов, качество самих квартир, высота потолков, организация общественных зон — все это, мне кажется, не выдерживает никакой критики. Однако у этой застройки есть два плюса, которые обязательно необходимо учесть в программе реновации. Во-первых, уже упомянутая этажность застройки. Ни в коем случае нельзя делать жилые дома слишком высокими. Я считаю, что 6-7 этажей для основной части застройки — это оптимальный показатель, тогда как отдельные здания могут быть решены как более высокие акценты. Во-вторых, необходимо сохранить те зеленые пешеходные зоны, которые с течением времени сформировались в пятиэтажных районах. При этом в качественном переосмыслении, безусловно, нуждается вопрос иерархии пространств (уличных и дворовых, которые по определению должны быть разными по своему характеру), а также разнообразия фасадов жилых секций и функционального наполнения первых этажей домов.

— Значит, программа реновации Москве все-таки нужна?

— Я абсолютно уверен, что та микрорайонная застройка, которая возникла в рамках программы панельного домостроения, к сожалению, не обладает качествами, соответствующим нашим современным представлениям о комфортной и эстетически привлекательной среде. Впрочем, это не означает, что пятиэтажная застройка должна быть ликвидирована полностью, — наоборот, какие-то ее части, на мой взгляд, могут и должны быть сохранены как воплощение опыта жилищного строительства второй половины XX века.

«Для Москвы 6-7-этажная застройка — прекрасный масштаб» «Для Москвы шести-семиэтажная застройка — прекрасный масштаб» Фото: ©Александр Чепрунов, РИА «Новости»

— С пятиэтажками мы разобрались. Но как Москве и России в целом уйти от массированной квартальной застройки?

— Квартальная застройка по определению не является массированной. Именно она во многом формирует облик Парижа, Берлина, Барселоны, исторической части Лондона, и на примере этих городов мы видим, что при соблюдении определенных параметров этажности квартальная застройка служит залогом создания очень комфортной и сомасштабной человеку среды. Если же под кварталом вы подразумеваете излишне высокую замкнутую застройку, то, конечно, речь идет о превышении разумных пределов плотности. Этот параметр, на мой взгляд, нужно в каждом конкретном случае тщательно проверять, стремясь и на уровне градостроителей, и на уровне руководства городов удерживать среднюю плотность 70–80 процентов всей застройки в границах тех самых семи этажей, о которых я сказал. Повторюсь, среди оставшихся 20–30 процентов могут возникать более высокие акценты.

— Это касается только центральной части города или окраин тоже?

— Если мы говорим о мегаполисе, то это вполне универсальное правило и для его центральных районов, и для более удаленных. Если же речь идет о малом городе, в панораме которого преобладают двух-трехэтажные дома, то, безусловно, в нем новую застройку стоит проектировать с учетом местных градостроительных традиций.

— А для Москвы?

— Для Москвы, я считаю, шести-семиэтажная застройка — прекрасный масштаб.

— Но, как вы видите, сейчас везде, где можно что-то еще воткнуть, строятся здания под 20–30 этажей.

— Я лишь сказал о том, как, на мой взгляд, следовало бы делать. И я не хотел бы критиковать те или иные градостроительные или архитектурные решения. Я и сам проектирую более высокие объекты там, где градостроительные параметры позволяют это делать. Но если говорить о формировании новых градостроительных параметров, то да, я считаю, что более гуманной является 6–7, максимум — 8-этажная застройка.

«Мы должны стремиться к тому, чтобы снова захотеть проектировать «одежду». Тогда и вкус, с которым делаются наши здания, будет постепенно улучшаться»

— Тогда нравится ли вам нынешний облик Москвы? Что бы вы изменили, добавили?

— Мне нравится то, что Москва очень активно развивается. Мне нравятся возникающие общественные пространства (и парковые, и городские), нравится то, как меняется в лучшую сторону качество улиц.

— Программу «Моя улица» тоже поддерживаете?

— Я хочу сказать лишь, что многие уличные пространства Москвы стали заметно лучше, и я это приветствую. Люди, которые приезжают ко мне сюда в гости, не зная внутренних неудобств, вызванных подобной стройкой, констатируют, что Москва развивается в заметно лучшую сторону.

Вообще, что касается неудобств, могу сказать, что, например, Унтер-ден-Линден — один из главных бульваров Берлина — по причине прокладки метро закрыт для транспорта уже много лет. Это дико неудобно. Инвалиденштрассе в районе вокзала также сужается уже не один год. Но я не видел на форумах и в каких-то открытых сетевых источниках бурных дискуссий на эту тему. Равно как и не слышал от своих немецких коллег каких-то ожесточенных споров по поводу того, нужно или не нужно строить новую линию подземного метро в Берлине, который может похвастаться плотной сетью наземного общественного транспорта. Наоборот, мы все приветствуем в Берлине еще большее уплотнение сети общественного транспорта. Или, скажем, на Лейпцигской площади в том же Берлине существенно сократили ширину проезжей части и проложили трамвайные пути — и я ни разу не слышал о том, чтобы это кого-нибудь возмутило.

— Почему тогда в России, во всяком случае в Москве, это такая жаркая тема для дискуссий?

— Скажем прямо, это не ко мне вопрос. Всем, кто любит дискуссии, я бы посоветовал приехать в Берлин и посмотреть, как город справляется с этими стройками и мешают ли они ему быть европейской столицей с наибольшим притоком туристов в год.

«Вместе с Сергеем Кузнецовым мы спроектировали Дворец водных видов спорта» «Вместе с Сергеем Кузнецовым мы спроектировали Дворец водных видов спорта»

«ЗАЧАСТУЮ АРХИТЕКТОРЫ ПРИЗЫВАЮТ ХОДИТЬ БЕЗ ОДЕЖДЫ ВОВСЕ»

— Теперь обратимся к Казани. Бывали там?

— Я много раз был в Казани. Вместе с Сергеем Кузнецовым мы спроектировали там Дворец водных видов спорта.

— Как оцениваете архитектурный облик города?

— Считаю, что Казань — очень комфортный город с очень интересной исторической средой. Я очень люблю культуру Казани. Например, Николай Фешин — один из моих любимых живописцев еще со времен учебы в Институте имени Репина Академии художеств. В музее Академии я часто рассматривал его замечательную дипломную работу и мечтал побывать в Казани — и с тех мор свою мечту осуществил много раз. Этой зимой, например, вновь приезжал, гулял в мороз по набережной. Было очень приятно.

— Вы заметили те перемены, которые произошли в городе за последние годы?

— Я вижу, что строятся новые здания, новые жилые кварталы, как и в любом городе, который активно развивается.

«Здания, подобные Дворцу земледельцев, являются реакцией людей и политиков на модернизм» «Здания, подобные Дворцу земледельцев, являются реакцией людей и политиков на модернизм»

— Есть мнение, что Казань, активно развиваясь, меняет и свой исторический облик. Согласны? Например, неоднозначно оцениваются здания Дворца земледельцев или кукольного театра.

— Я недавно просматривал форум самых интересных зданий мира и наткнулся на Дворец земледельцев в Казани. Думаю, нет смысла спорить с тем, что это здание очень заметно.

Просто, понимаете, мы живем в очень сложное с точки зрения архитектурной культуры время. Мы уже 100 лет проектируем по законам модернизма, отказавшись от каких-либо деталей. И если архитекторы от подобных аскетично решенных зданий, как правило, в восторге, то рядовые горожане, наоборот, не очень. Поэтому здания, подобные Дворцу земледельцев, являются реакцией людей и политиков на модернизм. Люди стараются украшать здания, которые создают. Это совершенно нормальная функция архитектуры, которая в эпоху модернизма была, на мой взгляд, несправедливо забыта. Вместе с историком архитектуры Владимиром Седовым я даже написал на эту тему книгу «30:70. Архитектура как баланс сил», то есть баланс между модернистским новаторством и созданием более скромных по форме, но более продуманных в деталях, в поверхностях фасадов зданий. Это как с одеждой: одни носят строгую, а другие — более яркую. Какие-то из этих нарядов сшиты с бóльшим вкусом, какие-то с меньшим. Проблема в том, что зачастую архитекторы призывают ходить без одежды вовсе, то есть строить гладкие, лишенные деталей стены. Вот в чем трагедия! Мы должны стремиться к тому, чтобы снова захотеть проектировать «одежду». Тогда и вкус, с которым делаются наши здания, будет постепенно улучшаться.

«Я был счастлив узнать от Рустама Нургалиевича о новых проектах в Республике Татарстан и с удовольствием откликнулся на его приглашение снова приехать в Казань»Фото: prav.tatarstan.ru

— Прежде чем мы поговорим про Адмиралтейскую слободу, должна вас спросить: как вы познакомились с Рустамом Миннихановым? Правда ли, что он вас пригласил к работе над этим проектом?

— Рустама Нургалиевича Минниханова я знаю еще с того момента, как мы проектировали Дворец водных видов спорта. Насколько я помню, он был председателем комиссии по выбору проектировщиков для объектов Универсиады. Мы приезжали в Казань и докладывали с одной из команд наше видение объектов, Рустам Нургалиевич сидел напротив меня, внимательно слушал и задавал массу интересных вопросов. Для меня он является очень важным российским политиком, которого я давно знаю и уважаю. Осенью 2016 года мы встретились на форуме в Сочи. Я был счастлив узнать от Рустама Нургалиевича о новых проектах в Республике Татарстан и с удовольствием откликнулся на его приглашение снова приехать в Казань.

— То есть он вам предложил?

— Не он лично. Общаясь с ним, с другими членами правительства Татарстана, я постепенно входил в круг проблем, стоящих перед городом. Результатом стало приглашение со стороны и мэра Казани Ильсура Раисовича Метшина, и администрации президента РТ.

«Мы регулярно получаем рабочие чертежи музея Адмиралтейской слободы, которые правим, высказывая свое авторское мнение по аспектам и проектирования музея, и мастер-плана в целом»Нажмите, чтобы увеличить

«Я ИСХОДИЛ ИЗ ТОГО, КАК ВЫГЛЯДИТ ЦЕНТР ГОРОДА, КАК ВЫГЛЯДЯТ ПРИЛЕГАЮЩИЕ ТЕРРИТОРИИ»

— Вы бывали в районе Адмиралтейской слободы?

— Конечно, неоднократно. И Татьяна Георгиевна Прокофьева все мне показывала, и Олеся Александровна Балтусова, и Александр Алексеевич Дембич. Я очень активно все осматривал, в том числе и памятники 1920–1930-х годов, и монастырь, и конструктивистские постройки, и природный памятник — русло Казанки.

— Из чего вы исходили, когда проектировали?

— Я исходил из того, как выглядит центр города, как выглядят прилегающие территории. Они все имеют довольно низкую этажность и индивидуальные фасады, а также скатные кровли. Именно такую структуру застройки я и предложил, при этом есть отдельные более яркие акценты, в основном на территориях, которые выходят на большую водную акваторию. А по мере удаления от набережной застройка становится целиком пяти-шестиэтажной, продолжая традиции исторического центра. Музей Адмиралтейской слободы, концертный зал, музей воды — отдельные иконические объекты, которые концентрируют вокруг себя общественные пространства и обрамлены малоэтажной застройкой.

— Понравилось казанской стороне ваше предложение?

— Как я понимаю, понравилось, раз мастер-план после активного обсуждения был положен в основу проекта планировки. Кроме того, мы регулярно получаем рабочие чертежи музея Адмиралтейской слободы, которые правим, высказывая свое авторское мнение по аспектам и проектирования музея, и мастер-плана в целом.

— У вас есть представление, сколько ориентировочно будет стоить воплощение вашего проекта и сколько по срокам может занять?

— Нет, этого представления у меня нет и быть не может. Я мог бы сказать точечно по какой-то территории, сколько стоило бы одно или другое здание или инженерное решение, но я не могу сказать, сколько стоит реализация всего мастер-плана. Это рамочный план развития, который будет положен в основу проекта планировки. Совершенно очевидно, что мастер-план позволяет достичь хороших показателей по использованию участков, — и с точки зрения качества застройки, и с точки зрения экономики.

«Я очень надеюсь на то, что Адмиралтейская слобода будет выглядеть через 10–15 лет так, как заложено в мастер-плане»

— Я правильно понимаю, что вы не можете давать прогноз о том, как Адмиралтейская слобода будет выглядеть, скажем, через 10–20 лет?

— Я могу представить, что так она будет выглядеть через 10–15 лет, но я же не пророк, не знаю, как будет развиваться экономика. Я очень надеюсь на то, что Адмиралтейская слобода будет выглядеть через 10–15 лет так, как заложено в мастер-плане. Во всяком случае, 10–15 лет — вполне реальный срок для реализации подобных программ.

— Вы упомянули Александра Дембича, а он на страницах нашей газеты критиковал ваш мастер-план.

— Считаю, что мы очень плодотворно работали в период подготовки мастер-плана. Критика, если она конструктивна, всегда помогает в движении. Но мне кажется, что я постарался ответить на все вопросы, которые возникли в процессе подготовки и презентации мастер-плана. Мы по два раза в неделю проводили либо выездные, либо скайп-совещания, обсуждали все детали подготовки мастер-плана.

— Александр Дембич написал по этому поводу отдельный материал в нашей газете, в котором, например, вспомнил высказывание: «Хотите разорить государство — пригласите архитектора». Также одна из его претензий касалась того, что мастер-планом должны заниматься градостроители, а не архитекторы.

— Градостроитель и архитектор — это практически одно и то же. Сегодня архитекторы много занимаются градостроительством, градостроители — архитектурой. Выделение градостроителя в эпоху модернизма в отдельную профессию привело к тому, что мы получили города. Спроектированные с высоты птичьего полета, без учета повседневных нужд человека и его масштаба. Я считаю, что архитектор — комплексная профессия, он должен заниматься формированием архитектурной среды, начиная от градостроительства и заканчивая дверной ручкой. А когда один занимается пуговицами, другой — лацканами, третий — карманами, то потом получается продукция, качество которой в свое время так остроумно высмеивал Аркадий Райкин, говоря, что «к пуговицам претензий нет». Архитектор должен чувствовать пространство изнутри, начиная с его организации и заканчивая последней деталью.

«Архитектор должен чувствовать пространство изнутри, начиная с его организации и заканчивая последней деталью» «Архитектор должен чувствовать пространство изнутри, начиная с его организации и заканчивая последней деталью»

«МОЛОДЫЕ ЛЮДИ ВСЕ МЕНЬШЕ УЧАСТВУЮТ В ФОРМИРОВАНИИ ВИДЕНИЯ, КАК СЕГОДНЯ ЖИТЬ»

— Поговорим еще про I российскую молодежную архитектурную биеннале, которая пройдет в Иннополисе 12–14 октября. Вы председатель жюри. Зачем она нужна и какова цель?

— Сегодня профессия архитектора стала очень возрастной. Как правило, реальные стройки начинаются лишь после того, как достигается возраст 35, а то и 40 лет. В связи с этим люди, которые действительно являются молодыми, все меньше участвуют в формировании видения, как сегодня жить, строить и проектировать. Так вот идея, которая пришла нашей команде в голову, — все-таки привлечь широкий слой архитекторов в возрасте до 35 лет к дискуссии о том, как должны выглядеть города сегодня, причем не на словах, не в рамках критики, а в рамках активных действий. Именно сегодня, а не в будущем. Мы очень рады, что заявки были поданы из огромного числа регионов, больше половины архитекторов — не из Москвы. Из Казани в финал, например, также вышли два участника — у вас сильный университет, сильная школа, уже интернационально известная.

— Сколько было заявок?

— Более 370. Из них отобрали 30 финалистов.

— Как вы их отбирали?

— Первый этап представлял собой конкурс портфолио. Конечно, среди представленных проектов было мало больших проектов жилой среды. Но были проекты, которые свидетельствовали или не свидетельствовали о потенциале участника.

— Когда вы отбирали финалистов, чем руководствовались? Может, вас кто-то поразил?

«Иннополис, конечно, не единственный построенный в XXI веке новый российский город его создание – это, безусловно, огромное достижение Республики Татарстан» «Иннополис, конечно, не единственный построенный в XXI веке новый российский город. Его создание — это, безусловно, огромное достижение Республики Татарстан»

— Будем откровенны: «поразил» — это не то слово, которое активно используется в нашей профессии. Скажем, были портфолио, которые было интереснее изучать. Это в целом была большая работа. Я и люди, которые мне помогали, потратили несколько дней, чтобы классифицировать полученные портфолио и отобрать действительно лучшие, уделив одинаково пристальное внимание абсолютно всем участникам. Я пересматривал работы вновь и вновь, возвращался к тем или иным заявкам. Думаю, что с точки зрения сбалансированности предложений, мы остановились на «золотом сечении» из числа тех заявок, которые были поданы.

— Кто был инициатором организации биеннале?

— Изначально идея возникла в нашем разговоре с продюсером Алексеем Боковым, потом она была предложена в министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, и его глава Михаил Александрович Мень ее поддержал. Для нас чрезвычайно важно, что министерство выступает соорганизатором биеннале, а руководство Татарстана, президент РТ Рустам Нургалиевич Минниханов и его помощник Наталия Фишман откликнулись на пожелание провести (я надеюсь, не один раз) ее в Иннополисе. На мой взгляд, тот факт, что минстрой РФ и правительство РТ стали основополагающими структурами, которые поддерживают биеннале, гарантирует, что результаты конкурса будут рассмотрены на самом высоком уровне.

— Иннополис, наверное, в новой России единственный город, который построили в чистом поле.

— Если говорить о XX веке, то Россия на 70 процентов построена в чистом поле.

— Имею в виду современную Россию. Так Иннополис вам понравился?

— Я был в Иннополисе осенью прошлого года и остался под большим впечатлением от этого города и его градостроительного потенциала. И хотя Иннополис, конечно, не единственный построенный в XXI веке новый российский город (стоит вспомнить хотя бы Сколково, например), его создание — это, безусловно, огромное достижение Республики Татарстан.

«В биеннале как таковых победителей не бывает, есть отмеченные жюри работы. Все финалисты – уже победители» «В биеннале как таковых победителей не бывает, есть отмеченные жюри работы. Все финалисты — уже победители»

«ВОЗРАСТ НЕ ТАК ВАЖЕН: ЛИБО АРХИТЕКТОР ТАЛАНТЛИВ И РАБОТОСПОСОБЕН, ЛИБО НЕТ»

— Вернемся к биеннале. Вы вскользь упомянули про возраст архитекторов. На недавнем «Урбанфоруме» в Москве я все время слышала, как говорили, что молодыми архитекторами сейчас считаются 40-летние.

— Для такой сферы деятельности, как архитектура, это действительно довольно молодой возраст. Впрочем, лично я считаю, что возраст не так важен: либо архитектор талантлив и работоспособен, либо нет. Мне, скажем, сейчас 54 года, но я не чувствую себя стариком. Впрочем, тот факт, что я и мои коллеги-ровесники полны сил и идей, конечно, не должен означать, что по-настоящему молодые архитекторы должны оставаться за бортом активной профессиональной жизни. Именно поэтому мы и проводим эту биеннале.

— Но все-таки есть проблема, что молодым пробиться сложнее?

— Людям, которые только приходят в профессию, всегда пробиться сложнее, чем тем, которые уже в профессии находятся. Им надо помогать. Всегда в любой профессии и в любое время так было. Просто у нас в России, в силу особенностей нашей новейшей истории, только сейчас в профессию приходит первое поколение 30–35-летних, рожденных на излете или вне Советского Союза.

— Сейчас отобраны 30 финалистов биеннале. Что они теперь будут делать до октября?

— Они должны разработать конкурсные проекты и представить в них свое видение многофункционального квартала с плотностью застройки, которая им самим кажется наиболее комфортной. Они все не градостроители, и тем интереснее и важнее их представление о том, как такая многофункциональная среда в объеме и пространстве должна выглядеть.

— То есть это будет жилой квартал?

— Не только. Многофункциональный: и жилой, и общественный, и офисный. Но жилье должно преобладать — примерно 70–80 процентов.

— Сколько выберут победителей из этих финалистов?

— Вообще, в биеннале как таковых победителей не бывает, есть отмеченные жюри работы. Все финалисты — уже победители, ведь они получили шанс разработать конкурсный проект и представить его международному жюри. Жюри, в свою очередь, присудит первую, вторую и третью премии. Также два специальных приза будут вручены от минстроя и руководства Татарстана.

— Будут ли эти проекты реализованы?

— Нет, это концептуальные проекты. Мы не хотели привязывать участников к какому-либо конкретному городу. Более того, мы исходим из того, что за основу будут взяты средние климатические условия, то есть не тундра и не субтропики, а территории средней полосы. Это гарантирует, что проекты, которые мы получим, будут сравнимы и теоретически могут быть реализованы на большей части страны. Участники приедут из очень разных городов и, конечно, в своих проектах они могут откликнуться на свои местные традиции, а мы будем оценивать своеобразие и остроту градостроительных и архитектурных решений созданной заново городской среды.

— Победа в биеннале даст что-то участникам, кроме признания?

— В нашей профессии признание — это самое главное. Человека узнают. Будет издана книга с этими проектами. Руководители регионов, крупных девелоперских структур получат эти результаты. Я уверен, что реакция будет сверх всякого ожидания. Это будет не только банк идей, но и новых специалистов, новых имен, которые заявят о себе этими проектами. В дальнейшем этих людей будут привлекать к реальной работе, давать возможность реализовывать сравнимые или хотя бы отчасти сравнимые по масштабам проекты.

«В нашей профессии признание — это самое главное» «В нашей профессии признание — это самое главное»

«ПОКА ТРАДИЦИИ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЗАСТРОЙКИ ПРЕВАЛИРУЮТ»

— А как подружить девелоперов с архитекторами?

— Девелоперы — люди, которые настроены делать качественную среду. Прежде всего потому, что некачественную сегодня уже не купят. Это должна быть архитектура, которая заинтересует будущих пользователей. Сама эта задача объединяет девелоперов и архитекторов, заставляет думать в одном направлении, ведь мы не можем одни жить в домах, которые строим, и важно сделать так, чтобы ими заинтересовались потребители.

— Мне кажется, в таком случае это будет жилье только премиум-класса.

— Почему? Вы считаете, что население состоит только из потребителей премиум-класса?

— Нет конечно.

— Тогда как же вы хотите, чтобы в спроектированных нами домах раскупались квартиры, если все они будут относиться к премиум-классу? Повторюсь: мы должны проектировать то, что отвечает интересам потребителей.

«То, что мы проектируем в Берлине и здесь, – сравнимые вещи. Поэтому мне кажется, что в будущее можно смотреть с большим оптимизмом» «То, что мы проектируем в Берлине и здесь, – сравнимые вещи. Поэтому мне кажется, что в будущее можно смотреть с большим оптимизмом»

— Я же спросила не просто так. В Москве в спальных районах сейчас строят одинаковые панельные дома.

— Спальный район спальному району рознь. Есть дома более интересные, есть менее интересные. Безусловно, пока традиции индустриальной застройки превалируют. Но я слежу за развитием Москвы с 2000 года, когда приехал сюда в первый раз после длительного перерыва, и могу засвидетельствовать: здесь реализуются все достижения современной жилой архитектуры, причем не только России, но и Западной Европы (не секрет, что сейчас везде в основном строится жилье). То, что мы проектируем в Берлине и здесь, — сравнимые вещи. Поэтому мне кажется, что в будущее можно смотреть с большим оптимизмом.

— На одном из круглых столов «Урбанфорума» Наталия Фишман выступала модератором и задавала участникам вопрос о том, стоит ли учитывать мнение горожан при благоустройстве той или иной территории. Наверное, вы знаете, что в Татарстане всегда проходят общественные слушания перед тем, как обустраивать парки, набережные, скверы. На ваш взгляд, до какого момента надо прислушиваться к горожанам и когда должны взять ответственность и принять решение специалисты? Нужно ли вообще учитывать мнение горожан?

— Конечно, мнение горожан учитывать в процессе проектирования нужно. А как иначе? Разве что заселять территории только архитекторами, но у нас нет такого количества архитекторов. Я бы сказал, основа нашей профессии — это диалог с теми, кто является пользователями наших зданий. Если ты проектируешь новый район, то надо выслушать жителей прилегающих районов. Это нормальная часть любого проектного процесса. В Германии тоже есть общественные слушания, как и во всем остальном мире. При этом понятно, что мнения часто являются критическими, потому что всегда есть опасения, что с реализацией нового проекта изменится сложившаяся социальная структура района. Мнение горожан нужно внимательно анализировать. Для этого и существует власть, чтобы вместе с архитектором принимать на основе общественного мнения окончательные решения.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (81) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
3.09.2017 09:55

для чего держать в Казани КГАСУ если архитекторов со стороны приглашаем? Зачем тогда местные нужны? Если уровень не тот, то тогда надо что-то делать? В любом случае непонятно, почему как какой то значимый объект, так власть имущие считают за правило приглашать со стороны и желательно с именем готовым.. Так своих не растят - так пиар делают

  • Анонимно
    3.09.2017 09:13

    "Мнение горожан нужно внимательно анализировать. Для этого и существует власть, чтобы вместе с архитектором принимать на основе общественного мнения окончательные решения."
    исторический облик Казани утерян навсегда.Спохватились,когда нагромождение зданий изуродовало лицо старой казани.. Мнение местного населения никто не спрашивал...Единственная реакция на все эти печальные пертурбации-смещение министра культуры ...на новую культурную должность...

    • Анонимно
      3.09.2017 10:18

      "Спохватились" - не то слово. Просто тогда был один бизнес (земли центре города), теперь другие (туризм и пр.). Думаете, этот исторический облик сейчас интересует кого?

    • Анонимно
      1.11.2017 10:02

      Да вот мое мнение для чиновников, почему во всех новых проектах нет акцента на татарскую национальную архитектуру. Все из главных архитекторов города люди русские и нет татар. Это было бы интересно и для туристов как из России, так и из зарубежа.

  • Анонимно
    3.09.2017 09:17

    Какая Адмиралтейская слобода!?Заняться надо речным портом! А уж потом слободой....

    • Анонимно
      3.09.2017 09:55

      разрушить самый мощный порт на Волге? Конечно!

    • Анонимно
      3.09.2017 10:18

      Да уж, в реч.порт раньше часто ездил гулять, а теперь любимое место убили нагромождением металлоконструкций - выйти к воде практически невозможно. Разрушают прежние места отдыха людей и пытаются привлечь в новые парки, вкладывая миллионы и говорят какие они молодцы!

      • Анонимно
        31.10.2017 12:59

        На самом деле, людей в парках очень много. Увеличение произошло, по моим наблюдениям, именно после реконструкции.

  • Анонимно
    3.09.2017 09:28

    1. Новоделы типа упомянутого в заголовка "шедевра" - эстетизация безобразного.
    2. Деньги не пахнут.

  • Анонимно
    3.09.2017 09:38

    Дембич? Это человек без реальности

    • Анонимно
      3.09.2017 18:07

      Почему это Дембич человек без реальности? Не помню где, показывались его проекты по переустройству Адмиралтейской слободы. Вполне реальные, кажется, и нравилось многим.

    • Анонимно
      9.09.2017 17:14

      Дембич-профессионал градостроитель, уникальная личность

  • Анонимно
    3.09.2017 09:50

    Я надеюсь эту кривую, стеклянную, буржуйскую шляпу обрежут, чтоб она не мозолила мне глаза.

  • Анонимно
    3.09.2017 09:55

    для чего держать в Казани КГАСУ если архитекторов со стороны приглашаем? Зачем тогда местные нужны? Если уровень не тот, то тогда надо что-то делать? В любом случае непонятно, почему как какой то значимый объект, так власть имущие считают за правило приглашать со стороны и желательно с именем готовым.. Так своих не растят - так пиар делают

    • Анонимно
      3.09.2017 10:45

      конкурс должен быть объявлен, проведен публично ( открыто) и результат будущих расходов - выложен не в кабинете, а на слушаниях по бюджету. Если деньги общегородские, а не личные.

    • Анонимно
      3.09.2017 19:23

      Это как раз самое понятное. Зачем посвящать местных во внутреннюю кухню, ведь эта информация в любом случае станет доступной всем. А архитектор со стороны, он сегодня здесь, а завтра его нет , и нет никакой утечки информации о внутренней кухне удащливых. Потом местным можно и не заплатить, хотя они как Дембич со студентами и трудились несколько лет. Ну попыхтит Дембич, пообижается и проглотит.

    • По этому и приглашают "со стороны",что бы учится у тех кто больше умеет и видел. А то сидим тут в интернете картинки смотрим,вот и весь опыт. Ездить денег нет.

    • и потом, если приглашают именитых архитекторов, можно хоть надеятся на то что мер или президент не будут вмешиваться в процесс и решать какого цвета должна быть крыша (как на стадионе арена было) или на фасаде стекло или металл перфорированный должны быть.

      • Анонимно
        28.09.2017 16:17

        Учитесь, получайте гранты и поезжайте учиться в зарубежные школы!
        Многие так и делают - АЛГАРЫШ, Гранты Президента...

  • Анонимно
    3.09.2017 10:15

    любой каприз за ваши деньги...

  • Анонимно
    3.09.2017 10:27

    Продумайте заодно пожалуйста и сеть велодорожек, которая свяжет весь город Казань

    • Анонимно
      3.09.2017 14:37

      Татарин Злой
      Поддерживаю! Велодорожки очень актуальны с сентября по май. А если лето, как в этом году, то велодорожки актуальны круглогодично..

      • Анонимно
        3.09.2017 15:13

        Посмотрите опыт Хельсинки, климат не на много мягче, я вело инфраструктура развита

        • Анонимно
          3.09.2017 16:53

          в финке катаются только летом.
          велодорожки вказани вообще неактуальны ОНИНЕНУЖНЫ! вообще катайтесь у себянадаче

          • Анонимно
            3.09.2017 18:21

            что значит катайтесь у себя на даче? Это машины не нужны - все на велосипеды

            • Анонимно
              4.09.2017 11:48

              На велике на работу не поездишь

              Катайтесь на даче ибо велик это отдых и баловство и не более климат знаете ли у нас холодный,холоднее чем в европе

              • Анонимно
                4.09.2017 12:54

                с чего это на велике на работу не поездишь? Езжу однако.. Пол Европы на работу на великах ездит.. А у нас заставленные консервными банками дворы и до булочной обязательно на машине .. Зачем? Растрясли бы лучше полные телеса..

                • Анонимно
                  4.09.2017 21:44

                  у нас ХОЛОДНО в европенамного телее даже зимой смотрите температуры ....

          • Азат Д
            3.09.2017 18:32


            Получается, городские чинуши зря потратили 15 млн. , нарисовав велодорожку, перед зимой?


        • Анонимно
          30.09.2017 06:19

          Средняя температура января Хельсинки -5, Казани -10.

      • Анонимно
        9.09.2017 17:15

        Велодорожки-это баловство для нашего климата и городской планировки

  • Анонимно
    3.09.2017 10:38

    Дворец земледельцев - это ужасно.

    • Анонимно
      3.09.2017 10:49

      В стране, где нет нормальной и здоровой пищи, где практически уничтожен скот, цены на прилавках растут каждый день - дворец земледелия самый важный объект.

      • Анонимно
        3.09.2017 19:18

        Вы были внутри здания? сплошная убогость,серые коридоры тесные комнаты...пафосно лишь снаружи,а внутренность ...

        • Анонимно
          4.09.2017 12:33

          собственно, как и все в татарстане - пафосно лишь снаружи....

    • Анонимно
      3.09.2017 11:05

      Это очень красиво,но не в этом месте....

      • Анонимно
        3.09.2017 11:40

        Такие объекты нужно строить например в Авиастроительном районе, а то все напичкали в центр, а на окраинах кроме домов и убогих ларьков ничего нет!

    • Анонимно
      3.09.2017 23:02

      Я вот тоже раньше так нос воротила высокомерно, безвкусица, те-се.
      Но сейчас нашла для себя чудесное использование этого дворца,но мало кому подойдет, конечно.
      По темным вечерам гулять за этим зданием, по улице сверху. Рассказывать детям сказки о слетевшихся крылатых барсах, их там много, о принцессах, выходящих на все эти многочисленные балкончики и баллюстрады, о гигантском зеленом гигантском куполе, какие балы там устраивают волшебники.
      Там еще дома аттики рядом тоже аутентичные, перильца, башенки и балкончики, но сзади их ряды кондеров портят сильно, конечно.
      Построили этот дворец и построили, обратно не разберут, вам денег не вернут да в будущем мнение не спросят о застройке.
      А вот как декорации для малышей, как они зачарованно на все это смотрят, открыв рты, дорогого стоит.

    • Анонимно
      3.09.2017 23:43

      Я вот тоже раньше так нос воротила высокомерно, безвкусица, то-се.
      Но сейчас нашла для себя свообразное использование этого дворца, но мало кому подойдет, конечно.
      Темными вечерами гулять за этим зданием, по улице сверху. Рассказывать детям сказки о слетевшихся крылатых барсах, их там много, о принцессах, выходящих на все эти многочисленные балкончики и баллюстрады, о гигантском зеленом гигантском куполе, какие балы там устраивают волшебники.
      Там еще дома аттики рядом тоже аутентичные, перильца, башенки и балкончики, но сзади их ряды кондеров портят сильно, конечно.
      Построили этот дворец и построили, обратно не разберут, вам денег за него не вернут да в будущем мнение не спросят о застройке.
      А вот как декорации сказок для малышей, как они зачарованно на все это смотрят, открыв рты, дорогого стоит.

  • Анонимно
    3.09.2017 11:37

    Хотим Лондон, получаются Богатые Сабы

  • Анонимно
    3.09.2017 11:56

    Наверное, вы знаете, что в Татарстане всегда проходят общественные слушания перед тем, как..
    ------------------------------
    а почему эта практика не сработала при принятии решения о строительстве Мусоросжигающего завода? Почему альтернативные проекты не были рассмотрены, а проект Ростеха уже утвердили, и более того объявили победителем "тендера"?

  • Анонимно
    3.09.2017 12:49

    Перед выборами власть всегда даёт выговориться населению. Манёвр старый но каждый раз работает и публика откликается активно ...далее клятвенные обещания в будущем всё обсуждать с народом и по возможности исправить ошибки прошлого.

  • Анонимно
    3.09.2017 12:55

    Дворец земледельцев был построен как реакция одного человека на решение Москвы,а не горожан. Поэтому в его облике проглядывает явная агрессия,со своим мертвым деревом посередине.

  • Анонимно
    3.09.2017 13:28

    Торт какой-то. И как торт, всегда слащаво и по существу безвкусно.
    Дворец земледелия? Офис для чиновников!

  • Анонимно
    3.09.2017 15:32

    Архитектура Казани - компот!

    • Анонимно
      3.09.2017 16:05

      и его вкусно пьют - спасибо Дембичу, его коллегам, и его ученикам.

      • Анонимно
        3.09.2017 19:17

        Не очень понятны нападки на Дембича.. Один из самых профессиональных архитекторов в Казани, Хороший преподаватель, прекрасные ученики.. Странные наезды.. Явно что-то личное..

  • Анонимно
    3.09.2017 16:47

    даёшь реновацию по-казански
    !!

  • Анонимно
    3.09.2017 19:26

    А кто-нибудь попробовал дать заказ местным архитекторам или сразу зовут МОСКОВСКИХ космополитов?
    Все проекты КГАСУ реальны и достойны рассмотрения. Если ещё денег немного подбросить, то можно сравнивать результаты. Но так не принято?

    • Анонимно
      3.09.2017 20:35

      Совсем пустячок - "если еще денег немного подбросить". Да еще показать зарплаты преподавателей КГАСУ реальные, а не дутые.

      • Анонимно
        3.09.2017 22:59

        Платить местным - не комильфо.. Это, знаете ли, как добрые старые времена...Вы бы платили, будучи помещиком, своим крепостным актерам за выступления?

  • Анонимно
    3.09.2017 20:18

    Легче работается наверное с ним, и оплатить сможем дойстойно и "сверхурочные"

  • Анонимно
    3.09.2017 20:43

    А почему Чобана не спросили об этических моментах профессии архитектора? Ведь он пришел и увел объект у своего коллеги Дембича, который несколько лет трудился над концепцией Адмиралтейской слободы. Провел кучу семинаров по образованию чиновников во главе с президентом РТ. И на тебе оказался не у дел.

    • Анонимно
      3.09.2017 23:00

      Да уж - этичность заканчивается , видимо, суммой контракта..

    • Анонимно
      4.09.2017 11:36

      Чобана пригласил кабмин. Он честно выполнил поставленную ему задачу. Все разговоры об этичности в этой ситуации вообще не в тему. Почему вы не задаетесь вопросом о том, почему разработанный Дембичем проект оказался невостребованным. Опять этический момент или просто проект оказался не очень?

    • Может для вас это будет шоком, но "увести" проект это нормально. Проект должен делать сильнейший.

      • Анонимно
        28.09.2017 16:20

        Сильнейшего должен определить конкурс с понятными критетриями!

  • Анонимно
    4.09.2017 07:52

    Спокойное, взвешенное интервью. Норм мужик.

    • Анонимно
      4.09.2017 12:58

      Ну еще бы не взвешенное... В чужом то монастыре, да еще и с перспективой сытного контракта

  • Анонимно
    4.09.2017 12:14

    Совершенно он прав, что этот дворец является реакцией на модернизм. Дворец, конечно, не на своём месте (вообще конечно он в принципе не уместен), оттягивая внимание от Кремля. В целом, ансамбль в этом месте не складывается в итоге.

    • Анонимно
      4.09.2017 13:30

      а что страшного в оттяжки внимания от кремля дворец красив некрасивы критики ваши выдумки скучны и бездарны а ДВОРЕЦ КРАСИВ!!
      все ваши бредни о красивой казани вранье все ваша историческая застройка казани уродлива и не имеет ценности все можно сносить А ДВОРЕЦ КРАСИВ а старая казань уродлива и ненужны!! все снесут и скоро!

      • Анонимно
        4.09.2017 15:13

        Сколько столетий Кремлю, и сколько дворцу?
        В отношении старой Казани - уже не снесут, не заблуждайтесь.

        • Анонимно
          4.09.2017 21:43

          и что сколько столетий ? дворецу кремлю? кремлю не мешает ваш вопрос лишен смысла
          а старую казань снесут не заблуждатьесь она просто ненужна и денег нет

        • почему для многих считается дикостью соседство памятников архитектуры и новодела? На мой взгляд архитектура просто должна быть качественной в содержании и исполнении, а этого как раз очень не хватает. И не обязательно соседство должно имитировать одну эпоху. Просто нужно чувствовать этот баланс.

    • Вообще то это не "лицевая" часть кремля, что он там оттягивает дворец земледельцев?! У кремля прекрасный вид со стороны цирка и с дамбы, этого достаточно. Не было бы Дворца, была бы помойка и всякие мелкие домишки. Следуя вашей логике в этом месте вообще ничего нельзя было ставить. Не представляю что там можно было построить,Что бы вас это не раздражало.

  • Анонимно
    4.09.2017 13:44

    Меня лично "восторгает" дерево на фасаде дворца земледельцев. Вроде как оно должно символизировать успехи земледелия. Но на нем нет ни единого плода, нет даже ни одного листика. Только голый ствол...

    Моё поколение выросло на других символах. На ВДНХ в Москве есть чудесный фонтан - он окружен фигурами девушек с дарами природы. Там, кроме девушек, есть и овощи, и фрукты, и всевозможные колосья. Даже домашние животные есть. Такие символы мне понятны...

    Но моя нихт понимайт, когда по центру здания Дворца земледельцев в Казани помещено - как главный символ - ствол голого, сухого дерева. Объясните мне, пожалуйста, что ЭТО символизирует?

  • Анонимно
    5.09.2017 11:58

    Тахир Давлетшин.
    Наше руководство не понимает, где кончается Архитектура и начинается Градостроительство.
    Г-н Чобан рисует городские пейзажи, претендуя на то, что они будут гармонично вписаны в общегородскую среду.
    Очевидно, сначала должны поработать градостроители, каковым Чобан не является.
    Грош цена его изыскам - таких изображений полно в просторах интернета, впрочем, так же,
    как и рисунки APUDG Норлизы Хашим в случае с Сити.
    Что касается Адмиралтейской слободы, это очень ограниченный проект, нет смысла там проектировать город, пока
    не определена судьба Порохового завода. Проект А.Дембич, который на порядок более проработанный, чем изображения Чобана,
    также не отвечает требованиям перспективного развития Кировского района - реализация его проекта "запрет" город, ограничит его в развитии
    в северо-западном направлении.
    Когда опредилится судьба Порохового завода встанет вопрос комплексного проектирования всего Кировского района.
    Тогда и потребуются современные градостроительные концепции

  • И Скуратов, и Асебилио и Эгераат, теперь Чобан проектировали в Казани, только из всего родилось пока только это нечто под названием Барселона с нечеловеческим масштабом от дикого Сувар-Девелопмент.
    это конечно все здорово, ребята, только где инвесторов взять.(не говорю про всякие Лучаны и Комбинаты здоровья, там все в шоколаде.) Качественная архитектура стоит дорого. Что касается мнения горожан, сейчас на меня обрушиться шквал негатива, считаю, что спрашивать никого не нужно, так как народ не видел лучших примеров благоустройства, городских пространств, парков и тд. Архитекторам в России остается только транслировать лучший западный опыт. И квартальная застройка более плотная и не высокая этажность, все это давно реализуется по всей Европе и было найдено опытным путем, как лучшая среда для человека, чем 20-ти этажки с безхозными пустырями вокруг.

  • Анонимно
    30.09.2017 15:05

    Неужели и правда есть люди , кому не нравится дворец земледельцев???
    Туристам очень нравиться, а для свадеб вообще традицией стало приехать к дереву !!!
    очень красивое здание!!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже