Общество 
9.09.2017

Цезарь Навас: «У меня в карьере были тренеры более требовательные, чем Бердыев»

Один из главных легионеров в истории «Рубина» о возвращении в Казань, отношении к Сайманову и Громову, а также образе Путина в испанских СМИ

Сегодня «Рубин» на выезде сыграет с действующим чемпионом страны — московским «Спартаком». Курбан Бердыев уже анонсировал возможное появление в составе казанцев Цезаря Наваса, который недавно вернулся в клуб, где провел шесть прекрасных лет. Первое интервью по возвращении испанец дал «БИЗНЕС Online», он рассказал о том, что считает Александра Бухарова самым сильным форвардом-оппонентом, объяснил, почему стесняется говорить по-русски, а также порассуждал о будущем Хави Грасии.

Цезарь Навас Цезарь Навас: «Я себя хорошо чувствую, самочувствие мне позволяет играть в футбол и мне тяжело бросать любимое дело. Я чувствую себя также, как и 10–15 лет назад, и мне не нужна особая мотивация для того, чтобы продолжать выкладываться и работать»

«ИЗ-ЗА БОЛЕЗНИ ОТЦА ЖЕЛАНИЯ ТРЕНИРОВАТЬСЯ НЕ БЫЛО»

— Цезарь, вы покинули сборы «Рубина» перед началом сезона из-за болезни отца. Как он себя чувствует?

— Отец чувствует себя хорошо, хотя надо следить за его состоянием и тем, стабилизируется оно или нет. Эти месяцы моя семья переживала не лучшие времена. Мог ли закончить карьеру? Я даже не думал о том, что могу закончить, не размышлял на эту тему. Все это время мое внимание было сосредоточено на отце, думал только о том, поправится ли он.

— Вы продолжали тренироваться — откуда брали силы на фоне таких событий?

— Да, когда отец чуть поправился, я занимался. Желания у меня не было никакого, это правда. Было очень сложно себя заставлять тренироваться, но я профессионал и поэтому продолжал работу. Тренеры «Рубина» присылали мне программу тренировок, которой я следовал.

— Вам 37 лет, вы уже выиграли почти все трофеи в России, достаточно заработали, что вас еще заставляет работать, тренироваться, играть? Откуда берете мотивацию?

— Каждый человек может задать себе такой вопрос в любой профессии. Но я ведь себя хорошо чувствую, самочувствие мне позволяет играть в футбол и мне тяжело бросать любимое дело. Я чувствую себя также, как и 10–15 лет назад, и мне не нужна особая мотивация для того, чтобы продолжать выкладываться и работать.

— Почему у российских футболистов другое отношение и часто возникают проблемы с мотивацией?

— Я не согласен. Это ваше личное мнение. А я был частью раздевалок многих команд, и у меня мало примеров, когда кто-то был не мотивирован, не был профессионалом. Часто ведь все зависит от тренера, от обстоятельств, от травм.

— Это ваш последний сезон в карьере?

— Посмотрим, как я буду себя чувствовать физически после завершения сезона. Пока не знаю. Если все будет хорошо, то я, возможно, продолжу карьеру.

«В первую очередь я принимал предложения от Курбана Бекиевича, потому что мне очень комфортно работать с его штабом, тренеры мне доверяют. Они доверили мне очень серьезную роль в команде»

«БУХАРОВ — САМЫЙ СИЛЬНЫЙ НАПАДАЮЩИЙ, ПРОТИВ КОТОРОГО Я ИГРАЛ»

— С какими эмоциями вы возвращаетесь в «Рубин» спустя два года?

— Я очень счастлив вернуться в Казань, потому что провел тут шесть лет своей карьеры, это были прекрасные времена. Испытываю особые чувства. Могу отметить, что в клубе многое изменилось на уровне инфраструктуры. Много всего улучшилось, даже неожиданно. Хотя живу на прежней квартире, в уже знакомом мне доме. (Улыбается.)

 — Сколько раз супруга просила вас вернуться в теплую Испанию?

— Не совсем так: она предлагала найти какой-то вариант потеплее, чтобы быть вместе с семьей. Но в этот раз она меня полностью поддержала в решении вернуться в Казань и уговорила. Казань — комфортный город, здесь отлично живется, это удобный и красивый город.

— Были ли за все это время предложения вернуться в Испанию от хороших клубов?

— Да, были предложения от клубов Примеры на протяжении всех лет, что я играл в России. Но в первую очередь я принимал предложения от Курбана Бекиевича, потому что мне очень комфортно работать с его штабом, тренеры мне доверяют. Они доверили мне очень серьезную роль в команде. И российский чемпионат за эти годы поменялся, раньше у клубов не было таких возможностей покупать легионеров.

— А сам российский футбол изменился?

— Футбол стал более скоростным, с упором на физику. У нас в команде из года в год менялась методика и, возможно, у других команд тоже. Играть стало сложнее. Кто самый сильный нападающий, с которым приходилось соперничать? Объективно, на мой взгляд, лучший — Бухаров. У него отличный спринт, движение, в верховой борьбе с ним бессмысленно бороться, так и в тактическом плане он очень силен. Думаю, он не реализовал себя, потому что травмировался и ему было очень сложно поддерживать уровень. Еще мне нравится Азмун: в воздухе играет хорошо, технически хорош. Ну а самым лучшим игроком российского чемпионата последних лет был Данни — он очень сильный. Когда он на поле, это совсем другой «Зенит», нежели без него. Для меня он даже сильнее Халка.

«Я очень счастлив вернуться в Казань, потому что провел тут шесть лет своей карьеры, это были прекрасные времена. Испытываю особые чувства»

«В 2015 ГОДУ ВЕСЬ СЕЗОН МНЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО ПРОДЛЯТ КОНТРАКТ, НО В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ ОТКАЗАЛИСЬ»

— Два года назад у вас был шанс остаться в «Рубине»?

— По ходу последнего сезона мне постоянно говорили, что мой контракт будет продлен. Но когда началась предсезонка, то предложения не последовало, хотя я бы с удовольствием остался в «Рубине» даже без Бердыева. В тот день, когда мы должны были подписывать новый контракт, гендиректор вдруг сказал, что клуб не хочет продлевать со мной соглашение.

— В каких отношениях вы остались с Андреем Громовым, который принимал все решения по селекции «Рубина», в том числе и о завершении вашего сотрудничества с клубом?

— Не хотел бы говорить о негативе. С одной стороны, мой контракт не продлили. С другой, именно Громов в свое время продлил мой контракт в 2014 году. Ажиотаж в прессе по этому поводу? В любом случае я все узнаю, но, может быть, не в таком объеме, как российские игроки. Но, поверьте, в Испании давление и отношение прессы намного хуже, чем в России. Давление прессы такое, что постоянно выходят какие-то негативные новости, атмосфера нагнетается и отношение журналистов к футболистам намного хуже, чем здесь в России.

— В «Ростове» были постоянные долги, инфраструктура другого уровня, да и город довольно своеобразный. Не боялись туда ехать?

— Это правда, что вы перечислили. Но на тот момент в «Ростове» собрался потрясающий коллектив, и речь не только об игроках. Было очень легко выходить и работать в этой команде, с этими людьми. И это были два великолепных года, которые я никогда не забуду. Невероятный опыт. Спасибо всем им.

— А сейчас в «Рубине» есть такой коллектив?

— Да-да. Здесь тоже отличная обстановка. Я здесь 10 дней, и все знали о моей ситуации с папой, все меня поддержали. Это отличный коллектив.

— Какая команда сильнее: чемпионский «Рубин», в котором вы играли, или тот «Ростов», который чуть не стал чемпионом?

— Это ведь команды под эгидой одного тренера, поэтому сложно сказать. Игроки работали на максимуме, выкладывались, понимали требования тренера и поэтому система работала на максимуме.

— Какая победа для вас важнее: над «Баварией» или над «Барселоной»?

— Они совершенно разные, но обе потрясающие. После «Баварии» мы праздновали, обнимались, а что было после «Барсы», я уже и не помню. «Рубин» тогда был большой командой, и мы выходили равными соперниками «Барсе» — мы чувствовали себя сильными. А в случае с «Ростовом» это был сюрприз, потому что клуб испытывал проблемы, и у нас в заявке даже было мало игроков. Цели на сезон были совсем разные.

— Нет сожалений, что та команда уже разбежалась и игроки ушли — кто в «Зенит», кто в «Рубин»?

— Да, жаль, что той команды уже нет. Но это футбольная жизнь и, конечно, жалко оставлять друзей. Но нужно продолжать играть. Да, мы где-то расстаемся с друзьями, но и находим новых в другой команде. Мог ли вернуться летом в «Ростов»? Нет, это не так.

Курбан Бердыев «У Бердыева игроки никогда не могут расслабиться, ни на одной тренировке. Должна быть стопроцентная отдача, и даже на секунду нельзя отвлечься. Максимум концентрации и максимум самоотдачи»

«У БЕРДЫЕВА ИГРОКИ НИКОГДА НЕ РАССЛАБЛЯЮТСЯ»

— Чего не хватало «Рубину» в стартовых матчах этого сезона?

— Наверное, кому-то сразу сложно приспособиться к новому тренеру и невозможно спустя полтора месяца вникнуть в систему. Для этого нужно время: нужно изучать видео, нарабатывать на тренировках и в матчах, чтобы был игровой баланс.

— Что было не так с «Рубином» прошлого сезона? Вы наверняка общались с испанцами и бывшими партнерами.

— Думаю, игроки не сработали в целом как команда. Я играл с Санчесом раньше, но мы не общались на футбольные темы. Все же оценивать «Рубин» в прошлом сезоне не берусь: меня не было в команде и я не могу сказать, что произошло.

— Сможет ли Хави Грасия повторить путь Унаи Эмери, который после увольнения из «Спартака» выиграл не один раз Лигу Европы и стал большим тренером?

— Хави был отличным футболистом, а сейчас это известный тренер. Думаю, он вполне способен на это.

— А насколько Бердыев поменялся за эти годы?

— С каждым годом идет тренерское развитие, и он вместе с тренерским штабом постоянно что-то изучает, просматривает. Он получил еще больше опыта и практики, развивался. Повлиял ли на него уход из «Рубина», я не знаю, но манера управления коллективом у него никак не изменилась. Игроки никогда не могут расслабиться, ни на одной тренировке. Должна быть стопроцентная отдача, и даже на секунду нельзя отвлечься. Максимум концентрации и максимум самоотдачи.

— Многие тренеры этого хотят в своих командах. Как Бердыев этого добивается? 

— Не согласен. Тренеры по-разному строят свой тренировочный процесс. Кто-то дает больше свободы, дает возможность расслабиться. У Курбана Бекиевича такого нет. Игроки всегда должны работать на максимуме на каждой тренировке.

— Бердыев контролирует диету, режим, какие-то другие детали?

— Всех игроков он контролирует одинаково, и мы полностью подчинены дисциплине, когда едим, тренируемся, когда остаемся на базе, когда можем уходить между тренировками, а когда нет. Но эти требования не мешают, они направлены на то, чтобы на поле все выкладывались и отдавались игре. У меня вообще в карьере были тренеры более требовательные, чем Бердыев. Например, в Испании в «Малаге» Антони Тапе был намного требовательнее, чем Бердыев...

Рустем Сайманов «Рустем — неотъемлемая часть команды, он всегда помогал тренеру мотивировать и убеждать игроков. Мы всегда чувствовали его поддержку. От него исходит невероятное ощущение силы»

«САЙМАНОВ ОЧЕНЬ ВАЖЕН ДЛЯ КОМАНДЫ»

— Как оцените роль Рустема Сайманова? Он ведь убеждал многих игроков в «Ростове» играть, даже когда были большие долги.

— Рустем — неотъемлемая часть команды, он всегда помогал тренеру мотивировать и убеждать игроков. Но о своей роли лучше спросить у него самого. От лица группы игроков могу сказать, что мы всегда чувствовали его поддержку. От него исходит невероятное ощущение силы, и он очень важен для команды.

— Его отсутствие сказалось на том, что в последние годы в «Рубине» Бердыев испытывал кризис? При этом у команды был хороший набор исполнителей.

— Возможно. Хотя у нас было много отличных результатов. Мы хорошо выступали в еврокубках, но чемпионат не совсем заладился. Наверное, его отсутствие действительно сказалось, и если бы он был в команде, то было бы проще. Еще эти проблемы были связаны и с травмами Рондона. У нас было мало нападающих, а его отсутствие сказывалось.

— Роман Шаронов, с которым вы долго играли вместе в «Рубине», возглавил молодежку клуба. У вас есть мысли о тренерской карьере?

— Да, думаю о том, чем буду заниматься в футболе по окончанию карьеры игрока. Хочу работать в футболе, но не обязательно тренером. Это ведь сложное решение, потому что это работа, которая требует постоянной отдачи, большого количества времени. Когда ты футболист, у тебя есть время, чтобы побыть со своей семьей, а когда ты тренер, этого времени гораздо меньше.

— Вас ведь считают тренером на поле: с вами игроки действуют иначе, защитники после ваших подсказок играют надежнее.

— Но это на поле. С годами просто понимание футбола улучшается, ты чувствуешь какие-то моменты лучше. А быть тренером — это сложный шаг. Чтобы быть хорошим тренером, нужно отдавать этому делу очень много времени. Я не уверен, готов ли к этому.

«Характер у южных людей более открытый. Но я всегда чувствовал одинаковую поддержку и в Казани, и в Ростове»

 «Я УЖЕ СТОЛЬКО ЛЕТ ЖИВУ В РОССИИ, ЧТО ИНОГДА ЧУВСТВУЮ СЕБЯ СТРАННО В ИСПАНИИ»

— Есть ли разница между несколько Казанью и южным Ростовом в смысле отношения людей, атмосферы?

— Да, характер у южных людей более открытый. Но я всегда чувствовал одинаковую поддержку и в Казани, и в Ростове. В Ростове, наверное, люди чаще подходят к футболистам, общаются, интересуются. А здесь [в столице РТ] есть небольшая дистанция. Но когда я ходил по улицам Казани, то всегда у меня просили автографы, фото, я тут всегда чувствовал поддержку. А в бытовом плане большой разницы нет. Правда, в Казани приходится больше бывать дома из-за погоды, но в ресторанах ешь то же самое, например.

— Раков в Ростове сколько раз предлагали попробовать?

— Много, но я не ел — мне они не нравятся! Я похудел? Нет, вес не изменился. Просто я стригусь всегда по-разному. Когда у меня более длинные волосы, то кажется, что я толще! Рацион у меня обычный.

 — Вы ведь знаете русский. Почему не говорите по-русски?

— Да, я понимаю хорошо, но вот разговаривать сложно.

— Чего большего всего вам не хватает в России? Не устали от нее?

— Ха-ха, нет, ни в коем случае. Знаете, я уже столько лет живу в России, что иногда чувствую себя странно в Испании. Мне здесь комфортно и особых сложностей нет. Сложности возникали у моей семьи, которая, например, в последние несколько лет не могла найти какие-то продукты. Вероятно, из-за санкций.

— Россия вас продолжает удивлять чем-то?

— Нет, больших сюрпризов уже нет, я понимаю Россию. Но поначалу, к примеру, агрессивные водители на дорогах удивляли.

— В Испании много времени уделяют России и Путину в информационной повестке?

— Да, очень много новостей о России. Испания более приближена к США, поэтому понятен тон этой информации в СМИ. Но реальность отличается от того, что говорят по телевизору. Возьмите ту же тему с Украиной, и как ее освещают в Испании и России...

— Как часто друзья вам говорят: «Цезарь, как ты живешь в России?»

— Да, я порой слышу этот вопрос. Но у них нет никаких проблем, они порой приезжали в Казань и в Ростов, навещали меня. Правда, они приезжали, когда было 30 градусов мороза. Но у многих осталось очень положительное впечатление от России.

— Почему так получилось, что первые годы в России вы были Сесар, а потом вдруг стали Цезарь?

— А я всегда был Цезарем, просто сначала мое имя в России написали с ошибкой и через какое-то время я попросил ее поправить. Но сейчас все равно многие путаются.

— А почему вас так назвали? В честь полководца и диктатора?

– Нет! И не потому, что делаю несколько вещей одновременно. В Испании вообще такого нет! Просто моей маме очень нравилось это имя, только и всего.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (12) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
9.09.2017 11:16

Хороший мужик.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль