Политика 
11.09.2017

«Путин изберется и уйдет по ельцинскому сценарию через два-три года»

Профессор Валерий Соловей о преемнике Путина, выходе ситуации из-под контроля и всеобщем консенсусе жажды нормальной жизни

Идею послепутинской России можно, говорит профессор Соловей, описать одним словом: выздоровление. Страна и общество тяжело больны, и все это чувствуют. Проблема в глубочайшем, торжествующем, всеобщем аморализме, в абсолютном абсурде, идиотизме, который ощутим на всех уровнях. Нужно возвращение к норме: нормальному образованию, спокойному бизнесу, объективной информации. Этого хотят почти все даже в окружении Путина. И все вздохнут с огромным облегчением, когда вернется норма.

Валерий Соловей Валерий Соловей Фото: ©Алексей Филиппов, РИА «Новости»

«ДА НЕ БУДЕТ СЕЙЧАС НЕПРИКОСНОВЕННЫХ, КРОМЕ САМОГО УЗКОГО КРУГА»

— Мы с вами разговариваем в день ареста Джабраилова...

— Уже арест? Не задержание?

— Пока задержание, но обвинение предъявлено: хулиганство. Стрелял в отеле. Four Seasons. У Красной площади.

— Ну, ничего страшного. Думаю, отпустят. Максимум — под подписку. (Пока писал, отпустили под подписку. Либо кто-то ему стучит, либо он сам пишет сценарий. — Д. Б.)

— Но раньше он вообще был неприкосновенным...

— Да не будет сейчас неприкосновенных, кроме самого узкого круга. Проблема не в том, что в России нет институтов, а в том, что перестает работать типично русский институт — крыша. Месяц назад мне намекнули, что под ударом два банка — «Открытие» и еще один, считающийся этническим, и что средств на спасение обоих не хватит. Только что «Открытие» спасли. Значит, оставшемуся банку приготовиться? А уж там-то такая крыша!

— А Кадыров? Его не хотят сменить?

— Его хотели сменить уже давно.

— После убийства Немцова?

— После убийства Немцова он даже на время покинул Россию. Но идея была еще раньше, даже, говорят, нашли замену — но тот человек давно не бывал в Чечне и не подошел. Впрочем, для Кадырова это было бы почетное смещение: речь шла о статусе вице-премьера. Но без портфеля.

— А в Чечне знали об этой предполагаемой з­амене?

— Да. И Кадыров, естественно, знал. Ведь эта его знаменитая фраза, что он — «пехотинец Путина», означает готовность подчиниться любому приказу Верховного главнокомандующего.

«ЭТО ДАЖЕ НЕ ПОСЛЕДНИЙ СРОК, А ТРАНЗИТ»

— Путин уже твердо принял решение идти на выборы?

— Судя по тому, что предвыборная кампания идет полным ходом, — да. Собственно, все стало понятно, когда начались встречи с молодежью: в Кремле поняли, что упускают ее. Впрочем, президент встречается с молодыми людьми не только по обязанности: ему, похоже, нравится с ними общаться.

— А им?

— Им — не уверен.

— Почему, интересно же: Шуберт, сифилис...

— Сифилис у Шуберта был. И проблемы с женщинами были. Но все-таки молодежи интереснее другое, и Путин говорит не совсем на их языке. Его пиар вообще пока не выглядит блестящим: фотосессия с голым торсом — не самая удачная реплика фотосета десятилетней давности.

— Как вы думаете, это последний срок — или он останется навсегда?

— Я думаю, что это даже не последний срок, а транзит. Он изберется и уйдет по ельцинскому сценарию через два-три года.

— Когда четыре года назад Ходорковский дал такой прогноз — как раз «Собеседнику», — все смеялись, а сегодня это почти общее место...

— Ну, сейчас уже точно не до смеха. Есть признаки того, что ситуация выходит из-под контроля. Как именно выйдет, насколько травматично — пока неясно: в подобных исторических переплетах всегда колоссальное количество неизвестных переменных, и они прибавляются. Есть гладкий сценарий — что-то вроде повторения 31 декабря 1999 г. Есть негладкий, но мирный — с участием улицы, но без насилия. Как показывают события 1991 и 1993 годов, армия крайне неохотно стреляет в соотечественников. Ну а если, не дай бог, прольется кровь, то по опыту киевского Майдана видно, что даже мирная революция после первых убитых резко меняет характер. В Киеве убили порядка 120 человек, и после этого режим Януковича был обречен, на какие бы условия и компромиссы он потом ни шел. Если все произойдет гладко, Путин просто передаст власть преемнику.

— Шойгу?

— Вряд ли. К Шойгу нет полного, безоговорочного доверия. Вроде бы президент и министр обороны очень близки, но впечатление, что наряду с притяжением существует и какое-то психологическое отталкивание. Возможно, потому, что Путин и Шойгу в чем-то очень важном похожи: обоим присущ некоторый мессианизм. При этом Шойгу чуть ли не самый популярный министр России, в чем немалая заслуга его блестящей, еще со времен МЧС, пиар-службы. Правда, я нисколько и никогда не поверю, что, несмотря на свой мессианизм, министр обороны способен на какие-то дерзкие самостоятельные действия.

— Рогозин?

— Нет, конечно. Он, наверное, этого очень хотел.

— Тогда кто?

— Силовики — и армейцы, и спецслужбисты — обсуждают как предрешенную кандидатуру Дюмина.

— И что такое Дюмин-президент?

— Очень сомневаюсь в его способности удержаться и удержать ситуацию. Видите ли, путинская система — это система, заточенная персонально (подчеркиваю: персонально!) под Путина. Это пирамида, стоящая на вершине: шатко, но держится. Если вершину убрать, пирамида упадет, а вот как упадет — это уже непредсказуемо.

ТРИ СКРЕПЫ РОССИИ

— И тогда территориальный распад?

— Господи, ну какой территориальный распад? С чего вдруг, откуда? Страну удерживают три, простите за выражение, скрепы, каждой из которых было бы вполне достаточно. Русский язык. Российский рубль. Русская культура. Главное же — никто не рвется вон из Российской Федерации, даже в Татарстане центробежные силы ничтожны — максимум могут попросить о каких-то символических преференциях... Даже Северный Кавказ, самый опасный в этом смысле регион, не понимает, к кому ему приткнуться вне России и как жить.

— А кто может прийти к власти, если не удержится преемник? Фашики?

— Во-первых, я и «фашиками» не стал бы их называть, потому что нет у них ни настоящей идейности, ни программы, ни организации. Давать интервью они способны, а построить работающую организацию — нет. Вдобавок сейчас они загнаны в подполье и порядком деморализованы. Во-вторых, если дать им избираться в парламент, они получат пять — семь процентов (это еще при лучшем для них раскладе). И я за то, чтобы ввести их в парламент — это очень цивилизует и снижает уровень опасности. Никакого фашизма сейчас быть не может, потому что всем лень. Вспомните настоящий фашизм: Италия, Германия — колоссальное напряжение сил. А сейчас вообще никто не хочет напрягаться, идей нет, а такие вещи без идеи не делаются. А у тех, кого вы называете «фашиками», весь антураж из прошлого века, никакой качественной новизны они не промыслили.

— Массовые репрессии вы тоже исключаете?

— А смысл?

— Чистое удовольствие.

— Даже генералы ФСБ не получат от этого настоящего удовольствия, то ли дело личная яхта. А их дети и подавно. Я понимаю, почему вы спрашиваете о репрессиях, но дело Серебренникова — это просто попытка силовиков показать, кто тут хозяин. Ненавязчиво так. А то некоторые уже подумали, что могут влиять на первое лицо. Никто не может, да и потом — первое лицо в вечности, в Истории. А здесь и сейчас управляют силовики. Как там скандировали на оппозиционных митингах 2012 года? «Мы здесь власть!»

— А мне показалось, что это подкоп под Суркова.

— Суркову ничто не угрожает. Он как раз неприкосновенен, потому что ведет все сложные переговоры по Украине, по Донбассу.

«НЕ БАБАХНЕТ»

— Кстати, об Украине. Какова, по-вашему, судьба Донбасса?

— Чем дольше он будет вне Украины, тем труднее будет его туда интегрировать, и временной рубеж, как мне кажется, — пять лет. После этого отчуждение и вражда могут стать труднопреодолимыми. Как говорит на переговорах российская сторона: если мы ослабим поддержку Донбасса, туда войдут украинские войска и начнутся массовые репрессии. Впрочем, существует некий компромиссный вариант: Донбасс переходит под временное международное управление (ООН, например) и туда входят «голубые каски». Несколько лет (не меньше пяти — семи) уйдет на реконструкцию региона, формирование местных органов власти и прочее. Потом проводится референдум о его статусе. В настоящее время Украина яростно отказывается от идеи федерализации, потому что ее предлагает Россия. А если федерализацию предложит Европа, то Украина эту идею может принять.

— И никакого Захарченко?

— Уедет куда-нибудь... Если не в Аргентину, то в Ростов.

— Как вы полагаете: летом 2014 года можно было пойти на Мариуполь, Харьков, далее везде?

— В апреле 2014 года это можно было сделать гораздо легче, и защититься никто не смог бы. Один местный высокопоставленный персонаж, не станем называть имен (хотя знаем), звонил Турчинову и говорил: будете сопротивляться — через два часа десант высадится на крышу Верховной рады. Он не высадился бы, конечно, но это звучало так убедительно! Турчинов пытался организовать оборону — но в его реальном распоряжении была только полиция с пистолетами. А сам он готов был с гранатометом и в каске лезть на крышу...

— И почему не пошли? Испугались, что SWIFT отключат?

— Не думаю, что отключили бы. По-моему, проглотили бы это так же, как проглотили в конце концов Крым: ведь главные санкции у нас за Донбасс. Но, во-первых, обнаружилось, что в Харькове и Днепропетровске настроения далеко не те, что в Донецке. А во-вторых, допустим даже, вы аннексировали Украину целиком — и что делать? В Крыму всего два с половиной миллиона человек — и то его интеграция в Россию идет, прямо скажем, негладко. А тут — около сорока пяти миллионов! И что вы с ними будете делать, когда со своими непонятно, как разобраться?

— Вообще-то есть еще один сценарий. Ким Чен Ын бабахнет — и все наши проблемы перестанут существовать.

— Не бабахнет.

— Но почему? Ракету-то над Японией он запустил?

— У него мало этих ракет. И с Гуамом он ничего не сделает. Единственное, чему он угрожает реально — это Сеулу. Но Южная Корея имеет статус стратегического союзника США, и после первого удара по Сеулу — а там действительно ничего не сделаешь, расстояние 30—40 км до границы — у Трампа развязаны руки и режим Кимов перестает существовать.

— То есть там все кончится ничем?

— Думаю, что при Трампе — да. Мои друзья из Сеула...

— Тоже источники?!

— Коллеги. И они говорят, что никакого предчувствия войны и даже военной угрозы не ощущается: мегаполис живет обычной жизнью, люди не паникуют...

«ОБАМА ПОПРОСИЛ, И ПУТИН ПЕРЕСТАЛ»

— Какова, по-вашему, реальная роль России в победе Трампа?

— Россия (или, как это назвал Путин, «патриотически настроенные хакеры») действительно предпринимала атаки, после чего Обама, по его словам, предупредил Путина, и атаки прекратились. Но все это было еще до сентября 2016 года! В остальном победа Трампа — результат его удачной политической стратегии и ошибок Хиллари. Ей нельзя было играть на факторе предопределенности. Если все время говорить о своей безальтернативной победе — вас захотят проучить. Это, кстати, одна из причин, по которой Путин медлит с объявлением кампании.

Что сделал Трамп? Его команда четко поняла, в каких штатах надо победить. Трамп успешно политизировал реднеков, белый средний класс, озлобленный и отчасти стагнирующий. Он показал им альтернативу: вы голосуете не за человека из истеблишмента, а за простого парня, плоть от плоти подлинной Америки. И выиграл на этом. Но Трамп — и это здесь понимали — не так уж хорош для России: скорее Москве просто очень не нравилась Клинтон.

— А нет ли в мире глобального реванша консерваторов?

— В эти мифы можно было верить в шестнадцатом году, когда одновременно случился брекзит, победил Трамп и некоторые шансы появились у Ле Пен. Но Ле Пен никогда не имела шансов пройти дальше второго тура. Да и потом... Рецидивы бывают, без них эпоха не уходит, но как закончилась эпоха Гутенберга — так закончилось и время политического консерватизма, каким мы его прежде знали. Люди живут другими противопоставлениями, другими желаниями, а борьба с глобализмом — удел тех, кто хочет жить в «ментальном Донбассе». Такие люди будут всегда, это их личные представления, ни на что не влияющие.

— А большая война не просматривается на российских путях?

— Мы точно ее не инициируем. Если другие начнут, что крайне маловероятно, — придется участвовать, но у самой России нет ни идеи, ни ресурса, ни желания. Какая война, о чем вы? Посмотрите вокруг: многие ли поехали добровольцами в Донбасс? Война — прекрасный способ решения внутренних проблем, пока она не приводит к самоубийству: сейчас именно такая ситуация.

— Но почему тогда взяли Крым? Отвлекали от протестов?

— Не думаю. Протесты не были опасны. Просто Путин задался вопросом: что от него останется в истории? Олимпиада? А если он действительно поднял Россию с колен, в чем это выразилось? Идея присвоения/возвращения Крыма существовала до Майдана, просто в более мягком варианте. Давайте мы его у вас как бы купим. Об этом с Януковичем можно было договориться, но тут власть на Украине рухнула, а Крым фактически сам упал в руки.

— И останется русским?

— Полагаю, да. В украинской Конституции будет записано, что он украинский, но все смирятся.

БОЛЬШОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

— А вот как вы себе представляете ту идею, с которой будет жить постпутинская Россия?

— Очень просто: выздоровление. Потому что сейчас страна и общество тяжело больны, и мы все это чувствуем. Проблема даже не в коррупции, это частный случай. Проблема в глубочайшем, торжествующем, всеобщем аморализме. В абсолютном абсурде, идиотизме, который ощутим на всех уровнях. В средневековье, куда мы падаем — не по чьей-то злой воле, а просто потому, что если нет движения вперед, то мир катится назад. Нужно возвращение к норме: нормальному образованию, спокойному бизнесу, объективной информации. Этого хотят все, причем, за небольшим исключением, даже в окружении Путина. И все вздохнут с огромным облегчением, когда вернется норма. Когда перестанут нагнетать ненависть, а главной эмоцией перестанет быть страх.

И тогда довольно быстро в страну вернутся деньги — в том числе российские, выведенные и спрятанные. И мы станем одной из лучших стартовых площадок для бизнеса, и экономический рост в течение десяти — двадцати лет может оказаться рекордным.

— А как же мы все будем опять жить вместе — так сказать, Крымнаш и Намкрыш?

— Ну а после Гражданской войны как жили? Вы не представляете, как быстро все это зарастает. Люди выясняют отношения, когда им делать нечего, а тут у всех появится дело, потому что сегодня в стране тотальная обессмысленность и бесцельность. Это закончится — и все найдут себе занятие. Кроме тех, конечно, которые захотят остаться непримиримыми. Таких во всяком обществе процентов пять, и это уж их личный выбор.

— Напоследок объясните: как вас терпят в МГИМО?

— Вы на собственном опыте знаете, что в МГИМО разные люди. Есть ретрограды и либералы, есть правые и левые. А я не тот и не другой. Я смотрю на все с позиций обычного, неангажированного здравого смысла. И всем, кто хочет тут быть успешным толкователем реальности, могу дать единственный совет: не ищите коварных планов и злого умысла там, где действуют банальные глупость, жадность и трусость.

Беседовал Дмитрий Быков

«Собеседник», 08.09.2017

Валерий Дмитриевич Соловей — доктор исторических наук (тема докторской диссертации — «Русский вопрос» и его влияние на внутреннюю и внешнюю политику России»), профессор, заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО. Автор и соавтор пяти монографий, десятков научных и многих публицистических статей. Широкую известность приобрел в 2016 году после нескольких точных политических предсказаний.

Родился в 1960 году в городе Счастье Луганской области УССР. Сестра — Татьяна Дмитриевна Соловей, также доктор исторических наук.

Окончил исторический факультет МГУ им. Ломоносова (1983).  Прошел стажировку в Лондонской школе экономики и политических наук (1995).

В 2012 году возглавил рабочую группу по формированию политической партии «Новая сила» и был избран ее председателем. Минюст отказал партии в регистрации. В марте 2016 года Соловей отметил в интервью, что партия «заморожена в связи с тем, что нам угрожали репрессиями».

Женат, есть сын.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (21) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
11.09.2017 21:02

Всем все по фигу, каждый сам за себя, все трын-трава, лишь бы меня не трогали. Это то какое сейсас в России реальное умонастроение у всех и у каждого.

  • Анонимно
    11.09.2017 18:35

    Надоело уже, нужно что-то новое,новая индустриализация

  • Сплошная хрень в его рассуждениях! Надыбал слухов разных,и про транзит,и про Дюмина! Путин не будет не Дюмина,не Шойгу ,не какого силовика ставить вместо себя! И фсб шникам нужна процветающая страна,а не застенки НКВД и народу нужно чтобы была работа и работа которая вывела бы большинство населения из нищеты! Поэтому транзит возможен,но только если Путин будет уверен что премьер Кириенко крепко сидит и в стране где все есть начнутся успехи в экономике и на селе! Развала страны не будет не будет и он прав сепаратисты даже в Татарстане засунули языки в пупок,а на Кавказе уже выросло поколение ,которое понимает на примере кавказских ми среднеазиатских республик что им некуда идти кроме как быть с Россией! Украина сама развалится скоро и часть ее будет просится в Россию! Игил и их последователей в России добьем и газопроводы принцев персидского залива не пустим в Европу! И что за разговоры про Постпутинскую Россию,типа наворованные деньги вернутся сюда,держи карман шире и если вернутся ,то только для того чтобы сюда завозить суррогаты и барахло,а отсюда вывозить задаром энергоресурсы,уничтожая опять сельское хозяйство,науку и промышленность! И деньги в виде кредитов не нужны! Хватит и так все не работают,а ездят на иномарках и живут в дворцах! Россия будет Великой только тогда когда власть повернется к работягам,кто сеит хлеб, строит заводы,точит болты,стреляет так что не одна сволочь не подумает как перейти нашу границу! Почитайте Бунина и как он восхищался нашим народом как после Гражданской войны вдруг объявили НЭП и открылись рестораны ,появились извозчики,на каждом углу начали продавать пироги и крестьяне завалили рынок мясом,хлебом,и икрой! Соловей и Быков мечтают о том периоде когда вернутся компродоры к Власти и их будут кормить с барского стола продавая Россию оптом с Навальными,Касьяновыми и Быковыми и в розницу,а народ даже имея работу будет изгоем и нищим как сейчас! Как далеки от истины эти экспеты и пустобрехи! Народ Путина поддержит и в борьбе с коррупцией и с новой экономической политикой,которую будет проводить премьер Кириенко!

    • Анонимно
      13.09.2017 00:36

      Да, уважаемый Мурат Сиразин. Ваши коменты для большинства присутствующих на данном форуме - как кость в горле. Им бы лишний раз дерьмо какое в сторону власти метнуть, а Вы-же утверждаете об обратном, что страна идет в целом правильным путем. Вот такая у нас публика. Так что не обижайтесь на некую убогость, смачно плюющих в Ваш адрес. (Камский)

  • Анонимно
    11.09.2017 21:02

    Всем все по фигу, каждый сам за себя, все трын-трава, лишь бы меня не трогали. Это то какое сейсас в России реальное умонастроение у всех и у каждого.

  • Анонимно
    11.09.2017 22:15

    Штиль перед бурей сейчас в России.

    А все эти "отсидеться" никому этого не удастся, т.к. слишком все запущено, но и закономерно также, так что единственную аналогию, кот. можно привести в данном случае - лавина тоже начинается с маленького обрывчика, но вот чем заканчивается, то уже совсем другой вопрос.

    • Анонимно
      12.09.2017 06:44

      Вся надежда на рост нефтяных цен. Только это вернёт всё в обычную колею.

      • Анонимно
        12.09.2017 10:07

        нам нужен не рост цен. Нам нужны производства, которые были убиты и уничтожены в последние 25 лет. Нужно поднимать собственные производства, а не плыть на нефтегазовом танкере. Надежда на одни только нефть и газ опять, в случае чего, приведут страну в то же самое состояние, к которому мы пришли в конце 14 года.

  • Анонимно
    12.09.2017 01:07

    Концовка - это наша реальность

  • Анонимно
    12.09.2017 07:23

    Соловьи зачирикали изображая из себя великих предсказателей, видимо их забывать стали, вангуют...

  • Анонимно
    12.09.2017 07:33

    Когда Сечин и Костин играют в Гоа в кости и ставят в качестве приза - нефтяные вышки, а свидетелем этой игры оказался Улюкаев, то невольно приходит понимание, что дальше так продолжаться не может.
    И когда сопоставляешь этот факт с сообщением, что в стране собираются на 3 года заморозить индексацию пенсий, то становится очевидным, что мы на самом краю...

  • Анонимно
    12.09.2017 09:18

    Реально, надоело это читать! У либералов одна пластинка всегда- Все пропало шеф, все пропало! Общий набор слов и штампов- коррупция, произвол, нищета, гонение на свободу слова. А на улицу выйдешь и ни чего, дороги делают, магазины завалены, везде требуются работники, в Сирии дали всем звиздюлей, в армии порядок, на улице ходить не страшно. И думаешь порой, а он правда все это про Россию или попутал чего? Почитайте его комментарии за 2010-2012 год, он говорил , что еще год два и капец стране. На дворе уж 2018 маячит- живем!

  • Анонимно
    12.09.2017 09:23

    Соловей –неплохой инсайдер, исследователь «цветных революций» и идеолог ее проведения в России (т.к. сказать проверить теорию на практике). Его комментарии несколько тенденциозны, но инсайды интересные выдает. Когда из Кремля утекают инсайды, чувствуешь, как все гнило наверху.

  • Анонимно
    12.09.2017 10:43

    Цитата: "Господи, ну какой территориальный распад? С чего вдруг, откуда? Страну удерживают три, простите за выражение, скрепы, каждой из которых было бы вполне достаточно. Русский язык. Российский рубль. Русская культура."
    Глубочайшее заблуждение. Либеральная ложь. Эпоху "застоя" такими же заблуждениями провожали.

    Страну удерживает ВКС, морской флот, армия и ее разумный главнокомандующий.

    • Анонимно
      12.09.2017 11:54

      А почему в 91 году флот неудержал? а потому рубля то не было не было единогорынк аи вес 15 респулик говрили на разных языках а флот наш мал и смешон чтобы что то сдерживать. ктсати булава так и не полетела а четыре подлодки под неё построили во цена вашему флоту

      распдатьс яневыгодно рынок рубль общий ,русский язык будет держать страну !! а ваш ссср был гнилым изначально

  • Вот я с большим уважением отношусь конечно и к Соловью, и к Дмитрию Быкову, вообще ко всем, кто является носителем и "передатчиком" той или иной информации.
    Дмитрия Быкова иногда читаю на Эхо Москвы.
    Не хочу никого обидеть. Просто, по-человечески, из любопытства, хочу понять: чем отличаются одни пропагандисты, условно либеральные, от других, условно кремлёвских?
    Может кто объяснить - на пальцах?
    Одни "адвокаты дьявола", другие "шайтана" - только и всего? Ни в тех, ни в других мировоззренческой-то ценности абсолютно нет. Пожалуйста не обижайтесь. Просто объясните. Например, допустим, чем Ходарковский лучше (или хуже) Сечина?

  • Анонимно
    12.09.2017 13:42

    Цитата из оригинала на Собеседник.ru:

    Вехи биографии:

    1993 – становится экспертом «Горбачев-Фонда»

    1995 – прошел стажировку в Лондонской школе экономики и политических наук

    2012 – избран председателем партии «Новая сила»

  • Анонимно
    12.09.2017 13:48

    Очень интересная и хорошая статья!Буду теперь следить за "полетом" Соловья

    • Анонимно
      12.09.2017 22:38

      Чего же в ней нового и полезного? все выдумка из пальца

  • Анонимно
    12.09.2017 23:49

    Желаемое, выдается за реалии

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль