Общество 
20.09.2017

«Разделяй и выбрасывай»: роль Гринписа в актуальных экологических концепциях

Автоград — на 25-м месте в рейтинге готовности городов России к селективному сбору ТБО

Оплот здравого смысла или инструмент в руках политиков? Челнинский идеолог раздельного сбора бытовых отходов Николай Атласов о роли «зеленых» активистов на мировой арене и об их оценке экологической грамотности Татарстана.

АРЕСТЫ ГРИНПИСОВЦЕВ: РОССИИ НЕЛЬЗЯ, НОРВЕГИИ МОЖНО

Из всех экологических организаций, работающих в России, наибольшие споры вызывает деятельность Гринписа, чьи интересы охватывают все основные аспекты экологической безопасности. Его отделения работают более чем в 40 странах мира, а Гринпис России в этом году отмечает четвертьвековой юбилей.

Неоднозначное отношение к Гринпису во многом обусловлено радикальными действиями, к которым прибегают некоторые активисты этой организации, отстаивая свое понимание экологической безопасности. Достаточно вспомнить, как в 2013 году активисты Гринписа попытались проникнуть на нефтяную платформу «Приразломная» в Карском море, чтобы провести акцию протеста против добычи нефти на российском шельфе в Арктике. Реакция наших властей была твердой — участники акции, а также их судно «Арктик Санрайз» были арестованы. Арест тогда вызвал массовые протесты за рубежом, в том числе со стороны официальных лиц ряда западных государств. Россию стали обвинять в якобы незаконном задержании экологических активистов. В нашей же стране Гринпис после этого стали рассматривать как инструмент антироссийской пропаганды в руках Запада.

Совсем недавно Гринпис спровоцировал еще один аналогичный скандал. В августе его активисты на том же судне «Арктик Санрайз» вошли в охранную зону нефтяной платформы «Сонга Энейблер» норвежской компании «Статойл» в Баренцевом море. Гринписовцы вновь устроили акцию несогласия с решением правительства Норвегии расширить добычу нефти в Арктике. На несколько часов они остановили работу буровой установки, требуя прекратить бурение. Ответные действия норвежских властей оказались такими же, как и российские в 2013 году: участники акции и их судно были арестованы. Удивительно, но эти действия не вызвали шквала протестов, как это было в случае с нашей страной. Нет уличных митингов, нет политических заявлений — лишь позиция самих активистов и сбор подписей за освобождение арестованных. Двойные стандарты очевидны.

Я далек от того, чтобы обвинять в двуличности сам Гринпис. Скорее здесь работает солидарность на уровне правительств западных стран. Критиковать Россию — это всегда пожалуйста, но теперь дело касается кого-то из своих, в данном случае Норвегии. Более того, Гринпис и сам становился объектом нападок за мнимые пророссийские симпатии. К примеру, в 2014 году бывший в то время главой НАТО Андерс Фог Расмуссен, давно известный своей патологической русофобией, обвинил Гринпис, выступающий против технологии сланцевой добычи нефти и газа, в лояльности интересам России, а также в том, что наша страна якобы спонсировала протест экологов.

Как бы то ни было, организацию ее активистов часто обвиняют в поддержке интересов тех или иных стран или корпораций. На мой взгляд, эти доводы весьма сомнительны — вопросы вызывают скорее методы некоторых активистов в продвижении своих идей. Нелегальное проникновение на производственные и инфраструктурные объекты, на те же нефтяные платформы, как раз таки и подрывает их безопасность.

МИЛЛИОН ЗА РАЗДЕЛЬНЫЙ СБОР

При всех за и против в целом я считаю деятельность гринписовцев весьма полезной. Действительно, временами они провоцируют конфликты с властями, в то время как для любой экологической организации чрезвычайно важно уметь выстраивать продуктивные отношения — не соглашательские, но конструктивные — с целью совместной реализации масштабных экологических программ.

Мне, к примеру, особенно импонирует активная деятельность Гринписа, направленная на внедрение в нашей стране раздельного сбора мусора и развитие отрасли переработки отходов. На мой взгляд, из всех общественных экологических организаций нашей страны, пожалуй, лишь Гринпис России имеет богатый опыт в пропаганде и продвижении новейших экологических стандартов в сфере утилизации отходов. Данной организацией разработано множество практических методик, позволяющих внедрять сортировку отходов как в рамках отдельного офиса, так и района.  

Гринпис России внимательно отслеживает внедрение раздельного сбора мусора в нашей стране. Жаль, что это движение пока идет в основном снизу, со стороны отдельных граждан, сообществ, бизнес-структур, иногда при поддержке местных властей. По мнению Гринписа России, страна так и не смогла заняться вопросом системно: у нас нет законодательного решения об обязательном переходе к селективному сбору отходов, а существующие рекомендательные нормы игнорируются.

Учитывая это, Гринпис России запустил проект «Миллион за раздельный сбор». Активисты организации вознамерились «собрать миллион подписей под обращением к мэрам городов и губернаторам регионов с требованием сделать обязательной установку баков для раздельного сбора мусора в каждом дворе, закрепить такой способ обращения с отходами законодательно и утвердить правила вывоза мусора и нормального обслуживания площадок, где собираются отходы». На данный момент под обращением подписались почти 230 тыс. человек.

Уже более пяти лет развивается и другой проект Гринписа России — «Карта пунктов сбора вторсырья Recyclemap». Карта поддерживается усилиями 100 волонтеров, которые проверяют сведения, обновляют информацию, отвечают на комментарии пользователей.

Весной этого года экологи решили оценить первый эффект от своих программ и опубликовали рейтинг городов России с населением от 100 тыс. человек по доступности раздельного сбора отходов для жителей. Рейтинг составлялся по данным открытых источников, в расчет брались круглосуточные стационарные контейнеры для сбора хотя бы одного вида вторичного сырья. Анализ охватил свыше 160 городов, однако в итоговый рейтинг были включены только 89 из них — в остальных городах нужные контейнеры либо отсутствуют, либо по ним нет данных.

По выводам Гринписа России, из 73,7 млн жителей городов рейтинга доступ к указанной инфраструктуре имеют только 6,8 млн человек (9,2%). Лишь в пяти городах таким доступом обладают более половины жителей — это Волжский (Волгоградская область), Мурманск, Мытищи (Московская область), Оренбург и Саранск. Самым благополучным в этом отношении российским городом признана столица Мордовии — Саранск, здесь доступ к раздельному сбору отходов имеют 80% жителей. Показатели остальных участников Топ-5 следующие: Мытищи — 77%, Оренбург — 60%, Волжский — 58%, Мурманск — 53%.

Опыт Саранска показывает, что привычная ссылка противников раздельного сбора отходов на особый менталитет нашего народа, якобы не позволяющий ему пользоваться передовыми западными практиками, в данном случае не работает. Менталитет у наших людей, конечно, особый, но эта «особость» отнюдь не является критическим препятствием для внедрения передового опыта. Людей нужно просто обучить навыкам и создать соответствующие условия.

«МУСОРНАЯ ПРОБЛЕМА» ЖДЕТ СИСТЕМНОГО РЕШЕНИЯ

Аутсайдерами рейтинга с показателем менее 1% стали 6 городов, различных как по количеству жителей, так и по географическому положению. Это Красноярск (0,8%), Салават (0,7%), Кемерово (0,5%), Рязань (0,2%), Ульяновск (0,1%) и Чита (0,1%).

Из татарстанских городов в рейтинг попали лишь Набережные Челны и Казань. Почему-то отсутствуют Нижнекамск, Альметьевск и Зеленодольск, хотя они удовлетворяют требованию рейтинга по количеству жителей. Либо в перечисленных городах отсутствует инфраструктура, либо нет информации о состоянии дел. По крайней мере, Альметьевск должен был попасть в список, т. к. контейнеры для раздельного сбора отходов там имеются. Что касается двух крупнейших городов республики, то первым из них, что мне особенно приятно, оказались Набережные Челны (25-е место в рейтинге), где доступом к селективному сбору ТБО обладают 13% жителей. Казань разделила 39–41-е места с результатом 8% вместе с Москвой и Челябинском.

От некоторых казанцев я слышал, что при составлении рейтинга Гринпис России использовал устаревшие данные. Быть может, так и есть, хотя в столице Татарстана, насколько мне известно, установкой контейнеров для раздельного сбора мусора более-менее активно занялись только в этом году, да и то лишь в некоторых районах. Прежде такая работа велась лишь в Кировском и Московском районах, за счет которых и могло набраться 8%.

Как ни относись к рейтингу Гринписа России, игнорировать его и упрекать составителей в необъективности не стоит. Самым лучшим решением стало бы активное включение властей республики и муниципалитетов в процесс системного внедрения в Татарстане раздельного сбора отходов. Мы привыкли гордиться тем, что наша республика является лидером по многим показателям социально-экономического развития. Так может, стоит поставить целью лидерство и в сфере внедрения новейших экологических стандартов?

Для начала следует все-таки принять либо региональный закон, либо нормативный акт об обязательном внедрении раздельного сбора отходов. Затем необходимо скорректировать территориальную схему обращения с отходами. И, что немаловажно, следует, наконец, повернуться лицом к тем, кто непосредственно занимается переработкой отходов. Без развития данной отрасли невозможно полноценное решение мусорной проблемы в нашей республике, как, впрочем, и в России в целом. По-моему, это давно очевидно. Пора начинать действовать. 

  Николай Атласов

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    20.09.2017 16:13

    Интересно в чем нужно скорректировать территориальную схему? Уважаемый автор пользуется какой редакцией территориальной схемы

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль