Интернет-конференция 
20.09.2017

Альберт Гильмутдинов: «У нас много людей, зарплата которых превышает миллион рублей в год»

Ректор КНИТУ-КАИ о критике Минниханова в адрес «КАИ-Лазера», судьбе статуса «национального исследовательского» и квантовых сетях для Грефа

Довольно оптимистичным выглядел в редакции «БИЗНЕС Online» ректор КНИТУ-КАИ Альберт Гильмутдинов: за последние пять лет число желающих поступить на авиационные факультеты КАИ увеличилось более чем в два раза, а средний балл ЕГЭ абитуриентов вырос на 20 пунктов. О состоянии дел с «авиауклоном» в университете, конфликте с КБ Симонова, спорах вокруг «портрета преподавателя» и судьбе оставшихся филиалов КНИТУ-КАИ он рассказал в ходе интернет-конференции с нашими читателями.

Альберт Гильмутдинов Фото: Ирина Ерохина

«МАСШТАБ ЗАДАЧ ШИРЕ, ЧЕМ ПРЕДОСТАВЛЕННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ»

— Альберт Харисович, звание «Национальный исследовательский» дается вузу пожизненно или на определенный срок?

— Статус «Национальный исследовательский» имеют только 29 университетов из нескольких сотен вузов России. Этот статус мы получили в 2009 году, выиграв очень серьезный конкурс в числе 12 первых. Годом позже была вторая волна конкурса, который выиграли еще 17 университетов, в том числе наши коллеги из Технологического университета. Статус победителям дается на 10 лет, и у нас он истекает в конце следующего года. Что будет после 2018 года, вопрос пока открытый, в том числе для нашего учредителя — минобрнауки РФ.

— КАИ все эти 10 лет тестировали? Я знаю, что все учебные заведения отчитываются каждый год, но, может быть, вас с особым пристрастием проверяли, по особым критериям?

— Есть и особые критерии, и особые пристрастия. Этот пул из 29 элитных университетов, конечно, мониторится отдельно. Показатели частично перекликаются с теми, на основе которых министерство оценивает все вузы страны, но наши показатели гораздо более жесткие. Мониторинг ежегодный. Мы сдаем отчеты, которые тщательно проверяет специальная организация, выигравшая это право по конкурсу, защищаем эти отчеты, затем они представляются министерству для окончательного утверждения.

— Какие оценки вам выставляют?

— Пока все хорошо.

— Этот мониторинг по бумагам проходит или визитеры сюда приезжают и с учеными, со студентами беседуют?

— Штатная проверка —  это по нашим отчетам. Кроме этого, за эти 10 лет раза три серьезная комиссия к нам приезжала, смотрели ситуацию изнутри, какие лаборатории созданы, какие образовательные программы разработаны, как они реализуются и т. д.

— Национальные исследовательские вузы общаются между собой, опытом обмениваются?

— Есть ассоциация ведущих университетов России, есть ассоциация технических университетов. Кстати, полгода назад меня избрали вице-президентом ассоциации технических университетов России и СНГ, это достаточно почетный статус.

— На какие проблемы технические вузы обращают внимание в первую очередь?

— Несмотря на то что по программе национально-исследовательских университетов были выделены очень серьезные деньги, все равно масштаб задач, которые ставятся перед техническими университетами, шире, чем предоставленное финансирование. Современный технологический комплекс приобрести очень дорого. Поэтому возникают вопросы финансирования, как внедрять свои разработки в промышленность, как осуществлять международное сотрудничество. Перед нами были поставлены задачи разработать принципиально новые образовательные программы. Как их реализовать? Можно организовать сетевое взаимодействие, когда часть образовательной программы реализуется в одном национально-исследовательском университете, а один семестр, допустим, студенты обучаются в другом. Вопросов очень много, встречаемся, обсуждаем.


ОБУЧАЮЩЕЕ ПРОИЗВОДСТВО ПО-КАЕВСКИ

— Производственники всегда жалуются на вузы: не тех готовят и не такого качества. А вузы говорят: «Нам не дают задания. И материально надо помогать, если хотите, чтобы современное оборудование было для обучения». Сегодня в Татарстане хоть какой-нибудь консенсус найден, практическое взаимодействие есть?

— Процессы идут, и ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Я думаю, та старая сентенция, что якобы вузы готовят не тех, потихоньку остается в прошлом. Промышленность и технические вузы начали двигаться навстречу друг другу.  Во всяком случае, в КАИ мы эти сдвиги видим очень ясно. Конечно, и проблем еще много, не все так просто и быстро, как хотелось бы. С нашей точки зрения, наилучшая форма взаимодействия с предприятиями — это создание базовых кафедр, когда образовательный процесс на заключительной стадии осуществляется прямо внутри предприятия. У нас таких кейсов много, и они начинают реально работать. Это должно быть, как мы говорим, обучающее производство на базовой кафедре предприятия. Таких кафедр мы создали более десятка, и эту систему мы продолжаем развивать.

— Как это работает?

— Допустим, студент, поступает на четырехлетнюю бакалаврскую программу. Первые два года он получает общенаучную подготовку в стенах университета: высшая математика, физика, философия, иностранные языки и т. д. На третьем году обучения начинается общетехническая подготовка, а начиная со второго семестра третьего курса мы приступаем к специализации. Четвертый курс — это уже сугубо специализированная подготовка конкретно по этой специальности. Так вот по нарастающей: студенты с третьего курса проводят на предприятии сначала один день в неделю, потом два, три, потом четыре дня в неделю. И дипломная выпускная работа — это решение какой-то конкретной задачи этого предприятия, пусть небольшой — как разработать этот узел, как улучшить эти технологии, как оценить этот экономический эффект конкретно по цеху этого предприятия. И студенты уже зачислены в штат этого предприятия, естественно, на какие-то младшие позиции — техниками, лаборантами.

— Зачислены, еще будучи студентами?

— Да, будучи студентами, при этом они получают заработную плату. Это реальные случаи из жизни.

— Это массово или все-таки единичные случаи?

— Это на базовых кафедрах. Они получают пусть небольшие, но реальные деньги, за реальную работу в интересах данного предприятия. С утра они получают традиционное академическое образование в специально оборудованных и оснащенных аудиториях, а после обеда спускаются в цех, и то, что они изучали утром в теории, воплощают на практике реально в цеху. Вот это мы это и называем обучающим производством. После этого студент, решив какую-то производственную задачу, защищает диплом и продолжает свою работу на предприятии.  Это абсолютно готовый специалист, идеально вписавшийся в их кадровую потребность.

— Очень важно обучать студентов на современном оборудовании. Оно на наших предприятиях есть? 

— Оборудование как на наших предприятиях, так и у нас в университете по большинству направлений подготовки суперсовременное, говорю это ответственно. Ни в чем не уступает мировым аналогам пусть не 100 процентов, но по многим ключевым направлениям. Нам как раз программа национально-исследовательского университета очень помогла. И люди, которые не были в университете буквально четыре-пять лет, приходят к нам сегодня, говорят: «Мы не ожидали такого. КАИ стал совершенно другим».

— Это в университете, а на предприятиях как дела с модернизацией?

— Возьмите вертолетный завод, «ПОЗиС», судостроительный завод имени Горького, КАМАЗ, быстро модернизирующийся авиационный завод и многие другие предприятия нашей республики — везде на большинстве ключевых линиях стоит самое современное оборудование, радикально переоснащаются последние 5 - 6 лет. Конечно, далеко не все так благостно. Я бы не хотел, чтобы у нашей аудитории сложилось неправильное впечатление...

— Да не поверят!

— И правильно сделают. Проблем по-прежнему много. Но правда в том, что далеко не все так плохо, как нам казалось буквально три-пять лет назад. Очень сильные изменения произошли у нас в университете и на предприятиях. Вот конкретные примеры. Совсем недавно я был на заводе «Бетар» в Чистополе (там располагается один из наших филиалов), который выпускает счетчики воды, газа, электричества. Они занимают почти половину рынка России, а это гигантский рынок, без преувеличения! Оборудование на заводе, как это все обустроено, как технологические процессы выстроены, культура производства — это Европа. Как «ПОЗиС» организовал производство холодильников — тоже Европа. КАМАЗ завершает строительство нового завода по производству кабин — там будет стоять оборудование, которого вообще пока нет ни у кого в мире. Таких примеров много, это становится типичным для многих наших предприятий.

«В «КАИ-Лазер» вложены очень серьезные государственные средства по федеральным грантам минэкономразвития, и, конечно, президент и минэкономики РТ ожидают гораздо большей финансовой отдачи» Фото: prav.tatarstan.ru

«ЛАЗЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПОЙДУТ, НО ДОЛЖНЫ ПРОЙТИ СВОИ «9 МЕСЯЦЕВ»

Рустам Минниханов недавно раскритиковал работу «КАИ-Лазера». Что можете ответить ему по существу? Почему компания так и не начала работать? Может быть, потому, что в «Алабуге» так и не наладили выпуск станков «ИРЭ-Полюс», ведь «КАИ-Лазер» и создавался как обеспечение этой компании? Кстати, «ИРЭ-Полюс» планировал и строительство своего центра в кампусе КАИ. Что с этим проектом? (Тимур)

— Критика президента абсолютно справедлива. В этот центр вложены очень серьезные государственные средства по федеральным грантам минэкономразвития, и, конечно, президент и минэкономики РТ ожидают гораздо большей финансовой отдачи. В прошлом году финансовые показатели центра были откровенно слабыми, в этом году они будут гораздо лучше, на следующий год — еще лучше, и к 2019 году мы ожидаем серьезный прорыв.

— Почему такая раскачка долгая?

— Немногим более трех лет назад мы с нуля, с чистого листа начали внедрять эти лазерные технологии. До этого никто в Татарстане промышленными лазерами не занимался, это была абсолютно новая тема. Мы эти сложнейшие комплексы развернули, обучили кадры, освоили технологии. Конечно, это требует времени. Сегодня квалификация специалистов в «КАИ-Лазере» очень высокая, это начинают признавать все специалисты. Мы можем решать практически любые задачи, связанные с использованием лазерных технологий.

А причина слабых финансовых показателей в следующем. Упрощенно говоря, есть два типа предприятий: малое/среднее предприятие и крупное предприятие. Одна из ключевых задач «КАИ-Лазера» — помогать МСП, и мы им помогаем. За эти три года к нам пришли, без преувеличения, сотни малых и средних предприятий — с реальными договорами и деньгами. Но дело в том, что у малого предприятия и заказ маленький — на 50 - 100 тысяч рублей. Допустим, в этом году к нам пришло 50 таких предприятий, что очень много. Но это дает всего 3 - 4 миллиона рублей заказов. Поток работ огромный, а деньги небольшие. Мы им все равно будем помогать, это наша задача. Значит, нужно обращаться к крупным предприятиям. А как происходит работа у крупных предприятий? У них отлаженный технологический цикл, который жестко закреплен регламентами. Если, скажем, вместо обычной сварки какого-то узла внедрить лазерную, то придется не только отработать эту технологию, но и провести полный цикл испытаний (статических, динамических, на усталость, на разрыв, на изгиб, на кручение и т. д.). Но это полбеды. Далее эти результаты должны быть перепроверены и согласованы головной организацией этого предприятия, внесены соответствующие изменения в конструкторскую документацию, изменены внутренние регламенты работы предприятия. На все это нужны месяцы и годы. И мы сейчас этот необходимый цикл проходим.

Из крупных татарстанских предприятий очень плотно работаем с КАМАЗом, Зеленодольским судостроительным заводом, «ПОЗИСом», вертолетным и авиационным заводами, начали активную работу с ЕлАЗом, вместе с «Мелитой-К» разработали новую технологию изготовления направляющего аппарата для двигателя вертолета. Много обращений из-за пределов нашей республики, например, только что завершили 5-миллионный договор с ВИАМом, головным разработчиком авиационных материалов в стране. Запускаем международные проекты: к нам несколько раз приезжали специалисты из Индии, которых интересует восстановление лопаток турбин методом лазерной наплавки. В проработке договор с «Сименсом» — их заинтересовала наша новая аддитивная технология. Свою нишу постепенно формируем. Лазерные технологии обязательно пойдут, но, как у любого проекта, должны пройти свои «9 месяцев»...

— А что с «ИРЭ-Полюс»?

— Наши стратегические партнеры — это «ИРЭ-Полюс» и их материнская компания из Соединенных Штатов. Они вложили в «КАИ-Лазер» около 200 миллионов рублей живых денег и владеют в ПАО «КАИ-Лазер» долей более 20 процентов. Они действительно подписали соглашение и сделали начальные вложения, что будут строить производство в ОЭЗ «Алабуга» и инженерный центр внутри нашего университета.  Документы официально подписаны, и партнеры не говорят, что собираются отказываться от этих планов.

— Почему же не строится завод?

— Это же чисто бизнес-структура, они экономику прежде всего считают. У них сейчас завершаются новые разработки, которые они хотели бы локализовать на этом заводе. То же самое по нашему инженерному центру. Два проекта как бы связаны друг с другом, нужно кадровое и технологическое обеспечение этой площадки.

— Что означает «кадровое обеспечение» этой площадки?

— Если у вас на новом производстве будут 200 человек работать, откуда их взять? Это же очень сложная технология.

— А где предполагается их готовить? В КАИ?

— Да, в том числе в КАИ. Всего три года назад мы открыли прием на специальность «лазерная техника и технологии». В этом году к нам пришли абитуриенты со средним результатом ЕГЭ более 88 (!) баллов. Это действительно очень много. По этому направлению готовят в десятках университетов России, в том числе самых сильных, но я думаю, что у нас самый высокий балл по стране по данной специальности. Пятеро из абитуриентов — призеры всероссийских олимпиад, причем многие приехали из-за пределов Татарстана. Примерно такая же ситуация была и в прошлом году. Самые сильные выпускники школ выбирают лазерные технологии, и тоже в немалой степени благодаря «КАИ-Лазеру». А ведь уже через три-четыре года они выйдут на работу.

Кроме этого, у нас есть и серьезные научные результаты, опубликованные в ведущих журналах мира, и новые прикладные разработки, подтвержденные патентами. Финансовые показатели, конечно же, важны. Но такие масштабные проекты, как «КАИ-Лазер», имеют гораздо более широкое значение.


«КАИ-КОМПОЗИТ» — РЕДКИЙ ПРИМЕР УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ГЧП»

— Что произошло с «КАИ-Композитом»? Все работавшие там сотрудники КАИ уже более полугода выдворены с территории КБ Симонова, где располагается оборудование, закупленное через КАИ на деньги минобра РФ. На каких условиях КБ Симонова использует это оборудование? Есть ли договор аренды? Руководство КАИ не может или не хочет вернуть в университет дорогостоящее оборудование? (Владимир)

— Есть технические сложности, связанные с тем, что срок одного договора заканчивается, нужно заключать новый, и в переходный период требуется проработать детали. Естественно, каждый хочет немного побольше получить, как и в любом партнерстве, но ситуация рабочая.

— На каких условиях КБ Симонова использует ваше оборудование?

Это редкий пример успешной реализации государственно-частного партнерства в сфере высоких технологиях, но, к сожалению, он омрачился вот этими последними слухами. Я всегда с гордостью об этом говорил, но, видимо, сглазил. У нас есть суперсовременное оборудование, есть сильные специалисты, которые умеют на этом оборудовании работать. Оборудование тяжелое, громоздкое, в КАИ его локализовать очень сложно, поэтому нам нужен был промышленный партнер. И мы его нашли в лице КБ «Сокол», которое сегодня называется КБ Симонова. Мы вложились оборудованием и людьми, а они для нашего оборудования построили с нуля комплекс зданий. По сумме это примерно одинаковый вклад.

Условия такие, что у КБ Симонова есть свои задачи по разработке композитных технологий, и, конечно, им критически важно иметь это оборудование. Наши студенты, аспиранты постоянно там работают. Мы получаем прямой доступ, во-первых, к финансовым ресурсам, потому что они за эту работу платят; во-вторых, к самым реальным задачам из жизни.

— Они вам платят за аренду оборудования?

— Нет, мы им платим за аренду помещений чисто символическую плату, но за это мы решаем их задачу на возмездной основе. КБ Симонова эти работы, которые мы делали для них, все равно делали бы. Им нужно было бы купить оборудование, обучить людей, ведь без этого «самолет не полетит». Но они сэкономили много денег за счет того, что мы туда вошли с уже готовым оборудованием, готовыми людьми и технологиями. И они платят нам только за работу. Вот это государственно-частное партнерство. Но, как всегда в жизни бывает, сначала все идет хорошо, а потом где-то споткнулись, и это начинает раздуваться... Это действительно удачный пример, как должно быть построено сотрудничество государственных структур с частными компаниями в сфере высоких технологий, и это реально работает.

— Напомните, пожалуйста, это оборудование было получено или куплено, это из гранта какого-нибудь?

— Это целый комплекс. Министерство образования и науки РФ поддерживало создание инжинирингового центра внутри университета, и на самой первой волне мы выиграли федеральный грант на создание центра инжиниринга композитных технологий. Кроме этого, у нас уже было свое оборудование, вот мы и объединили. Получился реально мощный промышленный технологический центр композитных технологий.

— Сколько стоит это оборудование?

— Более 100 миллионов рублей.

— В центре композитных технологий КАИ сейчас работают над полимером, способным заменить авиационные сплавы. Что за материал? Каковы перспективы? (Латыпов)

— Авиационные сплавы заменяют не полимер, а композитный материал — углеродные нити, очень прочное волокно, которое заливается матрицей типа эпоксидной смолы. При затвердевании получается очень прочный материал, который и называется композитным. Особенностью нашего университета является то, что мы умеем разрабатывать конструкции и технологии их изготовления для промышленного применения, в том числе в авиастроении, судостроении, космосе. Например, можно делать композитными лопасти турбины, где очень высокие нагрузки. Композиты никогда не корродируют, значит, они гораздо долговечнее, они более легкие и более прочные.

— Производство композитных лопастей будет дешевле или дороже?

— Производство будет дороже, потому что сам материал более дорогой. Но когда вы посчитаете все, то в итоге эффект окажется очень большим и позитивным за счет улучшенных характеристик изделия и увеличенного ресурса его службы.


ПРЕКРАСНЫЕ УЧЕНЫЕ И ИНЖЕНЕРЫ, НО ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ КОММЕРСАНТЫ

— Раньше при КАИ было немало малых предприятий. Что сейчас с ними? Почему о них ничего не слышно? (Ильин)

— Малых предприятий у нас порядка 20, и, как в жизни, кто-то успешен, кто-то не очень, кто-то — откровенно провальный. Малые предприятия создавались как стартапы. Суммарно годовой оборот по нашим сетям малых предприятий около 40 миллионов рублей. Нормально живут, работают.

— Их возглавляют преподаватели?

— Это точно наши сотрудники, но не только преподаватели, есть инженеры, научные работники. В любом малом предприятии присутствует наша интеллектуальная собственность, это необходимое требование. Поэтому наши люди со своей интеллектуальной собственностью создают какое-то малое предприятие для коммерциализации этой работы.

— Знаете ли вы, что означает процесс капитализации технологий и как он в действительности связан с вопросом коммерциализации? Я не встречал пока ни одного российского ученого, знающего на него верный ответ. Очень надеюсь, что вам правильный ответ нужен. (Алексей Кругов)

— Я полагаю так: коммерциализация технологий — это процесс, направленный на капитализацию технологий. Допустим, я разработал технологию создания высокотемпературного связующего. Мне нужно его капитализировать, то есть за него получить деньги. Для того чтобы получить деньги, что мне нужно сделать?

— Продать куда-нибудь.

— Продать. Это и есть коммерциализация. Вот примерно мое понимание такое. Разница есть, но это как бы две стадии решения одной общей задачи.

— Я думаю, вопрос про то, что ученые не умеют этим заниматься. Вот что-то придумать — это да, а продать — этого ученые не умеют...

— Да, это проблема. Для построения инновационной экономики нужны три составляющие: научные исследования, техническая разработка идеи и ее коммерциализация. Со времен Советского Союза мы были и остаемся прекрасными учеными и отличными инженерами, но мы очень плохие коммерсанты, которые могли бы продавать это на рынок. И это действительно очень плохо. Но эта компетенция сейчас достаточно быстро нарабатывается.

— У вас есть экономическое отделение?

— У нас целый институт есть.

— Технари с менеджерами еще не скрестились?

— Я бы сказал так: они в процессе скрещивания.

— Мотивировать их надо.

— Процесс идет. Вот с этой третьей составляющей не только у нас, но в целом в стране компетенция отстает. Мы не умеем, к сожалению, достаточно грамотно коммерциализировать свои очень сильные технические решения. Но мы быстро учимся.

— К вопросу о коммерциализации: в Казани немало авиастроителей, которые на своем опыте прошли и огонь, и воду, и медные трубы, например Виктор Степанович Ярмоленко. И есть выпускник КАИ Владимир Райхлин, который сейчас живет в Германии и двигатели успешно делает. Вы не хотите их приглашать преподавать у вас? Или они не хотят такими делами заниматься?

— Хотим, конечно. У нас есть рабочие контакты с обоими коллегами, которых вы назвали, мы хорошо друг друга знаем. Райхлин даже вывел нас на технический университет в Ахене. Кстати, со следующего года мы планируем открыть с этим университетом совместную магистерскую программу в рамках ГРИНТ, а это один из лучших университетов Европы. С Ярмоленко два года назад мы серьезно готовили проект по разработке малого пассажирского самолета к конкурсу, который, к сожалению, проиграли. Его выиграл КБ Новосибирского завода.

— Помнится, КАИ занимался ветроэнергетикой. Сейчас это модная тема. Не собираетесь ли к ней вернуться? (Мансуров)

— Ветроэнергетика чрезвычайно важна, потому что ключевое ее преимущество в том, что она возобновляема. Рано или поздно запасы нефти и газа будут выбраны, и придется обращаться к ветроэнергетике, к солнечной энергетике и т. д. Но поскольку Россия щедро наделена запасами нефти, газа, руд, угля ...

— Жареного петуха ждут...

— Конечно. Поэтому у страны это не первый приоритет, и пока у нас будет огромное количество доступных энергоносителей, для нас эта тема вряд ли будет сверхактуальной. Сделать серьезную разработку стоит огромных трудов, но если не видишь какой-то отдачи, конечно, это демотивирует. Ни шатко ни валко эти работы у нас идут.


СОЗДАЛИ КВАНТОВУЮ СЕТЬ И ПРЕДЛОЖИЛИ ГРЕФУ ЕЕ КОММЕРЦИАЛИЗИРОВАТЬ

— Вы предложили Грефу объединить отделения Сбербанка в Казани квантовой сетью. Какова судьба идеи? (Ильдар)

— Тихо-тихо, но в КНИТУ-КАИ совершили маленькую революцию — создали первую в России квантовую сеть. В квантовых технологиях носителем информации является не электрон, а фотон, то есть это уже не электроника, а фотоника. Квантовые компьютеры будут в тысячу, в миллиарды раз быстрее, чем обычные. Телекоммуникации тоже станут квантовыми коммуникациями. Кстати, работа нашего квантового центра идет при прямой поддержке президента РТ, он ежегодно приезжает, принимает его работу. Квантовый центр как раз создан для развития, разработки этих абсолютно конкретных прикладных квантовых технологий.

Применительно к Грефу и Сбербанку речь идет о том, что мы научились передавать информацию через квантовые каналы, используя обычные оптические волокна, но по технологии фотоники. Мы научились передавать информацию не просто из точки А в точку Б, как это делают многие, а создали многоузловую квантовую сеть, которая может между собой общаться. Это было создано впервые в России и официально признано. Теперь необходим следующий шаг — эту технологию капитализировать. Мы предложили Грефу ее коммерциализировать, чтобы он вошел в наш процесс, профинансировал. Ключевое преимущество квантовых коммуникаций заключается в том, что они в принципе не перехватываются. Сегодня, используя обычные технологии криптографии, как бы вы ни шифровали информацию, ее расшифровка — вопрос времени. Будущие квантовые компьютеры сделают это в два счета. То есть классическая идеология защиты информации просто перестанет работать. А квантовые коммуникации в принципе нельзя перехватить. Это фундаментальный научный закон. Это то, что делает их очень привлекательными, они фундаментально не перехватываемы: информация исчезает, если она перехватывается. Это интересно силовым и государственным структурам, банковской сфере, где вопросы безопасности чрезвычайно важны.

Поэтому для коммерциализации этой технологии мы обратились в Сбербанк. Греф знает об этих технологиях, он президенту страны о них докладывал. Шаг первый — объединить в единую квантовую сеть все отделения Сбербанка в Казани, а их около 70, используя наши технологии. Второй шаг — провести объединение в масштабах страны. Ответ Грефа был простой и ожидаемый: «Если у вас есть продукт, то это нам интересно, мы посмотрим». У нас продукт есть, мы ждем его экспертов, профессионалов.

— А цена вопроса какая?

— Это надо смотреть конкретно. Чтобы обвязать всю сеть в Казани, я думаю, надо порядка 150 - 200 миллионов рублей.

— Это же тоже волокна, их тоже надо прокладывать?

— Это тоже волокна, мы можем использовать готовые оптические каналы, по которым будут передаваться квантовые ключи. На выходе в каждом отделении будут стоять модули отправки квантовых ключей, модули получения этих ключей, генерация ключей и т. д.

— А кто «железо» будет делать?

— Мы делаем. Мы используем обычные волокна «Таттелекома», но каналы, генераторы квантовых ключей, получатели, дешифраторы этих квантовых ключей на концах, протокол — это все наше ноу-хау.

— За рубежом, наверное, тоже заинтересованы? Как далеко там ушли?

— К сожалению, за рубежом ушли дальше. Как говорят наши специалисты из квантового центра, наши подходы вполне мирового уровня, в чем-то даже превосходят, но, как всегда, там миллион нюансов. В этом направлении очень активно работают Европа, США и Китай. Уже поставили задачу соединить квантовой связью Шанхай и Пекин. Насколько я понимаю, это тысяча километров, но они это будут делать. То есть они уже перешли на стадию промышленного использования этих технологий, а мы пока находимся на стадии пилотных решений.

— Поговаривают, что тема квантового компьютера стала резко закрытой, количество публикаций упало за границей...

— Мы это тоже видим. Это верный признак того, что работы уже переходят в стадию практического воплощения. Очень скоро появится реально работающий квантовый компьютер. И тот, кто сделает это первым, получает огромное преимущество.

— Вы свою работу в этой области не секретите?

— Мы квантовый компьютер не делаем, но делаем очень важный элемент для него, это действительно наше ноу-хау. В нашем университете есть компетенции, которые являются мировыми лидерами в этом направлении. Профессор Моисеев, директор этого центра, — признанный специалист в области квантовой памяти. Но квантовая память — это малая часть квантового компьютера, хотя и важная.


«НУ КАК ЖЕ Я НЕ СТРЕМЛЮСЬ СОВЕРШИТЬ ПРОРЫВ В «АВИАУКЛОНЕ»?!»

— Многие эксперты считают, что сейчас неплохие условия для возрождения отечественного авиастроения. В КАИ еще пока есть носители знаний, способные обучить этому молодежь. Старая гвардия с советских времен жива пока. Но не вечна, времени мало — на подготовку нескольких выпусков. Почему вы, будучи ректором КАИ, не стремитесь совершить прорыв в возрождении в нашем университете прежних специальностей «с авиауклоном» во всех институтах? У вас и авторитет в вузе в разы возрастет, и шанс в историю России и Казани — в прошлом одного из флагманов отечественного авиастроения — вписать свое слово не малый. (Михаил Щеглов, доцент КНИТУ-КАИ)

— Ну как же я не стремлюсь совершить прорыв в «авиауклоне»?! И я это докажу не словами, а фактами. По авиастроительному направлению у нас есть пять специальностей: авиастроение, двигатели летательных аппаратов, техническая эксплуатация летательных аппаратов и двигателей, самолето- и вертолетостроение, проектирование авиационных и ракетных двигателей. Я пришел в университет в 2012 году, в то время на специальность «авиастроение» было 373 заявления, в прошлом году — 735, в этом году итоги еще не подведены, но, думаю, будет увеличение более чем в два раза. За четыре года в два раза! «Двигатели летательных аппаратов» — было 196 заявлений, стало 420, увеличение более чем в два раза. «Техническая эксплуатация летательных аппаратов и двигателей» — было 130, стало 286. В этом году еще больше будет. На «Самолето- и вертолетостроение» ситуация такая же. Интерес молодежи же не с неба падает, это же мы работаем, развиваем.

Второй критерий — это качество абитуриентов, с какими баллами студенты поступают на эти специальности. В 2012 году на «Авиастроение» принимали с баллами 57, в этом году точно больше 75, прирост примерно 20 баллов. Любой, кто понимает образование, знает, что даже 2 балла — это уже серьезное достижение, а тут 20. «Двигатели летательных аппаратов» — было 52 балла, сейчас 70. «Техническая эксплуатация летательных аппаратов и двигателей» — было 60 баллов, сейчас 73. «Самолетостроение» — было 63, сейчас более 80. «Проектирование авиационных и ракетных двигателей» — было 56, сейчас более 80. То есть мы обеспечили качество приема по этой огромной выборке, и количество молодежи, которое идет на авиационное направление, гораздо больше.

— Это такая кропотливая работа проделана КАИ, по школам ходите?

— По школам ходим и пропагандируем. И люди видят, что авиация начинает возрождаться. С 1 сентября текущего года начнется магистерская программа в нашем Германо-российском институте совместно с техническим университетом Брауншвейга, будут два профиля: самолетостроение и двигателестроение. В Европе по этому направлению магистерской подготовки работают десятки, если не сотни университетов, а магистерская программа университета Брауншвейга считается лучшей в Европе, и она будет реализовываться внутри нашего университета.

— Как удалось задружиться-то с лучшими?

— Работать надо, кропотливо работать...

— А они что взамен хотят?

— Они готовы принимать наших студентов на обучение и хотят посылать своих учиться у нас. Это четкое требование.

— А наши там же и останутся?

— Нет, не останутся. В прошлом году был первый выпуск около 50 выпускников, и все до единого вернулись в Казань. Я уверен, что и второй поток вернется.


Фото: Ирина Ерохина

— Они такие патриоты или в условиях было, что они обязаны вернуться?

— И патриоты, несомненно, и условие тоже есть. Это жизнь, нужно задействовать все факторы. У них все обучение идет на английском языке, в том числе в КАИ. Три семестра обучаются здесь, немецкие профессора из партнерских университетов прилетают сюда, дают свои курсы. И каждый студент обязан полгода отучиться в партнерском университете. Естественно, это дорогое удовольствие, но наш президент поддержал, все наши студенты получают республиканскую грантовую поддержку по программе «Алгарыш».

В договоре ясно прописано: если ты берешь бюджетные деньги Татарстана, то обязан после завершения обучения отработать три года в республике на любой работе. Ты можешь пойти в государственную структуру, можешь вернуться в университет, можешь пойти на завод, открыть свой бизнес. Требование только одно — ты работаешь в Татарстане. Мы своих выпускников объединили в ассоциацию, эта работа очень активно разворачивается, мы за каждым следим. Кстати, 11 первых выпускников мы взяли к себе в университет, потому что это молодая когорта, европейски образованная, и с этого потока возьмем еще столько же как минимум.

— В качестве кого берете?

— Мы берем в аспирантуру, плюс они на четверть ставки зачисляются преподавателями, чтобы передавали свои знания следующему поколению. Поэтому, возвращаясь к вопросу коллеги Щеглова о развитии «авиауклона»: мы не только его развиваем — мы внедряем лучшие в Европе образовательные программы по этому направлению. Но наш университет является политехническим университетом, это давно не просто авиационный институт. Конечно, направление, связанное с авиастроением, — это очень важно, слов нет, но также важна электроника, компьютерные науки, автоматика, лазерные технологии и т. д.


КАИ РАЗРАБАТЫВАЕТ КОНВЕРТОПЛАН И УЧАСТВУЕТ В МОДЕРНИЗАЦИИ ТУ-160

— Научные разработки в области авиастроя у вас есть?

— Конечно. Мы разрабатываем для министерства обороны уникальный беспилотник, который называется конвертоплан: он взлетает как вертолет, а потом летит как самолет. Это наша разработка, достаточно успешно реализуется. Кроме того, в «КАИ-Композите» разработан полностью композитный самолет на одного или двух пассажиров. Такой самолет весит вместе с двигателем 135 килограммов. Берешь крыло этого самолета — как пушинка. Но машина реально летает.

— Но пока летает только пробный экземпляр?

— Завершается испытательный полет, он будет сертифицирован, и интерес есть к этому самолету. Из Европы, США приезжают люди, они хотят коммерциализировать, продавать эти машины в Соединенных Штатах. Знаете, в чем фишка? В том, что если самолет меньше, скажем, 150 килограммов, тогда не нужны какие-то сложные процедуры для получения лицензии на полеты, считается, что это просто just for fun — не самолет, а просто летающая птичка. Он будет стоить дешевле автомобиля. И многие будут покупать его, чтобы, скажем, из города перелететь к себе в загородный дом. Это то, что касается легкой авиации.

КНИТУ-КАИ также активно участвует в новой программе модернизации Ту-160. Поэтому мы и кадры готовим нормально, сами разрабатываем, сами участвуем в крупных государственных проектах. Я не хочу, чтобы у коллег сложилось мнение, что все благостно, проблем тоже много, но ситуация далеко не такая плохая, как это иногда пытаются представить.

— По Ту-160 можете сказать, что конкретно делается?

— Вся документация на Ту-160 была на кальке, на ватмане и т. д. А современная технология — это станки с числовым управлением, им надо вводить программу, т. е. цифры, поэтому была гигантская работа по оцифровке, и КНИТУ-КАИ принял в ней участие. Кроме этого, мы будем проектировать оснастку для сборки этого самолета. Ясно, что все ключевые компетенции сосредоточены на самом авиационном заводе, мы в этом проекте им помогаем.

— То есть проектировать оснастку будет именно КАИ?

— Да, но не всю, а часть оснастки. Кстати, предполагается, что изготавливать эту оснастку будет «КАИ-Лазер». Пока договоренности с заводом такие.

— А в проекте МС-21 как-то участвуете?

— В проекте МС-21 мы участвуем нашими композитными технологиями. Но мы участвуем очень конкретно в проекте Сухой Superjet, несмотря на то, что машина уже летает. Любая машина непрерывно модернизируется. Для Сухого Superjet наше композитное направление делает интегрированный интерцептор крыла. Это уже не вспомогательный, а жизненно важный элемент. И вот наши специалисты его разработали, были проведены испытания, которые дали позитивные результаты. Вполне возможно, что в будущей модификации самолета этот элемент будет наш, каевский.

«И БЕЗ ОТКАТОВ ДЕНЬГИ МОЖНО ПОЛУЧИТЬ»

— Насколько КАИ — самоокупаемый университет? И каким образом университет зарабатывает деньги? В КАИ ведутся работы по таким высокотехнологичным направлениям, как и польза окружающей среде? (Денис)

— Консолидированный бюджет университета около 2,5 миллиардов рублей, т. е. это огромное учреждение с немалым бюджетом. Из них порядка 1,5 миллиардов — это государственные субсидии, которые даются по числу студентов на выполнение госзадания — для организации образовательного процесса, на оплату труда преподавателей, вспомогательного персонала, для оплаты коммуналки и т. д. Плюс деньги для выплаты студентам стипендии, а также у нас есть федеральные гранты, которые мы выигрываем на конкурсной основе, хоздоговоры с предприятиями и платные образовательные программы. Суммарно это еще порядка миллиарда рублей.

— Какую сумму дали 10 лет назад как национальному университету? Она единовременная была или каждый год что-то дают?

— На реализацию программы развития национального исследовательского университета получали дополнительные деньги, но в течение первых пяти лет. Идеология была такая: мы даем вам первые пять лет для того, чтобы вы взлетели, а следующие пять лет вы продолжаете полет самостоятельно. Суммарно за первые пять лет мы получили дополнительно около 1,5 миллиардов рублей. Благодаря этому сегодня университет с точки зрения материально-технического оснащения лабораторий совершенно другой.

— С новой силой разгорается скандал в КНИТУ-КХТИ из-за бюджетных и газпромовских денег. А без откатов что-то можно получить? Может, это сама система порочна, а не отдельно взятый вуз? Не думаю, что все коррупционеры сконцентрировались исключительно в КХТИ...  (Хабибуллин И. Р.)

— Конечно, и без откатов деньги можно получить.

— Все говорят, что система такая — ни одну копейку не получишь, пока 15 процентов не откатишь...

— Официально заявляю, что это неправда! Хотя я абсолютно земной человек и знаю все реалии этой жизни, но это точно неправда. И доля того успеха, которая получается такими договоренностями, и просто успеха — вот эта чаша резко меняется в сторону позитива, поверьте. Те меры, которые принимаются в стране, дают свои плоды. Здесь две причины. Эти откатные механизмы резко поднялись в 90-е годы, когда жизнь полностью развалилась, когда государство прекратило контроль процессов в стране, а людям нужно было просто выживать. Это была форс-мажорная ситуация, поэтому люди выживали, как только могли, и тогда научились «договариваться» по принципу «ты мне — я тебе».

Я ни для кого не судья, что было в эти 90-е годы, то было. Но мы уже давно в XXI веке, и линия защиты против этих негативных процессов двойная. Первое: откатные схемы — это преступление, и это, наверное, никто не будет подвергать сомнению. Поэтому нужны административные меры, и мы их в университете выстраиваем. У нас есть проректор, который отвечает за безопасность, в том числе за наши антикоррупционные проекты. Мы очень активно работаем, например, анонимно анкетируем наших студентов по поводу возможных поборов и т. д. Ситуация сильно улучшается, мы сейчас практически не выявляем случаев каких-то поборов со студентов. Второе — это проведение конкурсных процедур внутри университета, только конкурсные закупки. При согласовании закупок я всегда смотрю — аукцион или нет. По одной простой причине — электронный аукцион самый объективный, самый защищенный способ закупки. Закон нам разрешает до 5 процентов объема закупок на бюджетные средства осуществлять у единого поставщика, а мы свели эти закупки до 2 процентов. Это только некоторые примеры наших административных мер.

Ну и второе, самое главное, — мы говорим людям: «Друзья, сейчас можно зарабатывать серьезные деньги, просто честно работая». У нас в университете много людей, зарплата которых превышает миллион рублей в год. Если мы будем предоставлять возможность людям зарабатывать достойные деньги честно, то зачем им рисковать своей судьбой? Поэтому линии две: первая — это жесткий и системный контроль, вторая — предоставление людям альтернативы. Вот в этих двух плоскостях мы и ведем эту работу.

— Те люди, которые коммерциализируют свои научные разработки, такие миллионы получают, а если научных разработок нет, преподаватели в среднем сколько получают?

— Знаете, вот я сейчас предвижу, что будет масса негативных комментариев: «Вот у меня зарплата 20 тысяч рублей...» Ну что я могу поделать? Когда мы вводили систему эффективной оценки работы каждого трудящегося внутри университета, совместно с коллективом выстрадали критерии, по которым оцениваем вклад каждого сотрудника и преподавателя в развитие университета. Это называется «портрет преподавателя», он заполняется раз в год, и по итогам прошедшего года ты будешь получать весь следующий год зарплату. 70 процентов зарплаты гарантируется, а оставшиеся 30 распределяются на конкурсной основе в зависимости от того, сколько у тебя публикаций в рейтинговых журналах, защитились ли твои ученики, написал ли ты методическую разработку, выиграл ли какой-то грант и т. д. Те показатели, по которым университет оценивается в целом, мы транслируем на людей, потому что итоговый показатель университета складывается только из индивидуальных показателей его сотрудников. Университет благодаря этому развивается, другого пути нет.

— Бумажки какие-то заполнять требуете?

— Да, раз в год сотрудники формируют портрет своих показателей. Кстати, сейчас мы завершаем разработку «Электронного университета», в котором у каждого сотрудника будет личный кабинет. Скажем, у преподавателя вышла статья, он ее вносит в соответствующую строку в своем электронном кабинете, затем раз в год эти данные будут считываться, автоматически формируя его «портрет». Конечно, система индивидуальных показателей нравится не всем, но я людям задаю простой вопрос: «Хорошо, если вы мне предложите более легкий способ решить задачу объективной оценки труда сотрудников, мы с удовольствием пойдем этим путем». Смотрят, думают, а потом говорят: «Да, вы правы, альтернативы нет». Поэтому мы и идем этим путем.

Эти премиальные 30 процентов на конкурсной основе распределяются между ассистентами, доцентами и профессорами, т. е. 30 процентов денег как бы изымаются и на основе конкурса назад этим же людям возвращаются. Они никуда не уходят, но они возвращаются людям уже неравномерно: кто-то получает ноль, а кто-то получает еще два оклада, если у него показатели высокие.

— А закон позволяет вам эти 30 процентов перераспределять?

— Не только позволяет, но обязывает. Описанная выше система называется «Эффективный контракт», и мы, как и все другие вузы, в соответствии с распоряжением правительства РФ обязаны его ввести до ноября этого года.

— Сколько это в рублях?

— Зарплаты могут сильно варьироваться от человека к человеку. Но вот цифры по данным нашей бухгалтерии за 2016 год: средняя зарплата ассистентов составила более 35 тысяч рублей в месяц, доцентов — более 40 тысяч, профессоров — более 53 тысяч рублей. «Майские указы» президента страны по повышению заработных плат сотрудников мы выполняем с хорошим опережением.

— А стипендия у студентов какая?

— Академическая стипендия наших студентов 2,2 тысячи рублей в месяц, социальная стипендия — 3,3 тысячи рублей. Но многое зависит от самого студента. У нас есть много стипендиатов правительства Татарстана, правительства РФ, президента РФ, много именных стипендиатов. Свои стипендии устанавливают наши промышленные партнеры. Мой ответ такой: если студент действительно хочет стать профессионалом и он много над этим работает, у него есть много шансов получить дополнительную серьезную поддержку. 

«ДЕЛАЕМ ВСЕ, ЧТОБЫ ЗАЩИТИТЬ ФИЛИАЛЫ, ПОТОМУ ЧТО ОНИ НУЖНЫ ГОРОДАМ»

— Сколько сегодня студентов учится в КАИ, сколько из них на технических факультетах, сколько иностранцев (если есть) и сколько бюджетных мест? Мы знаем, что тенденция к сокращению бюджетных мест.

— По техническим специальностям бюджетные места не сокращаются в последние годы. У нас есть и социогуманитарный Институт экономики, управления и социальных технологий, и там бюджетных мест нет. Это общая политика федерального министерства: внутри технических университетов социогуманитарные специальности не поддерживаются бюджетными местами. Всего в университете на сегодняшний день около 14 тысяч студентов, из них около 10 тысяч учатся в головном вузе, остальные — в филиалах. Число бюджетных и внебюджетных студентов примерно 55 к 45 в пользу бюджетных.

— Технарей сколько?

— Технарей под 80 процентов.

— Филиалы сокращаться будут? Тоже ведь идет такой накат.

— Да, давление на них есть. Мы видели на примере филиалов КФУ, что Москва серьезно взялась за филиалы. Мы делаем все, чтобы защитить наши филиалы.

— Сколько у вас филиалов сейчас?

— Пять филиалов, но было время, когда их было 13. Конечно, 13 филиалов — явный перебор... Но приложим все силы, чтобы защитить оставшиеся пять. Знаете, почему? Если честно, собственно университету они не очень нужны, потому что все-таки в филиалах нет такой материально-технической базы, и кадровый состав там не такой, как в головном вузе. Но проблема в том, что эти филиалы крайне нужны городам. Вот у нас есть филиал в Чистополе. Предприятие «Бетар» там есть, компания «Вектор», другие предприятия. Там люди реально работают, но единственное учреждение высшего образования — это наш филиал. Хорошо, закрыли. А дальше что? Молодежь уедет, и никогда она не вернется. Это разве правильно? Мы закрыли свой филиал в Нижнекамске, потому что есть наш филиал в Челнах и, во-вторых, все-таки Нижнекамск — это нефтехимический город, а не машиностроительный. Поэтому я из этого трагедию делать не стал. Но филиалы, которые у нас остались, действительно нужны на местах, они решают крайне важную задачу поддержания жизни на этих территориях. Филиал уйдет, и через пять лет вообще некому будет работать.

— Вернется ли распределение после учебы, как это было в СССР? (Айсылу)

— Эти идеи про распределение обсуждаются, но я против этой системы. Объясню почему. Допустим, врача насильно загнали в вашу родную деревню. Вы хотели бы, чтобы этот врач лечил вашего ребенка? Я — нет. Или обяжем учителя куда-то поехать. Вы хотели бы, чтобы он учил вашего ребенка? Я бы не хотел. Я хочу, чтобы у моего ребенка был учитель и врач, которые сами этот выбор сделали. Это очень важно. Люди забывают, что система распределения полностью не работала даже в жесткой системе Советского Союза, люди находили всевозможные лазейки избежать этого. А сейчас, когда свобод у нас гораздо больше, это просто не будет работать. Так зачем изобретать что-то, если ты знаешь, что это работать не будет? Надо просто создавать какие-то свои центры притяжения, те же самые Чистополь или Лениногорск, наши малые города, которые стремительно обустраиваются.

— Вас вообще волнует, по специальности ваш выпускник работает или нет?

— Если он стал продавцом, а мы его готовили в инженеры, то волнует. Но если мы его готовили, допустим, по лазерным технологиям, а он стал заниматься композитными технологиями — я никакой проблемы не вижу. Мы, несомненно, должны обеспечить кадрами прямые нужды предприятий. Но если это инженер, если он тем более элитный инженер, он должен быть в состоянии работать везде. Самая главная задача университета заключается не в том, чтобы дать конкретные умения работать, скажем, в каком-то программном комплексе, потому что через три года комплекс будет совершенно другим. Самая главная задача университета — научить человека работать, мозги поставить, чтобы он смог разобраться и решить любую задачу. Если у него мозги поставлены правильно, он нигде не затеряется.

«Всего в университете на сегодняшний день около 14 тысяч студентов, из них около 10 тысяч учатся в головном вузе, остальные — в филиалах»Фото: «БИЗНЕС Online»

СРЕДНИЙ ПРИЕМНЫЙ БАЛЛ В КАИ — ОКОЛО 73

— Что показала приемная кампания этого года?

— Мы много усилий положили на то, чтобы улучшить прием, и у нас пока это неплохо получается. По авиа направлениям я факты привел, и точно так же растет общая динамика среднего балла ЕГЭ по всему университету. Средний балл по университету в этом году будет около 73, это уже неплохо.

— А баллы соответствуют знаниям?

— Соответствуют. Есть такая очень странная вещь, которая иллюстрирует диалектику жизни. Скажем, у мальчика Иванова средний балл маленький, допустим, 60. Меня спрашивают: «Как вы считаете, из него может быть толк в жизни?» Я скажу: «Вполне, почему нет?» Но если мы принимаем 1,5 тысячи студентов на первый курс и у них средний балл 60, я точно знаю, что это слабый прием. Это закон больших чисел. Поэтому в каком-то одном конкретном случае балл ЕГЭ не говорит о многом. Низкобалльник может в будущем стать гением, в то же время 100-балльник может оказаться в лузерах, примеров в жизни много. Но когда у вас выборка из тысячи человек, начинает работать закон больших чисел. И очень надежно можно оценить качество приема по этому среднему показателю. Поэтому у нас вот этот средний балл растет, причем, на наше счастье, быстрее, чем в других университетах России.

Четыре года назад мы в официальных всероссийских рейтингах по качеству приема были на 303-м месте, для вуза с традициями КАИ это, конечно, было очень низкое место. За это время мы поднялись почти на 200 позиций вверх: в прошлом году мы были уже на 131-м месте. В этом году задача была поставлена войти в сотню среди всех университетов, включая гуманитарные вузы, баллы ЕГЭ которых всегда выше. Наша динамика очень хорошая, и это говорит о том, что в обществе произошел очень важный сдвиг в сторону технических наук, инженерии. И это очень правильно, потому что если вы желаете добра своему ребенку, то один из путей достижения успеха в жизни — это идти в инженерию: в XXI веке профессиональный и грамотный инженер всегда будет с куском хлеба.

Еще один показатель — количество призеров всероссийских олимпиад, это призеры и чемпионы России среди школьников по наукам. Три года назад к нам пришли четыре призера, в позапрошлом году — 6, в прошлом — 12, а в этом — 21.  Насколько мы можем судить, это самый сильный результат среди вузов Татарстана. Это говорит о том, что авторитет, доверие к нашему университету неуклонно растут год от года, в том числе среди самых сильных выпускников школ.

ЧЕМ ЦЕЛЕВОЙ ПРИЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЦЕЛЕВОЙ ПОДГОТОВКИ

— Чем целевой прием отличается от целевой подготовки?

— Целевой прием осуществляется на первый курс, сразу после школы, а целевая подготовка — вы выбираете себе уже среди поступивших и готовите специалиста под себя начиная с третьего курса.

— То есть выбираете из тех, кто уже показал себя?

— Конечно. Это очень серьезный сдвиг.

Недавно вы предложили директорскому корпусу промпредприятий РТ отказаться от целевого приема из-за чрезвычайно низкого качества абитуриентов и перейти к целевой подготовке. Примут ли ваше предложение? (Давыдова Н.)

— Идея целевой поддержки предприятий ОПК очень правильная, критически важно иметь сильные кадры там и целевым образом их туда готовить. Но как это реально работает в жизни? Скажем, мастер какого-то цеха 30 лет проработал на заводе, у него сын с трудом оканчивает школу. Он прибегает к своему директору: «Иван Иванович, пожалуйста, помоги сыну поступить в вуз, подпиши направление на целевой прием!» Таким образом, мы были обязаны принять абитуриента, который 11 лет в школе просто балбесничал. Ну как из этого ребенка, который ничего не знает, сделать специалиста, скажем, в области двигателестроения? Конечно, это невозможно. Изначально хорошая идея извратилась и превратилась в примитивную лазейку для откровенно слабых школьников.  Я об этом сказал.

— Вас поддержал директорский корпус?

— Директорский корпус по понятным причинам не очень-то поддержал, но нас поддержал президент нашей республики. Более того, вопрос качества целевого приема реально волнует руководство страны: он неоднократно рассматривался вице-премьером Рогозиным, председателем правительства Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Потому что целевая подготовка кадров для ОПК — это очень важная государственная задача.

Благодаря всем этим мерам в этом году, за редким исключением, качество целевого приема у нас серьезно улучшилось. Хотя еще в прошлом году средний балл по выборке целевиков был ниже среднего по университету на 10 баллов. Это пропасть!

— Для целевиков есть квота?

— Квота есть — до 20 процентов. Это очень много.

«Мы запросили достаточно большие деньги — 11 миллионов рублей. Масштабы этого проекта позволят любой грант пробить. Будем заявляться еще раз, будем стучаться во все двери»Фото: «БИЗНЕС Online»

ЗА ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ МУЗЕЙ ВНУТРИ СВЕРХЗВУКОВОГО САМОЛЕТА БУДУТ БОРОТЬСЯ

Из спортивного корпуса, который находится на улице Гоголя, будут делать музей. Почему именно там? Было бы очень неудобно, если бы этот зал закрылся. (Шамиль, Кирилл, Валерий Молочников)

— Насколько я понимаю, это обращение наших боксеров, которые тренируются в этом зале. Я сам и сегодня поддерживаю хорошую физическую форму, и в юности активно занимался боксом, поэтому этих ребят прекрасно понимаю. Я твердо уверен, что занятия спортом крайне важны для нашей молодежи. И у меня даже мысли не было бы о закрытии спортзала, если бы мы не имели прекрасной альтернативы. У нас есть многофункциональный, суперсовременный спорткомплекс «КАИ Олимп», два года назад отремонтировали спортзал в первом здании, который находится в шаговой доступности от улицы Гоголя. Люди, пользуясь этими богатствами, невольно думают, что все это падает с неба, но содержание каждого спортзала обходится в немалые деньги. Поэтому, открывая новые, гораздо лучшие спортивные залы, мы не можем в то же самое время сохранять старые, которые заполнены в лучшем случае наполовину.

— Музей Ту-144 остался без президентской поддержки (грант не дали). Что дальше? (Эльмир Низамов)

— Мы прошли первый этап отбора, но во втором этапе нас не поддержали, потому что мы запросили достаточно большие деньги — 11 миллионов рублей. Но мы посчитали, что масштабы этого проекта позволят любой грант пробить. Будем заявляться еще раз, будем стучаться во все двери.

— К богатым выпускникам КАИ обращались?

— Будем обращаться и к богатым выпускникам, и во всевозможные фонды. Например, у нас недавно был исполнительный директор фонда Потанина, ей очень понравился проект Ту-144, и я уверен, этот фонд нас будет поддерживать. Будем обращаться в министерство образования, в минпром, в Объединенную авиастроительную корпорацию, в «Роскосмос». Мы уверены, что проект найдет тех, кто его будет поддерживать, потому что это единственный в мире интерактивный музей внутри сверхзвукового самолета. Аналогов нет!

— Почему у КАИ нет своего аэроклуба? Считаю, это неправильно. Будущие авиастроители должны и сами летать. (Максим)

— Аэроклуб есть возле Казани, мы с ними дружим. Да, это очень хорошая идея, чтобы молодежь, которая так или иначе будет связана с авиацией, с инженерией, сама могла полетать. Поэтому мы над этим думаем. Задача ведь не в том, чтобы иметь свой аэроклуб, а в том, чтобы наши будущие авиаконструкторы, авиаинженеры сами хотя бы пару раз полетали. Как будем решать эту задачу — посмотрим, но такая задача стоит.

— Какие студенческие отряды сегодня есть в КАИ? Насколько они связаны с будущей профессией? (Мустафин Дамир)

— Я не сторонник того, чтобы стройотряды были связаны с будущей профессией, потому что в жизни, особенно когда ты молод, надо попробовать все. У нас есть с десяток стройотрядов: два связаны с железнодорожной деятельностью в качестве бортпроводников, есть стройотряд «Север», который занимается стройкой, есть стройотряд, который занимается воспитанием детей в лагере «Икар». Надо в жизни попробовать все, и стройотряд — очень хороший путь для этого.

«ОЧЕНЬ ОПАСНО ЦЕПЛЯТЬСЯ ЗА СТАРОЕ»

—  Вы 5 лет посвятили себя карьере чиновника в министерстве образования РТ. Кем легче управлять — госслужащими или людьми науки? Ваше основное достижение на посту министра образования? (Алина)

— Ясно, что везде есть свои особенности, это просто зависит от того, как работать. Сделать что-то новое непросто везде, потому что люди не любят меняться — ни в школьной системе, ни в университете.

— Какое достижение на посту министра вам кажется основным?

— Не мне судить, что я сделал в качестве министра, но я сказал бы так: это разработка и запуск стратегии образования «Килэчэк». Это было серьезное событие в системе образования Татарстана, и жизнь показала, что все ключевые идеи были правильные. Мы придумали массу новых проектов. Например, у нас была беда с преподаванием английского языка, и мы заставили всех учителей английского языка на курсы ходить. Лучших 300 затем отправили в Кэмбридж на профессиональную стажировку, и все они получили международный сертификат TKT, Teachers Knowledge Test (по-моему, так это называется), подтверждающий, что они не просто отлично знают английский язык, а профессионально владеют методикой его преподавания. Знаете, когда мы эту работу разворачивали, стон стоял в республике: «Вы нас заставляете...» Но потом эти люди пришли и сказали: «Альберт Харисович, какой вы молодец, вам огромное спасибо...»

Или другой пример. Мы привезли сюда сингапурцев с современными методиками преподавания. Наше старшее поколение советских учителей, действительно очень сильных педагогов, сразу сказало: «Зачем нас какие-то сингапурцы будут учить?!» Проходят три недели: «Как здорово, как правильно вы все сделали». Это всегда так в жизни: когда ты делаешь что-то новое, первая реакция людей очень редко бывает позитивной, и нужно немалое мужество через это пройти, но зато потом люди искренне говорят спасибо.

— Многие говорят: «Замечательное советское образование угробили». И ЕГЭ ругают. А вы как считаете?

— Я поражаюсь тому, как люди, с моей точки зрения, плутают между трех сосен. Во времена Советского Союза у нас действительно было лучшее в мире школьное образование, великолепное университетское образование, особенно инженерное. Но мир, когда мы все перешли в XXI век, радикально изменился. У нас это еще совпало с тектоническими изменениями в нашем обществе, обусловленными развалом Советского Союза. Сегодня образовательные системы активно меняются не только в России, но и во всем мире. Да, у нас было лучшее в мире образование, но когда-то лучшим в мире был пропеллерный самолет, а все сейчас летают на реактивных. И что теперь — за эти пропеллеры цепляться, что ли? Мы используем совершенно другие технологии, ситуация совершенно другая, вызовы другие. Очень опасно цепляться за старое. Мир стал другим, поэтому надо меняться, но с опорой, с гордостью за свое прошлое, вне всяких сомнений.

Касательно ЕГЭ: не могу понять, почему его демонизируют. Что такое ЕГЭ на самом деле? Это всего лишь один из возможных способов проверки знаний детей. Они 11 лет учатся в школе, результаты надо как-то оценить. Выпускные экзамены были всегда, просто форма их проведения была другой. Говорят, что сейчас все обучение свелось к натаскиванию на сдачу ЕГЭ. Так не натаскивайте, просто учите хорошо, на совесть. И ребенок прекрасно сдаст выпускной экзамен, независимо от способа проверки. Кстати, любому из старшего поколения, критикующему сегодня ЕГЭ, советую вспомнить, чем они занимались сами в выпускном классе советской школы? Писали и учили билеты, верно?  А ведь это то же самое натаскивание.   

Фото: Ирина Ерохина

«НАСИЛЬНО ЕЩЕ НИКТО НИКОГО НИЧЕМУ ХОРОШЕМУ НЕ НАУЧИЛ»

— Почему вы, татарин довольно высокого статуса в региональном образовании, никогда не высказывались относительно идеи создания в республике «Татарского университета»? Об этом ведь давно и активно говорят многие деятели образования, науки и культуры. (Михаил Щеглов)

— Положа руку на сердце: я первый раз слышу про «Татарский университет»! Видимо, вопрос корнями уходит в пресловутый баланс языков. Почему уже десятилетиями из этой темы делают какой-то горячий пирожок?!

— Политизируют?

— Монетизируют! Мое понимание очень простое: у нас есть русский язык, это язык нашего государства. Я перед этим языком преклоняюсь, искренне говорю: это величайший язык в мире, который внес колоссальный вклад в развитие всей мировой цивилизации. Он вызывает уважение, восхищение, и его надо учить, учить очень серьезно, очень глубоко, потому что это язык нашей страны, нашей единой России. Кстати, в скобках могу сказать, что знаю русскую классическую литературу заметно выше среднего уровня россиян, потому что люблю и горжусь ею.

С другой стороны, татарский язык может выжить только на земле Татарстана, и если мы все о нем заботиться не будем, он умрет. Татарский язык — это поэзия Тукая, это проза Ибрагимова, музыка Сайдашева, Жиганова. И многих других наших соотечественников, внесших огромный вклад в мировую культуру. Разве мы можем себе позволить забыть его? Конечно, нет. Кроме того, это язык той земли, на которой мы с вами живем, это надо уважать, это надо просто принять, и ни в коем случае не сталкивать людей лбами. Говорят: «Вы за счет татарского языка ухудшаете преподавание русского языка». Но ведь факты говорят, что русский язык в Татарстане, национальной республике, сдают лучше всех в России!

— Насильно татарскому языку русских детей можно учить или нет?

— Я отвечу так: насильно еще никто никого ничему хорошему не научил, но надо просто объяснять. Вот этому маленькому русскому человечку, который пришел в школу, надо сказать: «Дорогой мой маленький друг! Я бесконечно уважаю твой родной русский язык, но так получилось, что ты родился и живешь в Татарстане. Это язык этой земли, давай мы его будем с тобой тоже изучать. Вместе с русским языком. И духовно ты будешь богаче в два раза». Точно так же, как в Чувашии нужно учить чувашский язык, в Мордовии — мордовский, в Марий Эл — марийский...

— «БИЗНЕС Online» каждый день читаете?

— Если честно, то нет. Из моего окружения много людей, которые «БИЗНЕС Online» читают регулярно, и говорят мне: «Вот это надо почитать». Если я получаю какие-то указания, я обязательно изучаю материал внимательно. Почему регулярно не читаю? По очень простой причине: очень погружен в свою работу.

Альберт Харисович, спасибо за обстоятельный разговор. Успехов вам и процветания КАИ!

Гильмутдинов Альберт Харисович родился 27 июля 1956 года в Казани. Окончил Казанский государственный университет по специальности «физика» (1978), Академию народного хозяйства при правительстве РФ по направлению «Основы коммерциализации технологий» (2007), Академию народного хозяйства при правительстве РФ по программе «Магистр государственно-общественного управления» (2011). Доктор физико-математических наук (1999), профессор (2000), действительный член Академии наук Республики Татарстан (2016).  

1984 - 2000 — младший научный сотрудник, ассистент, доцент кафедры общей физики КГУ.
1991 - 1998 — приглашенный профессор в университетах и исследовательских центрах Канады, США и Европы.
2000 - 2007 — профессор кафедры общей физики КГУ.
2007 - 2008 — заместитель министра образования и науки РТ.
2009 - 2012 — министр образования и науки РТ.
2012 — ректор Казанского национального исследовательского технического университета им. Туполева (КНИТУ-КАИ).
С марта 2017 — вице-президент ассоциации технических университетов.
 

Соавтор четырех монографий, в том числе изданных в США (1999) и Великобритании (2004), автор более 300 научных работ, 19 патентов на изобретения, в том числе патентов США и Евросоюза. Почетный профессор Вуханьского университета (Китай, 2007).

Награжден медалью и международной премией им. Йохануса Маркуса Марси «За наиболее значительный вклад в развитие спектроскопии» (1998), государственной премией РТ в области науки и техники (2010).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (156) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
20.09.2017 09:05

Грязи или объективности? К сожалению, ректор достаточно часто как минимум лукавит и перетягивает одеяло на себя. Уже много месяцев тянется"рабочая ситуация"с "КАИ-Лазер" и "КАИ-композит" и обе структуры фактически не работают ( и не будут), а КАИ так не научились находить общий язык с производственниками. Присвоили все заслуги по музею себе, хотя именно заводчане проделали основную работу по демонтажу-монтажу корпуса самолета, а им даже спасибо не сказали. Хваленный личный проект ректора с обучение в Германии оказался очередным блефом. Выпускники получили не второй диплом о высшем образовании, а "филькину грамоту"о том, что прослушали такие-то курсы. Именно поэтому чтобы избежать скандала Гильмутдинов вынужден принять их всех на работу в КАИ, т.к. они просто ни кому не нужны с таким "европейским образованием". О чем ректору и сказала Огородова, обещая проверку Рособрнадзора. Есть разговоры,а есть четкие критерии наличия науки. Какова эффективность аспирантуры? Сколько денег принесли миллиардные вложения 2010-2015 г.г.? А так все ОК!

  • Анонимно
    20.09.2017 08:17

    Хороший материал. Татьяна, спасибо)
    Но ведь, что правильно подметил АХГ - хороший ученый не всегда хороший коммерсант, мы в этом убедились, читая на БО баталии вокруг другого КНИТУ. Опять же - хороший коммерсант также мало общего имеет с наукой, у него совершенно другое направление действий (и это тоже показал скандал с КНИТУ, когда в итоге ученые в СИЗО, коммерсанты даже не озвучены). Получается в нашей стране в работе ученых самая опасная связь - это связь с коммерцией? У кого больше денег, тот и диктует условия сотрудничества? Дикий капитализм, нет?

    • Анонимно
      20.09.2017 09:24

      Дык, что делать, хоть малыми шажками, но, что-то в Вузах делают способная молодежь. Ждать каких-то результатов от местной академии наук, там-то и вовсе и не шатко и ни валко дела не идут, просто организация "никак". Вот где минфиновские сотни лярдов засосало в трясину.

  • Ну вот, это же не вяжется в общий контекст либерального движения, что в стране почти ад. Как же так. Оказывается развитие есть. Ну конечно надо будет желающим добавить грязи. А то не как то выбивается статья.

  • Анонимно
    20.09.2017 08:35

    Что будем делать если нац.исследовательский не дадут? В КХТИ пришел Юшко... теперь авто продление КАИ нац.университета под вопросом...

    • Камилла
      20.09.2017 10:06

      А собственно почему под вопросом то? Какие вы видите предпосылки?

      • Анонимно
        20.09.2017 10:23

        Предпосылки? На 80% не выполняются показатели для исследовательских университетов! Этого Вам мало? В 2009 г.решение продавили по "политическим" мотивам, отдав все авистроению. Сегодня ситуация принципиально иная. Надо отвечать за уже выделенные средства. а не говорить "я могу". А результаты то где?

        • Камилла
          20.09.2017 10:48

          в 2018 году ожидается проверка по НИУ - вот она и докажет может всем, наконец, что пора уже успокоиться с этим раздуванием, что в КАИ все плохо.

          • Анонимно
            20.09.2017 16:56

            Человек, который на посту министра открыто сказал журналистам, что за хорошее образование надо платить, и все школы после этого в наглую занялись поборами, не вызывает доверия ни в чем. Слова, одни слова..

        • Анонимно
          20.09.2017 10:53

          Озвучьте что входит в эти 80%. Смахивает что вы сами и придумали про 80%.

    • Анонимно
      20.09.2017 11:47

      Юшко наведет порядок в ВУЗовской среде

  • Анонимно
    20.09.2017 09:05

    Грязи или объективности? К сожалению, ректор достаточно часто как минимум лукавит и перетягивает одеяло на себя. Уже много месяцев тянется"рабочая ситуация"с "КАИ-Лазер" и "КАИ-композит" и обе структуры фактически не работают ( и не будут), а КАИ так не научились находить общий язык с производственниками. Присвоили все заслуги по музею себе, хотя именно заводчане проделали основную работу по демонтажу-монтажу корпуса самолета, а им даже спасибо не сказали. Хваленный личный проект ректора с обучение в Германии оказался очередным блефом. Выпускники получили не второй диплом о высшем образовании, а "филькину грамоту"о том, что прослушали такие-то курсы. Именно поэтому чтобы избежать скандала Гильмутдинов вынужден принять их всех на работу в КАИ, т.к. они просто ни кому не нужны с таким "европейским образованием". О чем ректору и сказала Огородова, обещая проверку Рособрнадзора. Есть разговоры,а есть четкие критерии наличия науки. Какова эффективность аспирантуры? Сколько денег принесли миллиардные вложения 2010-2015 г.г.? А так все ОК!

    • Анонимно
      20.09.2017 09:35

      Я знаю Гильмутдинова и КАИ только по информации из СМИ.
      И отталкиваясь от информации публиковавшейся здесь на БО и в данной статье, могу сразу выделить 2 момента где вы передернули или соврали:.
      - О том что завод помог с перевозкой и разбором-сбором ТУ-144 ректор говорил неоднократно.
      - в Германии со слов ректора обучилось 50 человек, а приняли в КАИ 11. А вы утверждаете что якобы он всех принял.
      И как обычный читатель БО я могу сказать что ректору я верю больше, чем вам.

      • Анонимно
        20.09.2017 09:59

        "Неоднократно" говорил? Ну возможно для вас персонально. В этой статье заводчане не упомянуты. И дайте прямой ответ на вопрос: получили ли ребята второй диплом о высшем образовании, выданный "ведущим по авиастроению" университетом Европы"?Просто ДА или НЕТ!!! А верить или не верить это Ваше дело. Особенно если часть команды Гильмутдинова! Да и укажите заодно эффективность аспирантуры и соотношение вложенных госсредств и доходов от науки за 2016 г.

        • Камилла
          20.09.2017 10:29

          А вы почитайте предыдущие материалы о перевозке, установке (в других СМИ в том числе) - если здесь не упомянуты заводчане, это не значит, что их забыли. Каждый завод во время установки торжественно благодарили (не считая личных слов благодарностей от руководства).

          Дипломы получили. Вот вам простой ответ - ДА.

          • Анонимно
            20.09.2017 10:38

            У меня в руках то, что называете "дипломом"! Это не официальный документ о высшем образовании, выданный европейским университетом. Это все вранье!!!

            • Анонимно
              20.09.2017 11:24

              Все дипломы выпускников ГРИНТ - дипломы немецких вузов.
              Если у Вас по каким-то причинам не оказалось немецкого диплома, свяжитесь с администрацией ГРИНТ. Все студенты в прошлом году получили настоящий немецкий диплом. В этом году доотправка дипломов из Германии осуществляется в течение сентября, потому что по части программ защиты были вплоть до 31 августа. Это обычный рабочий процесс, когда вузам требуется время для подготовки документов и сверки оценок между двумя вузами. Звоните в администрацию ГРИНТ - +7 (843) 231-16-20

              • Анонимно
                20.09.2017 15:06

                Это дипломы немецких вузов. Но это не дипломы о высшем образовании. Его нельзя рассматривать как отдельный самостоятельный документ, позволяющий трудоустроится в Европе на должности требующие именно высшего образования в рамках Балонской системы.

                • Анонимно
                  20.09.2017 17:49

                  То есть правильно вес пишут, что дали левую бумажку, никому не нужную, что и требовалось доказать

            • Анонимно
              20.09.2017 11:27

              что вы лезете все на БО, напиши заявление куда следует

            • Анонимно
              20.09.2017 11:40

              Просим Вас обратиться в администрацию ГРИНТ и показать, что за документ у Вас на руках. Все студенты получают настоящие немецкие дипломы. Возможно, если Вы закончили в этом году, Ваш диплом еще не приехал из Германии, т.к. защиты были вплоть до 31 августа

        • Анонимно
          20.09.2017 10:58

          Мне достаточно что я вас уличил во лжи по 2 пунктам. Уверен что по остальным вы также врете.

          • Камилла
            20.09.2017 11:07

            А вы молодец анонимно громко заявлять о том, что кого-то уличили во лжи. При этом не указываете ни одного факта, а просто перечисляете рассказанные кем-то слухи.

            Уверены? Как вы можете быть уверены? Следите что ли за мной?

            • Анонимно
              20.09.2017 11:59

              Уважаемая Камилла, во лжи я уличил не вас, а анонима от 09.05..

        • Анонимно
          20.09.2017 15:34

          Ни один уважающий себя университет запада не выдает диплом (полноценный) после обучения в течении одного семестра.

          • Анонимно
            20.09.2017 16:38

            Это стандартная практика обучения по программам двойных дипломов. В ГРИНТ немецкие профессора приезжаю на первом курсе, принимают экзамены на первом курсе, ведут диссертацию и участвуют в защите по окончании. Оценки в двух дипломах сверяются и совпадают (в том числе и поэтому выдача диплома занимает определенное время). Поэтому Вы не правы, это полноценный немецкий диплом об окончании немецкого вуза по программе магистратуры

          • Анонимно
            20.09.2017 17:10

            Вы, возможно, не совсем знаете всю специфику. Немецкие преподаватели участвуют во всем процессе обучения. Начиная отбором (скайп-собеседование), затем прилетают сюда и преподают тут, обучают там и участвуют в написании и защите диссертации.
            То, что студенты обучаются один семестр в Германии, не означает их непричастность в оставшееся время

            • Анонимно
              21.09.2017 05:46

              Именно по этой причине, что они не приезжают сюда, магистранты по авиастроению "временно" зачислены в магистратуру КАИ не по программе ГРИНТ. Вот почему они не зачислены по этой образовательной программе, это вопрос.

      • Камилла
        20.09.2017 10:17

        Полностью поддерживаю!

        Именно эти два факта здесь преподнесены некорректно.

        • Анонимно
          20.09.2017 15:18

          С КАИ-лазер все просто. Дайте три цифры:
          - сколько контрактов и на какую сумму заключено
          - сколько выполнено успешно и получена оплата
          - и количество отказов - клиент пришел но не смогли договориться
          Сразу все станет понятно. Хотя для того кто эти цифры видел и так все понятно.

          • Анонимно
            20.09.2017 17:53

            никто не смог договориться, даже после совещаний в Кабмине, на этом оборудовании нельзя массово оказывать услуги, оно экспериментальное, созданное в Белоруссии специально под КАИ.... Поэтому оноочень дорогое, что делает его нерентабельным в бизнесе, БО уже писал об этом, что в КАИ-Лазер оказывают услуги на 2\3 ниже себестоимости, то есть себе в убыток. Таким образом, КАи-Лазер никогда не выйдет в плюс, В Татарстане полно фирм, купивших нормальное производственное лазерное оборудование и с ними не реально конкурировать на прототипах лазерного оборудования, которым оснащен КАИ-Лазер.

            • Анонимно
              20.09.2017 18:18

              Чтобы было всем понятно, что производит НТО ИРЭ ПОлюс, на которое ссылается Гильмутдинов, зайдите на их сайт, они производители излучателей. АМИГО

              Сайт http://www.ntoire-polus.ru/products_powerful.html

    • Анонимно
      20.09.2017 10:05

      в КАИ-Лазере просто освоили огромные деньги, купив никому не нужное белорусское оборудования с лейбами IPG, производственники сказали свое мнение в 2013-2014 гг отсюда и ноль, центр не рабочий и ни когда им не будет....

    • Камилла
      20.09.2017 10:15

      1. Вопросы задают ректору и он просто отвечает от своего имени (что логично) - сложно это назвать перетягиванием одеяла.
      Даже если говорить о "рабочей ситуации", которая сейчас сложилась, откуда у вас гарантии, что обе структуры работать не будут? И подтверждения того, что структуры уже сейчас не работают?

      2. Вы с магистрантами то ГРИНТ разговаривали? Все выпускники трудоустроены, 11 из них пошли работать в университет по собственному желанию (захотели в аспирантуру, не хотят покидать любимый вуз). ГРИНТ уже проходил и европейские проверки, так что разговоры о "филькиных грамотах" - пустые слухи.


    • Анонимно
      21.09.2017 06:03

      "Рабочая" ситуация с КАИ-композит тянется до неприличия долго. Ректору решить вопрос" в течение недели" , как обещал БО, никак не удается. Михайлов, похоже, саамоустранился. Не хочет или не может?

    • Анонимно
      21.09.2017 09:12

      Человек такого уровня не знал, что процесс лазерной сварки потребует разработки регламентов.
      Остаются только вопросы.

      • Анонимно
        21.09.2017 10:33

        Каких рекламентов все требует? Чтобы было дороже купили все самое мощное и на роботах. Клещевая сварка на роботе должна быть встроена в конвейер предприятия, иначе ее использование дорого и малоэффективно, а в случае с КАИ-Лазером сверхдорого. 30 кВт сварка единственная в России, тоже на роботе сверхдорогое удовольствие, ручная клещевая сварка никто в КАИ-Лазере так и не понял, как на ней работать, так и висит на входе.... оборудование куплено экспериментальное и не рабочее, вот и требует ХЗ чего

  • Анонимно
    20.09.2017 09:11

    Хотелось бы ознакомиться со списком "миллионеров"! Кто персонально получает у нас такую зарплату и сколько из них реально ученых? От нас все скрывают, а тут такая открытость!!! Может хоть через прессу узнаем о счастливчиках и будем завидовать!

    • Анонимно
      20.09.2017 09:33

      Проректора имеют по два-три автомобиля, яхты,...преподаватели бедствуют во многом, ищут работу, поэтому нет никакого качества в образовании

      • Камилла
        20.09.2017 10:21

        У кого из проректоров яхта, подскажите, пожалуйста? Может они вас покатают на ней (если бы она, конечно, реально у них была).
        Уж не надо утрировать-то ситуацию. А то преподаватели без автомобилей и все живут на улице.

        Это нормальная иерархическая система всех организаций и компаний, где руководители получают больше.

        Вообще, качество в образовании зависит от того, на сколько преподаватель ответственно и трепетно относится к своему предмету, к студентам. А если так прям тяжело и все так плохо - зачем работать и ухудшать качество??? Хотите сказать работы нет? Или и там мало платят??

        Мало платят везде, где ты не готов работать, а хочешь только сидеть и ждать, когда тебе на блюдечке принесут денюжку.

        • Анонимно
          20.09.2017 10:44

          Опубликуйте список ассистенов с зарплатой более 35 тыс.руб. и если их наберется даже не 100%, а хотя бы 75% от общиго числа готов лично извиниться перед Гильмутдиновым. Но этого не будет ни когда, потому что все эти цифорки сплошное вранье.

          • Камилла
            20.09.2017 11:29

            В ФЗ "О персональных данных" в понятие "персональные данные" входят и сведения о заработной плате. Вы бы хотели, чтобы где-то опубликовали вашу зарплату, указав ваши ФИО?

            Думаю, нет. Вы здесь-то анонимно пишите.

          • Анонимно
            21.09.2017 08:19

            Их и 10% не наберется

        • Анонимно
          20.09.2017 10:50

          В какой то мере вы правы но есть профессии, учитель, врач где трудно наращивать свой доход поэтому что-бы преподаватель ответственно и трепетно относится к своему предмету, к студентам ему нужно в том числе и за ЭТО платить и требовать с него это, а не 20 рублей в месяц, а остальное все лозунгами как корабли бороздят просторы вселенной.

        • Анонимно
          20.09.2017 10:53

          Это нормальная иерархическая система всех организаций и компаний, где руководители получают больше. Забыли добавить в РФ где руководитель получает не 2 раза больше средней по предприятию и даже не в три раза, а 10 - 20 раз и это как раз не нормально.

          • Камилла
            20.09.2017 11:04

            ну это уже вопрос к системе всей страны, а не только КАИ

          • Оптимист
            20.09.2017 11:50

            Самолетов стали выпускать в 100 раз меньше а специалистов в 10 раз больше
            Пародокс

            Так и будут оставшиеся от СССР самолеты по городу перетаскивать пока об асфальт не изотрут)

        • Анонимно
          20.09.2017 10:55

          Вообще, качество в образовании зависит от того, на сколько преподаватель ответственно и трепетно относится к своему предмету, к студентам. // А, я, лично, думаю, что ректор будет с вами не согласен! Как тогда объяснить, что в этом заведении, буквально, выживают преподавателей! Хотя, они соответствовали Вашему упомянутому критерию!

          • Камилла
            20.09.2017 11:05

            как их выживают? плетьми выгоняют из здания? держат в кабинетах взаперти без еды и воды?

            • Анонимно
              20.09.2017 12:36

              Урезают ставки, сокращают количество занятий, постоянно сыпятся угрозы и т.п.! Мало того, создаётся нервозная атмосфера, заседания кафедр превращаются в выяснение отношений, и, заметьте! Всегда в своих угрозах вышестоящие ссылаются на циркуляры ректора и проректоров!
              Вы, просто одна из приближённых к верхам и, естественно, будете придерживаться их позиции!

              • Камилла
                20.09.2017 13:33

                Ссылаться можно на кого угодно. У нас же так принято - никто не берет на себя ответственность, все переводят стрелки на руководство. Мол, это они сказали, они плохие. А мы все хорошие.

                Я далеко не приближенная. Работаю в университете не первый год далеко не на руководящей должности.

            • Анонимно
              20.09.2017 15:31

              Крайний пример - зав. кафедрой иностранных языков. В течение года Маливанов и Хасанова настойчиво предлагали "мягкие" и "жесткие" варианты ухода с должности, и таки добились своего. Оба исполняли волю ГАХа. Еще примеров?

        • Анонимно
          20.09.2017 13:21

          Ага, нормальная иерархическая система в кот руководители каждый год стремятся увеличить каждый год зп ещё больше, а преподавателя обобрать, изменяя условия портрета преподавателя под себя

        • Рустем
          20.09.2017 14:27

          Нормально, когда руководитель получает больше. Ненормально, когда это "больше" оказывается в 100 раз.

        • Анонимно
          21.09.2017 09:21

          В КНИТУ-КХТИ тоже всем рассказывали басенки, что бы быть эффективным и зарабатывать надо много и хорошо работать.
          А сейчас все эти эффективные в СИЗО или ждут своей очереди туда.

      • Анонимно
        20.09.2017 18:16

        На парковках вуза и близлежащих парковках яблоку негде упасть. Не бедствуют ни преподаватели, ни сотрудники, ни студенты. Хватит уже самих себя принижать...

        • Анонимно
          25.09.2017 15:29

          С каких это пор машина стала богатством? На парковке вуза сплошь и рядом машины студентов, не преувеличивайте

    • Анонимно
      20.09.2017 10:24

      Интересна пропорция между количеством миллионеров-преподавателей и миллионеров-управленцев )))))

  • Анонимно
    20.09.2017 09:18

    Пыхтели, шипели многие: "Все плохо, плохо, плохо..."
    Читайте, завидуйте! Все здорово, оказывается!

  • Докукин
    20.09.2017 09:25

    Уважаемые коллеги, Гильмутдинов А. единственный ректор, который не побоялся изложить все минусы целевого набора абитуриентов преред президентом и промышленниками республики.
    К сожалению, целевой набор абитуриентов превратился в серьёзный бизнес. Знаю о чём говорю :
    В прошлом году для поступления на бюджет в КАИ не хватало, даже265 баллов при наличии золотой медали. Так на специалитете "вертолётостроение" из 26 бюджетных мест 25 мест были за целевиками, крымчанами и льготниками. Ребята имея 260-270 баллов, уезжали в Москву, в Питер и все поступили без проблем. При том, что целевики проходили имея 126 баллов. (какие уж тут самолёты).
    В этом году средний балл целевиков, действительно подтянулся к 200. И в этом личная заслуга Гильмутдинова, за что ему отдельная благодарность от всех выпускников КАИ.

    • Анонимно
      20.09.2017 17:56

      Только сделал это оправдываясь перед президентом РТ за низкое качество образование в КАИ..., а целевики есть во всех ВУЗах Татарстана. Пусть не берет целевиков с низким ЕГЭ...

  • Анонимно
    20.09.2017 10:02

    КАИ_лазер это самая масштабная афера XXI века в Татарстане. Гапонцев ничего не вкладывал, покупать долю отказался, смысла строить завод реально нет, у него прекрасные производственные площадки по всему миру, у нас все строится во Фрязино. Оборудование никогда не запустят, все претензии надо предъявлять белорусскому предприятию, которое выпустила этот мусор. В Татарстане была и есть мощная научная школа по лазерам и наши татарские разработки до сих пор работают на заводах РТ Аношкин все это поддерживает.... но понятно дело с ГАХ никто общий язык не найдет, у него общий язык только с его карманом. ПОЗОР

    • Анонимно
      20.09.2017 10:20

      КАИ-Лазер работающая структура. Почему БО и другие СМИ создают ажиотаж только возле него? А может задать вопрос производственникам, которые обращаются к структурам извне, а не пользуются услугами татарстанской площадки, а еще лучше сделать срез МИПов, созданных в большом количестве во всех вузах и дать данные по ним: заработали/не заработали и дать срез по ним...

      • Анонимно
        20.09.2017 11:01

        Работающая за счет неэффективно используемых грантов министерства экономики Татарстана. Производственники не дураки и на пустой треп не купятся, все уже были в КАИ-Лазере и все видели своими глазами, в том числе безуспешно пытались разместить свои заказы

      • Анонимно
        20.09.2017 11:10

        Здесь с Вами совершенно согласен! в 2013-2014 годах было создано 4 инжиниринговых центра стоимостью более 2 млрд. руб. 2 из них уже по-тихому слили на баланс КФУ, как не эффективные.

        Почему нельзя слить КАИ-лазер на баланс КАИ и забыть о нем?

    • Камилла
      20.09.2017 10:36

      Уж если и говорить о ректорах с инжиниринговыми центрами, то Гильмутдинов точно не в первых рядах тех, у кого общий язык с карманом (как вы говорите).

      И уж Гильмутдинов точно не дурак или сумасшедший, чтобы в одном из главных интернет-изданий говорить об официально подписанных документах, которых (как вы говорите) нет.

      • Анонимно
        20.09.2017 11:14

        1. Вы знаете целую когорту ректоров с инжиниринговыми центрами?
        2. Вы знаете содержимое их карманов?
        3. Вы знаете содержимое карманов АХ?

        Я даже боюсь представить себе, кто Вы?

        • Анонимно
          20.09.2017 11:58

          Вообще в каждом техническом ВУЗе есть инжиниринговый центр, зайдите на сайт, например, КХТИ... а КАИ-лазер сложно назвать инжиниринговым центром, скорее шоу-румом белтиусского предприятия, изготовившегт это оборудование, своих разработок у КАИ нет и не будет, просто нет научной школы.... IPG, на которую пытается ссылаться ГАХ является производителем лазерных излучателей и с момента вывоза Гапонцевым разработок СССР мир мало чем удивил, основная масса разработчиков волоконного лазера умерла, своих перспективных разработок в области создания лазерного оборудования не имеет.

        • Камилла
          20.09.2017 11:58

          Так доходы ректоров постоянно публикуются.

          Не когорту, но Гильмутдинов точно не единственный.

  • Анонимно
    20.09.2017 10:07

    После прочтения интервью в памяти воскрешаются выступления "Дорогого Леонида Ильича" на съездах КПСС. На фоне грандиозных достижений имеются некоторые недостатки, инспирированные нашими идеологическими и экономическими противниками. Но мы это героически преодолеем, нарастим и углубим. А в остальном прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо.

    • Анонимно
      20.09.2017 16:20

      Вот ничего плохого в этом, как раз, не вижу!!!! Уж лучше так, чем потоки грязи-пошлости-убийств с экранов телевизоров в новостях.
      Просто пчела видит цветы, а муха - только сами знаете что, при то, что и то, и другое объективно существует. Диалектика, брат!

  • Анонимно
    20.09.2017 10:08

    средняя зарплата ассистентов составила более 35 тысяч рублей в месяц
    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/358088// Работая в этом университете, не встречал ни одного ассистента, получающего такую зарплату.

    • Анонимно
      20.09.2017 14:47

      Я получаю 55 на руки, но это с грантами. Фамилию не скажу, коллеги сожрут

  • Анонимно
    20.09.2017 10:27

    В данное время реформа образования в РФ направлена лишь на
    деградирование детей и учителей, научить людей считать до ста с кучей не нужных предметов типа религиоведение. Школьная программа вся разная учебники тоже все разные, куча экспериментов над детьми. Но выше стоящее руководство не понимает что плохой эксперимент за двери лаборатории обычно не выходит, а здесь так не получится, скоро мы начнем пожинать плоды. Короче выход один заниматься обучением ребенка самостоятельно и дополнительно самому.

    • Докукин
      20.09.2017 11:11

      За всё образование Вы лишка хватили. Из Татарии 10 школ в Топ-200 лучших школ России. Татарстанские ребята регулярно выигрывают самые престижные олимпиады. Другое дело, что заслуги фаттаховых в этом ничтожны, всё держится на энтузиазме директоров школ, педколлективах, родителях и муниципалитетах.

      • Анонимно
        20.09.2017 11:52

        Странно, что казанская супер школа для детей чиновников и удашливых в этом рейтинге не участвует - она ведь выше того, чтобы натаскивать элитных детишек на ЕГЭ.

      • Анонимно
        20.09.2017 11:59

        Такой огромной стране нужно не 200 школ а 200 000 школ выпускающих не только людей готовых приколоть на грудь георгиевскую ленту по первому призыву, но и ясно понимающих зачем они это делают. А сейчас Ютуб их главный учитель. Огонь не способна потушить одна капля дождя....

    • Анонимно
      20.09.2017 11:14

      Согласен с вашим мнением. Мои дети в пятом и шестом классах. Занимаюсь ежедневно дополнительно с ними по всем предметам по 3-4 часа, особо напирая на математические дисциплины и русский язык, которые, можно сказать, присутствуют в расписании лишь номинально. Эх, еще бы с доброй волей относительно одного языка тут решилось, тогда часть занятий взяла бы на себя школа за счет вдруг появившихся 4-6 часов. Или можно было бы еще оптимизировать недельную школьную нагрузку и как в столице перевести всех школьников на пятидневку.

      • Что не так с русским и математикой? В школах уровень этих предметов примерно одинаковый - вполне приличный. Или Вы к олимпиаде готовите ребёнка? Оптимизировать - это вариант.

        • Анонимно
          20.09.2017 17:25

          в каких школах? работаю в вузе и у студентов с математикой проблемы

  • Анонимно
    20.09.2017 10:43

    Когда читаешь комментарии, создается впечатление, что 80-85% из них написаны сотрудниками.
    Возникает вопрос: зачем работать там, где тебя так все не устраивает?? Чтобы сидеть потом ныть, как все плохо, какое ужасное руководство??

    Это менталитет всей страны - сидеть на суку, на самом его конце, в подвешенном состоянии и не пытаться двигаться вперед - ближе к основанию, чтобы не упасть. Зачем, когда можно сидеть и продолжать рубить этот сук.

    Может пора просто поменять свое мышление и начать что-то делать? Не зря говорят, что пока ты валишь всю вину на других, ты ничего не добьешься.
    Поэтому и денег мало - вместо работы комментарии злобные строчите.

    • Анонимно
      20.09.2017 11:11

      Читая Ваш комментарий, создается впечатление, что Вы из команды руководства...

      • Анонимно
        20.09.2017 11:54

        я обычный штатный сотрудник))

        • Анонимно
          20.09.2017 12:45

          Вы все себя так называете! Да! Я,лично, не стал "сидеть потом ныть, как все плохо, какое ужасное руководство", а просто плюнул на всю эту прогнившую систему и ушёл! Чтобы, работать на себя, а не ждать, когда очередной бай соизволит бросить тебе крохи.. Просто, меня лишили возможности заниматься любимым делом, а, именно, обучением юношества! Теперь, меня уже не загонишь в это заведение, продолжающее жить по советской системе,лишь прикрываясь громкой болтологией о уникальных достижениях!

          • Анонимно
            20.09.2017 13:38

            Вам трудовую что ли показывать?

            Ну если эта советская прогнившая система только в КАИ, почему вы не пошли заниматься любимым делом в другой университет? Может где платят больше и система либеральная, и болтологии нет.

          • Быстро Вы отказались от любимого дела)

            • Анонимно
              20.09.2017 20:02

              А, Вы откуда знаете, насколько,а? И, по каким критериям оцениваете? Вы ведь привели безапелляционное суждение. "Быстро"..

  • Анонимно
    20.09.2017 11:30

    Почитайте, что пишет Университет ИТМО о своей разработке, внедренной в Казани. Да и на сайте Казанского квантого центра +/- таже информация, просто купили у Питера....

    А первую сеть с банками внедрил Российский квантовый центр из Сколково...

    Забейте в интеренет, гугл все знает...

    Как говорится без комментариев

    • Анонимно
      20.09.2017 11:46

      Помогу Всем
      1. Официальный сайт центра https://kazanqc.org/ru/
      И вот, что говорит о квантовой сети разработке Университета ИТМО профессор Моиссев (директор центра) , якобы созданной в Казани:
      Наш союз с Университетом ИТМО очень удачен и основан на общих научных интересах, – комментирует директор Казанского квантового центра КНИТУ-КАИ Сергей Моисеев. – Исходная система передачи квантового ключа была сделана в Санкт-Петербург.

      Вот, что говорит Артур Глейм о сети:
      Впервые квантовая коммуникационная линия была построена на базе площадок Университета ИТМО в Санкт-Петербурге в 2014 году.
      РИА Новости https://ria.ru/science/20170513/1494210993.html

      А вот дальнейшая судьба это разработки..., но опять без КАИ http://news.ifmo.ru/ru/news/6040/

      То есть КАИ просто купил оборудование у Артура Глейма....без дальнейших перспектив развития бизнеса с Казанью!!!

      2. Заявляемые работники Федотов, Жёлтиков и другие, работают в других научных центрах и в КАИ только числятся, например Алексей Желтиков https://ufn.ru/ru/authors/1125/zheltikov-aleksei-m/, ссылок на работу в КАИ не считает нужным приводить. Приняты на работу в КАИ, чтобы когда писали научные статьи делали ссылки в статьях на КАИ...

      3. Вот, что пишут о сотрудничестве с банками и первую сеть в банках
      https://ria.ru/science/20160616/1447918030.html?inj=1
      КАИ как-то не упоминают...

      Дальнейшие комментарии излишни....

      • Анонимно
        20.09.2017 14:49

        Может и не говорит, однако постоянно в 8ке тусит. Как и все остальные. А за ссылочки спасибо, им устроят бамболейло за это

      • Анонимно
        20.09.2017 15:08

        Вы какие-то очень странные выводы делаете.
        КАИ работал с ИТМО. Вышеупомянутый Глейм - сотрудник ИТМО и Казанского квантового центра.

        По вашему мнению все комментарии должны начинаться со слов: "КАИ сделал то, КАИ молодец"?

        • Анонимно
          20.09.2017 17:58

          Нет, КАИ спустил деньги Татарстана на разработки Университета ИТМО и у Глейма своя фирма....

          • Анонимно
            20.09.2017 18:42

            Глейм же сказал, что первая сеть в ИТМО, что за сеть и за сколько миллионов рублей, и зачем она куплена КАИ непонятно? Глейм приезжает иногда в Казань один, весь коллектив разработчиков в Питере, научный руководитель Глейма в Питере.... фирма Глейма в Питере и т.д. все в Питере, в Казани только для Гильмутдинова первая сеть... для научного мирового сообщества все в Питере...

          • Анонимно
            20.09.2017 20:38

            И надо полагать, что если Греф согласится, то КАИ будет просто транзитером денег, но думаю служба безопасности, да и сам Глейм недопустит участия прокладки в виде КАИ:(

    • Анонимно
      20.09.2017 11:56

      Вы перед тем как к врачам идти тоже в гугл забейте. Он вам такие знания даст! Смертельные можно сказать)))

      Так, вроде как, ИТМО вместе с КАИ-квантом делали эту движуху.

      • Анонимно
        20.09.2017 12:44

        Университет ИТМО ведет реальные разработки в области квантовых технологий, КАИ неэффективно тратит деньги на фэйковые проекты, покупая оборудование единичного производства, а все вместе это Вы называете движухой:)))

        • Анонимно
          20.09.2017 13:28

          только тот же самый Артур Глейм работает как в ИТМО, так и в КАИ.
          зачем интересно приезжал, если проект фейковый??

          может вам всем стоит пойти в квантовый центр и лично посмотреть, что там происходит, поговорить с сотрудниками. а уж потом писать ваши догадки в виде фейковых фактов.

          • Анонимно
            20.09.2017 18:01

            Работает человек, там где живет, где прописан, где находится его трудовая книжка, а в КАИ все числятся и не более

            • Анонимно
              20.09.2017 18:31

              Практика привлечения коллег есть во всех вузах. Это стандартная практика и все коллеги, участвующие в проекте работают и пишут совместные статьи. почему никто не упоминает, что кфу в своё время прошляпил организацию квантового центра на его базе...

              • Анонимно
                20.09.2017 18:51

                Практика привлечения коллег для разработок это стандартная практика, здесь Вы правы. но здесь своих разработок нет, тратятся колоссальные бюджетные деньги для показухи, без каких-либо перспектив развития в Татарстане. Лазеры - инжинирингового центра нет, здания за 8зданием КАИ нет, Завода в Алабуге нет. По Квантам - технологий нет, разработок нет, фирма Глейма вошла в список приоритетных проектов без КАИ, почитайте внимательно материал. Самолет-музей дорого обходится КАИ, разрушена лаборатория на его базе, разрушен летающий самолет, реактивные двигатели проданы... и так везде

          • Анонимно
            20.09.2017 19:39

            Пользуемся методами формальной логики: Ах говорит, что 1 сеть создана в Татарстане, а Глейм в Питере. Следовательно вопрос: Где работает Глейм? Ответ: в Университете ИТМО

  • Анонимно
    20.09.2017 11:58

    Альберт Гильмутдинов: «У нас много людей, зарплата которых превышает миллион рублей в год»

    Вот именно, людей, а не преподавателей!

    • Анонимно
      20.09.2017 12:21

      ЧЕКА
      А преподаватели разве не люди?.

    • Анонимно
      20.09.2017 13:42

      Вы еще скажите, что УВП миллионы получает )))
      Хотя, бухгалтерия и госзакупки тоже УВП )))

      • Анонимно
        20.09.2017 19:07

        Так у бухгалтерии и госзакупок при низком окладе стимулирующих выплат набегает столько, что преподаватели нервно курят в сторонке, получая свои кутарки...

        • Анонимно
          21.09.2017 20:23

          Преподы получают намного больше чем несчастный персонал УВП.

  • ПанАлекс
    20.09.2017 12:09

    2006-2007гг фирма где я работал проводила капремонт и модернизацию установки промышленного лазера в Челнах. Меняли электрику, систему ЧПУ, ПО писал наш программист.
    А теперь читаем "ученого":
    "До этого никто в Татарстане промышленными лазерами не занимался, это была абсолютно новая тема."

    И насколько качественная остальная информация в статье?

    • Анонимно
      20.09.2017 13:54

      20 лет назад окончил КАИ. Тогда была замечательная кафедра РЭКУ, на 5 факультете, под управлением проф. Польского и Ильина. Они серьезно занимались лазерными установками.

      • Анонимно
        20.09.2017 18:06

        Про лазерные технологии Гульмутдинов лукавит, в Татарстане делали свои мощные промышленные лазеры на КМЗ Союз, они до сих пор там работают,сохранены лиди, которые их делали. В Казани куча инжиниринговых фирм, которые оснащают промышленные предприятия лазерным оборудованием, сами сотрудники КАИ Михайлов и Гуреев представляют на территории Татарстана инжиниринговую фирму ПУМО-Инжиниринг, которая также поставляет современное лазерное оборудование...

  • Анонимно
    20.09.2017 13:39

    У нас в университете много людей, зарплата которых превышает миллион рублей в год.
    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/358088
    ... а сколько тех, у кого за год 100000 не выходит? Рублями?

  • Анонимно
    20.09.2017 14:00

    Полностью разделяю скепсис зам.министра РФ Огородовой!!! Не один уважающий себя западный университет не выдаст свой диплом человеку отучившемуся только один семестр с учетом того, что программа КАИ и их программы кардинально отличаются друг от друга. То. что в КАИ называют дипломом об высшем образовании не более чем справка оповышении квалификации. Я думаю выступающие с комментариями (явно сотрудники КАИ) в руках не держали настощий диплом западного университета и не знают как его легко проверить.

    • Анонимно
      20.09.2017 14:47

      Если это на самом деле фикция, куда смотрит прокуратура? Получается, что студенты в КАИ не учатся, а получают какой то документ, который строчат на принтере. Ну, а в добавок им еще прикладывают диплом КАИ.

  • Анонимно
    20.09.2017 15:15

    А причем здесь прокуратура? Пострадавших пока нет, т.к. не один человек не принял участие в этой авантюре за СВОИ счет. Все оплатило государство в той или иной форме. Ребята получили нормальный диплом КАИ и скатались в Европу, где ПРОСЛУШАЛИ отдельное курсы, которые являются дополнительными. Но их объем не позволяет получить ПОЛНОЦЕННЫЙ диплои о ВЫСШЕМ ПРОФЕСССИОНАЛЬНОМ образовании.

    • Анонимно
      20.09.2017 16:24

      Тогда надо писать в Рособрнадзор. Студенты должны получать диплом государственного образца только если они обучаются в ВУЗе в соответствии с образовательным стандартом. На каком основании им выдается диплом КАИ, если они проходят обучение по непонятным программам. Это вообще то называется превышением служебных полномочий, если просто идет раздача дипломов КАИ.

    • Анонимно
      20.09.2017 17:04

      Преподаватели приезжают из вузов Германии и преподают те же знания, только уже в КАИ.
      С чего вы взяли, что там они слушают именно дополнительные курсы?
      И прошла уже не одна проверка, вряд ли бы продолжилась выдача двойных дипломов, если бы было все, как вы описываете.

      • Анонимно
        20.09.2017 17:11

        Это может прояснить только проверка Рособрнадзора. Остальные проверки здесь не при чем.

      • Анонимно
        20.09.2017 21:52

        Вы не хотите понять элементарного! Нет ни какой выдачи "двойных" дипломов. Ребята получают нормальный российский диплом о высшем образовании и сиртификат (приложение к нему) о том. что прослушали курсы по ОТДЕЛЬНЫМ дисциплинам в европейском вузе- что полностью соответствует дествительности. Но это не диплом о высшем образовании европейского союза. Чтобы его выдать необходимо 100% соответствие программы КАИ и их вуза, а главное контроль немецкой стороны и участие в обучении по всему спектру предметов от физвоспитания до философии. А этого нет и не будет. Немцы принимают участие в чтение ОТДЕЛЬНЫХ предметов и выдают об этом соответствующий документ. Выданных 50 дипломов в рамках программы взаимодействия с КАИ нет на сайте у немцев и не может быть в принципе. Сама стажировка наших ребят дело хорошее, но нельзя было врать про второе высшее. Кто-то поторопился или просто не компетентен, а может и умысел.

        • Анонимно
          21.09.2017 03:37

          Вот именно. Если ребята получают полноценный российский диплом о высшем образовании, т.е. Диплом КАИ, они должны полностью обучатся по ФГОС. В законе об образовании найдите пункт, что они могут обучаться за рубежом и изучать там отдельные дисциплины. Они должны в течении семестра освоить 60 зач.ед. Если они в течении одного года, или семестра отсутствуют(за пределами РФ), как они выполняют требование, для магистратуры 120 зач.ед. Я понимаю, что здесь говорю как бюрократ, но ректор должен выполнять российское законодательство, какое бы оно небыло. Ну ладно, это его проблемы.

    • Анонимно
      21.09.2017 07:10

      А зачем им зарубежный диплом о высшем образовании вообще?
      Все правильно Гильмутдинов делает.
      Диплом Каи плюс магистратура (два года) за рубежом-этого достаточно для работы за границей.
      Для трудоустройства там достаточно диплома магистратуры зарубежного образца, техарям не обязательно там все пять лет учиться.
      В магистратуру можно уехать по линии Алгарыша ( с последующей отработкой в РТ ) или за свой счет. Для последующей магистратуры за рубежом как раз очень полезно в студенческие годы немного поучиться за границей,чтобы понять,что надо подтянуть(например,язык),проверить себя в реальных условиях жизни на Западе и надо ли это человеку вообще.
      И зря здесь ругают уровень образования в Каи,диплом Каи вполне на среднеевропейском уровне,там ведь не все местные вузы уровня Оксфорда,они разного уровня ,есть и слабые,но местные студенты с дипломами местных технических вузов с невысоким рейтингом все равно находят работу.
      Респект Гильмутдинову!

  • Мне понравилось высказывание о языках. Обычно это обсуждают на каком-то бытовом уровне, что попахивает вульгарным материализмом. А тут в самую суть заглянули)

  • Анонимно
    20.09.2017 16:12

    КАИ сейчас мыльный пузырь, кроме прожектов,нет продукта как научного так и образовательного, сужу по выпускникам.Работодатель

    • Анонимно
      20.09.2017 16:17

      так вот создавайте базовые кафедры и покажите, как надо учить, кто вам нужен

      • Анонимно
        20.09.2017 16:29

        Так с кем создавать то, нет ни адекватных педагогов и наставников, ни заинтересованности со стороны вуза.Работодатель

        • Анонимно
          20.09.2017 17:01

          вас послушать, все бездари, один вы нормальный. Не может быть такого, чтобы во всем университете никто с вами работать не хочет.

    • Анонимно
      21.09.2017 22:15

      "КАИ сейчас мыльный пузырь, кроме прожектов,нет продукта как научного так и образовательного, сужу по выпускникам.Работодатель"

      Мой сын( не мажор) закончил КАИ на четверки, сейчас успешно работает (по специальности ) в одной из европейских стран.
      За годы учебы, кроме специальности и диплома КАИ, смог получить в КАИ второе высшее образование(технический перевод -английский язык) и звание офицера запаса.

      Хочу поблагодарить всех преподавателей и сотрудников этого замечательного казанского вуза за их нелегкий труд.

      "КАИ-ПУП ЗЕМЛИ!"(с)

  • Ильдар Абый
    20.09.2017 16:22

    Согласен. Дети могут подумать, что не изучать предмет "халявней", некоторые взрослые руководствуются скрытой неприязнью, ксенофобией. И всегда речь идёт о маленьких "удобствах". Главное в стремлении за этими "удобствами" не превратиться в безразличных, пустых, не одухотворённых людей, которые смотрят себе под ноги и умирают ни разу не увидев звёзды.

    • Анонимно
      20.09.2017 16:44

      Какие звезды,книг то не видят научных, поговорить не с кем из наставников, только и мыслят как бы купить зачет и экзамен.

  • Анонимно
    20.09.2017 16:51

    Так мне нравятся эти дилетанты, с умным видом рассуждающие о вещах, о которых представления не имеют! И создают эту противную волну ворчания, скепсиса и очернения работы тех, кто впахивает. Например, про ГРИНТ. Уж наверно туча комиссий, в том числе европейских, сто раз проверили, например, соответствие учебных планов КАИ и немецких вузов по направлениям подготовки - это самое простое из всей тучи поставленных задач. И дипломы выдаются, какие положено. По другим вопросам тоже могу долго писать, но лень.

    • Анонимно
      20.09.2017 18:07

      бред пишите, кому Ваш КАИ в Европе нужен???

    • Анонимно
      20.09.2017 18:25

      Ключевой момент почему ГРИНТ афера, а не институт современных технологий - это то, что у ГРИНТА и у КАИ нет этих самых современных технологий, оборудования, лабораторий.... Например, чтобы заниматься квантовыми технологиями нужны чистые помещения, определенных классов чистоты, а где они в КАИ? опять УПС, одно бла-бла, для ничего не понимающих людей

    • Анонимно
      20.09.2017 18:26

      Эта туча комиссий, в том числе европейских только профонация. Я тоже могу любых, кто пришел просто поглазеть, назвать комиссий., только что то не нашел на сайте ни одно заключение какой либо комиссии. Была ли хоть одна проверка Минобра РФ?

    • Анонимно
      20.09.2017 22:27

      Мы говорим только об объективности. Я два года работал в европейских университетах. Их стандарты обучения существенно отличаются от наших и по форме и по содержанию. У них упор делается на самостоятельную научную работу студентов и чтобы сдать экзамен требуется написать большое число работ, а часть и опубликовать в журналах. У нас такой традиции нет. Но пока студент не выполнит весь объем программы по их стандартам говорить о дипломе с ним ни кто не будет. Наши студенты в рамках семестра конечно не могли выполнить многолетнюю программу. И ещё ньюансы -чтобы получить положительную оценку в европейском университете по истории нужно в письменной работе например признать факт акупации СССР Прибалтики в 1939 г. или агрессии в Афганистан. А в экономике -идею роли России в качестве бензоколонки. А иначе- как? Это их точка зрения.

      • Анонимно
        21.09.2017 13:21

        "Ньюансы", "Акупация"... Вы, действительно работали в европейских университетах? Или, сейчас так принято писать? Я, что-то пропустил?

  • dembel
    20.09.2017 17:39

    исповедь технократа

  • 1. "Было 373 заявления, в прошлом году — 735" - это не прорыв, а эксплуатация ситуации.
    2. "Язык земли" - НЕ запатентуют. Во-первых новизны нет, во-вторых истины.

  • "Не знал про татарский университет" - это вообще за гранью.
    Министром образования земли 5 лет проработал.

    • Анонимно
      21.09.2017 10:20

      Михаил, по "татарскому университету" скорее вопрос к нынешнему руководству министерства и тем, кто закрыл созданный (ТАРИ, ТГГПУ). Их слили, в 2019, а вопрос о слиянии был решен еще до прихода Гильмутдинова на пост министра. Все-таки по существу должны быть вопросы. Конгресс татар с когортой "известных и удащливых" почему после конгресса не поднимают этот вопрос, почему хватает только на петиции (бывшая сотрудница КГУ)

  • Анонимно
    21.09.2017 06:55

    Я читаю комментарии к этой публикации Гильмутдинова, и создается впечатление, что все, что творилось в КХТИ происходит и в КАИ, только немного в другой интерпритации. Идет просто освоение бюджетных денег. А что создают на эти деньги можно просто назвать аферами топ менеджмента КАИ.

    • Анонимно
      21.09.2017 08:57

      Анонимным комментаторам же лучше знать, что происходит.
      Не стоит ориентироваться только на них и делать подобные выводы.

      • Анонимно
        21.09.2017 10:44

        Читаю комментарии и просто поражаюсь тому, что людям всегда нужно, чтобы происходило только плохое рядом, что все рядом не работают, а если работают, то не так, как нужно. КАИ понемногу приводят в порядок. В каком запуске, благодаря предыдущим каистам у руля, находились аудитории в зданиях, туалеты и придворовые объекты. Постепенно идет ремонт. По Ту-144, ну кто из вас мог попасть на этот объект, когда он стоял во дворе здания в Авиастроительном районе. Да и занятия там уже не проводились. Сейчас можно его рассмотреть. Все, что работало планируют восстановить. Позитивнее надо быть, товарищи!

        • Анонимно
          21.09.2017 11:43

          Ту-144 был лабораторией и в нем учили студентов, летающий самолет. теперь это макет, а реактивные двигатели проданы

          • Анонимно
            21.09.2017 16:55

            Кафедра реактивных двигателей оптимизировна(уничтожена).

    • Анонимно
      21.09.2017 10:28

      Любят у нас такие сравнение, не относящиеся к КАИ. Заметьте, в КХТИ на протяжении многих лет рыльце в пушку. Каждый год они открывают новым делом о взятках... Такая форма жизни этого вуза уже была заложена ранее. Почему до этого смотрели сквозь пальцы? А Иннополис большая жирная фикция. КФУ-монстр, поглощающий все, на своем пути.

  • Анонимно
    21.09.2017 11:35

    Не готов спорить по сути проблемы, но уровень грамотности некоторых спорщиков поразительный.
    Например, Аноним 20.09.2017 21:52 - две ошибки в одном предложении. При этом он явно из руководства ВУЗа.

    • Анонимно
      21.09.2017 16:01

      По-моему, указанный аноним как раз не из КАИ. Уж совсем негативный комментарий там

  • ДегтяревАГ
    21.09.2017 20:26

    Если ГРИНТ - институт, то его выпускник должен иметь что?
    Правильно, диплом о высшем образовании!
    А что получает выпускник ГРИНТА?
    Диплом КАИ и "сиртификат" (термин не мой, придуман выше) о прохождении каких-то курсов в зарубежных ВУЗах?
    Так это же просто дополнительное профессиональное образование!

  • Специально остался, перечитал внимательно текст.
    Грустно стало.
    Посмотрите урок Путина 1 сентября - какие задачи по авиационно-космической тематике ставятся перед молодёжью?!
    Что - ректор не смотрел этот урок?
    Наверняка смотрел,
    Да и дело же не только в самолётах и их двигателях как таковых, о чём ректор отчитывался по тщательно подготовленной письменной справке.
    И не в том, что аэроклуба нет своего - "будем над этим думать".
    КАИ ведь создавался как вуз, готовивший инженеров по всем направлениям, не только созданию планера с двигателем, а ещё:
    - приборы, навигация, управление и бортовая электрика;
    - радиотехнические (и оптические) приборы и средства для летательных аппаратов (ЛА);
    - бортовые вычислительные и управляющие системы и наземные комплексы - как далеко ушла цифра - в наших ЛА она должна быть своя!
    И, ведь, главное, носители всех этих знаний - есть ещё пока.
    В общем, считаю, что надо срочно открывать хотя бы по 2-3 специальности в соответствующих трёх институтах и в ИАНТЭ расширять авиауклон, объявлять набор и учить студентов, пока учителя не поумирали.
    Шанс сохранить накопленные десятилетиям богатство для потомков к нынешнего ректора и его команды - ещё есть.

    • Анонимно
      4.10.2017 19:55

      Ох, Михаил, как вы правы!!! Первый факультет вас полностью поддерживает!!!

  • Сразу не стал писать - перечитал ещё внимательно текст.
    Грустно стало.
    Посмотрите урок Путина 1 сентября - какие задачи по авиационно-космической тематике ставятся перед молодёжью?!
    Что - ректор не смотрел этот урок?
    Наверняка смотрел,
    Да и дело же не только в самолётах и их двигателях как таковых, о чём ректор здесь отчитывался по тщательно подготовленной письменной справке.
    И не в том, что аэроклуба нет своего - "будем над этим думать".
    КАИ ведь создавался как вуз, готовивший инженеров по всем направлениям, не только созданию планера с двигателем, а ещё:
    - приборы, навигация, управление и бортовая электрика;
    - радиотехнические (и оптические) приборы и средства для летательных аппаратов (ЛА);
    - бортовые вычислительные и управляющие системы и наземные комплексы - ведь сейчас как далеко ушла цифра - в наших ЛА она должна быть своя!
    И, ведь, главное, носители всех этих знаний - есть ещё пока.
    В общем, считаю, что надо срочно открывать хотя бы по 2-3 специальности в соответствующих трёх институтах и в ИАНТЭ расширять авиауклон, объявлять набор и учить студентов, пока учителя не поумирали.
    Шанс сохранить накопленные десятилетиям богатство для потомков у нынешнего ректора и его команды - ещё есть.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль