Григорий Явлинский Григорий Явлинский снова идет в президенты России, несмотря на то что его партия в последние годы набирает на федеральных выборах ничтожные проценты Фото: ©Владимир Песня, РИА «Новости»

«ВКЛАДЫВАЮТСЯ БЕЗУМНЫЕ ДЕНЬГИ В ЭТУ АВАНТЮРУ...»

Григорий Явлинский, председатель федерального политкомитета партии «Яблоко», снова идет в президенты России. Несмотря на то что его партия в последние годы набирает на федеральных выборах ничтожные проценты, а он сам был кандидатом на пост главы государства 21 и 17 лет назад соответственно, главный «яблочник» страны питает новые надежды, ностальгически вспоминая о том, что в 2000-м за него проголосовало 22% москвичей. Однако Явлинский умалчивает, что по России тогда его результат составил менее 6%, а в 2016-м на выборах в Госдуму «Яблоко» получило 1,9% голосов. 

Эксперты «БИЗНЕС Online» в один голос отмечают, что Явлинский политик даже не вчерашнего, а позавчерашнего дня и ему надо уйти на покой, освободив место молодым. Например, экс-мэр Петрозаводска Галина Ширшина в качестве кандидата в президенты от «Яблока» могла бы набрать больше голосов, чем основатель партии. Тем не менее Григорий Алексеевич решил лично поучаствовать в предвыборной кампании 2018 года и даже собирается пройти во второй тур, о чем было заявлено 21 сентября на пресс-конференции в Москве. При этом Явлинский снова предстает в роли миротворца и разыгрывает антивоенную карту, как это было, например, во время чеченских кампаний. 

В этот раз он вместе с соратниками собирает подписи против участия военного контингента России в войне в Сирии, в связи с чем три месяца назад «яблочники» инициировали акцию «Время вернуться домой». В итоге на сегодня в 55 городах было собрано более 100 тыс. подписей. Именно столько на данный момент нужно Явлинскому и для выдвижения в президенты. Он также похвастался, что если в начале лета против российского участия в сирийской операции высказывались, согласно их соцопросам, 34% россиян, то теперь — 49%. Претендент на президентское кресло сказал, что происходят существенные изменения в настроении людей, несмотря на оголтелую пропаганду, и отметил, что позицию «Яблока» разделяет полстраны, а это значит, что и его электорат растет. «Война в Сирии, как и война на Украине, — это этическая катастрофа для России, которая не будет забыта десятилетиями, а может, и столетиями», — нарисовал мрачную перспективу Явлинский, обосновав это тем, что обучение армии и испытание техники в Сирии происходят «путем убийства тысяч, а может, десятков или даже сотен тысяч мирных мусульман-сунитов» и одновременного принесения в жертву жизней российских солдат и офицеров. 

Конечно, антивоенная риторика — ход беспроигрышный, ведь нормальные люди всегда выступают за мир. Но в данном случае Григорий Алексеевич все-таки сгущает краски, вольно увеличивая количество жертв на порядки. Да и российские потери при всей ценности каждой человеческой жизни не сравнимы с боевыми операциями, в которых в последние годы участвовала наша страна. Впрочем, и этим официальным цифрам — 37–40 человек — Явлинский не верит — просто потому, что «у нас все время и по каждому поводу врут». К тому же в Сирии, как он отметил, воюют и частные военные компании, поэтому никто точно не знает, сколько на самом деле там за два года погибло наших сограждан. 

Еще один тезис, который Явлинский собирается использовать в своей предвыборной кампании, — это средства, которые тратятся из российского бюджета на сирийскую операцию. На 21 сентября общая сумма расходов превысила 194 млрд рублей. «Вкладываются безумные деньги в эту авантюру... А это значит, что огромное количество людей лишается лекарств, медицинского обслуживания. Это значит, что в школьных классах по 37–40 человек, не исполняются указы про зарплату учителей, врачей, а все тратится на бессмыслицу, на убийства в чужой гражданской войне», — заключает Явлинский. Этот аргумент тоже звучит по-своему убедительно, если не брать во внимание то, что в нем куда больше популизма, нежели прямой взаимосвязи. «Мы вели кампанию против агрессии, лжи и подлога, против глубокой умственно-политической недостаточности, которая выражается в такой внешней политике. Для нас борьба за мир, как это ни странно звучит, становится глубоко политическим и серьезным направлением деятельности», — почти как на митинге произнес Явлинский и заявил о полном крахе внешней политики Лаврова – Путина. 

«КТО МОЖЕТ БЫТЬ УВЕРЕН, ЧТО ЗАВТРА У ВАС ВСЕ НЕ ОТБЕРУТ С ПОМОЩЬЮ КОЛБАСКИ...» 

Григорий Алексеевич пообещал бороться и с муниципальными фильтрами, которые являются «издевательством над здравым смыслом», и добиваться открытого и свободного доступа к выборам. Он также отметил хороший опыт сотрудничества на муниципальных выборах в Москве с Дмитрием Гудковым и Максимом Кацем. А что касается будущих выборов мэра столицы, на участие в которых уже заявились и Гудков, и Сергей Митрохин, то Явлинский сообщил, что между ними будут проведены праймериз и настоящие большие дебаты в несколько туров, по результатам которых определится наиболее достойный кандидат. 

— Что должно произойти с нынешней элитой, чтобы она вас поддержала? — спросили Явлинского.

— Все уже происходит. Суд над Улюкаевым, суд над Белых, дело Серебренникова. Почитайте переговоры этих достойных мужчин, посмотрите, как идет процесс, почитайте, как проходил процесс Абрамовича с Березовским, или перечитайте документы о том, когда государство вдруг заявляет, что вся приватизация, которая проходила в залоговых аукционах, в частности, ЮКОСа, — мошенничество, — ответил Явлинский и добавил. — Для нас самое главное, чтобы нас граждане услышали... Эта кампания направлена не на элиту, а на сотни миллионов жителей России... Мы хотим пожать людям руки. А что касается элиты, ее будет воспитывать Владимир Владимирович. Он отлично с этим справляется. Вместе с Игорем Ивановичем [Сечиным]. Они все объяснят. А кто не спрятался, я не виноват. Это принцип, который элита должна зарубить у себя на носу. 

Вообще, фигура Сечина, как оказалась, не оставляет Явлинского равнодушным. Например, рассуждая о том, что государство, работающее сегодня как корпорация, должно уйти из экономики, он, не называя имени главы «Роснефти», недвусмысленно обрисовал его могущество. «Разборка между „Роснефтью“ и АФК „Система“ — еще одна иллюстрация. Экономические газеты с умным видом пишут, что хотят привлечь частные инвестиции в инфраструктуру.  Да кто вам даст хоть копейку? Кто может быть уверен, что у вас завтра все это не отберут с помощью колбаски, курточки или еще с помощью чего-то... — намекнул лидер „Яблока“ на знаменитые переговоры Игоря Сечина и Алексея Улюкаева в день задержания последнего. — Все думают только о том, как бы не влипнуть в какую-либо историю и скорее изолироваться. Теперь будет триллион рублей отправлен на спасение каких-то банков. Хотя то, что с ними происходит, было известно очень давно». 

Кроме того, Явлинский заявил о том, что собирается менять бюджетную политику по распределению доходов между федеральным центром, регионами и местным самоуправлением, которому достаются крохи, а надо, чтобы распределялось все поровну. Также основатель «Яблока» намерен фундаментально перестроить всю экономическую систему. «Страна в тупике, но есть путь выхода из этого тупика», — пафосно заявил Явлинский и сослался на то, что для этого у него есть экономический манифест. Правда, все мы помним, что когда-то Явлинский уже предлагал радикальные меры и обещал все поменять за 500 дней. Но это, увы, не удалось. Хотя тогда у него было гораздо больше возможностей. 

«ОН ЖИВЕТ НЕ ВО ВЧЕРАШНЕМ ДНЕ, А В ПОЗАВЧЕРАШНЕМ» 

«БИЗНЕС Online» попросил наших экспертов прокомментировать решение Явлинского выдвинуться в президенты и оценить, есть ли у него хоть какие-то шансы на успех.

Дмитрий Орешкин — политолог:

— Думаю, у Явлинского нет шансов. Он должен по своему статусу излучать оптимизм, и он его старательно излучает. Но на всех последних голосованиях у него устойчиво был результат меньше 10 процентов. При этом, для того чтобы он прошел во второй тур, должно случиться так, что Путин наберет меньше 50 процентов. Этого не получится, потому что региональные элиты и СМИ мобилизованы, избиратели тоже в значительной степени мобилизованы и Путин победит в первом туре. В прессе говорили, что явка должна быть 70 процентов и за Путина [должно проголосовать] 70 процентов, понятно, что эти цифры невыполнимые, но желаемые. Но однозначно заявлено, что победа должна быть по-любому в первом туре. У Владимира Владимировича идиосинкразия перед вторым туром с тех времен, когда в Питере Собчак проиграл Яковлеву, а командой первого руководил Путин. С тех пор словосочетание «второй тур» при Путине не произносится. Так что будут ставить на первый тур, и я думаю, что с очень высокой степенью вероятности, близкой к 100 процентам, он в этом туре победит.

А что Явлинскому остается делать? У него есть одно большое преимущество: он будет единственным зарегистрированным кандидатом от «условной» оппозиции, если ему не подсунут кого-то еще типа «условной», в кавычках 150 раз, Ксении Собчак, которая вполне может забрать 3–5 процентов. Это для Явлинского будет серьезным ударом в «тыльную» часть. У Григория Алексеевича изначально слабая стратегия «рака на безрыбье», остальных действующих оппозиционеров его уровня не осталось. Это хорошо для него, но в принципе не мобилизует демократических избирателей. Далеко не все из них относятся к нему с симпатией, далеко не все будут его поддерживать. Плюс к этому есть Алексей Навальный, который более популярен, более соответствует молодежным требованиям и представлениям об оппозиционном политике, и он как бы представляет теневую оппозицию. Его не зарегистрируют, это понятно. Но его наличие и его позиция (а он не будет, я думаю, поддерживать Явлинского) тоже будут мешать Григорию Алексеевичу.

Так что у него чрезвычайно мало шансов набрать даже 20 процентов. Да и никогда у него такого не было, даже когда была более свободная обстановка, он мог свободно выступать по телевидению, у него были хорошие отношения с медийными магнатами типа Владимира Гусинского и НТВ. А сейчас, когда против него будет работать весь пропагандистский аппарат, тем более. К тому же Путин любит двойные и тройные гарантии, так что он не позволит Явлинскому даже на безрыбье сыграть однозначного лидера и подставит какого-нибудь более-менее весомого спойлера на демократическом фланге. И если Явлинский получит нормальные для него 5–7 процентов, плюс предвыборная кампания добавит 3–5 процентов, хотя на нее у Григория Алексеевича нет денег... Максимум 12 процентов. Но если с помощью спойлера откусят 2–3 процента, то останется 10 процентов. Так что рациональный расчет показывает: по крайней мере, пока у Григория Алексеевича шансов мало. Если только он не совершит какой-то невероятный подвиг. Но я плохо себе представляю какой. Например, объединится с Навальным, хотя это совершенно безумный вариант. Это даст двукратный рост поддержки. Но он на это не пойдет, потому, что это Явлинский.

Евгений Минченко — директор Международного института политической экспертизы:

— Я имею моральное право сказать максимально жестко все, что я думаю по поводу Явлинского. Я за него голосовал в 1993 и 1995 годах на выборах в Госдуму. И как бывший избиратель Явлинского я могу ему сказать только одно: «Григорий Алексеевич, не позорьтесь, идите на покой! Дайте дорогу молодым! Это уже неприлично!» У него в конце концов есть Ширшина (мэр Петрозаводска в 2013–2015 годах), пусть они ее и выдвинут в президенты, и я уверен, что она получит больше, чем Явлинский.

Павел Салин — директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ:

— Судя по тому, какие проекты Григорий Явлинский выдвигает, вроде 100 тысяч подписей против войны в Сирии, он живет не во вчерашнем дне, а в позавчерашнем. Он пытается использовать те инструменты, как в случае антисирийской кампании, которые сыграли 30 лет назад на делегитимацию советской власти, были успешными с технологической точки зрения и которые абсолютно не выстрелят сегодня по целой совокупности факторов, в том числе потому, что россиян сейчас не волнуют внешнеполитические проблемы, гробов в массовом порядке нет, как было во время афганской кампании и прочее. По-моему, Явлинский сейчас остается на федеральном уровне единственным политиком из позапрошлого дня, потому что все остальные фигуры 1990-х из либерального лагеря уже ушли. Кстати, на либеральном фланге произошло замещение какими-то относительно новыми лицами, Явлинский остается последним в силу того, что у него есть личный проект — «Яблоко» как-то институционально держит его в политическом пространстве. Но от него никаких инициатив, которые могли бы выстрелить, если честно, не было последние лет 20, наверное, я лично их и не ожидаю. А все успехи, которые связывают с «Яблоком», с тем, что в Москве партия на муниципальных выборах победила... Но избиратели голосовали не за Явлинского и даже не за «Яблоко», а за конкретные новые лица в конкретном муниципалитете, не связанные с властью.

Он фигура примерно той же самой эпохи, как Зюганов с Жириновским, он с ними одного порядка. Вопрос об уходе на пенсию Зюганова с Жириновским уже перезрел, как и Явлинского. Закат Зюганова и Жириновского происходил постепенно, пик карьеры в 1990-е, как у Явлинского, кстати, плавный закат через нулевые к середине десятых, когда уже фактически все... Их держат на всякий случай в резерве, если все-таки будет решено проводить инерционную президентскую кампанию, тогда они пригодятся. Если нет, тогда все — на пенсию. А у Явлинского в связи с тем, что у либерального фланга был резкий провал в нулевые годы, карьера резко пошла вниз, шанса для того, чтобы перезапустить эту карьеру, нет, потому что есть уже новые лица, которые реагируют, но новый общественный запрос — Навальный, Гудков и другие. Либеральная ниша занята, и нет просто другой ниши, которую Явлинский может занять.