Культура 
4.12.2017

Ростан Тавасиев: «По сути дела, вся вселенная на искусстве и держится»

В «Смене» современные художники размышляют о том, какой была бы их первая выставка на другой планете

«Будущее. Искусство в воображаемом будущем» — проект художника и куратора Ростана Тавасиева представлен сейчас в ЦСК «Смена». Идея выставки родилась из наблюдений, что в книгах или фильмах в жанре научной фантастики не описывается искусство будущего. Тавасиев дает возможность другим художникам ответить на несколько вопросов: «Какой вы видите свою первую выставку на другой планете?», «Как будет выглядеть рынок изобразительного искусства?», «Что будет представлять собой музей?».

«Как идеи обычно возникают... Как-будто случайно, само собой» «Как идеи обычно возникают... Как будто случайно, само собой»

«МЫ — ХУДОЖНИКИ — НЕ О ФАНТАСТИКЕ ЗАБОТИМСЯ, А ОБ ИСКУССТВЕ»

— Ростан, как возникла идея этого проекта?

— Как идеи обычно возникают... Будто случайно, само собой, на основе наблюдения и ясного осознания необходимости такого проекта. Несколько лет назад случайно обратил внимание на странную несправедливость — научная фантастика не рассказывает, каким могло бы быть искусство в описываемом фантастическом будущем. Разнообразные технологии, супервооружение, невероятные космические корабли и медицина описаны, даже музыка в фантастическом будущем как-то присутствует, а изобразительного искусства почти нет. Мне как художнику стало тревожно, и вот, пробую компенсировать этот культурный пробел своими и общими силами.

Александра Гарт «Трансляция»Фото: Гузель Файзрахманова

— А вам не кажется, что это происходит, потому что темой фантастического будущего в основном занимается массовое искусство, а его представители, как мы знаем, не затрагивают высокодуховные темы, и именно поэтому они ограничиваются лишь прогнозированием развития технологий?

— Достоевский, например, тоже детективы с продолжением в журналы писал, но духовные темы смог затронуть. Можно достаточно поверхностно ознакомиться с творчеством Станислава Лема, чтобы понять, что и в жанре фантастики возможна действительно серьезная литература.

— Конечно, произведения Лема массовой литературой не назовешь...

— Или братья Стругацкие — также вполне серьезная литература. Насколько вообще литература может быть серьезной? Ведь это всегда вымысел — обман. И чем он убедительнее, тем может быть опаснее для тонкой восприимчивой натуры читателя. У этого проекта нет задачи влиять на повышение художественного уровня научной фантастики. Качеством и массовостью фантастики, как умеют, занимаются специалисты. Мы — художники — не о фантастике заботимся, а об искусстве. Можно сказать, что фантастика тут используется только как двигатель, чтобы попробовать вывести искусство на новую орбиту, попробовать посмотреть на возможные перспективы развития через «фантастическую» оптику.

«Важно, что художники начали мечтать, фантазировать о будущем своей профессии» «Важно, что художники начали мечтать, фантазировать о будущем своей профессии»

«ФАНТАСТИКА ВООБЩЕ НЕ ПРО БУДУЩЕЕ»

— А то, как ответили на ваши вопросы своими произведениями-прогнозами художники-участники этой выставки, вас удовлетворило? Вы увидели то, о чем мечтали, совпал результат с ожиданиями?

— Дело в том, что это совсем не прогнозы и не попытки предсказания. Футурологи, экстрасенсы и гадалки прогнозами занимаются. Фантастика работает с «воображаемым будущим», если хотите, с миром сказки, миром мечты. Очень важно понимать разницу. И ожиданий у меня никаких не было. Важно, что художники начали мечтать, фантазировать о будущем своей профессии. Уолт Дисней учил нас: «Если ты можешь что-то вообразить, значит, ты можешь это сделать». Первый шаг к воплощению мечты — это ее формулирование. Вот и мне хотелось, чтобы художники вообразили и сформулировали свои мечты о фантастическом искусстве и тем самым приблизили и себя, и всех нас к его появлению, воплощению.

Виктор Тимофеев «Граница вокруг пустоты»Фото: Гузель Файзрахманова

— Просто мне показалось, что на самом деле ответы этих художников — я имею в виду ответы-изображения — представляют собой вариации одной темы: как цифровые технологии, искусственный интеллект вытесняют постепенно человеческое присутствие. Какого-то большого разнообразия вариантов бытования искусства в будущем я не увидела в этих эскизах. Возможно, у меня предвзятое отношение к этому проекту?

— Если посмотреть весь материал, собранный на сайте, то 8 или даже 9 различных тем вполне можно выделить. В книжке мы так и сделали. Но, действительно, есть и очень похожие друг на друга идеи. И это очень важно. Возможно, что эти «схожие» идеи и есть самые значимые.  Они возникли независимо друг от друга в воображении незнакомых между собой художников в разных регионах России. Совпадение?

Лена Грызунова «Скульптура карандаша»Фото: Гузель Файзрахманова

Про технологии могу сказать, что у фантастики есть такая волшебная функция — помощь в адаптации нашего сознания к переменам, происходящим в мире. Технологии изменяют мир. Мы не всегда успеваем осознать и эмоционально адаптироваться — фантастика помогает. Думаю, что фантастика вообще не про будущее, а скорее это проекция настоящего. Очень возможно, что та тема, которую вы выделили сейчас больше всего, и волнует человечество, и художники поэтому и отвечают на нее. Получается, что на стенах «Смены» есть по крайней мере 25 фантастических вариантов ответов художников на этот вызов современности. Еще раз повторю: мы не стремимся в этом проекте заглядывать в будущее. Тут скорее задача изменить, улучшить, развить настоящее, используя фантастику как двигатель.

«Какой-то четкой программы у меня нет, продолжение проекта само собой получается» «Какой-то четкой программы у меня нет, продолжение проекта само собой получается»

«ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ БЫ УВИДЕТЬ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ СЕРИАЛ ПРО ИСКУССТВО, СДЕЛАННЫЙ НЕ МНОЮ»

— А вы планируете дальше этот проект продолжать и привлекать новых участников?

— Не планирую, но продолжаю. Какой-то четкой программы у меня нет, продолжение проекта само собой получается. Вот «Смена» пригласила показать в Казани выставку, сейчас идут переговоры про выставку в Самаре, возможно, Новосибирск после Нового года. Как продолжение этого исследования можно рассматривать и открывающуюся в декабре выставку в Нижнем Новгороде. Летом этого года нарисовал фантастический диафильм-сериал, в котором все события происходят только вокруг искусства. Самостоятельно тоже стараюсь заполнить белые пятна в фантастике.

Ксения Галкина «Вакуоль»Фото: Гузель Файзрахманова

— Вы имеете в виду сериал «Капля креацина»?

— Да.

— А что это за вещество — креацин, оно вымышленное или существует на самом деле?

— Вымышленное. По крайней мере, пока не открытое. Но вымышленное на основе моих представлений о работе нашего мозга. Насколько представляю себе, наш мозг поощряет успешную умственную деятельность специальными гормонами, которые выделяются из центра удовольствия. Придумал что-то — получи конфетку. Этот принцип лег в основу идеи креацина — гормона творческой активности.


— Поясните, пожалуйста, как действует креацин? Кто герои этой эпопеи? Как устроена эта вымышленная вселенная?

— Думаю, лучше всего будет посмотреть сериал. К концу декабря первый сезон уже целиком будет в сети. Если бы умел в двух предложениях описать то, на что потребовалось 8 серий в первом сезоне, не было бы смысла вообще рисовать этот сериал. О вселенной «Капли креацина» могу сказать только то, что искусство в ней играет важнейшую роль. По сути дела, вся вселенная на искусстве и держится. Персонажи — деятели искусства, художники, галеристы, есть даже министр культуры.

— Ваш сериал получился очень увлекательным, и он располагает к размышлениям о том, как действительно сейчас в мире все очень быстро меняется. Мир меняется, и лично я не успеваю за этими современными скоростями, мне комфортнее находиться в каких-то старых форматах искусства, привычных, не хочется думать о воображаемом будущем в искусстве, но благодаря вашему проекту теперь вот приходится.

— Как раз и хотелось бы, чтобы участники художественного процесса подумали, помечтали не о своей повседневности, а о возможностях развития, и о том, куда и зачем двигаться. Перед тем как сесть в поезд, полезно посмотреть расписание и подумать, куда хотелось или не хотелось бы попасть.

«О вселенной «Капли креацина» могу сказать только то, что искусство в ней играет важнейшую роль»

— В этом смысле это уникальный проект?

— Получается, что да. Надеюсь, что он вызовет ответную реакцию фантастического сообщества. Может быть, более грамотные специалисты возьмутся и еще интереснее сделают. Очень хотелось бы увидеть фантастический сериал про искусство, сделанный не мною. Но, к сожалению, такого пока нет.

Ростан Тавасиев родился в Москве в 1976 году. Окончил Московский университет им. Строганова и Институт проблем современного искусства. Участник многих выставок в России и за рубежом, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Russian Dreams в Майами, участник ярмарок Arco в Мадриде и Fiac в Париже. В своем творчестве разрабатывает тему игры, объекты и картины с использованием мягких игрушек стали своего рода визитной карточкой художника.

Работы Тавасиева есть во многих коллекциях, в том числе в Московском музее современного искусства, «Мультимедиа Арт Музее», в Государственной Третьяковской галерее и во многих частных коллекциях России, Италии, Франции, Испании, США.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль