Политика 
8.07.2018

Вера Фигнер: «Оставаться в Казани нам было незачем...»

Как уроженка Тетюшского уезда превратилась в знаменитую революционерку и «ужасную женщину» по версии Александра III

Русская революционерка, писательница и поэтесса Вера Фигнер родилась в имении Никифорово Тетюшского уезда Казанской губернии 7 июля 1852 года. «БИЗНЕС Online» рассказывает, как «живая, способная девочка, вострушка, шалунья и драчунья» из провинциальных дворянок в дни своей юности на казанской земле стала превращаться в убежденного и безжалостного борца со злом и несправедливостью.

Русская революционерка-народница Вера Фигнер Русская революционерка-народница Вера Фигнер

ЕЕ БОЯЛИСЬ ЦАРИ, НО ПРЕВОЗНОСИЛИ ПИСАТЕЛИ И ХУДОЖНИКИ

Вера Николаевна Фигнер не дожила всего несколько недель до своего 90-летия и несколько месяцев до 25-й годовщины Советской власти, скончавшись 15 июня 1942 года. Ее ненавидели и боялись цари, многие известные государственные деятели; ею восхищались видные политики, революционеры, литераторы и художники (есть версия, что она даже позировала Виктору Васнецову для его знаменитой картины «Аленушка» – прим. ред.)

1 марта 1881 года состоялось восьмое по счету и, наконец, удавшееся покушение на государя-реформатора Александра II. Одним из активнейших его организаторов была Вера Фигнер – член исполнительного комитета партии «Народная воля», проповедовавшей терроризм как единственный способ борьбы с самодержавием. Революционерку схватили в Харькове по доносу провокатора 10 февраля 1883 года. Этот арест произвел фурор в столичном Петербурге. «Ее водили показывать директору департамента полиции, министрам юстиции и внутренних дел, – читаем в книге «50 знаменитых террористов», – на нее приходили посмотреть чиновники рангом пониже. Сам император Александр III на это известие якобы воскликнул: «Слава Богу, эта ужасная женщина арестована!»

На судебном процессе, который получил в истории название «Процесс 14-ти», Фигнер приговорили к смертной казни через повешение, которая была «всемилостивейше заменена каторгой без срока». Она провела более 20 лет в одиночной камере самой страшной российской тюрьмы – Шлиссельбургской крепости, которую называли «русской Бастилией». «Тюремщики часто повторяли, что из Шлиссельбурга не выходят, а выносят, – пишет портал «Новый Геродот». – Суть режима кратко выразил смотритель Соколов: «Если прикажут говорить заключенному «Ваше сиятельство», буду говорить «Ваше сиятельство». Если прикажут задушить – задушу». В самом деле, в крепости с 1884 по 1906 год (некоторые источники указывают 1904-й как год освобождения Фигнер из крепости – прим. ред.) казнили 13 человек, умерли 15 человек, 3 покончили жизнь самоубийством и сошли с ума 5 человек». Фигнер была одной из немногих, кого подобный «строгий режим» не сломил. Она... занялась литературой.

В Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) хранятся рукописи сборника ее стихотворений, датированные 1887–1892 годами; в той страшной Шлиссельбургской крепости она замыслила и свой основной литературный проект – автобиографический роман, который после ее освобождения вышел в двух томах под общим заголовком «Запечатленный труд». Основная его цель была, по словам самой Фигнер, единственной оставшейся в живых народовольцев – участников тех событий, «проследить в рамках личного участия и переживания путь, которым шли мои товарищи, отдавшие революционному движению свою жизнь». Но Вера Николаевна в первой части романа довольно подробно описывает и свое пребывание на земле Казанской губернии – детские годы, проведенные в Тетюшском уезде, а затем институтскую и университетскую юность, связанную уже с самой Казанью. Как Вера, которая, по ее же словам, была «живой, способной девочкой, вострушкой, шалуньей и драчуньей», на казанской земле превратилась в стойкого, убежденного и даже беспощадного борца со злом и несправедливостью?

«ВЕСЬ ДОМ ХОДИЛ, КАК ПОТЕРЯННЫЙ, ПОСЛЕ ЭКЗЕКУЦИЙ НАД МОИМИ БРАТЬЯМИ»

Она описывает жесткость и даже жестокость отца, отставного штабс-капитана, служившего лесником в Мамадышском, а затем и в Тетюшском уезде, в отношении даже к своим собственным шестерым детям, старшей из которых была Вера: «В семье нас держали строго, очень строго: отец был вспыльчив, суров и деспотичен... Мать – добра, кротка, но безвластна. Ни ласкать, ни баловать, ни даже защитить перед отцом она нас не могла и не смела, а безусловное повиновение и подавляющая дисциплина были девизом отца. Откуда он набрался военного духа, право, не знаю. Быть может, сам воспитывался так или эпоха „николаевщины“ наложила свою печать на его личность и взгляды на воспитание – только трудно нам было. Вставай и ложись спать в определенный час; одевайся всегда в одно и то же, как бы форменное, платье; причесывайся так-то; не забывай официально здравствоваться и прощаться с отцом и матерью, крестись и благодари их после каждого приема пищи; не разговаривай во время еды и жди за столом своей очереди после взрослых; никогда ничего не проси, не требуй ни прибавки, ни убавки и не отказывайся ни от чего, что тебе дают; доедай всякое кушанье без остатка, если даже оно тебе противно; если тебя тошнит от него, все равно ешь, не привередничай, приучайся с детства быть неприхотливым. Довольствуйся молоком вместо чая и черным хлебом вместо белого, чтоб не изнежить желудка; без жалоб переноси холод... Не бери ничего без спроса и в особенности не трогай никаких отцовских вещей; если сломал, разбил или даже не на то место положил – гроза на весь дом и наказание: угол, дерка за уши или порка ременной плетью о трех концах, всегда висящей наготове в кабинете отца. Наказывал же отец жестоко, беспощадно. Весь дом ходил, как потерянный, после экзекуций над моими братьями. Никакая малость не проходила даром <...>

Правда, девочек он не бил; не бил после того, как меня, шестилетнего ребенка, за каприз в бурю при переезде через Волгу на пароме чуть не искалечил. Но от этого не было легче: мы боялись его пуще огня; одного его взгляда, холодного, пронизывающего, было достаточно, чтоб привести нас в трепет, в тот нравственный ужас, когда всякое физическое наказание от более добродушного человека было бы, кажется, легче перенести, чем эту безмолвную кару глазами».

Вера Фигнер с подругами по Родионовскому институту_третья слева Вера Фигнер (третья слева) с подругами по Родионовскому институту

«ДРУГАЯ ОБИТЕЛЬ, ГДЕ МЕРТВЫЕ УЧАТ ЖИВЫХ»

В 1863–1869 годах Фигнер училась в казанском Родионовском институте благородных девиц. Она была прилежной ученицей. Так что первые смутные представления о социальной несправедливости у нее возникли уже после его окончания и были связаны они с Казанским императорским университетом. Сначала она попробовала устроиться лаборанткой к известному химику Марковникову, но быстро убедилась, что этот ученый готов ее научить только мыть пробирки.

«В те годы женщины в России не могли получать высшее образование, – рассказывает корреспонденту „БИЗНЕС Online“ заведующая отделом музея истории Казанского университета Мария Хабибуллина. – Но на кафедре анатомии уже были открыты курсы для акушерок, которым разрешалось проходить занятия отдельно от студентов. И одной из этих первых учениц стала Вера Фигнер, в будущем – известная революционерка. Она вместе с сестрой добилась разрешения посещать занятия профессора Петра Лесгафта в его анатомическом театре».

«Мы отправились в другую обитель, – рассказывает в своих воспоминаниях Фигнер. – Это было совершенно отдельное здание во дворе университета, и хозяином там был Петр Францевич Лесгафт. Мы поднялись по лестнице и вошли в зал, уставленный столами. На одних лежали трупы женщин и мужчин, старых и молодых; на других – отдельные члены человеческого тела: рука, нога и т. п. Серьезные молодые люди молча стояли у столов или сидели, склонившись, со скальпелем в руке. Все были в белых фартуках, деловитые и погруженные в работу. Никто и не взглянул на нас. Высокая девушка, худая и смуглая, с некрасивым мужеподобным лицом, была, по-видимому, ассистенткой, остальные – студенты, каждый занятый каким-нибудь препаратом. Острое зловоние стояло в воздухе; тогда еще не употребляли формалина для дезинфекции трупов, и в препаровочной работали в нездоровой удушающей атмосфере. Мы приготовились к зрелищу оголенных мертвых тел и к зловонию. Мы ждали этого и заранее укрепились в решении не поддаваться отталкивающему впечатлению, которым нас пугали. И мы выдержали искус. Перед нами стоял профессор – небольшого роста, резко выраженный брюнет лет 32–34. Худощавое серьезное лицо и темные глаза, смотрящие исподлобья, пытливо обратились к нам и остановились, как бы измеряя, будет ли из нас толк. И тотчас же коротко и дружески, как будто был знаком с нами сто лет, он дал согласие, чтобы мы ходили на лекции, а наутро обещал приготовить анатомический препарат».

ДОХЛАЯ КОШКА КАК ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ

 «Для начала Вере Фигнер и ее сестре поручили препарировать дохлую кошку, – читаем публикацию портала „Новый Геродот“. – Но постепенно профессор стал доверять им все более ответственные задания, и, в конце концов, сестрам Фигнер разрешили посещать лекции наравне со студентами-мужчинами. На необычных слушательниц обращали внимание, но добиться их благосклонности уже было непросто».

«Петр Францевич был так прост в обращении, что мы сразу почувствовали себя легко и свободно. И вместе с тем кругом была такая деятельная, деловая атмосфера, что нас охватывало сознание серьезности момента, того момента, когда раскрываются двери науки и человек вступает на путь серьезного труда во имя далекого идеала жизни. <...>

Стали мы ходить и на лекции. Обыкновенно Петр Францевич входил в аудиторию из своего кабинета, а мы следовали за ним. Большая аудитория, расположенная амфитеатром, была сплошь занята мужской молодежью, а внизу, направо от профессора, стояли два табурета для нас.

Мы были всегда так поглощены тем, что говорил Петр Францевич, что я не заметила и не запомнила ни одного лица. Но студенты-медики, для которых появление женщин было новостью, хорошо заметили нас, и 7 лет спустя, когда я приехала в Самару служить в земстве, тамошний врач тотчас признал во мне одну из слушательниц, которые в 1871 году бывали на лекциях Петра Францевича. И это воспоминание сделало нас друзьями.

Петр Францевич имел дар заставить слушать себя: все чувствовали, что в излагаемом предмете все нужно, все необходимо; ничего нельзя пропустить – все надо запомнить твердо, непоколебимо на все будущие времена. Все чувствовали, что перед ними мастер своего дела и что этот мастер закладывает фундамент медицинского образования, от солидности которого в памяти слушателя зависит, быть может, вся будущность его как врача или человека науки».

Профессора Казанского университета уволились в знак протеста против отставки Лесгафта Профессора Казанского университета уволились в знак протеста против отставки Лесгафта

«ТРУПОВ НЕТ, СТУДЕНТОВ НЕТ, ЛЕСГАФТ ОТСУТСТВУЕТ»

В октябре 1871 года ее кумир, профессор Лесгафт, по распоряжению царя был отстранен от должности в Казанском университете, а вслед за ним в знак протеста покинули вуз еще 7 его коллег. Фигнер была взволнована и потрясена этим событием, которое описала в своем «Запечатленном труде»: «И вот когда мы уже прикоснулись к источнику знания, когда, казалось, уже получали первые ключи к познанию явлений природы, бессмысленно, неожиданно и грубо наши занятия были прерваны. Однажды утром, когда мы с сестрой пришли в анатомический театр и вошли в препаровочную, мы были удивлены, что на столах трупов нет, студентов нет, Лесгафт отсутствует...

И вот нам сказали: по высочайшему повелению, переданному по телеграфу из Петербурга, Лесгафт отрешен от профессуры и лишен навсегда права дальнейшего преподавания. Но за что? За что? Новость казалась чудовищной, нелепой...

Потом студенты, особенно близкие к Лесгафту, объяснили, что часть профессоров не сочувствовала личности Петра Францевича, всегда прямого и резкого, и что они писали доносы на него, обвиняя во вредном влиянии на университетскую молодежь.

Те же студенты сообщили нам, что другие профессора – Марковников, Голубев, Ковалевский и другие, возмущенные изгнанием Петра Францевича, – отказываются от своих кафедр и, отрясая прах от ног своих, переходят в другие университеты; что некоторые студенты, хотя и немногие, не желают дольше оставаться в Казанском университете и перейдут в Петербург, куда уезжает изгнанный Лесгафт.

«НАДО ЕХАТЬ ЗА ГРАНИЦУ. ТАМ НЕ ПОМЕШАЮТ!»

Я была в то время так далека от политики, что не поняла связи события с общим строем нашей страны, и мое негодование обращалось главным образом на предполагаемых доносчиков и клеветников. Мне было грустно, что мои планы рушились, что мое учение прервано, и, боясь повторения того же в будущем, я тогда же решила не добиваться более ничего в России и ехать за границу. Там не помешают! И без препятствий, без тревог можно будет спокойно учиться и кончить курс.

Было больно за Петра Францевича. Мы пошли к нему на дом. Там все было вверх дном. Продавалась мебель, посуда – ломка жизни была полная. Петр Францевич с женой и маленьким сыном оставался без средств и без всяких перспектив в будущем. Все было разбито, и приходилось строить новую жизнь на новом месте; учитель по призванию лишился аудитории, лишился атмосферы, которой жил, лишился возможности работать, как он хотел.

...Он выглядел спокойным; как всегда, говорил с легкой иронией, и мы не услышали ни одной банальной фразы: он был весь сдержанность и такт. О происшедшем он не сказал ни слова. Мы тоже не спрашивали ни о чем; ведь мы могли узнать все от студентов. Купили мы с сестрой из продававшихся вещей по чайной чашке «на память»; принесли Петру Францевичу нарочно снятую для него фотографию, на которой изображены вдвоем у столика за анатомией.

И долго белая чашка мною сохранялась. Однажды в Шлиссельбурге под конец заключения жандармы дали мне совершенно такую же. Я страшно обрадовалась: она напомнила мне Петра Францевича в Казани.

После ухода Петра Францевича оставаться в Казани нам было незачем; я уехала опять в деревню, в Тетюшский уезд, а весной 1872 года втроем (к тому времени Вера Николаевна вышла замуж за молодого казанского судебного следователя, кандидата прав Алексея Викторовича Филиппова прим. ред.), так как к нам присоединилась сестра Лидия, мы покинули Никифорово и отправились в Цюрих, где новые горизонты, широкие и далекие, захватили нас...»

Вера Фигнер в 1927 году Вера Фигнер пережила четырех императоров – двух Николаев и двух Александров, провела более 20 лет в одиночной камере самой страшной российской тюрьмы, была свидетелем Октябрьской революции, застала годы Советской власти и начало Великой Отечественной войны

ОНА ПЕРЕЖИЛА ЧЕТЫРЕХ ИМПЕРАТОРОВ, МИРОВУЮ ВОЙНУ И ДВЕ РЕВОЛЮЦИИ

Потом был Цюрих, началась ее профессиональная революционная деятельность сначала в Швейцарии, потом – в России. Она пережила четырех императоров – двух Николаев и двух Александров, провела более 20 лет в одиночной камере самой страшной российской тюрьмы, была свидетелем Октябрьской революции, застала годы советской власти и начало Великой Отечественной войны. Став после разгрома «Народной воли» членом партии социалистов-революционеров (эсеров), Фигнер так и не приняла Октябрьский переворот (1917) с его разгоном Учредительного собрания и последующей политикой, но в 1926 году специальным постановлением Совнаркома СССР ей была назначена персональная пенсия...

Подготовил Михаил Бирин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (47) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оптимист
8.07.2018 09:54

Удивительные люди
Удивительное время
Такие люди делают мир справедливым
Такие бы не смирились с антинародными законопроектами

  • Анонимно
    8.07.2018 09:21

    И чего Вере не хватало для самореализации? Жертв революции, а потом гражданской?
    Это женщина или морок, наваждение?

    • Анонимно
      8.07.2018 09:30

      Феминизм "будит" в женщинах самые ужасные пороки - от разврата до садизма.

      Все известные "революционерки" были или половыми психопатками, или кровожадными убийцами, или и то и другое вместе...

      • Оптимист
        8.07.2018 09:54

        Удивительные люди
        Удивительное время
        Такие люди делают мир справедливым
        Такие бы не смирились с антинародными законопроектами

        • Анонимно
          8.07.2018 10:04

          "Такие люди" всегда найдут чем быть недовольными в России, и в США, и в Германии и т.д. - судьба у них такая быть "недовольными"...

          Терроризм, а Верочка была обычной террористкой, убивавшей людей за свои "идеи", не может быть оправдан в какими бы "идеологиями" он не прикрывался.

      • Анонимно
        8.07.2018 10:00

        Другими словами- бездарность.

      • Анонимно
        8.07.2018 10:18

        Феминизм- это просто слово на -изм.
        Подобных монстров рождает общество, природа дает только физическое тело. Что то деструктивное было в обществе, где росла Фигнер.

        • Оптимист
          8.07.2018 10:37

          В обществе была ужасающая несправедливость
          Если бы не такие как она до сих пор бы женщинам было запрещено высшее образование
          Например

          • Анонимно
            8.07.2018 10:53

            Будет вам, фантазировать и предоваться паранойе. Любой вменяемый мужчина скажет вам, что женщина призвана придать результатом работы мужчины- особый шарм и блеск, если у него самого все " драйверы" в мозгу установоены правильно. Без женщин жрать будут мамонта сырым......утрирую))) без женщин в науке- ну никак!

          • Анонимно
            8.07.2018 10:59

            Солнце и то не одинаково светит всем. Главное- не давать себя грызть зависти.

            • Анонимно
              8.07.2018 11:21

              Для человека свойственно менять мир к лучшемку

              Это клерикалы нам пудрят мозги своим вся власть от бога и обещанием рая

          • Анонимно
            8.07.2018 15:04

            Да ладно...В Елабуге уже был институт благородных девиц. Ковалевская вовсю работала.

            • Анонимно
              9.07.2018 11:24

              $

              Уважаемый форумчанин, Ковалевская была вынуждена учиться за рубежом!

          • Анонимно
            9.07.2018 08:40

            По какой то причине Вера не сумела адаптироваться в обществе.

  • Беркли
    8.07.2018 09:33

    //Вера Фигнер так и не приняла Октябрьский переворот (1917)//

    Поздно опомнилась - до этого на юношеском энтузиазме занималась терроризмом и пыталась развалить нормальное общество.

    • Анонимно
      8.07.2018 10:53

      //.. на юношеском энтузиазме занималась терроризмом и пыталась развалить нормальное общество.//
      Что, царская Россия с "9-ое января" и ленскими расстрелами
      1912 года - "нормальное общество"? Перечень антигуманности
      "нормального общества", тех времен, - бесконечен!

      • Анонимно
        8.07.2018 11:05

        Вменяемый человек не будет убивать себеподобного. Вам же русским языком пишут- общество, все еще не совершенно, или проснулись звериные инстинкты.
        Смотрите на нашу власть!
        Только взаимовыручка может выручить, но, народ тоже психически не совсем стабилен. Опасаются за будущее своих детей.

        • Анонимно
          8.07.2018 14:48

          Общество станет совершенным лишь тогда, когда человек не будет давать деньги в долг под проценты, загоняя себе подобного в кабалу и нищету.

          • Анонимно
            8.07.2018 15:00

            За пользование деньгами нужно платить, или иметь свои

  • Анонимно
    8.07.2018 09:58

    Вы бы видели в каком ужасном состоянии находится семейный склеп Фигнер в Тетюшском районе!Х.

    • Анонимно
      8.07.2018 10:27

      Семейный склеп- дело семейное, родственников.

    • Анонимно
      8.07.2018 14:49

      Типа субботник провести призываете ? Я не против, но на меня не рассчитывайте, мне некогда

    • Анонимно
      8.07.2018 14:59

      Зачем нам это видеть? Пусть родственники Фигнер это видят.

  • Анонимно
    8.07.2018 10:02

    Если бы не либерализм властей и безумие интеллигентов, оправдывющей, подлое убийство террористами людей стоявших на страже закона, то не было бы смуты 1917г. и миллионов жертв граждансой войны. Мы потеряли Россию, в 1913 догонявшую по ряду отраслй Францию и Германию, и при таких темпах, к 1925 г.ставшую бы самой развитой страной Европы.

  • Беркли
    8.07.2018 10:28

    Фигнер хотела от беспорядков "как лучше - а получила, как всегда". Невозможно путём пролития крови - улучшить жизнь. Процветают те страны, где не было "революций", а люди общались и решали проблемы через демократические институты.

    И ещё. После любой революции её "бойцы" оставались такой же нищетой. Во время любых общественных нелегитимных катаклизмов к власти приходят негодяи.

  • Анонимно
    8.07.2018 10:48

    Попытка романтизировать персоны, типа Фигнер - крайне не удачная.

    • Анонимно
      8.07.2018 11:11

      Вас беспокоит, к примеру, что "Зулейха открывает глаза"?

      • Анонимно
        8.07.2018 11:33

        Нет, не беспокоит. Зулейха- вымысел автора, попытка описать и передать действа при помощи письма. Фентези на тему " о моем предке", попытка автора к самореализации.
        Главное, чего там нет........а чего там нет?))) сможете ответить

        • Анонимно
          8.07.2018 12:38

          Вы не поняли аллегорию, и пытаетесь
          развить свою доморощенную (фентези) мысль.

          • Анонимно
            8.07.2018 13:08

            Срочно выясняйте, правильно ли вы понимаете слово и прием аллегории.

            • Анонимно
              8.07.2018 15:30

              Действительно, что 20 лет
              "одиночки" - не романтизм. Аллегория - на поверхности".
              И "зулейха" - ... простые люди,
              которые в н.в. не могут понять, что они - не "твари дрожащие".
              А вы - < Фентези на тему " о моем предке">.
              Веселее и не придумать!
              Да и сравнение жизни Фигнер
              с романтизмом - это цинизм.

              • Анонимно
                9.07.2018 13:38

                У вас что? заикание или, не дай бог астма? Не можете логичный текст составить...

  • Анонимно
    8.07.2018 11:30

    Эххх, зря не расстреливали таких. Их жизнь обернулась миллионами смертей невинных. И в итоге все-равно все пшиком оказалось....

    • Анонимно
      8.07.2018 11:41

      Вот это и есть - звериные инстинкты. Изолировать- да, физически уничтожить- нет. Институту палачей- нет!
      Денег не дам!

  • Анонимно
    8.07.2018 16:30

    Не надо путать людей! Эта личность -ТЕРРОРИСТКА!

    Революционер - это другой тип.

  • Анонимно
    8.07.2018 18:48

    Почти все террористы,убивавшие представителей власти и уцелевшие во времееа самодержавия, с его либерализмом, один суд присяжных, освобождавший убийц, чего стоит, потом были уничтожены во время большого террора.Сталин правильно считал, что поднявшиф руку на слуг государевых должен быть ликвидирван, в назидание другому поколению. Фигнер повезло ,умерла в своей постели в 1942 в возрасте 92 года ибо опасности не представляла, а для агитации ,ее имя годилось.

  • Анонимно
    9.07.2018 08:36

    В развитии чего Вера сыграла свою роль?

  • Анонимно
    9.07.2018 09:33

    Если в Тетюшском районе, как пишшут, есть полуразрушенный некрополь семейства Фигнеров, то муниципальным властям надо восстанрвить его ,невелики расходы. А в целом Тетюши , жемчужина туризма, одно имение Молоствовых и биографии его владельцев чего стоят.

    • Анонимно
      9.07.2018 12:21

      Последователи В.Фигнер как раз и убили Молоствовых и разрушили их усадьбу...

    • Анонимно
      9.07.2018 14:42

      Это дело чести и кармана родных и близких. Нам до Веры дела нет.

    • Анонимно
      10.07.2018 07:34

      Вряд ли террористов нужно воспевать.
      Фигнер сама жалела о том, что натворила.

  • Анонимно
    9.07.2018 13:37

    12.21. Не надо врать о смерти Молоствовых.В книге казанского историка прочитал подробную историю их жизни.Муж умер от воспаления легких, после возвращения в морозную ночь с собранияя из Тетюш, жена доживала век в имении, вначале как директор совхоза, затем смотриитель здания ,умерла в начале 30-х.Правда были притеснения, но как других помешиков не арествывали или расстреливали .Возможно потому, что были знакомы с Крупской, а через нее с Лениным и Луначарским и имели охранную грамоту наркомпроса.

    • Анонимно
      9.07.2018 21:52

      Полуправда - хуже откровенного вранья.
      По-вашему огромный дворянский род Молоствовых состоял лишь из двух человек?

      Часть Молоствовых погибла в Гражданскую войну сражаясь на стороне белых (некоторые были расстреляны красными), часть эмигрировала, часть приспособилась к советской власти.

      Имения Молоствовых были разорены и разграблены, в том числе и в Долгой Поляне..

      Вся эта информация имеется в открытом доступе - зачем Вы говорите полуправду, полуложь?

  • Анонимно
    10.07.2018 03:55

    21.52.Ваша писулька, является автопортретом человека, солгавшего по невежеству, или какой то другой причине и виляющего, подтасовывая факты, в поисках выхода. Вам просто и корректн напомнили, что Молоствовых в Тетюшах, а в посте речь шла именно о тетюшской ветви многочисленного рода, никто не убивал,а усадьба, при всех потерях иинтерьера, была сохранена, и добавлю, что в 30 -е годы там был даже дом отдыха союза писателей СССР. Учите матчасть, то есть прочитайте, что написано о Долгой Полянею и ее последних владельцах, тогда не будет такой , как в старину говорили, конфузии, в которую попали.

  • Анонимно
    10.07.2018 05:35

    20.18 Подменяете понятия, в комменте 13.37, говорилось о судьбе тетюшских Молоствовых, а вы расплывчато пишете о роде в целолом. У меня есть книга, где кратко изложена, похожая на политический детектив, история тетюшских Молоствовых, но оба они умерли в собственной постели, а жена последнего владельца, оказывается знала Крупскую, принимала участие в издании сочинений Толстого и с супругом не раз бывала в Ясной Поляне, была ученым и членом Российского географического общества.Читать вам надо изданное, а не фантазировать и привирать, что последователи Фигнер убили Молоствовых и разрушили их усадьбу. Читателям , не занимающимся враньем о последователях Фигнер - большевиках, как один из комментюков,а желающим знать историю без прикрас, советую,посмотреть в поисковике материалы о Вере Фигнер,из которых следует, что она не приветствовала октябрьский переворот и тем более приход к власти большевиков и хлопотала за жертв их репрессий, правда ее не трогали, она, как и имя Засулич были нужны для агитацонного штампа,о преемственности революционных движений, и помню по детству, что от Казани вверх по Каме ходили пароходы с имеами - Засулич и Фингнер.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль