Старая элита 
14.07.2018

Сулейман Гафиатуллин: от пожарной охраны Чистополя до атомного проекта

Руководитель правительства ТАССР вместе с Курчатовым и Иоффе был ответственным за работу в Казани над ядерной бомбой

Сулейман Гафиатуллин, глава Татсовнаркома в 1940–1943 годах, как председатель Совета обороны ТАССР в первые годы Великой Отечественной войны отвечал не только за организацию укрепрайона «Казанский обвод», работу десятков оборонных предприятий и учреждений АН СССР, эвакуированных в республику, но и за ядерные центрифуги на заводе «Серп и Молот». О том, как с этим справлялся недавний пожарный инструктор Арского кантона, — в очередном рассказе «БИЗНЕС Online» о руководителях республики советских времен.

Сулейман Гафиатуллин Сулейман Гафиатуллин Фото: сайт Госкомитета РТ по архивному делу

ПЕРИПЕТИИ ЕГО БИОГРАФИИ МОЖНО НАЗВАТЬ УНИКАЛЬНЫМИ

В своих воспоминаниях Камиль Фасеев, поработавший в руководстве Татарского обкома партии в конце 1950-х, приводит горькие слова одного из отставных райкомовских секретарей, когда тот сравнивает свою карьеру в деревенской глухомани с более удачливыми соратниками по партаппарату: «Многие ли из моих ровесников и коллег имеют солидное образование? Нет ведь, но некоторым как-то удалось подняться высоко. <...> Гафиатуллин был пожарником. Я же все время мыкался в сельских районах, вот вам судьба...»

Действительно, если приглядеться к перипетиям биографии Сулеймана Халиловича Гафиатуллина, то крутизну его «синусоиды», пусть и регионального масштаба, вполне можно назвать уникальной. Уроженец Чистополя (1905 год), Сулейман юношей подался сначала на заработки в соседние края, а в результате оказался в педагогическом техникуме Екатеринбурга. После его окончания в 1922 году педагог по образованию поступает в Чистопольскую городскую пожарную команду инструктором по Арскому кантону. В течение 8 лет растет по службе, перебирается в Казань и завершает свои годы огнеборца начальником пожарной охраны завода №124 (будущего авиационного завода им. Горбунова – прим. ред.). В 1930 году вступает в ВКП(б), работает в различных должностях в парторганизациях Казани. И снова – 8-летний результативный цикл: в 1938 году Сулейман Гафиатуллин – секретарь Ленинского райкома ВКП(б) столицы республики. Через год – обком партии, где он заведует кадрами, а еще через год республика обретает нового, 35-летнего, главу правительства – председателя Татарского Совета народных комиссаров. В этой должности Гафиатуллин встретил Великую Отечественную войну.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ: ПРИКАЗ №1

Журнал «Казань» публикует краткие воспоминания родственников главы правительства республики тех лет: «Дядя Сулейман Халилович Гафиатуллин был председателем Совнаркома Татарии, <...> в числе первых в республике стал кавалером ордена Ленина. Во время войны исполнял обязанности председателя Совета обороны Татарии, организовывал прием и развертывание эвакуированных в Татарию оборонных предприятий, президиума Академии наук СССР и академических институтов. Заводы тут же запускались, зачастую под открытым небом, и начинали выпускать продукцию. <...> 23 октября 1941 года С.Х. Гафиатуллин подписал приказ №1 о строительстве укрепрайона ТАССР (известного в истории как „Казанский обвод“ – прим. ред.). Строили его студенты, преподаватели, жители пригородов – свыше 107 тысяч полуголодных и полуодетых людей. На жутком морозе работали по 10–12 часов, рыли практически одними лопатами траншею глубиной в полтора метра. Это был подвиг казанцев, построивших к 11 февраля 1942 года противотанковый оборонительный рубеж длиной 333 километра».

Осенью 1941 года страна находилась в критическом положении. «За пять месяцев вермахт продвинулся на тысячу двести километров в глубь страны, – пишет о тех событиях научно-документальный журнал „Гасырлар авазы – Эхо веков“ государственного комитета РТ по архивному делу. – Именно тогда началось строительство оборонительных рубежей. С падением Киева немцы получили доступ к украинским житницам. На юге генерал Манштейн вышел к Черному морю, на севере возникла угроза Ленинграду, падение Смоленска открыло путь на Москву. Именно в этих условиях 13 октября 1941 года государственным комитетом обороны СССР было принято постановление о строительстве оборонительных рубежей на территории Татарии, в Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской и других областях».

Оборонительный рубеж пролегал по территории ТАССР полукольцом: вокруг Казани и далее от деревни Покровское на Волге, через станцию Урмары, райцентр Кайбицы, райцентр Апастово до города Куйбышева-Татарского. О вынужденном подвиге жителей республики при его строительстве из-за плохой организации доставки людей, условий их проживания, строительных работ «БИЗНЕС Online» уже рассказывал в публикации об Александре Алемасове, которого считают их основным виновником (Александр Михайлович Алемасов (1902–1972) – первый секретарь Татарского областного комитета ВКП(б) с 1938 по 1942 год, организатор массовых репрессий в Татарской АССР в 1937–1938 годах – прим. ред.).

Тем не менее, несмотря на трудности, оборонительный рубеж был создан, причем создан вовремя. Официальной датой окончания строительства оборонительного рубежа под Казанью можно считать 11 февраля 1942 года, когда «Казанский обвод» был принят государственной приемочной комиссией. Общая протяженность противотанковых препятствий составила 331 км, в том числе противотанковых рвов – 151 км, эскарпов – 79,61 км, контрэскарпов – 1,96 километра. Всего было сооружено 392 командных и командно-наблюдательных пункта, 98 скрытых огневых точек, 419 землянок и т. д. Охрана готовых оборонительных сооружений была возложена на сельсоветы.

ЛЕПТА В АТОМНОМ ПРОЕКТЕ СТРАНЫ

«Спустя многие десятилетия после окончания войны в печати начали появляться рассекреченные документы, – продолжают воспоминания родственники Гафиатуллина. – Мы узнали о телеграмме, подписанной наркомом СССР Сталиным, наркому Татарии в связи с работами по созданию атомной бомбы, которые возглавлял академик Ланге. Согласно телеграмме, необходимо было доставить к 5 октября 1942 года из блокадного Ленинграда 2 килограмма урана, а к 1 января 1943 года изготовить и установить ядерный ускоритель; ответственным за это назначался С.Х. Гафиатуллин. Работы велись на территории завода „Сантехприбор“ (так в тексте оригинала – прим. ред.)».

«Речь идет не об ускорителе, а о другого рода установках, – уточнил в беседе с корреспондентом „БИЗНЕС Online“ известный казанский историк Булат Султанбеков. – Да и остальные данные, приведенные родственниками, так скажем, не совсем точны. В архиве я действительно нашел некоторые документы, относящиеся к казанскому этапу советского атомного проекта».

Сов. секретно

Распоряжение Государственного Комитета Обороны СССР

Москва. Кремль

28 сентября 1942 года

Об организации работ по урану

<...>

1. Обязать Академию наук СССР (академик Иоффе) возобновить работу по исследованию осуществимости использования атомной энергии путем расщепления ядра урана, применения ее в военных целях и создания урановой бомбы.

<...>

2. Академии наук УССР (академик Богомолец) организовать под руководством профессора Ланге разработку проекта лаборатории установки для выделения урана-235 методом центрифугирования и к 20 октября 1942 года сдать технический проект казанскому заводу «Серп и Молот» Наркомата тяжелого машиностроения.

3. Народному комиссариату тяжелого машиностроения (тов. Казаков) изготовить на казанском заводе подъемно-транспортного машиностроения «Серп и Молот» для Академии наук СССР к 1 января 1943 года лабораторные установки центрифуг по проекту и под руководством профессора Ланге, разрабатываемых в Академии наук УССР.

4. <...> Передать к 1 ноября 1942 года Академии наук СССР 1 грамм радия для приготовления постоянного источника нейтронов и 30 граммов платины для изготовления в лаборатории установочной центрифуги. <...>

6. Народному комиссариату внешней торговли (тов. Микоян) закупить за границей по заявкам Академии наук СССР для лаборатории атомного ядра аппаратуру и химикалии на 30 тыс. рублей.

7. Главному управлению гражданского воздушного флота (тов. Астахов) обеспечить к 1–5 октября 1942 года доставку самолетом в Казань из Ленинграда принадлежащей Физико-техническому институту Академии наук СССР 20 килограммов урана и 200 килограммов аппаратуры для физических исследований.

8. Совнаркому Татарской АССР (тов. Гафиатуллин) предоставить с 15 октября 1942 года Академии наук СССР (г. Казань) помещение площадью 500 квадратных метров для размещения лаборатории атомного ядра и жилую площадь для 10 научных работников.

Председатель Государственного Комитета Обороны СССР                       И. Сталин

Из протокола заседания Совета народных комиссаров ТАССР №36

29 сентября 1942 года

СЛУШАЛИ:

<...>

17. О Директиве товарища Сталина от 28 сентября 1942 года о предоставлении 500 квадратных метров помещения под спецлабораторию.

ПОСТАНОВИЛИ:

Принять к исполнению <...> предоставить помещения, предоставить квартиры. <...>

Председатель Совнаркома ТАССР               С. Гафиатуллин

Управделами                      Брискин

Руководителем тех самых 10 научных работников лаборатории стал Игорь Курчатов. В 1943 году атомный проект переехал из Казани, примерно в это же время меняет свое место дислокации и премьер Татарской республики.

«НА ШТУРМ ЦЕЛИНЫ!»

В 1943 году председателя Совета народных комиссаров Татарской АССР Гафиатуллина направляют в Москву, где он становится слушателем Высшей школы партийных организаторов при ЦК ВКП(б). По их окончании начинаются «казахские будни» экс-премьера ТАССР. В 1945–1946 годах он работает народным комиссаром / министром зерновых и животноводческих совхозов Казахской ССР, с 1946 по 1952 год возглавляет поочередно исполнительные комитеты Восточно-Казахстанской и Западно-Казахстанской областей, далее – дела сельского и колхозного строительства при Совете министров Казахстана, материально-техническое снабжение совхозов союзной республики.

Затем стартовала целинная эпопея, в которой Гафиатуллин сыграл характерную для него – несколько необычную – роль. С министерских постов он ринулся... в председатели совхоза! Правда, совхоза не совсем обычного – первого целинного совхоза в Акмолинском районе (сегодня – Целиноградский район Казахстана – прим. ред.). Район окружает столицу страны Астану, бывшими названиями которой были Акмолинск, Целиноград и Акмола. Там он проработал четыре года – с 1954-го по 1958-й.

«Горячий отклик в сердцах миллионов советских людей нашли решения февральско-мартовского пленума ЦК КПСС (1954), когда с трибуны прозвучало слово „целина“ и мгновенно разошлось по всей территории Советского Союза, – читаем на сайте госархива Акмолинской области Казахстана. – Как только в печати и по радио были опубликованы сообщения о планах наступления на целинные и залежные земли, в комитеты комсомола, партийные и советские органы начали поступать заявления от молодежи, комсомольцев с просьбой направить их на передний край борьбы – на штурм целины.

Акмолинскому (ныне Целиноградскому) району, как одному из крупнейших в области, отводилась немалая роль в освоении целинных и залежных земель. Предстояло распахать большие степные массивы, в два раза увеличить площади посева зерновых культур, в первую очередь пшеницы.

После мартовского (1954) пленума ЦК КПСС в район поступил 291 трактор, 120 тракторных плугов, 200 комбайнов, 85 сеялок и много других почвообрабатывающих орудий и сельхозмашин различного назначения. Району была поставлена задача организовать пока один совхоз по производству зерна на целинной земле. Учитывая все необходимые условия, особенно наличие водных источников, плодородие почв, будущему совхозу было выбрано место в южной части территории района, на расстоянии 90–100 км от районного центра (г. Акмолинск), на границе с совхозом «Челкарский». Новому хозяйству было присвоено имя Героя Советского Союза, славной дочери казахского народа – Маншук Маметовой. Совхоз имени Маметовой – одно из первых целинных хозяйств, созданных в Акмолинской области. Посланцы из многих братских республик приехали сюда, чтобы растить здесь большой хлеб.

Осенью 1954 года приехал и новый директор совхоза – Сулейман Халилович Гафиатуллин. До начала освоения целинных земель был председателем Западно-Казахстанского облисполкома. Когда же потребовались на целине не только механизаторы, но и умелые организаторы, специалисты-агрономы, он был назначен директором нового, единственного в Акмолинском районе, целинного хозяйства. <...> Гафиатуллин проработал в совхозе первые, самые трудные пять лет, а затем по состоянию здоровья был вынужден уехать в Алма-Ату. И все, кому довелось работать с этим человеком, отзываются о нем с теплотой и любовью».

«Гафиатуллин – это человек в истории республики известный, он в Казахстане потом много работал, – завершает о нем рассказ профессор истории Султанбеков. – Мне о нем его сестра рассказывала. Из всех его качеств она выделила главное – он был очень добрым человеком...»

Подготовил Михаил Бирин

Сулейман Халилович Гафиатуллин (1905–1983) – председатель Совета народных комиссаров Татарской АССР с 1940 по 1943 год.
Родился в 1905 году в городе Чистополе Чистопольского уезда Казанской губернии.

1922 – окончание учебы в педагогическом техникуме (Екатеринбург).
1922–1930 – пожарный инструктор Арского кантона в Чистопольской городской пожарной команде, старший инспектор управления пожарной охраны (Казань), начальник пожарной охраны завода №124 (Казань).
1930 – вступление в ВКП(б), партийная работа в различных должностях в парторганизациях Казани.
1938 – секретарь Ленинского райкома ВКП(б) Казани.
1939 – секретарь Татарского обкома ВКП(б) по кадрам.
1940–1943 – председатель Совета народных комиссаров Татарской АССР.
1943–1945 – слушатель Высшей школы партийных организаторов при ЦК ВКП(б).
1945–1946 – народный комиссар / министр зерновых и животноводческих совхозов Казахской ССР.
1946–1948 – председатель исполнительного комитета Восточно-Казахстанской области.
1948–1952 – председатель исполнительного комитета Западно-Казахстанской области.
1952–1953 – начальник главного управления по делам сельского и колхозного строительства при Совете министров Казахской ССР.
1953–1954 – начальник главного управления материально-технического снабжения министерства совхозов Казахской ССР.
1954–1958 – директор совхоза им. Маметовой (Казахская ССР).
1959–1961 – заместитель начальника главного управления по строительству совхозов и машинно-тракторных станций министерства совхозов Казахской ССР.
В 1961 году вышел на пенсию. Умер 1 мая 1983 года.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.07.2018 09:29

    Интересная жизнь, интересная судьба.

  • Анонимно
    14.07.2018 13:00

    о последних года скомкано...где похоронен, есть ли к Казани памятные знаки его имени....

  • Анонимно
    14.07.2018 22:49

    Организовал размещение в Чистополе эвакуированного из Москвы осенью 1941 года 2-го московского часового завода, (№835 народного коммисариата минометного вооружения), перевозку более чем на 2000 тысяч подводах -180 вагонов оборудования и около 600 москвичей по льду через Каму зимой 1941-1942 гг .Не знали что он чистополец.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль