Общество 
19.07.2018

Владелец «Галереи вин»: «Это топ-менеджер, не пешка. Ему давали команду сверху»

Суд допросил свидетеля, который якобы передал деньги поджигателям авто Якова Цейнштейна, а потом поручился за его кредит на 300 миллионов

«Есть четыре человека, но на самом деле больше должно быть подсудимых», — заявила адвокат владельца «Галереи вин» Якова Цейнштейна, чью машину сожгли якобы из-за долгов перед Татсоцбанком. Защитник главного юриста ТСБ Артема Ильдеяркина Владимир Гусев в суде попросил лишить Цейнштейна статуса потерпевшего, поскольку владелец автомобиля уже с лихвой получил компенсацию ущерба, а потерпевшие по делу объявили, что ТСБ задним числом тайком заключал договоры поручительства по кредитам «Галереи вин».

Рузель Гиниятуллин (слева) и Дамир Хисматуллин Рузель Гиниятуллин (слева) и Дамир Хисматуллин

ТРОЕ НА «ВОЛЕ», НЕ СЧИТАЯ КОТОВА

Судебные разбирательства по делу о поджоге автомобиля гендиректора и учредителя «Галереи вин» Якова Цейнштейна в Вахитовском суде проходят с заметными затруднениями. Нередко судебное следствие меняет русло, так случилось и накануне. На допрос вызвали сотрудника залогового отдела АО «Татсоцбанк» Михаила Перфилова. По первой версии следствия, он вместе с начальником правового управления банка Артемом Ильдеяркиным выступил заказчиком дерзкого поджога автомобиля Volkswagen Tiguan. Задержали обоих 4 апреля, но если Ильдеяркин остался сидеть на скамье подсудимых, то Перфилова быстро реабилитировали, и теперь по делу он проходит как свидетель — в этом качестве он и был приглашен на допрос. 

Первым в Вахитовский суд в сопровождении адвоката явился Рузель Гиниятуллин, которого якобы и подрядил Ильдеяркин поджечь авто Цейнштейна. Подсудимый, находящийся пока под домашним арестом, выглядел несколько растерянным и взволнованным в коридоре суда, хотя, казалось бы, обстановка для него не блистала новизной — ранее он уже был осужден за убийство. Но Гиниятуллин выдавал свое волнение — нервно ходил из стороны в стороны и даже не пытался присесть.

Следом за ним в суд пришел его предполагаемый подельник — Дамир Хисматуллин. По версии следствия, Гиниятуллин по заказу Ильдеяркина сжигал автомобиль Цейнштейна в роковую ночь на 19 января не один, а в компании нескольких друзей — Хисматуллина и Михаила Котова. Последнего сегодня доставили на судебное заседание под конвоем сотрудников ФСИН. Котов — единственный из четырех подсудимых, кто пребывает в стенах следственного изолятора. Все остальные находятся под домашним арестом, за исключением самого Ильдеяркина — того в мае по ходатайству следователя УВД отпустили под подписку о невыезде. Котов был подавлен. Проходя по коридору в наручниках, он в молчании пристально всматривался в лица каждого из фигурантов дела.

Михаил Перфилов Михаил Перфилов

К началу процесса все были в сборе. Чуть позже своего адвоката Владимира Гусева подошел и сам Ильдеяркин, который, как и всегда, оделся подчеркнуто в деловом стиле: рубашка, брюки, пиджак. Особняком от компании подсудимых в коридоре держался только Перфилов, который всем своим видом демонстрировал, что иметь ничего общего с прежними подельниками не намерен. Свидетель нервно ходил из стороны в сторону, поглядывая на дверь зала судебных заседания и ожидая приглашения от судьи.

«КАК ЧЕЛОВЕК, НЕ ЗНАЮЩИЙ СВОЕГО ДОВЕРИТЕЛЯ, 10 ТЫСЯЧАМИ ПОРУЧИЛСЯ ПРАКТИЧЕСКИ ЗА 300 МИЛЛИОНОВ?»

«С кем вы были ранее знакомы?» — приступила судья Галимова к допросу Перфилова. Тот чуть съежился и задумчиво оглядел зал. Его внимательный взгляд остановился лишь на Ильдеяркине. «Давно-давно встречались раньше. Несколько раз пересекались по работе, давно, года четыре-пять назад, наверное», — подтвердил Перфилов свое знакомство с одним из главных фигурантов дела, отметив, что никакой неприязни он к нему не испытывает и оснований для оговора у него нет.

Артем Ильдеяркин (слева) Артем Ильдеяркин (слева)

Судья попросила Перфилова рассказать все, что ему известно по данному уголовному делу, и банковский клерк рассказал. Из его слов выходило, что Ильдеяркин ни с того ни с сего попросил его 19 января передать деньги «некоему Рузелю». Перфилов согласился, даже не задавшись вопросом, за что были переданы деньги.

— Я подумал, что это долг. Я периодически и сам спрашиваю. Не заострил на этом внимания, — пояснил свидетель. Встретились они с Гиниятуллиным в этот же день на парковке, где банковский клерк передал поджигателю 20 тыс. рублей. В этом, по словам Перфилова, и заключалось все его участие в этой истории. При этом он не стал исключать, что раньше был знаком с Гиниятуллиным, мол, лицо знакомое, а откуда — не помнит. В любом случае ни Перфилов, ни Гиниятуллин в момент передачи «гонорара» за поджог авто, друг в друге старых знакомых не признали. Однако Перфилов направил в СИЗО Гиниятуллину свою сожительницу с посылкой из продуктов — странная забота о человеке, лица которого он не может вспомнить.

Перфилов упомянул и о том, что ему было известно о юридическом споре вокруг Татсоцбанка и «Галереи вин», — «идут процессы между банком и заемщиком». По одному из таких процессов Перфилов даже выезжал в «Галерею вин» на Абсалямова, чтобы провести ревизию расчета товаров и остатков. А об истории с поджогом Перфилов, по его словам, узнал из интернета или кто-то в банке распустил такой слух. Когда речь зашла о самом поджоге автомобиля, свидетель вспотел, хотя в зале исправно работал кондиционер. Волнение также проявилось в его голосе. 

— Часто к вам Ильдеяркин или другие сотрудники банка обращались с просьбами передать кому-то денежные средства? — вступила в допрос свидетеля адвокат Юлия Орешникова, представляющая в суде интересы Цейнштейна, проходящего по делу потерпевшим. 

— Нет. Мы с Ильдеяркиным просто очень давно дружим, — отвечал Перфилов. — Я и сам также занимал деньги, и в этом ничего такого плохого не увидел. С другими сотрудниками банка мы так не общаемся. Ну, бывает, занимают тоже...

— Как давно вы с Ильдеяркиным общаетесь?

— Лет 7 точно. Это больше рабочие отношения, — заявил Перфилов, вначале утверждавший, что знает коллегу из правового отдела только поверхностно.

— Вы знаете потерпевшего Цейнштейна?

— Ну, да. Вот рядом сидит.

— В связи с чем вы его знаете?

— Визуально я его видел неоднократно.

— Какие у вас с ним взаимоотношения?

Владимир Гусев (справа) Владимир Гусев (справа)

— Никаких.

— Тогда объясните, в связи с чем вы заключили договор поручительства 24 июля 2017 года? — неожиданно для сидящих в зале сделала выпад Орешникова, держа в руках огромную кипу бумаг.

— Уважаемый суд, это к данному делу не имеет никакого отношения, — оборвал Перфилов, отказываясь отвечать на вопрос.

Судья попросила пояснить защитника Цейнштейна, почему та при разборе уголовного дела заговорила о договоре поручительства, подпадающем под гражданские правоотношения.

— Он сказал, что никаких отношений с моим доверителем не имеет. А что касается «Галереи вин», то он знает, что идут какие-то судебные тяжбы между банком и «Галереей вин». Тем самым он вводит в заблуждение суд! Есть договор поручительства между Татсоцбанком и свидетелем. Мы просим этот договор приобщить, — пояснила Орешникова. — И говорим, что данный свидетель поручился 10 тысячами за сумму кредита около 300 миллионов, и договор был заключен именно по поводу «Галереи вин». С какой целью был заключен данный договор, что человек, не знающий своего доверителя, 10 тысячами поручился практически за 300 миллионов?

Но судья Галимова, несмотря на объяснения, все равно допрашивала адвоката — мол, какое отношение имеет этот документ к делу о поджоге?

— Это тот пазл, который нужен делу, — заговорил сам Цейнштейн. Но с этим были не согласны остальные участники процесса, и суд решил копию поручительства все-таки не приобщать к материалам дела, а адвоката просил в допросе Перфилова держаться строгих рамок уголовного судопроизводства. Правда, других вопросов у защиты потерпевшего к свидетелю не возникло. Зато гособвинитель поинтересовался у Перфилова, известно ли ему что-то о давлении на Цейнштейна со стороны Ильдеяркина или других представителей Татсоцбанка.

— Я как во время следственных допросов говорил, что я никакого... Вот этих вещей я не знаю. Я еще тогда говорил, что здесь не нужно односторонне смотреть, — несколько скомканно ответил свидетель, добавив уже определеннее в конце. — Они люди грамотные, такими вещами не занимаются. 

Артур Ахмадуллин (последний выходящий из дверей) Артур Ахмадуллин (последний выходящий из дверей)

«ВСЕ-ТАКИ ЭТО ТОП-МЕНЕДЖЕР, НЕ ПЕШКА. ЕСТЕСТВЕННО, ЕМУ ДАВАЛИ КОМАНДУ СВЕРХУ!»

И тут в деле произошел еще один поворот. Встал адвокат Гусев и попросил суд рассмотреть его ходатайство об исключении Цейнштейна и Артура Ахмадуллина из дела в качестве потерпевших. Ахмадуллин — это помощник Цейнштейна, на которого был оформлен сожженный Volkswagen Tiguan. Ущерб составил, напомним, 700 тыс. рублей. Главный довод защитника Ильдеяркина заключался в том, что ни у того, ни у другого якобы нет оснований считать себя потерпевшими. По словам Гусева, Цейнштейн просит возместить лишь моральный ущерб, который ст. 167 УК РФ не предусмотрен, и опять-таки это больше по «гражданке», а не по «уголовке». Ахмадуллину же, по мнению адвоката, весь ущерб уже возместил по страховке «СОГАЗ» — около 1,4 млн рублей, что и так в 2 раза превышает нанесенный материальный ущерб от сгоревшего авто.

Потерпевшие ходатайство об исключении их из дела ожидаемо восприняли негативно. Но судья не спешила удовлетворять просьбу Гусева и объявила перерыв до 24 июля.

Выйдя из зала, корреспондент «БИЗНЕС Online» поинтересовался у защитницы Цейнштейна и у него самого, к чему был упомянут сегодня в суде договор поручительства Перфилова. Отойдя чуть в сторону от фигурантов, собеседники дали развернутые ответы на этот вопрос. По словам Орешниковой, изначально все подсудимые в своих показаниях, кроме Ильдеяркина, утверждали, что совершили поджог исходя из хулиганских мотивов. Мол, Цейнштейн кого-то подрезал на дороге и ему решили отомстить. Но потом свои показания они изменили, указывая на сотрудника банка Ильдеяркина как на заказчика поджога. «Мы говорим, что Ильдеяркин — это также пешка в этой истории. На самом деле связь тянется к руководству банка, не просто к начальнику юридического отдела. Мы говорим о Перфилове как об участнике всей этой ситуации, которая сложилась на протяжении нескольких лет. Есть договор поручительства, который заключили летом 2017 года, где Перфилов, совершенно не знакомый человек Цейнштейну, а он сегодня это и подтвердил, поручился 10 тысячами за сумму около 300 миллионов. Этот вопрос нам непонятен. На каком основании он это сделал?» — задалась вопросом Орешникова. Тут в разговор вступил сам Цейнштейн, многозначительно добавив: «Мы-то понимаем теперь, зачем он так сделал...»

Ранее владелец «Галереи вин» высказывал версию, что поручительство размером в 10 тысяч рублей за кредит в 300 млн рублей могло понадобиться для изменения подсудности его спора с Татсоцбанком (дело рассмотрел Ново-Савиновский районный суд, по месту жительства Перфилова).

— И вот вам прямая связь, что это не простое хулиганство, не просто Ильдеяркин решил: «Ай дай, подожгу эту машину...» — а именно то, что и ему было дано такое указание, как и Перфилову дается указание участвовать и в этих действиях, и в заключении договора поручительства, — отметила адвокат.

— Это все организовано. Все-таки это топ-менеджер, не пешка, а все-таки руководитель юридического отдела. Естественно, ему давали команду сверху, — подхватил владелец «Галереи вин». По словам потерпевших, смысл ходатайства в том, что они намерены показать, что речь идет не просто о поджоге авто, но и связи этого инцидента с руководством Татсоцбанка.

Как пояснила Орешникова, адвокат Гусев и сам перед началом судебного процесса просил вернуть дело в прокуратуру, так как был не согласен с полнотой собранных следствием фактов. «Мы в этой части его ходатайство поддержали, но следствие оценку не дает. Судья нам тоже сегодня дала понять, что она этой взаимосвязью не собирается заниматься, ее интересует только поджог. И вот есть четыре человека. Но на самом деле больше должно быть подсудимых. Они просто исполнители. Преступление до конца не раскрыто, и ни суд, ни следствие до конца не раскрывает его», — продолжила Орешникова. По ее словам, сейчас им остается только подавать жалобы на ход судебного разбирательства.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
19.07.2018 11:49

Что за адвокат, который просит исключить потерпевших из дела, в связи с возмещением имуществанного ущерба? В Татарии все адвокаты такие?

  • Анонимно
    19.07.2018 08:18

    эх, Яков...

  • Анонимно
    19.07.2018 09:47

    Сколько людей отвлечено на пустяковую передрягу....цена вопроса то копеечная...Цейнштейны не любят платить по долгам...

  • Анонимно
    19.07.2018 10:03

    судья права. цейнштейн со своей адвокатшей пытаются раздуть какой-то пузырь. деньги в 2 раза больше по страховке получили. добились банкротства. сейчас чего хотят?

  • Анонимно
    19.07.2018 11:44

    Кредит в любом случае придётся оплачивать. Если бы он аграрием то тогда можно было через дотации и мин.сельхоз попробывать закрыть вопрос а здесь продавец "алкашки". Товар не портиться и цены растут.
    Наверное он проиграл деньги в нелегальных казино...люди торгующие алкоголем в принцыпе очень состоятельные и сор из избы не выносят

  • Анонимно
    19.07.2018 11:49

    Что за адвокат, который просит исключить потерпевших из дела, в связи с возмещением имуществанного ущерба? В Татарии все адвокаты такие?

  • Анонимно
    19.07.2018 12:15

    Надо звать Лизу. Без неё никак.

    • Анонимно
      19.07.2018 14:43

      Спасибо Вам! Я всё вспомнить не мог, где светилась фамилия этого "помощника", теперь понял, это же "друг" Песковой) Хорошую команду Яша собрал)

  • Анонимно
    19.07.2018 12:22

    Эххх, в этой истории один кидала кинул другую контору с хозяевами, у которых неоднозначная репутация. Прям никого не жалко.

  • Анонимно
    19.07.2018 16:24

    Нормальный банк! Главный юрист-уголовник и поджигатель машин. Не хотелось бы быть их клиентом.

  • Анонимно
    20.07.2018 09:49

    Надеюсь что правосудие будет не предвзятым. дело о поджоге это не пустяк. Сейас сотни бандюганов ждут, Если за поджог будет незначительное наказание пешкам, то значит можно будет жечь машины бизнесменам при вымогательстве денег. И уже не важно будет прав или не прав. Пришел, потребовал, поджег машину или дверь, все это называется вымогательство. Хотите возврата рэкета? ну тогда сидите и злорадствуйте. Хотите правосудия, т поддержите Цейнштейна. Суть в том что кредитные отношения и вымогательсво это разные вещи.
    Банкиры такие же предприниматели. Не должны они быть над законом. Не должны они превращаться в рэкетиров

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль