Культура 
3.08.2018

«В Казани родился второй храм мировых религий»: куда течет «Река времен» Скобеевых?

На открытии выставки известных художников говорили о Рерихе и глубинном реализме

В галерее «Хазинэ» открылась выставка казанских художников Валерия и Виталия Скобеевых. Ее приурочили к юбилеям: отцу исполнилось 80 лет, а сыну — 50. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывала на открытии и узнала, почему Скобеева-младшего называют вторым храмом всех религий, а старшего — настоящим татарским художником, а также какая картина висела у всех строителей КАМАЗа.

В галерее «Хазинэ» открылась выставка казанских художников Валерия и Виталия Скобеевых. Ее приурочили к юбилеям – отцу исполнилось 80 лет, а сыну – 50 В галерее «Хазинэ» открылась выставка казанских художников Валерия и Виталия Скобеевых. Ее приурочили к юбилеям: отцу исполнилось 80 лет, а сыну — 50

«ХОДИШЬ ПО ЗАЛАМ — И КАЖЕТСЯ, ЧТО ВЕСЬ МИР ОБЪЕЗЖАЕШЬ»

«Спасибо всем, кто пришел в такую жару посмотреть на наше творчество», — эти слова Виталия Скобеева на открытии выставки «Река времен» звучали очень актуально: за окном вчера было плюс 30. Однако в залах галереи «Хазинэ», несмотря на отсутствие кондиционера, не обращали на это внимание: все были поглощены совместной выставкой художников — отца и сына. В двух залах расположились реалистические произведения Валерия Николаевича, в трех других — картины Виталия Валерьевича, в творчестве которого находят и космизм, и символизм, и постмодернизм. Выставка оказалась рядом с залом иконописи — многие гости заходили в него, думая, что это продолжение экспозиции. Глядя на некоторые полотна Скобеева-сына, убеждаешься, что связь тут есть.

«В Казани жил и творил великолепный художник Ильдар Ханов, создавший Храм мировых религий. Меня очень беспокоит сегодня этот феномен — нигде в мире такого нет, чтобы все религии были представлены в одном храме. Я удивилась, что у Виталия — такой же храм религий. Он сумел объединить в себе философские воззрения и создать какой-то симбиоз. Когда ты ходишь по этим залам, кажется, что ты весь мир объезжаешь, все философии, все религии постигаешь! И ты становишься мудрым, щедрым, красивым душой. Я счастлива, что в Казани родился второй храм мировых религий», — взволнованно говорит искусствовед Розалия Шагеева.

Говоря о творчестве Валерия Скобеева, подчеркивают, что во времена соцреализма он обладал индивидуальным стилем Говоря о творчестве Валерия Скобеева, подчеркивают, что во времена соцреализма он обладал индивидуальным стилем

Если, говоря о творчестве Валерия Скобеева, подчеркивают, что во времена соцреализма он обладал индивидуальным стилем, то у Виталия все замечают синтез — не только религий, но и стиля других художников. Шагеева отмечает, что он сумел синтезировать все потоки искусства: «Там и Климт, и ренессанс, и Леонардо да Винчи, и импрессионисты». В этой связи возникает закономерный вопрос копирования и подражания. Гостья выставки, художница Ирина Ионова, в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» замечает: «Если художник ни у кого не учится, ни на кого не старается походить, то он не может и на себя походить, себя выразить. Через это познание других художников, через набор средств, приемов, которые у него в душе отшлифовались, он представляет свое видение». Действительно, у каждой из работ Скобеева — свой узнаваемый почерк, который чувствуется и в серии портретов ученых — Альберта Эйнштейна, Константина Циолковского, и в картинах на мифологические темы, и в религиозных сюжетах.

При всех различиях стилей и изобразительных средств зрители отмечают, что творчество отца и сына многое объединяет. «Он не порывает с реализмом, в каком-то смысле он везде присутствует. Лицо человека символично сложно изобразить, это выглядит очень этюдно», — считает Ионова. «Это разные эпохи, разные мировоззрения, профессиональные склонности. Есть одно существенное — внутренняя культура, благородство и любовь к жизни, ко всему, что их окружает», — говорит народный художник РТ Виктор Аршинов.                                                                                                       

При всей разности стилей и изобразительных средств зрители отмечают, что творчество отца и сына многое объединяет При всех различиях стилей и изобразительных средств зрители отмечают, что творчество отца и сына многое объединяет

«НАШЕ ЯБЛОКО НЕ С КАКИМ-ТО ЧЕРВЯЧКОМ, МОЛОДОЕ, ЗДОРОВОЕ»

Валерий Николаевич Скобеев родился в 1938 году в поселке Измайловка Ульяновской области. Закончил Казанское художественное училище, Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, а в 1970 году вернулся в Казань. «Вот моя первая картина, — показывает Скобеев корреспонденту „БИЗНЕС Online“ на полотно „Дорога“, которое вначале видят посетители выставки. — Она сделана для Академии художеств, потому что я на отлично ее закончил и с отличниками имели договоры, я для них написал. До них не дошла эта картина, а с экспозиции они взяли другую — „У памятника Джалилю“. Выставка была всесоюзная, а потом эта картина попала на международную выставку стран народной демократии». Позже его любовь к людям труда отметят и на правительственном уровне: за серию картин «Молодежь в труде» он будет награжден премией комсомола Татарии им. Мусы Джалиля. Дальше — заслуженный деятель искусств РТ, народный художник РТ, заслуженный художник РФ...

«Мы находимся в зале художника, который представляет не только изобразительное искусство нашей республики, это художник эпохи — советской, эпохи нашего реализма, не в том понимании, как это выглядит последние 20 лет. Это профессиональный, а не любительский реализм. Я смотрю на лица многих людей здесь — мы с вами прожили эту эпоху и, когда смотрим на картину, знаем, о чем она написана, в какое время, и год не надо смотреть. Когда строился „Белый Город“ — КАМАЗ, из каждого окна общежития слышался голос Высоцкого, а, когда мы заходили внутрь, на стене в каждой комнате — „Чайки над Камой“ Скобеева. Потому что каждый строитель КАМАЗа думал, что он там написан», — говорит Аршинов. И не случайно именно «Чаек над Камой» упоминают сегодня чаще всего — это визитная карточка старшего Скобеева, стабильно попадающая в подборки картин, по которым можно изучать историю СССР.  Ее вспоминает и поэт Роберт Миннуллин, который называет Скобеева «настоящим татарским художником»: «„Чайки над Камой“ для меня как поэта — прекрасный ориентир для творчества. Он настоящий татарский художник, он так долго служил духовному развитию нашего народа».

Поэт Роберт Миннуллин называет Скобеева «настоящим татарским художником» Поэт Роберт Миннуллин называет Скобеева «настоящим татарским художником»

Говоря о младшем Скобееве, Аршинов отмечает, что то самое яблоко, которое падает недалеко от яблони, «хорошо выглядит, не с каким-то червячком, молодое, здоровое, жизнерадостное, прекрасное». Сам отец называет его своим лучшим произведением: «Со своим пониманием мира современного, космологического. Очень рад, что в своем творчестве он не копирует меня, и стандартная фраза „еще один Скобеев“ — это не про нас!» Сын, как и отец, закончил Казанское художественное училище, а затем выбрал свой путь: обратился к творчеству на грани смешения жанров — реализма, символизма, модерна и экспрессионизма. Все его персональные выставки стала объединять тема поиска смысла жизни и осознания своего места в пространстве мироздания, которая способна стать новой философией. «Планета Земля — это часть космоса. И естественно, мы живем в полной связи с космосом — это и энергообмен, и планеты на нас очень влияют, мы рождаемся под каким-то знаком зодиака. Мы почти полностью находимся под влиянием космоса. Я двигался в области расширения сознания, знания стали преобразующей силой и привели меня к космизму», — объясняет Скобеев корреспонденту «БИЗНЕС Online» выбор своего творческого пути.

Не зря его сравнивают с Николаем Рерихом — на их связь обратила внимание и председатель казанского общества Рерихов Наиля Абдульманова: «Несколько дней назад я вернулась с Алтая, с конференции по русскому космизму. Когда я пришла на выставку, которая проходила в городе, где есть музей Рериха, мне сказали: „У нас тут есть две работы казанского художника Виталия Скобеева“. Я очень удивилась и обрадовалась. Виталий чувствует будущее и настоящее, эти космические пространства и энергии, тонкие миры, и это все предлагает нам, чтобы мы тоже присматривались, удивлялись всем изменениям».

У Виталия Скобеева все замечают синтез – не только религий, но и стиля других художников У Виталия Скобеева все замечают синтез — не только религий, но и стиля других художников

«Я сегодня нахожусь в двух прекрасных мирах — реалистическом и метафизическом. Произведения Валерия Николаевича — это такой глубинный реализм, как зрачок человека. Бездонный, втягивающий в себя, как омут лесного озера, тянет, тянет в себя, чтобы узнать, что там внутри, что находится, может, душа чья-то. Две метафоры — реалистическая и метафизическая — просто поражают. Вроде бы контрастные миры, контрастные картины мира, в то же время они вытекают друг из друга. Этот втягивает в глубины реализма, настоящие сущности вещей и явлений, а Виталий Валерьевич, наоборот, пытается объяснить необъяснимое доступными изобразительными средствами. Два художника создали две картины мира, и эти картины мира объединяются не только в залах, но и в душах зрителей», — говорит давний друг семьи Скобеевых, поэт Ренат Харис.

И он прав: к художникам выстраивается очередь из желающих поздравить, обнять, подписать книгу, у их картин подолгу задерживаются, изучают, обсуждают. И возраст не становится помехой — студентки Ярослава и Ангелина в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» называют картины Скобеева-сына сложными, которые оставляют послевкусие, их хочется рассматривать часами. Полотна Скобеева-отца напоминают им школьные уроки литературы: «Настроение лирики Есенина передается в картине». Некоторые работы они готовы повесить и у себя дома.

К художникам выстраивается очередь из желающих поздравить, обнять, подписать книгу, у их картин подолгу задерживаются, изучают, обсуждают К художникам выстраивается очередь из желающих поздравить, обнять, подписать книгу, у их картин подолгу задерживаются, изучают, обсуждают

ЕЩЕ ОДИН ИЗ РОДА СКОБЕЕВЫХ

«Я чувствую некоторое стеснение, потому что здесь надо много говорить, — признается Валерий Николаевич корреспонденту „БИЗНЕС Online“, — о своем творчестве, о времени, в котором ты живешь, это все трудно. Художник имеет право молчать, а не рисовать не имеет права. Выступать и говорить — не каждому суждено». Скобеев-старший лукавит: и в 80 лет он говорит сильно и ярко, уверенно выражая свою точку зрения.

«Я своей задачей ставил показать красоту и добро. Вот красота и добро — это мое оружие, мои критерии выбора изображения. Я люблю людей труда. Современное искусство требует стопроцентной свободы, и вот этого я... Нельзя художнику быть свободным от любви к народу, доброты, ответственности за культурный уровень. Как можно быть от этого свободным? Он обязан своим творчеством это выражать. Цель должна быть понятна всем, а свобода — не совсем ясно для чего. Чем больше мы желаем добра друг другу, чем больше мы любим друг друга, тем красивее вокруг становится, и для жизни это просто необходимо. Когда люди нервные, злые, беспокойные, то быстро заболевают. Я не считаю себя свободным: на мне всегда долг, чтобы человек, глядя на мою картину, делал выводы, что является главным и на чем все держится. Должен быть нравственный посыл», — считает Скобеев.

Картины Скобеева-сына оставляют послевкусие, которые хочется рассматривать часами Картины Скобеева-сына оставляют послевкусие, их хочется рассматривать часами

Корреспондент «БИЗНЕС Online» поинтересовалась его мнением о таких художниках, как Бэнкси, в творчестве которого есть и четкая идея, и протест, и стремление изменить мир. «Значит, такие художники несвободны, — рассуждает Скобеев, — они несут на себе ответственность за что-то. Вопрос такой: должно ли добро быть с кулаками? Я к этому отношусь не очень хорошо. Со временем будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Мало того что империей зла тебя могут обвинить, раз ты с кулаками. Я считаю, что добро должно не бороться, не драться, а вытеснять зло своим количеством». И размеры выставки в «Хазинэ» вполне этому способствуют.

Представитель следующего поколения Скобеевых Александр работает в Москве и продолжает династию — он тоже художник, но изобразительным искусством не ограничивается: играл на ударных в составе Moscow Scratch Orchestra, ставил музыку на выставке фотохудожника Евгения Канаева в «Углу» и рассказывал о Казани порталу The Village. В августе он будет участвовать в тотальном смотре современного искусства «Здесь и сейчас!», где с группой авангардистских музыкантов «создаст звуковую среду». В чем-то эта творческая семья похожа на героев их картин — это люди труда, которые никогда не останавливаются в поисках чего-то важного, главного, непознанного. Глядя на них, хочется верить, что добро когда-нибудь все-таки вытеснит зло, а вдохновленных людей станет больше.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.08.2018 08:57

    Ушла наука осталась одна идеология, важно чтобы идеология не заменила мастерство , или так, мастерство современных художников и композиторов показывает на сколько наука превратилась в идеологию, наука не идеологична , а если стала таковой то там и конец науки и рождается или капитализм пытающийся натянуть на себя человеческое лицо ,или коммунизм не имеющий под собой твердого основания и лишающий человека уверенности и надежды. Модное исскувство временно а Рембрандт всегда будет.

  • Анонимно
    3.08.2018 09:08

    Хорошо что не смотря на век искуственного интелекта есть ещё творческие люди , философы выражающие мысль цветом и звуком.

  • Анонимно
    3.08.2018 14:31

    Отличная выставка. Оба мастера, хотя и разные. Казанец

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen