Общество 
8.02.2019

Лилия Нурмухаметова: «Челны – очень танцующий город, но все педагоги уже где-то работают»

Бессменный руководитель танцевальной школы «Бисеринки» о том, где искать хореографов и как заманить мальчиков в танцы

Лауреат 220 фестивалей и конкурсов ансамбль танца Лилии Нурмухаметовой — не просто добротный детский коллектив, но одно из тех уникальных явлений, которые являются «визитной карточкой» города. А главный корифей — один из тех немногих руководителей, кто буквально из всего способен создать талантливую, трогательную и добрую танцевальную постановку. Сегодня коллективу исполняется четверть века.

Лилия Нурмухаметова: «Планку мы держим высоко, необходимо соответствовать, много работать» Лилия Нурмухаметова: «Планку мы держим высоко, необходимо соответствовать, много работать»

«ДА, Я НЕ СТАЛА ТАНЦОРОМ, НО СМОГЛА ЧЕТКО ВЫСТРОИТЬ РАБОТУ В СВОЕЙ ШКОЛЕ»

— Лилия Эдуардовна, уже четверть века Челны богаты детской хореографической школой под вашим руководством. Расскажите, как вы стали известными во всей России «Бисеринками».

— Впервые наш коллектив вышел на сцену в 1994-м, а в следующем году мы уже выступили в продюсерской студии «Утренняя звезда» Юрия Николаева. Правда, отправились мы туда просто как подготовительная группа школы искусств. У нас в то время даже не было названия. Есть легенда, что именно Николаев придумал название танцевальному коллективу. Когда он впервые увидел выступление, с восхищением сказал: «Они рассыпались как бисеринки по сцене». С тех пор мы и стали называться «Бисеринками».

— Насколько нам известно, первый мэр Челнов Рафгат Алтынбаев имел непосредственное отношение к появлению хореографической школы?

— Совсем недавно мы были приглашены на его 70-летие, станцевали в его честь, это была наша поздравительная открытка. Рафгат Закиевич первый заметил во мне организаторские способности. До сих пор помню его добрые слова в мой адрес: «Вы человек, который воспитывает детство в нашем городе!» Они стали ключевой нитью в моей жизни.

«Я всегда мечтала создать свою танцевальную школу и уверенно шла к этому» «Я всегда мечтала создать свою танцевальную школу и уверенно шла к этому»

— А как вы сами пришли в хореографию?

— Мой отец был военным, и поэтому я росла в строгости. С первого класса меня привели учиться хореографии в танцевальную школу. И тогда я искренне полюбила танцы. Не помню своего первого школьного учителя по математике, русскому языку, а по хореографии Тамару Павловну Палочкину очень хорошо помню, как будто это было вчера. В Челны я приехала по распределению ровно 35 лет назад и первые 13 лет работала педагогом в детской школе искусств, которая была первой в нашей республике. Так на базе хореографического отделения школы искусств я создала ансамбль танца. Я всегда мечтала создать свою танцевальную школу и уверенно шла к этому.

— Почему не стали реализовывать себя как танцора, а выбрали преподавательскую деятельность?

— Профессия педагога в то время была престижна и уважаема. Кроме того, мама являлась педагогом. Передо мной была строго определена цель — получить высшее образование. Так, окончив Казанский институт культуры, я стала преподавателем хореографии.

«Мальчики в танцевальной школе на вес золота» «Мальчики в танцевальной школе на вес золота»

«НАШИ МАЛЬЧИКИ, КОГДА УХОДЯТ В АРМИЮ, ИДУТ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО В ТУ ЧАСТЬ, ГДЕ ЕСТЬ АНСАМБЛЬ ТАНЦА»

— Сколько детей обучаются в школе сейчас?

— Около 400 детей в возрасте от 6 до 16 лет, а точнее с 1-го по 9-й класс. Одна из задач программы развития детской хореографической школы направлена на введение профильного обучения для продолжения профессионального образования в средних специальных учебных заведениях искусства и культуры. Наша школа предоставляет возможность учиться в рамках экспериментальной площадки старшеклассникам, которые планируют связать свою жизнь с искусством хореографии. В связи с этим создание экспериментальной площадки предполагает сотрудничество с Казанским хореографическим училищем учащихся старших классов (8–9-е классы) на базе нашей школы. Старшеклассник, получив предпрофессиональное образование по программе (7 лет), продолжает учиться в 8–9-х классах по учебным программа КХУ, одновременно завершая обучение в образовательной школе, где получает аттестат о неполном среднем образовании. Как правило, это престижные образовательные школы города. Это удобно в первую очередь для самого ученика: не надо уходить из общеобразовательной школы после 7-го класса, так как в ссузы принимают после 7-го. И есть время для серьезного определения в выборе будущей профессии. Сроки проведения эксперимента — 2 года. Сегодня учащиеся 9-го класса завершают свое обучение по этой программе. Основные предметы — классический танец, народно-сценический танец, сценическая практика. Пока это еще только эксперимент. Успешное решение поставленных задач предполагает достижение следующих результатов реализации программы: создание модели сетевого взаимодействия и поступление лучших учащихся по результатам обучения в КХУ на специальность «искусство танца».

— Как часто проходят наборы детей в группы?

— Каждый год мы выпускаем и набираем новые группы. В этом году, например, у меня выпустятся 35 детей. Значит, столько же и наберем на следующий учебный год.

«В этом году, например, у меня выпустятся 35 детей. Значит столько же и наберем на следующий учебный год» «В этом году, например, у меня выпустятся 35 детей. Значит, столько же и наберем на следующий учебный год»

— Выпускников вашей школы наверное расхватывают, как горячие пирожки?

— Наших учащихся охотно приглашают в питерскую академию танца Бориса Эйфмана. Стоит отметить, что эта школа бюджетная и она очень котируется. Они построили шикарное здание в виде замка и собирают по крупицам юных талантов со всей России. Воспитанники академии находятся на полном содержании государства и спонсоров, а также получают все необходимые условия для интеллектуального и духовного развития.

— Считается, что заниматься танцами — это дело не мужское, для девчонок…

— Да, мальчики в танцевальной школе на вес золота. У нас в коллективе лишь 30 процентов мальчиков. Обычно как бывает: мальчики с удовольствием приходят заниматься, их приводят мамы. Но, как только у них появляются первые успехи, они получают какие-то награды, так сразу же в образовательный процесс начинают вмешиваться папы, и на этом танцевальная карьера мальчика заканчивается. Отцы считают, что танец для мальчика — это абсолютно несерьезно. Еще и всякие современные веяния, которые уводят совершенно в другую сторону. Поэтому, задумываясь о будущем сыновей, папы начинают страшно переживать. Но мы знаем, чем мотивировать таких отцов. У нас очень хорошие наработки с местным военкоматом. Наши мальчики, которые хорошо себя показали в танцевальной школе, когда уходят в армию, идут целенаправленно в ту часть, где есть ансамбль танца. Это Санкт-Петербург, Североморск, Симферополь. Вот родителям мальчиков мы это сразу говорим — и, знаете, помогает!

«Пошив осуществляется у нас — так дешевле, потому что если каждый самостоятельно обратиться в ателье, ценник за пошив костюма могут выставить по 15-20 тысяч рублей» «Пошив осуществляется у нас — так дешевле, потому что, если каждый самостоятельно обратится в ателье, ценник за пошив костюма могут выставить по 15–20 тысяч рублей»

«Я ВСЕГДА ВЫБИРАЮ ФЕСТИВАЛИ, ГДЕ В ЖЮРИ СИДЯТ НАСТОЯЩИЕ ПРАКТИКУЮЩИЕ ХОРЕОГРАФЫ»

— Сейчас занятия в танцевальной школе — удовольствие не из дешевых. Все поездки, пошив костюмов за счет родителей?

— Да, вы правы. Обучение в нашей школе бесплатное, а оплата дополнительных образовательных услуг составляет 500 рублей в месяц, поездки только за счет родителей. Ткань для костюмов тоже за счет родителей. Пошив осуществляется у нас — так дешевле, потому что, если каждый самостоятельно обратится в ателье, ценник за пошив костюма могут выставить по 15–20 тысяч рублей. А на фестивали мы ездим часто, потому что это рост для детей, им важно себя показать и других посмотреть. Мы являемся участниками республиканских, всероссийских, международных фестивалей и конкурсов. У нас 220 дипломов лауреатов I степени, 37 Гран-при, 7 золотых медалей. В среднем сейчас выезжаем раз в год, раньше было чаще, дешевле обходились поездки родителям. География наших выездов на фестивали широка. За 25 лет мы побывали с концертными номерами в Австрии, Болгарии, Венгрии, Германии, Италии, Китае, Польше, Сербии, Словении, Тунисе, Турции, Финляндии, Франции, Чехии и Швеции. Ну а в пределах нашей страны поучаствовать в фестивале — святое дело!


— А какой фестиваль был самым грандиозным, который запомнился лучше всех?

— «Танцевальный Олимп» в Берлине в 2006 году! Это был профессиональный конкурс с очень строгим советом жюри. Во главе Владимир Васильев! На фестиваль поехал второй состав — уже старшие дети, которые получили золотую медаль. Я всегда выбираю фестивали, где в жюри сидят настоящие практикующие хореографы. Специалисты, которые могут дать справедливую оценку танцевальному коллективу. Вообще, конкурс интересен, когда есть сильные соперники. Поэтому на фестивали ездим выборочно. Сейчас за моду взяли различные турагентства проводить подобные фестивали, но такое нас не интересует. Государственный российский дом народного творчества помогает мне с выбором фестивалей, периодически подкидывая варианты. Например, в мае мы поедем в Екатеринбург на конкурс народных танцев, нас туда приглашают на бюджетной основе, оплатить нужно будет только билеты туда и обратно.

«Со своими выпускниками мы остаемся друзьями. Они даже детей своих приводят на занятия» «Со своими выпускниками мы остаемся друзьями. Они даже детей своих приводят на занятия»

«С ПЕДАГОГАМИ ХОРЕОГРАФИИ БЕДА»

— Сколько преподавателей в штате?

— Сейчас порядка 30 педагогов. Это преподаватели по ритмике, гимнастике, классическому и народно-сценическому танцу, теоретическим дисциплинам. Также в школе ведут предметы по выбору — актерское мастерство, вокал, фортепиано, рисование, для мальчиков — айкидо и акробатика. Недавно ушли в декрет четыре преподавателя, поэтому сейчас мы ведем активный поиск педагогов по хореографии.

— Поиск сложно осуществляется?

— Очень. В Челнах с профессиональными педагогами по хореографии беда. Нужен опыт, мастерство, а где таких найти? Планку мы держим высоко, необходимо соответствовать, много работать. Ищем по сарафанному радио. Пытаемся привлекать своих же выпускников. У нас очень танцующий город, множество удивительных коллективов. Но все достойные педагоги уже где-то работают. Когда КАМАЗ строился, со всех уголков сюда съезжались сильнейшие педагоги, были хорошие условия. Со мной лично работали педагоги пермской, московской, питерской и челябинской хореографических школ.

— Отслеживаете ли вы судьбы своих выпускников?

— Конечно, со своими выпускниками мы остаемся друзьями. Они даже детей своих приводят на занятия. На данный момент в штате 7 наших выпускников. Они наша гордость. Также многие воспитанники «Бисеринок» стали знаменитостями в разных уголках нашей страны. Начинал свой творческий путь в нашем коллективе артист Театра оперы и балета им. Джалиля Ильдар Газизов, солистка ГААНТ им. Моисеева Алсу Гайфуллина. Стал руководителем ансамбля народного танца «Сайяр» Рустем Галиев, главным балетмейстером ансамбля «Домисолька» в Москве работает Реваль Булатов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    8.02.2019 11:46

    Челны самый криминальный город. Так правильнее будет.

  • Анонимно
    8.02.2019 13:36

    А причем тут танцы, хореография?? И криминал?? Не понял? Объясните.

  • Анонимно
    8.02.2019 14:18

    Душевное интервью.

  • Анонимно
    8.02.2019 20:42

    Сайяр блистает! Рустем Мирзанурович Галиев прекрасный художественный руководитель!
    Оказывается, выпускник Бисеринок

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль