Строительство и недвижимость 
21.07.2019

«Территория Царицыно, вдоль Ноксы – большие карстовые пласты, все время происходят обвалы»

Анна Будникова окончила в 2016-м КГАСУ. Она получает премии в США, работает с экс-архитектором Барселоны и останавливает разрушение кирпича

В конце июня архитектор из Казани Анна Будникова получила в Нью-Йорке премию за лучший научный проект, а уже в начале июля презентовала свою разработку Рустаму Минниханову, который поинтересовался, сможет ли ее исследование найти применение в реставрации. В интервью «БИЗНЕС Online» выпускница КГАСУ рассказала о том, как споры грибов могут решить проблему карстовых провалов, и объяснила, почему в качестве пробной территории выбрала карстовые овраги вдоль Ноксы, а не у Казанского кремля.

Анна Будникова Анна Будникова

«КАЗАНЬ СТОИТ НА КАРСТОВЫХ ПЛАСТАХ, КОТОРЫЕ РАЗМЫВАЕТ ДВИЖЕНИЕ ПОДЗЕМНЫХ ВОД»

— Анна, давайте с самого начала. Вы ведь оканчивали КГАСУ? Как получилось, что оказались в ВШЭ?

— Да, в 2016 году я окончила КГАСУ как архитектор-специалист. После этого сразу переехала в Москву и год работала здесь в проектной организации. Получилось так, что меня не очень устраивало то, что я увидела на практике, и мне захотелось параллельно продолжить исследование, которым занималась в КГАСУ. Оно было связано с мониторингом водных ресурсов в архитектуре — такого рода инновационное ее направление. Практически весь год я параллельно с рутинной работой писала научные статьи, размышляла, в итоге мне посоветовали пойти на магистерскую программу ВШЭ «Шухов Лаб». Там я увидела прототипы того, о чем писала, и сразу решила поступать. Параллельно с этим узнала, что объявлен конкурс на получение гранта президента Татарстана на обучение данной программе — его инициатором была помощник главы РТ Наталия Фишман-Бекмамбетова. Тут переплелось желание вести свое исследование и сделать что-то для Казани. Как результат получила грант и развивала свою научную тему, актуальную, в частности, для Татарстана, только в Москве и с зарубежными экспертами. 

— Поступать оказалось сложно?

— Самым сложным, точнее волнительным, для меня стал английский — нужно было сдать тестовый экзамен при поступлении, пройти собеседование. На него приехала лично с портфолио, что всегда поощряется (нежели «Скайп»). Остальное в целом также состоялось без проблем — было готово исследование, которое подходило к программе, мотивационное письмо. На грант президента РТ подали больше 150 заявок — очень серьезный конкурс на пять мест. Для этого нужно было указать важность планируемого финального проекта для Татарстана (мой «гидрологический кластер» являлся как раз для Казани), еще раз пройти интервью, поучаствовать в воркшопе и презентовать свою работу. 

— И у вас преподавал Висенте Гуаярт — бывший архитектор Барселоны? 

— Как директор нашей лаборатории он был академическим руководителем, то есть координировал основной курс city project — выдавал своего рода техзадания на курс. 

— Сами вы ездили в Барселону, пока учились?

— Два раза. В конце первого курса у нас была стажировка, связанная с проектом семестра — устойчивым жилым блоком, где мы изучали городские слои (мой, собственно, вода — гидрология и архитектура). Потом Висенте позвал меня работать с ним — делать конкурсный проект прибрежного района в Шеньчжене, опять-таки посвященный моей теме — гидрологии. Сначала я работала с архитектором удаленно, а потом приехала в Барселону, в офис.

— Получается, ваша работа так или иначе крутилась вокруг гидрогеологии?

— Да. В Казани я делала проект «гидрологический кластер» — мне было интересно, как архитектура взаимодействует с водой. Он получил много международных премий, первую в Нью-Йорке, в общем, и актуальность подтверждалась, и мой интерес не угасал. В «Шухов Лаб» тоже приехала с этой темой. Финальный проект у меня чуть-чуть отклонился — я пришла к самовосстанавливающимся материалам, но вода здесь тоже играет непосредственную роль, скорее как активатор.

— Давайте поговорим о вашем исследовании. Оно называется «Микокарст: новая генерация самовосстанавливающихся материалов городской среды на основе спор грибов» и посвящено проблеме карстовых провалов. Почему вы выбрали эту тему? 

— Если по-простому, то я как архитектор интересуюсь оболочкой. Помимо формы, занимаюсь архитектурными материалами и аспектом их взаимодействия с природой (архитектура = технология). Я, например, проектировала экспериментальный фасад, который вырабатывает воду из воздуха. А последний проект у меня был посвящен системе материалов, которые выживают в экстремальных условиях нашего климата. Для России эта проблема в последнее время тоже актуальна: климатические изменения, антропогенная нагрузка — все влияет. Затем я увидела, что наша Казань стоит на карстовых пластах, которые размывает движение подземных вод. То есть опять-таки задействована вода. И я решила рассмотреть эту тему.

«СПОРЫ МОГУТ РАЗРАСТАТЬСЯ, РАСШИРЯТЬСЯ С ВОДОЙ, В РЕЗУЛЬТАТЕ ЗАДЕЛЫВАЯ ТРЕЩИНЫ»

— Давайте восстановим последовательность — что вы делали?

— Я взяла карст, который на самом деле очень близок по составу к архитектурным материалам — бетону, кирпичу. Они также разрушаются под воздействием тех или иных факторов, а я рассмотрела, как могут самовосстанавливаться, то есть как может материал, который теряют, возобновляться снова без нашего участия. Я основывалась на исследовании Бингемтонского университета, который использует споры грибов для восстановления бетона. И еще этим занимается Делфтский университет в Голландии, но он рассматривает споры бактерий. Я же в качестве вспомогательного материала использовала споры грибов. Оказалось, что они способны со временем вырабатывать известняк, который является неотъемлемым компонентом стен, в том числе карстовых воронок. Споры могут разрастаться, расширяться с водой, параллельно осаждая кальцит и минерализуя компоненты материала. В результате заделываются трещины. В этом основная идея.

Применять подобное можно в разных направлениях. Я рассмотрела в карсте, карстовых воронках — например, укрепление стенок, использование этих воронок, а также в стене архитектурного сооружения, когда возникает какая-то трещина. При нанесении спор они могут расширяться и вырабатывать «потерянный» материал.

— На какой территории вы тестировали свой метод?

— Вдоль реки Ноксы есть ЖК «Царицынский бугор», где начинается лесная зона и где я нашла карстовый овраг. Этот участок мне подсказали в КФУ — эксперт заявил, что вся территория Царицыно, вдоль Ноксы — большие карстовые пласты и там постоянно происходят обвалы. Я специально рассмотрела участок не в центре города, чтобы не вызвать каких-то осуждений в этом плане. Исследовать территорию вдоль Кремля, к примеру, слишком смело. Я съездила, взяла пробы материалов, сфотографировала, измерила параметры, климат и далее уже тестировала непосредственно с конкретным веществом.

— Необходимы какие-то специальные условия, чтобы споры начали работать так, как нужно? Дополнительная влажность, например?

— Необязательно. Карстовая воронка сама по себе внутри земли, и уже существующая там влажность позволяет спорам работать. Единственное условие — когда мы их наносим, нужно, чтобы температура была ниже 20 градусов тепла. Именно три недели выдержать, а потом уже эти споры и в жаре, и в холоде могут восстанавливаться и работать вне зависимости от нашего участия. Как в лесу грибы растут, условно. То есть мы должны именно при нанесении соблюдать эти условия.

— Насколько споры — распространенный материал? Можно их использовать в глобальных масштабах — к примеру, для укрепления карстовых воронок по всей Казани?

— Как ни странно, я про подобное не слышала. Это споры гриба триходерма (как раз американские ученые его и использовали). В хозяйстве, к примеру, он применяется как удобрение. Я легко нашла гриб в «Ашане» — он стоит буквально копейки и может использоваться в коммерческих масштабах. Ученые тоже это отмечают. Бактерии же, которые представляют собой альтернативное решение, конечно, очень дорогостоящие. Та же самая порция стоит 60 тысяч. То есть вообще неприменимо, на мой взгляд, как в больших масштабах, так и для единичных тестов.

— На самих архитектурных материалах вы тестировали?

— Я пробовала на кирпиче — это самый первый эксперимент. Что я обнаружила? Главное — чтобы химический состав был нужный. И карст, и кирпич могут приблизиться к одному составу за счет плюс-минус добавления кальция. Споры тоже могут расширяться, единственное — в кирпиче они не растут именно в грибы, то есть, расширяясь, образуют известняк. Дальше встает вопрос питательных добавок для дальнейшего роста — для воспроизводства системы или образования нового ландшафта города. А так, в принципе, да, все нужное грибы вырабатывают, то есть система работает.

— То есть, помимо них, в кирпич нужно добавить что-то еще?

— В него в идеале надо дополнить доломитовую муку — это аналог золы, целлюлоза для роста гриба, одновременно работает и как источник кальция. Я немного не поняла из опыта ученых — у них как раз возникла такая проблема, что в бетоне в трещинах споры могут погибнуть. Исследователи не описывают, как с этим бороться. Но я нашла способ с доломитовой мукой. Может быть, существуют еще какие-то технологии.

«ТАКИЕ ВОРОНКИ ЧАСТО ОБРАЗУЮТСЯ НА ДОРОГАХ, АСФАЛЬТЕ, И ИХ ПРОСТО ЗАЛИВАЮТ БЕТОНОМ»

— Получали ли вы после своего исследования какие-то предложения? В Казани ваш способ найдет применение?

— Пока я только-только сделала этот проект, буквально несколько недель назад состоялась защита. В начале июля в рамках московского урбанистического форума у нас была встреча с президентом РТ Рустамом Миннихановым, мы презентовали ему и заместителю мэра Москвы Марату Хуснуллину свои проекты. Глава РТ очень внимательно слушал, по каждому исследованию задал вопросы. Там был проект по приложению в парке, еще фасадные модули, их рекомендовали использовать для хрущевок — в каких-то новых вариантах реновации. У меня Рустам Нургалиевич спросил, можно ли использовать данный способ в реставрации. Поскольку это инновационный материал, он эффективен и при разрушении стен. Потому ответ был положительным, однако это немного другое направление работы материала — нужно тестировать снова. В целом президенту работы понравились, и он нашел актуальным их применение в Татарстане, а Хуснуллин заинтересовался их внедрением в Москве. Отметили, что это разнообразные по технологии, но по-своему полезные для города проекты.

— У нас в Казани много территорий, где вашу технологию можно было бы применить?

— Да, ее можно использовать на любой местности, в зависимости от необходимости, потому что химический состав не меняется. Аналогично можно использовать у Кремля. Единственное — отличается морфология данной системы. Это может быть и открытая воронка укрепленная (водный резервуар), и туристический объект, а можно материал использовать как заливку вместо бетона, например, чтобы система укрепляла стенки, то есть несколько вариантов применения в зависимости от территории.

— О каком участке у Кремля идет речь?

— Судя по фотографиям, сейчас этой воронки уже нет, залили бетоном. Она появилась на площади перед национальной библиотекой, прямо перед воротами Кремля. Такие воронки часто образуются на дорогах, асфальте, и их просто заливают бетоном. Понятно, что все это разрушается и не решает проблему. 

— Бетон, по идее, искусственное внедрение. А то, что разработали вы, получается, более естественное?

— Да, засыпка идет из того же карстового материала (внимание на карбонатный состав), плюс споры. И нужно обращать внимание на климат при засыпке. В идеале образуется такой именно природный паттерн — он интегрируется с существующим покрытием, а не конфликтует с ним. То есть эти споры способны сами управлять материалами, его трещинами, проникают внутрь и могут быть видимыми, невидимыми, что уже зависит от условий среды. Но главное — природный паттерн действительно укрепляется, становится адаптивным. Бетон и проседает, и может крошиться, а этот материал устойчив. Аналогов я просто не видела, поэтому решила обратиться к данной технологии, чтобы привлечь внимание и к феномену, потому что он действительно уникальный. 

— По всей Казани получится вашу технологию применить?

— Я тестировала небольшой участок, прототип. На нем все работает. Но, конечно, я думаю, что, если взять воронку в 300 метров, вряд ли этого будет достаточно. Все-таки либо она должна быть до 10 метров в диаметре, либо нужно добавлять что-то еще. При больших масштабах все это нужно проверять, тестировать.

— Планируете дальше разрабатывать данную тему? 

— Да, я буду работать и в этом направлении, и, возможно, параллельно тему гидрологии продолжать. Планирую поступать в докторантуру, и там уже будет поддержка более значительная от других лабораторий и т. п. Коллаборации начну развивать — и в этом направлении, и в плюс-минус других. Но это касается больше науки, а я все же архитектор, так что про реализацию тоже важно не забывать. Моя приоритетная цель — объединить науку и практику.

— Докторантура тоже в «Вышке»?

— Скорее зарубежную хочу делать — именно там есть возможность писать сразу PhD doctorate. И стану искать удаленную учебу — совмещать научное хобби и работу архитектором. В любом случае это будет в течение года. Пока я говорила только с Делфтским университетом — он меня готов взять на удаленный режим. Посмотрим. 

— Здорово. А какие темы были у ваших коллег, которые тоже подавались на конкурс?

— Трое из Казани участвовали в BDC (Biodesign Challenge 2019 — прим. ред.). У одного из них была анемокинетика — это выработка энергии из движения деревьев, у другой — связанная с повышением биоразнообразия города за счет фасадов. Еще одна сокурсница (не участвовала в биодизайне) сотрудничала с парками и разработала приложение для общения с деревьями.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (32) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
21.07.2019 10:19

Гениально! Заражать спорами грибов карстовые пустоты. При том, что полКазани имеет артезианское водоснабжение. Потом удивляться - откуда берется онкология и неведомые доселе вирусы. Молчу про разгул бактерий и прочей гадости.

  • Анонимно
    21.07.2019 09:17

    Всё гениальное просто! Молодец ! Привет от биологов ещё КГУ )

  • Анонимно
    21.07.2019 09:27

    Споры также проникают в трещины, расширяя их, тем самым приводят к разрушениям и т.д.. Например в старых хрущевках

    • Анонимно
      21.07.2019 13:35

      Это не споры расширяют трещины, а просто дешевый материал хрущевок был расчитан на 30 лет, а потом должен был наступить коммунизм

  • Анонимно
    21.07.2019 10:19

    Гениально! Заражать спорами грибов карстовые пустоты. При том, что полКазани имеет артезианское водоснабжение. Потом удивляться - откуда берется онкология и неведомые доселе вирусы. Молчу про разгул бактерий и прочей гадости.

    • Анонимно
      21.07.2019 10:55

      Зато тема "исследований" диссертабельна.

    • Анонимно
      21.07.2019 13:38

      Онкология никак с грибами не связана, у них известный противоопухолевый эффект. Да и артезианского водоснабжения в Казани не осталось- воду берут из Волги. Онкология- это грязный воздух, транспортные выбросы и питание с вредными добавками.

      • Анонимно
        21.07.2019 13:50

        Приезжайте в Дербышки. Попробуйте вымыть голову обычным мылом. Или загляните в обычный чайник. Можете замерить для науки толщину накипи на стенках.

        Про онкологию - всё пра-а-ально написано. Только к перечисленному вами добавятся ещё и грибные миазмы. Вы уверены, что сегодня знаете про все вредные их эффекты?

        • Анонимно
          21.07.2019 21:18

          Не спешите, любое исследование, если оно грамотное, должно учесть и негативные эффекты. Их отдельно и подробно изучают. Если нет -прекрасно. Если есть, то выберут тот вариант, который приемлем. А с водой Дербышкам не повезло. Но восстановление трещин в архитектурных сооружениям к вашей воде никакого отношения не имеет, в Дербышках нет архитектуры, которую следовало бы консервировать на века

          • Анонимно
            21.07.2019 22:13

            Дык, я не про архитектуру пекусь - о людЯх думаю прежде всего!

        • Анонимно
          22.07.2019 07:17

          Стоямбо в природе полно грибов, грибы это только повод заболеть для организма, причины глубже стрессы, экология

    • Анонимно
      21.07.2019 14:48

      Пол Казани не имеет артезианского водоснабжения. Более 90% города получает волжскую воду.

    • mad big
      21.07.2019 16:25

      Дело Ходжи Насреддина живет во веки веков. Ишака можно учить вечно, как и сей девице бороться с карстом.

  • Анонимно
    21.07.2019 12:19

    Грибы вообще очень опасны! Особенно если иммунная система человека ослаблена (а у какой части населения она в порядке?), то баланс грибов и бактерий быстро нарушается и начинается "поедание" и полный захват грибами организма человека! А потом люди лечатся от онкологии, которая по сути является камуфляжем грибов - кандида и тд. Так что амбиции девушки понятны, но разум должен быть впереди и просчитывать последствия минимум на 10 шагов вперед, тк играешь не со своим организмом. а территорией разного масштаба и соответственно, числом людей! Можно запустить мину замедленного действия и привет! Как говорила моя бабулечка 1906 года рождения: "людей слушай, а делай по-своему".

  • Анонимно
    21.07.2019 13:02

    Наблюдения очень толковые. Грибы разные, многие как раз полезные и протоопухолевыми свойствами обладают. Так что здесь речь только о безопасных для человека. Работают они в природной среде и только помогают укреплять природные же материалы

  • Анонимно
    21.07.2019 13:09

    В деревнях целые фермы проваливаются в карстовые провалы.Интересно за сколько миллионов лет грибы смогут заполнить пустоты и кто им в это время будет подтаскивать доломитовую муку для питания.Все эти исследования ради корочки чтоб потом можно было щеголять ими всю оставшуюся жизнь.И как этими грибами практически на уровне третьего этажа восстановить кирпичную кладу.Хотя реставраторы такому затратному методу будут только рады.Это сколько денег можно будет ещё поднять.

  • Анонимно
    21.07.2019 13:11

    Наблюдения очень толковые. Грибы разные, многие как раз полезные и протоопухолевыми свойствами обладают. Так что здесь речь только о безопасных для человека. Работают они в природной среде и только помогают укреплять природные же или близкие к ним материалы. Сейчас в первую очередь контроль за материалами позволяет исключить опасное. По сравнению с 1906 годом человечество продвинулось

    • Анонимно
      21.07.2019 18:38

      Интересненько, как эти "полезные" грибы скажутся на костях человека - исследовали уже? Или потом будем крыльями махать, почему ТАК получилось? А кости человеческие - самые что ни-на-есть природные материалы, вроде как и кальций содержат? Не?..

  • Анонимно
    21.07.2019 14:53

    Затем я увидела, что наша Казань стоит на карстовых пластах, которые размывает движение подземных вод. То есть опять-таки задействована вода.
    Послушайте, почитайте Корчагина, я понимаю , он ей не преподавал, но нам он читал курс лекций в КГУ. Мы и так всё прекрасно знаем. Так что про карст в университете было много разработок.

  • Анонимно
    21.07.2019 22:02

    Короче говоря она ничего не знает и не умеет, и ссылается постоянно на каких то других учёных, которые не смогли решить проблемы и надо искать других учёных

    • Анонимно
      21.07.2019 22:18

      Короче говоря, где её этим премудростям со спорами грибов научили, там пусть и применяет полученные знания - у себя-то они не собираются экспериментировать, хотят отправить её подальше. Чтобы она стала засЛанцем. Говорю вам как Алекс - Юстасу.

    • Анонимно
      22.07.2019 07:22

      Она просто молода, нужны новые хайповые темы, уже есть дисеры на восстановление зубов стволовыми клетками, а у каждого стоматолога рабочий инструмент бормашина

    • Анонимно
      23.07.2019 23:25

      Короче сначала изучите хоть что-то и делайте выводы

  • Анонимно
    22.07.2019 07:50

    архитектурные материалы покрываются грибком... в строительной науке развивается плесень - или только в архитектуре Казани ?

  • Анонимно
    22.07.2019 09:43

    Ко всему сказанному, еще, грибы- живой организм, которому рано или поздно приходит конец.

    • Анонимно
      22.07.2019 10:36

      Уточните в Инете, кто раньше появился на планете Земля - грибы или человек? Можете домыслить, кому раньше придет конец, если что пойдет не так, как задумывалось.

  • Анонимно
    22.07.2019 10:42

    А потом случится какая-нибудь мутация этих самых полезных грибов... дальнейший сценарий читайте у фантастов...

  • Анонимно
    22.07.2019 11:06

    Последний архитектурный шедевр Казани - Цирк построен в 1967 году. Первый выпуск архитекторов в КИСИ был в 1971 году. За прошедшие 48 лет в Казани не создано ни одного шедевра, центр города представляет собой унылое зрелище из смеси новодела, унылого полуразрушенного старья и новых домов типа Кловера и Барселоны. И чуть не забыл, архитектурный факультет в КИСИ возглавляет экономист. А изыскания госпожи Будниковой напоминают мне разработки золотых месторождений в Кукморском районе в 90-е годы.

  • Малай №1
    22.07.2019 12:53

    еще одна Фишман на нашу голову свалилась

  • Анонимно
    23.07.2019 10:22

    У девицы амбиций выше крыши и чрезмерно завышена самооценка. Я бы посоветовал ей получить элементарные биологические знания - прежде всего, в области микологии.

  • Анонимно
    23.07.2019 23:09

    Про самооценку госпожи Будниковой вы ВСЕ знать не знаете, также как и обо все остальном. Кишка тонка давать советы, тем более что проект перспективен и просто требует дальнейших действий.

    • Анонимно
      24.07.2019 08:07

      Думаю, что она заинтересует наших эффективных менеджеров, у которых нет профильного биологического образования, чтобы оценить данный проект, а дальше страдать будем мы с вами, потому что, к большому сожалению, у нас во власти нет настоящих специалистов, и вот такие вот девочки, как та, о которой говорится в данной статье, девочки, желающие быстро хайпануть и заработать, легко могут получить большие деньги под свои вредные проекты. (((

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль