Нефть и нефтехимия 
31.07.2019

«На 94 процента промышленные предприятия Нижнекамска укомплектованы нашими студентами»

Во сколько обходится государству обучение специалистов для нижнекамских предприятий

«В 2017 году у нас было 111 бюджетных мест, в 2018-м — 127, а в этом — 179», — говорит директор Нижнекамского химико-технологического института, филиала КНИТУ. Откуда у преподавателей зарплата в 70 тыс. рублей, насколько профессиональны выпускники вуза и почему на предприятиях происходят аварии, директор НХТИ Дмитрий Земский рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

Дмитрий Земский: «Мы как были основополагающим вузом наших предприятий, так и остаемся» Дмитрий Земский: «Мы как были основополагающим вузом наших предприятий, так и остаемся» Фото: e-nizhnekamsk.ru

«ОДИН «ДНЕВНИК» СЕЙЧАС СТОИТ 124 ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ В ГОД»

— Как сейчас себя чувствует вуз, есть ли набор? По ощущениям это огромное здание, огромный некогда вуз, строившийся в советские годы под нефтехимическую промышленность, сейчас немного простаивает. Верно?

— Нет, не верно. У нас с каждым годом растет количество бюджетных мест, но об этом я позже скажу. В 2018 году мы успешно прошли аккредитацию на соответствие требованиям образовательных стандартов. Выпускники института очень востребованы предприятиями Прикамской промышленной агломерации, можно без лишней скромности сказать, что более 80 процентов выпускников устраиваются по специальности, а это практически только технологические и технические направления. Сейчас мы реализуем некоторые образовательные направления по трехуровневой системе — это среднее профессиональное образование, бакалавриат, магистратура.

— Сколько сейчас у вас студентов?

— На технологическом факультете учатся более 1,2 тысячи студентов, по четырем образовательным программам «Химическая технология органических веществ», «Химическая технология переработки нефти и газа», «Химическая технология высокомолекулярных соединений» и «Химическая технология переработки полимеров и эластомеров». На механическом факультете учатся 600 человек. Это классические специальности «Машины и аппараты химических производств», «Техносферная безопасность», «Оборудование нефтегазопереработки». Следующий факультет — управления и автоматизации. Здесь обучаются по специальностям «Информатика и вычислительная техника», «Автоматизация технологических процессов и производств», «Электроэнергетика и электротехника» и «Теплоэнергетика и теплотехника». На этом факультете порядка 900 студентов. Итого 2,7 тысячи студентов — все они, обучающиеся по этим программам, востребованы на промышленных предприятиях города. Есть у нас и несколько проблемный факультет — экономики и управления. В прошлом году в связи с приостановлением аккредитации в головном вузе нам тоже приостановили аккредитацию по направлениям «Экономика» и «Государственное и муниципальное управление». То есть лицензия у нас есть, мы имеем право обучать студентов, но мы не имеем права на последнем этапе проводить государственную аттестацию и выдавать студентам диплом государственного образца. Через год у нас есть право снова подать документы на аккредитацию.  Дай бог, все пройдем.

— К чему придрались?

— Не придрались. Есть такое правило. Все направления обучения по экономике, например, сформированы в 38-й укрупненной группе специальностей. Этих специальностей там много. Если хотя бы по одной находят несоответствие, то закрывается обучение по всем направлениям в 38-й группе специальностей. У нас по специальности «Государственное и муниципальное управление» нашли несоответствие. Это, к сожалению, мы недоглядели. У одного заведующего кафедрой не было звания доцента на момент занятия должности. Нам дали срок устранить замечания и подать документы на повторную аккредитацию.

— Студенты, которые должны были выпускаться с дипломами, успели?

— Да, конечно. Мы их выпустили. Следующие, дай бог, тоже выпустятся с дипломами. Но мы собирали студентов, организовали перевод в другие вузы — кто хотел, тот ушел, потому что понимают, что аккредитацию могут и снова не дать. Но мы надеемся, что все завершится благополучно. По техническим специальностям мы прошли проверки на соответствие. Мы как были основополагающим вузом наших предприятий, так и остаемся. На 94 процента промышленные предприятия Нижнекамска укомплектованы нашими студентами.

— И, по-моему, остался четвертый факультет. Сколько там студентов обучаются?

— 200 человек. Итого 2,9 тысячи студентов.

— А вуз на сколько студентов рассчитан?

— Мы можем обучать около 3–3,5 тысячи студентов, но все зависит от конъюнктуры. Количество бюджетных мест увеличивается. В 2017 году у нас было 111 бюджетных мест, в 2018 –127 бюджетных мест, а в этом году — 179. Спасибо новому ректору Сергею Владимировичу Юшко — он очень много делает для института.

Количество бюджетных мест увеличивается. В 2017 году у нас было 111 бюджетных мест, в 2018 –127 бюджетных мест, а в этом году — 179 «Количество бюджетных мест увеличивается. В 2017 году у нас было 111 бюджетных мест, в 2018 –127 бюджетных мест, а в этом году — 179» Фото: Регина Макасина

— Чем этот рост бюджетных мест объясняется?

— Цена обучения на очном отделении формировалась приказом внутри вуза. Мы на ученом совете составляли калькуляцию, условно, столько стоит обучить студента-«дневника», например, 56 тысяч рублей. За эти деньги мы формировали 8 дневных групп. Сейчас государство перестроило систему финансирования вузов, это, действительно, хорошая система — подушевое финансирование. Один «дневник» сейчас стоит в среднем 124 тысячи рублей в год. Но государство со своей стороны вынесло требование — по «внебюджету» нужно тоже принести 124 тысячи рублей. Так вот, например, на технологическом факультете к 27 бюджетникам мы набрали 19 «внебюджетников».

— А как менялась цена? Получается чуть ли не в два раза стоимость обучения выросла?

— Цена росла. Реализуется программа подушевого финансирования: чем выше стоимость, тем больше средств вузу поступает от государства, соответственно, для увеличения объема финансирования оно должно увеличить стоимость. Оно и увеличивает.

— Желающих учиться по таким ценам, наверное, убавилось?

— Конечно. Раньше мы по 5–8 групп «внебюджетников» на дневное отделение набирали по каждому факультету, а сейчас на очную форму обучения ежегодно набираем 20–25 человек.

— А на бюджетные места какой конкурс?

— На бюджетные места по заявлениям огромный конкурс. Говорить о конкурсе сейчас бесполезно, потому что он будет беспредельный — 10–15 человек на место. Заявлений много. Другое дело, что абитуриенты сейчас видят свое положение по баллам ЕГЭ, система открытая, все в интернете есть. Ни я, ни секретарь приемной комиссии не может зачислить просто так. Естественно, любой человек может задать вопрос: я нахожусь по баллам вот здесь, почему я не попал в списки зачисленных? У нас балл ЕГЭ в 2018 году по некоторым направлениям был 70. Это очень высокий показатель. В университете 70 и у нас так же. К нам в том году, например, поступали стобалльники. Количество претендентов на место даже не смотрите — сейчас важен средний балл ЕГЭ.

«Спасибо новому ректору — Сергею Владимировичу Юшко — он очень много делает для института» «Спасибо новому ректору Сергею Владимировичу Юшко — он очень много делает для института» Фото: «БИЗНЕС Online»

КАК ПОДСТРОИТЬСЯ ПОД БИЗНЕС?

 Поговорим о подготовке кадров для бизнеса. Насколько можно судить, образовательная программа перестает удовлетворять бизнес. Например, резиденты ТОСЭР сталкиваются с нехваткой кадров. Недавно на встрече с Нагумановым предприниматели жаловались, что в Нижнекамске «только юристы и химики».

— У нас город химиков. И система ресурсных центров создавалась под нефтехимическую промышленность. Согласен, нам можно и нужно отчасти перестраиваться. И с некоторыми резидентами ТОСЭРа мы обговариваем их видения и желания. Мы в свои учебные планы встраиваем те модули, которые им необходимы, мы это можем сделать. Например, мы взаимодействуем с компанией «Преттль», обучаем так, как им нужно. С менделеевским концерном имени Карпова у нас создана базовая кафедра, хотя они вообще по неорганике работают, это для нас непрофильно, но мы некоторых студентов взяли и в рамках вариативной части учим тому, что нужно им.

— А об открытии новых факультетов речь не идет?

— В этом нет необходимости, институт имеет факультеты по всем специальностям для промышленных предприятий Прикамской агломерации. Все изменения вносятся после рассмотрения на ученом совете университета. На данный момент мы развиваемся в рамках той иерархической структуры, которая была сложена, надо ее совершенствовать и развивать. И в ней есть возможность для изменений.

— Во время различных мероприятий бизнес постоянно пускает иголки в сторону вузов, что они неповоротливые в плане подготовки современных кадров. С этим приходится сталкиваться?

— Мы готовим студентов в полном соответствии с требованиями образовательных стандартов. Образовательные программы согласовываются с профильными промышленными предприятиями, основными потребителями выпускников. Вуз не может дать абсолютно все знания в процессе обучения, вуз должен научить развиваться постоянно, и не только в том направлении, по которому получал базовое образование. Для этого в институте есть факультет непрерывного обучения. На этом факультете реализуются программы дополнительного образования по английскому языку, техносферной безопасности и другие, также реализуются программы для получения второго высшего образования по всем техническим направлениям. Учиться необходимо всю жизнь.

— И как вы пытаетесь заинтересовывать студентов?

— В настоящее время мы закупаем оборудование для создания «Операторной XXI века», куда студент может зайти и виртуально погрузиться в рабочую среду. Планируем лабораторию моделирования технологических процессов, где с помощью прикладных программ  можно создать цифровую модель технологического  процесса. То есть студент может создать бизнес-проект, он понимает, где какие затраты. Также мы покупаем современное исследовательские приборы, на которых студенты совместно с ведущими преподавателями могут заниматься научными исследованиями.

— Вы сказали: «Университет повернулся к нам». А как было раньше?

— Закупок было мало, мы рассчитывали на внебюджетные средства, которые мы сами заработали. А сейчас все иначе. Поменялось руководство головного вуза. Они понимают, что институт — это краеугольный камень, который здесь нужен для индустриальных партнеров и промышленных предприятий.

— То есть взрослые люди после работы хотят еще на пары ходить?

— Да, с заочного отделения на вечернее перешли около 30 процентов студентов. Потому что они понимают, что на работе без знаний роста нет. А те, кто не хочет расти, они и так не придут, они будут работать, им достаточно знаний техникума и колледжа.

— Если у вас много заочников-работников заводов, наверное, есть и студенты возрастные, например 60-летние?

— В своей время, когда я еще работал заведующим кафедры, у нас учились заведующие цехов — у меня были 60-летние студенты. Было даже такое, что один начальник цеха через два года после окончания вуза умер. Но сейчас иначе. Возрастных студентов практически нет, средний возраст где-то 40 лет.

— Пожары и аварии на промпредприятиях провоцируют периодическое возобновление дискуссий о качестве подготовки специалистов. Мол, советские кадры уходят, а на молодежь заводы оставить нельзя. Разделяете эту мысль?

— Недавно прочитал статью о том, что в советские времена был такой случай — в Казахстане газовый факел горел три года, его потушили термоядерным взрывом. Так что в советские времена было проблем не меньше, которые приходилось решать. Три года горел факел! Под него заложили термоядерную бомбу, чтобы литосферные плиты сместить и перекрыть подступы газа.

— Таким образом, все эти разговоры о советской подготовке кадров из разряда «раньше трава была зеленее»?

— Именно. Это же технологический процесс, машины. Где-то кто-то недоглядел. Это же люди, это не роботы. Заводы и в Америке взрываются, и в Венесуэле горят. В Китае недавно остановился завод огромный. Это профессиональная деятельность, в любой профессиональной деятельности случаются аварии. Например, есть правила дорожного движения, соблюдайте — и не будет аварий, но ДТП же случаются. Люди не роботы.

Самая востребованная специальность — это «нефтянка» «Самая востребованная специальность — это нефтянка Фото: Регина Макасина

«ЗАРПЛАТА ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ — ЭТО 200 ПРОЦЕНТОВ ОТ СРЕДНЕЙ ПО РЕГИОНУ»

— Сколько выпускников в год выпускает вуз?

— В 2018 году мы выпустили 493 студентов. 285 — заочники, 44 — очно-заочная форма обучения, 164 — очная.

— Есть статистика по трудоустройству?

— Из выпустившихся в прошлом году 493 студентов трудоустроились 438 человек, это 88,8 процента. Это официальная статистика, мы отвечаем за нее, минобразования нас накажет, если мы ее подделаем.

— Куда идут выпускники?

— В основном это четыре наших главный предприятия: ПАО «Нижнекамскнефтехим», УК «Татнефть-Нефтехим» (шинный комплекс), ТАИФ-НК, ТАНЕКО. Большинство идет на НКНХ — 36 процентов. На шинные заводы, ТАНЕКО, ТАИФ-НК — по 6–8 процентов выпускников. 30 процентов идут работать на другие предприятия города. Самая востребованная специальность — это нефтянка.

— Из Нижнекамска уезжает молодежь, об этом говорят постоянно и везде. Вы это в работе наблюдаете? По сути, если уезжают выпускники 11-х классов, то у вас должен падать набор?

— Наши потенциальные студенты — выпускники не только 11-х классов, но и колледжей. Они у нас в большом количестве учатся по сокращенной программе — часть дисциплин, по которым они учились в колледже, мы им перезачитываем, после чего они «ускоряются» на один год. У кого хорошо развиты практические навыки и базовые знания, тот востребован на предприятии. Когда человек поработал, вырос на предприятии, то опять приходит к нам на высшее образование, первоначально бакалавриат, потом магистратуру. Все без отрыва от производства. Это неплохая система. Ну и это специфика города — он у нас производственный.

«Большинство идет на НКНХ — 36 процентов. На шинные заводы, ТАНЕКО, ТАИФ-НК — по 6-8 процентов выпускников. 30 процентов идут работать на другие предприятия города» «Большинство идет на НКНХ — 36 процентов. На шинные заводы, ТАНЕКО, ТАИФ-НК — по 6–8 процентов выпускников. 30 процентов идут работать на другие предприятия города» Фото: tatarstan.ru

— Вы же работаете с молодежью, какие у нее настроения? Собираются уезжать или оставаться?

— Не так давно у нас было собрание «дневников», и там человека четыре мне откровенно сказали, что они очень хотели уехать из Нижнекамска, а сейчас они поменяли мнение о городе и об НХТИ. Посмотрите, какие «коробки» на марш мы собираем на 9 Мая. Мы туда никого не загоняем, при этом у нас самая большая «коробка», колледжи столько студентов набрать не могут, хотя у них больше людей.

— Расскажите, как обстоят дела с кадрами в вузе. Преподавателей хватает?

— У нас 74 преподавателя, 69 ставок — какие-то преподаватели занимают меньше, чем одна ставка. На каждом факультете занимаются научной деятельностью и преподают профессора, доценты и старшие преподаватели, имеющие опыт работы на предприятиях. Вуз укомплектован полностью квалифицированными кадрами. На обзорные и уникальные лекции мы приглашаем профессоров из головного университета, а также ведущих научных и образовательных центров. Подготовка молодых научно-педагогических кадров осуществляется средствами реализации программ аспирантуры. В настоящее время в институте пять аспирантов. В 2019 году планируется защита трех кандидатских диссертаций. В этом аспекте вуз имеет устойчивое положение.

— Кажется, что у вас немало молодых преподавателей, которых и от студентов не отличишь?

— У нас есть молодые преподаватели, и это хорошо. У нас 40 процентов кандидатов наук до 39 лет. То есть не уезжает молодежь из Нижнекамска, старается, учится, защищается. Я сам защищался в Санкт-Петербурге в НИИ синтетического каучука, сейчас здесь работаю, хотя мог уехать. Две мои аспирантки защищались в Питере и Москве, сейчас здесь работают. Мы все здесь.

— А какая средняя зарплата преподавателей в вашем вузе?

— В среднем зарплата составляет более 70 тысяч рублей, это 200 процентов от средней по региону.

«В 2018 году мы выпустили 493 студентов. 285 — заочники, 44 — очно-заочная форма обучения, 164 — очная» «В 2018 году мы выпустили 493 студентов. 285 — заочники, 44 — очно-заочная форма обучения, 164 — очная» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Не очень верится.

— Хотите главного бухгалтера позову или самих преподавателей спросите?

— Да нет, поверю.

— Это дорожная карта, это президент определил, не мы. И мы обязаны это выполнять.

— А у лаборантов какая зарплата?

— Там все скромнее — 15–16 тысяч рублей. На этих должностях много наших студентов работает.

— А лаборантов хватает? Как-то в соцсетях жаловались, что сотрудников института сокращают.

— Писали. Но мы сократили только водителей с четырех до одного и всякие непрофильные структуры вроде отдела закупок. Он непонятно зачем существовал, потому что не производил никаких закупок, этим занимается централизовано головной вуз. Мы не потеряли ни одного преподавателя. Наша задача состоит в том, чтобы ни одного из преподавателей не потерять, это наши основные работники. А так — да, сократили. Например, в бухгалтерии — одного человека, сократил своих замов с пяти до двух человек. Сократили художника, сейчас же все на компьютерах делается. В информационно-вычислительном центре сидели три человека. Я пришел — а их на рабочем месте нет. Может быть, один-два лаборанта ушли на пенсию.

— Недавно стало известно, что один из ваших преподавателей — Ильнур Мадышев — получил от Владимира Путина грант в 1,2 миллиона рублей на разработку своего изобретения. Что за разработка такая? И вообще, хотелось бы узнать, что такого инновационного изобретают ваши студенты и преподаватели, что потом применяется на производствах?

— Вообще в принципе мы реально выполняем научно-исследовательские работы для наших индустриальных партнеров на 7 миллионов рублей. Это научно-исследовательские работы, опытно-промышленные работы, которые мы оказываем по хоздоговорам. Например, мы реализуем мембраны для системы инжекции хроматографов «Нижнекамскнефтехима» на 1,5 миллиона рублей. у нас есть опытно-промышленная база. Мы сами разработали каучук, рецептуру, сами делаем резиновые смеси. С 2002 года этим занимаемся.

— То есть, получается, ваши студенты занимаются и научно-практической деятельностью и производственной?

— Да. Раньше «Нижнекамскнефтехим» все это делал сам вручную, а сами мембраны покупали в Италии. Сейчас это делаем мы. Для «Нижнекамскнефтехима» это, если можно так сказать, непрофильный бизнес, и проще это отдать на аутсорсинг. Отдали нам — нам хорошо. Мы зарабатываем — это же и зарплата преподавателей, с другой стороны, мы разрабатываем со студентами что-то новое, а в-третьих, хорошо предприятию.

— Были такие случаи, когда какой-то уникум из числа преподавателей или студентов что-то инновационное придумал и это пошло на конвейер? Или это из разряда фантастики?

— Нет, это не фантастика. Мы в 2018 году выиграли грант на строительство установки, деньги даются промышленному предприятию. Тогда грант давался Воронежскому филиалу НИИ синтетических каучуков, сумма договора — 512 миллионов рублей. Из них 210 миллионов рублей государство дает на наши разработки, поверив нам, потому что мы этим уже занимались. Вообще, над этим мы работаем уже 7 лет, уже выпустили 300 тонн этого каучука. Это дивинил-стирольный синтетический каучук четвертого поколения, который используется для шин с оптимизированным сопротивлением качения. Это как раз современные шины, которые позволяют экономить топливо и повышают сцепление со скользкой или мокрой дорогой. Сейчас есть указ минпромторга, по которому этот каучуку вообще должны сделать стопроцентное импортозамещение.

— А изначально все начиналось в стенах вуза?

— Да, но это совместная работа нескольких вузов. Одна кафедра это не потянет, тем более один человек. Также на нашей кафедре автоматизации есть хорошая разработка — тренажеры для отработки действий технологического персонала. Миллионов на 5–6 они делали работ по хоздоговорам с предприятиями.

— В скольки помещениях сейчас располагается институт?

— В трех зданиях, плюс у нас есть инжиниринговый центр.

— Есть в них надобность?

— Конечно, есть, но при этом мы продолжаем развиваться. Вот сейчас вернем экономистов, и у нас третий корпус будет битком набит. К тому же у нас растет количество бюджетных мест.

«В этом году нам подписали программу по капитальному ремонту»Фото: Регина Макасина

— А в каком состоянии здания? Ремонт нужен?

— В этом году нам подписали программу по капитальному ремонту. Министерство образования РТ выделило деньги — мы должны отремонтировать кровлю, провести работы по энергосбережению. К тому же у нас сейчас очень тесное взаимодействие с «Нижнекамскнефтехимом». Вот у нас недавно был Азат Шаукатович Бикмурзин, мы вместе чествовали ветеранов. До этого приезжал главный инженер по строительству этиленового комплекса, он выступал перед студентами и сотрудниками. Они берут наших студентов на практику и трудоустраивают, мы вместе реализуем целевую программу. Студенты, обучающиеся на дневном отделении, получают зарплату на «Нижнекамскнефтехиме», а мы подстраиваем учебный план таким образом, чтобы пары стояли во второй половине дня. То есть студенты получают на предприятии производственные навыки, у них у всех корочки аппаратчиков, здесь они доучиваются, их дипломы адаптированы под их рабочие места. Таким образом, это уже не теоретические дипломные работы. А после защиты человек уже полноценный сотрудник «Нижнекамскнефтехима», причем со стажем, поэтому он моментально вырастет до начальника смены.

— В последнее время химиков критикуют за то, что не помогают городу. Вам помогают?

— С этим проблем нет. Здесь у нас взаимодействие есть. Все, что мы просим, они нам дают — от реактивов до ремонта помещений. Недавно они нам актовый зал отремонтировали.

— Расскажите о себе. Вы местный?

— Я родился в Зеленодольске, через три года родители переехали сюда, на «химию». Это был 1981 год.

— Получается, вы потомственный химик?

— Мама музыкальный руководитель, папа ИТР на «Нижнекамскнефтехиме». А я, честно говоря, мечтал поступать в финансово-экономический, но и химию хорошо знал. Но в итоге в 10-м классе стал усиленно химией заниматься и поступил сюда, даже не задумываясь. Еще в студенчестве был заведующим лабораторией кафедры Химической технологии. В 2007 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата химических наук. В 2010 году был избран заведующим кафедрой Химической технологии органических веществ, а в 2017 году был назначен директором института.

— Вы защищались в Петербурге. Почему там не остались?

— Я никогда не задумывался над переездом, я туда часто езжу, у меня там много друзей. Мне нравится в Нижнекамске жить. Я не жалею, что остался.

Предприятия: Нижнекамскнефтехим
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (26) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
31.07.2019 08:32

Нижнекамский филиал КХТИ создали П.А.Кирпичников и Н.В.Лемаев в далёком 1964 году - когда только ещё шла стройка "Нижнекамскнефтехим".
Вот это настоящие "государственники".
Памятник одному уже открыт в Нижнекамске, скоро и второму откроют памятник в Казани.

  • Анонимно
    31.07.2019 08:19

    таких как Земский побольше бы! Молодец!

    • Анонимно
      31.07.2019 12:00

      А что?
      Он участвовал в создании новой технологии новой марки синтетического каучука.
      Будучи зав.кафедрой, а затем и директором НХТИ КНИТУ зарабатывал сотни миллионов рублей своими научными и технологическими разработками.
      Установил тесные связи с промышленностью, отраслевыми и академическими иститутами.
      В этом плане Земский продолжает традиции Кирпичникова и Лемаева.
      Удачи и дальнейших успехов.

  • Анонимно
    31.07.2019 08:32

    Нижнекамский филиал КХТИ создали П.А.Кирпичников и Н.В.Лемаев в далёком 1964 году - когда только ещё шла стройка "Нижнекамскнефтехим".
    Вот это настоящие "государственники".
    Памятник одному уже открыт в Нижнекамске, скоро и второму откроют памятник в Казани.

  • Анонимно
    31.07.2019 08:41

    Лишь седьмая часть выпускников других вузов возвращаются в Нижнекамск.

  • Анонимно
    31.07.2019 10:22

    Насчёт зарплат преподавателей я, как и корреспондент БО, оставляю за собой право не поверить словам директора филиала.

  • Анонимно
    31.07.2019 11:51

    70 тыщ у препода? эту статью преподаватели нхти по-любому прочитают. Напишите пж уважаемые преподаватели в комментариях реальные зарплаты на одну ставку!

  • Анонимно
    31.07.2019 13:38

    Подскажите, кто знает, при институте в 90е годы была открыта школа, ученики учились в здании института после 7 класса, точно не знаю, она ещё существует?

  • Анонимно
    31.07.2019 13:58

    Хорошее интервью. Но, говорить это одно, а что мы можем оценить? Посмотрел сайты КНИТУ и НХТИ - учебных планов нет, последний год 2017. Коллеги из НК сетовали, что срезается аудиторная нагрузка и прикладные дисциплины в счёт гуманитарных дисциплин. Так ли это? Где можно увидеть новшества в обучении от нового директора? В КФУ за счет иностранцев преподавателям вернули нагрузку и ставки. Как с этим в НХТИ? Про 94% - так это заслуга не Земского, вы же понимаете, говорить можно всякое

    • Анонимно
      1.08.2019 13:53

      До 2018 года обучение было по утвержденным учебным планам. Однако в сентябре 2018 преподаватели узнали, что в 2018-2019 учимся по планам, придуманным лично директором, что является грубейшим нарушением. Сейчас уже при переходе на стандарты 3++ опять НХТИ будет учиться по другим планам. Хотя все эти годы должны были учиться по утвержденным планам 2017 года. Отсюда вопрос- почему филиал проводит обучение по своим планам, а не основывается на планы головного вуга? Кто дал такое право?

      • Анонимно
        1.08.2019 14:56

        а юристы КНИТУ тогда куда смотрят? Если молодой директор так резв, значит и в КНИТУ об этом знают. А может и сами так распорядились, чтобы штаты сократить беСполезненно

        • Анонимно
          1.08.2019 15:56

          Этого никак нельзя было делать. Первая же проверка Рособрнадзора приведет к большим последствиям. С бюджетными деньгами не шутят, тем более с их нецелевым использованием.

  • Анонимно
    31.07.2019 14:14

    "Недавно они нам актовый зал отремонтировали." - позор просто .Они весь вуз должны отремонтировать. Можно добавить -"три кровати и ремонт в палате сделали " после того как 12 человек сожгли . просто смех . крахоборы

  • Анонимно
    31.07.2019 17:40

    Технологии на химит 60 годов и потому и кадры нужны старого уровня.Отставание запрограмировано.Даже в заявлении на прием на работу делают несколько ошибок.Уйдут старые кадры.

    • Анонимно
      31.07.2019 22:21

      Земский принес свежий ветер в институт. И про зарплаты он правильно говорит. Получают те, кто пашет. А возмущаются сейчас те, кто раньше ничего не делая, хорошие зарплаты получал.

    • Анонимно
      31.07.2019 22:43

      Какие технологии 60-х оодов? Вы сами на НКНХ были? Есть там и старые заводы и новые. Я выпускник НХТИ, строил и запускал с десяток производств. Новейших, на мировом уровне и по технологиям и по оснащению. И, кстати, на фоне выпускников казанских профильных вузов чувствовал себя очень уверенно. Когда я туда поступал, конкурс был под 20 человек на место. Все мои одногруппники состоялись как профессионалы, руководители, бизнесмены.

    • Анонимно
      31.07.2019 22:45

      Танеко вам старые кадры запускали? В России может 2-3 примера таких коллективов найдется по уровню профессионализма. А ведь там 70% молодых. А есть еще предариятия НКНХ, ТАИФ, и лругие.

  • Анонимно
    1.08.2019 06:59

    Резюме такое. Институт умирает. Медленно ощупью происходят поиски дна. Потом снизу стучат и начинается прорыв. Основные кадровые прорывы у нас бывают в августе. Самое эмоциональное будет в конце августа, когда люди находят нормальную работу и уходят. Материальные прорывы бывают в течение года, когда оборудование под нагрузкой начинает ломаться или лаборант-инноватор губит его

    • Анонимно
      1.08.2019 08:02

      Здесь вы не правы, надо обучать лаборантов. Даже если они инноваторы. Только молодёжь позволит достичь прорыва в научной деятельности новых высот рейтингов СКОПУС.

  • Анонимно
    6.08.2019 08:27

    Прям послушаешь Директора филиала КХТИ - прям всё идеально! Не страна - а сказка! А стены как были обшарпанные, лаборатории старые, реактивов толком нет, инфраструктура вся обветшала... А вы про актовый зал! Браво Нижнекамскнефтехим! С многомиллиардными прибылями для родного альма матер отремонтировали актовый зал...

  • Анонимно
    6.08.2019 10:39

    Слишком много Бога в интервью. Хотелось бы больше слов про опору на коллектив и коллег. Смотрелось бы лучше. А то прям правда какая-то, только на Бога и надеемся.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль