Общество 
12.09.2019

Как умрут все ваши города

Неизбежен Великий Исход из городов на природу. Но изменится не только их облик, но и сами люди

Город есть зло, временное явление в истории, связанное с массовым производством, утверждает автор. Город губит человека, убивает творческое мышление, делает его покорным винтиком. «Сегодняшние города — не что иное, как резервации или достаточно комфортные концлагеря для человеческих масс», — пишет он. На их месте возникнут поселения, похожие на старые городские районы — одноэтажные дома, утопающие в садах. По мнению автора, даже в мегаполисах достаточно места, чтобы все население жило именно так.

«Город губит человека, убивает творческое мышление, делает его покорным винтиком» «Город губит человека, убивает творческое мышление, делает его покорным винтиком» Фото: © Владимир Астапкович, РИА «Новости»

ТАКИМ ТЕБЯ СДЕЛАЛ ГОРОД

Современный человек не может представить себе существование современного мира без городов — мест массового скопления и проживания людей. Город для вас — это естественно, это нужно, это необходимо. Жить в городе — нормально, покидать город стоит только изредка, для отдыха на природе и путешествий.

Без городов, по вашему разумению, мир, к которому все привыкли, исчезнет. Смерть городов для вас равна смерти всего человечества… или, по крайней мере, его крайней деградации — до средневековья, каменного века, до гнёзд на деревьях и нор.

Надо признать, что большинство сегодняшних людей, причём большинство подавляющее в буквальном смысле слова, не слишком хорошо мыслят логически, не очень хорошо сопоставляют данные и отвратительно прогнозируют события, отстоящие от настоящего времени более, чем на неделю или месяц. Зато это большинство прекрасно эмоционирует и очень сильно привязано к эстетике восприятия. Главный критерий, по которому оно принимает решения и действует: нравится — не нравится.

Нравится то, что привычно, или то, о чём говорят головы и голоса с больших экранов и рекламных площадей. Здесь не надо думать, надо стремиться это получить, взять и удерживать при себе. Вещи, еда, стиль, шаблон партнёра, образ жизни.

Получать желаемое как можно быстрее и как можно меньше тратить при этом усилий. Это — квинтэссенция современного человека. Задумываться над тем, насколько хорошо и разумно его окружение — зачем? Оно существует и оно привычно. Главное — оно для него комфортабельно. Любые перемены, не вписывающиеся в привычный образ существования, приносят неудобства и дискомфорт, требуют усилий. Зачем они? И зачем думать, когда тебе дают готовые решения?

Мышление сверх обычной нормы требует напряжения, это напряжение вызывает раздражение и даже головную боль. Вы знаете, что так бывает. И вы не хотите, чтобы голова болела. Этого никто не хочет. Это не нравится, и, значит, всё непривычное и противоречащее окружению — нежелательно. Автоматически.

Вокруг всё есть так, как оно есть, и другого мира не существует. Мышление, головная боль и ответственность за самого себя сверх того, что вписывается в рамки комфорта, отрицается и отметается тобой. Человек, живущий в окружении таких же, как и ты, людей — сверху, снизу, сбоку — ты окружён себе подобными со всех сторон, и ты привык жить в человейнике. Как и они, подчиняясь всеобщим правилам, которые уже стали вашей второй натурой и привычкой.

И тебе достаточно того места, которое выделено обществом, городом. Твои квадратные метры — это одна из главных твоих ценностей. И тебе не нужно их больше того, что ты можешь себе представить: большие пространства не для тебя. Их сложно контролировать, большое пространство налагает на тебя большую ответственность и порождает дискомфорт.

Ты привык к тому, что твоё окружающее пространство ограничено твоими стенами, и оно — только твоё. Ты привык к тому, что пространство — собственность, твоя или соседей. Есть ещё общее городское пространство, но оно — ничьё, и ты несёшь ответственность за него в минимальной комплектации: не плюёшь на тротуар, не куришь в неположенном месте, не бросаешь мусор мимо урны. Но всё, что ты можешь в этом общественном пространстве — лишь пользоваться им, не изменяя его и не владея им. Ты не в силах себе представить, что можно полежать на газоне, искупаться в фонтане, залезть на дерево или посадить цветок или куст там, где ты посчитаешь нужным. Даже полить засохший газон — это не в твоей компетенции. И такой мысли просто не приходит в голову.

Общественная собственность — не твоя собственность. И городское пространство — не природа, даже если это парк с прудами, заросший большими деревьями. Ты имеешь право там находиться, но ты не имеешь на эту собственность права.

Всё твоё окружение, кроме твоей квартиры — это, по сути, музей или выставка. И даже оказавшись в собственных стенах, на территории своей собственности, ты не получаешь права делать всё, что ты хочешь и когда хочешь. Превышение производимого тобой шума на несколько децибел в неподходящее время, курение в окно и даже незадёрнутая штора в спальне напротив соседских окон могут послужить источником больших неприятностей.

Ты не принадлежишь себе даже у себя дома. Но тебя это положение устраивает. И ты уверен, что так было с начала времён, и так будет вечно.

Таким тебя сделал город.

НАПЕРЕКОР ЭГРЕГОРУ

Когда появляются люди, живущие и мыслящие, воспринимающие мир практически одинаково,  возникает и такое явление, которое эзотерики называют «эгрегором». Нечто вроде полуразумной программы, которая начинает управлять своими материальными создателями и носителями, принуждая их так или иначе действовать усреднённо, мыслить в общей струе, не выбиваться из строя.

Восприимчивость к такого рода воздействию и способность бороться за свою целостность и свободу выбора у каждого из вас разная. Соответственно, разной получается и послушность этому эгрегору.

Он воздействует на тебя главным образом через твою эстетику, через соответствие твоих понятий о красивом, приемлемом и отвратительном, окружающему тебя миру. Это восприятие порождает твою реакцию на элементы твоего окружения и на происходящие события, подсказывает, как «правильно» реагировать и относиться ко всему. Что поддерживать, что игнорировать, чему противостоять.

Попав во власть эгрегора, ты, не отдавая себе отчёта, становишься подобен муравью или пчеле, которыми руководят инстинкты и роевое сознание. От твоей личности остаётся только видимость, оболочка, которую ты и окружающие тебя люди принимают за «индивидуальность».

Настоящая Личность, настоящий Индивидуум вызывают в обществе, управляемом эгрегорами, возмущение и отторжение. Вне зависимости от логичности, полезности, гуманизма и других качеств и свойств, которые порождает эта Личность. Мечты Личности кажутся окружающим странными, идеи — сумасшедшими, последствия предлагаемых ею действий — ужасными. Безо всякого анализа. Представитель общества, Обыватель, не прилагая никаких мыслительных усилий, просто «чувствует» это. Или, что ещё хуже — «знает наверняка».

Эгрегор всегда сопротивляется личному мышлению, индивидуальности и стремится подчинить её себе, а если не получается — уничтожить. С помощью тех, кто «дышит эгрегором», пользуясь «готовой программой поведения», выдаваемой им.

Пусть сам этот термин и суть явления относятся к метафизике, оккультизму, эзотерике и прочим дисциплинам подобного рода, отрицаемыми наукой — что с того? Вы можете их рассмотреть с другой стороны, вполне доступной для наблюдения без третьих глаз или божественных/демонических откровений.

Ты сталкиваешься с эгрегорами каждый день и каждый час. Самое обычное их проявление — общественное мнение. Которое заставляет тебя время от времени делать то, что тебе не нравится. Или не делать то, что хочется. Без особого размышления, на автомате.

В большинстве случаев это полезно: иначе в городской среде тебе будет грозить опасность. Делай, как все — и день пройдёт без приключений. День муравья, день робота. Безликий день, который Личность посчитала бы вычеркнутым из жизни, проведённым зря. Потерянным днём.

Обыватель не задумывается над тем, напрасно прожит день или неделя, или нет. Вообще, такое понятие, как «цель жизни» для него — понятие отвлечённое, к нему, по большому счёту, не относящееся. Понятие цели очень тесно увязано с понятием мечты, а о чём мечтает обычный городской житель? Как стать миллионером, как добиться такого положения дел, чтобы ничего не делать, а отдыхать и путешествовать? Но, надо признать, и такой примитивный тип мечтаний для среднего горожанина крупноват по статусу, и воспринимается более умозрительно, сказочно, нежели практично и в виде реально достижимой цели.

Это тоже — проявление работы эгрегора, который задаёт своим членам лишь среднестатистические цели, по типу средней температуры по больнице, включая морг. Даже в мечтах ты не высовываешься из общей массы, даже просто мечтать в этом городском мире невозможно сверх допустимого. Ты не властен над собой, но над тобой властно общество.

Трагедия растворения Личности в окружающем её мире, потери индивидуальности. Это трагедия, которую ты не в силах даже осознать, почувствовать. Но если ты попробуешь это сделать…

Ты узнаешь, что такое сила городского эгрегора. Поверь, это тебе не понравится. Ты перестанешь быть своим среди тех, кто считался своим — в первую очередь, отдалившись от них сам. А потом они отвернутся от тебя. И всё, на чём держалось твоё городское существование, начнёт медленно и верно рассыпаться в пыль. Ты поймёшь, что главное здесь — не знания и умения, не опыт и стаж, и даже не твой капитал (если он есть, конечно). Главное в мегаполисе — люди, с которыми ты знаком и которые тебя поддерживают.

Отключившись от этого эгрегора, прежде всего ты поймёшь, что «своих» в твоём окружении никогда не было — и вообще, в городской жизни «своих» не бывает. Здесь каждый — сам за себя. И ты кому-то нужен лишь постольку, поскольку это выгодно. До тех пор, пока получающий выгоду от тебя ощущает себя комфортно в твоём присутствии.

А этот комфорт прекращается сразу же, как только между тобой и эгрегором ты ставишь барьер.  И тут же обнаруживается, что незаменимых людей нет, и что ты, став Личностью, престал быть… уникальным Индивидуумом. Твоя прошлая индивидуальность, которая была ничем иным, как стандартной упаковкой сознания вроде пакета из супермаркета, воспринималась бывшими «своими» как нечто естественное и натуральное. А твоя настоящая сущность…

Ты будешь удивлён, но ты станешь невидимкой, тебя перестанут слышать и замечать. Глаз обывателя и все остальные, если так можно сказать, «органы восприятия» настроены эгрегором на строго определённый и узкий диапазон, и всё, что в этот спектр не вписывается, для него невидимо и неслышимо. Ибо непонятно — и отбрасывается сознанием сразу же, на входе.

Это делается для того, чтобы не заразиться от тебя и таких, как ты, и не попасть в такую же ситуацию.

Отказавшись от эгрегора, ты остаёшься без поддержки людей, сам по себе. Мир, который, ещё недавно был таким комфортным и уютным, начинает превращаться во враждебную тебе среду обитания. И, чтобы выжить в нём, а тем более, стать чем-то большим, чем раньше, тебе приходится прилагать непредставимое ранее количество усилий.

Ты выделяешься из массы, и поэтому ты — Никто и звать тебя Никак. Капитан Немо на своём Наутилусе. А точнее — без него. Человечек, которого носят волны городского бытия. Сопротивляясь которым, ты рискуешь выбиться из сил, захлебнуться и пойти ко дну.

Ради чего? Всего лишь ради того, чтобы видеть и понимать чуть-чуть больше окружающих? Чтобы быть слегка более самостоятельным в собственных решениях? Чтобы становиться самим собой, понимая при этом, что чем больше ты добиваешься, тем дальше до конечной цели? Которая, к тому же, становится гораздо менее понятной, чем в те времена, когда ты был «как все»? Чтобы, добиваясь всё большего в самом себе, с каждой такой победой осознавать, насколько она мала по сравнению с ожиданиями? Привычное состояние счастья, или того, что под этим подразумевалось раньше, исчезает и растворяется, его место занимает растущая неудовлетворённость самим собой и окружающим миром.

И ты всё отчётливее видишь, насколько это недовольство обосновано и логично. И понимаешь, что не в силах изменить океан, и с каждым днём видишь, что океан становится больше и сильнее: лишь потому, что ты видишь и понимаешь больше.

Современная городская, урбанистическая среда обитания, несмотря на её комфортность и продвинутость, по сравнению с пещерами или городами средневековья, очень несовершенна. Она даже вредна для человеческого сознания, превращая людей в нечто иное, в какой-то другой вид, лишь внешне напоминающий человеческий. Но люди в этой среде бывают счастливы, или, точнее — «счастливы». Во втором случае они не понимают счастья в первом значении, без кавычек, это понимание им недоступно. Но положительные эмоции, необходимые для выживания и дальнейшей жизни всё равно есть, в необходимых количествах.

Эту возможность дарит им городской эгрегор. Отсекая от их внимания и не допуская в сознание максимум того, что может расстроить такого человека.

Такова роль эгрегора в современном мегаполисе.

СРЕДА ОБИТАНИЯ И ОБИТАТЕЛИ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Человек — вид, который сам создал свою искусственную среду обитания, зависимую от него, от которой стал сам полностью зависим. Это касается не только техники и климата, производства продуктов питания, информационных потоков. Это ещё и социальное, и ментальное явление: наше сознание тоже пребывает в искусственной среде, созданной нами. Которая создаёт наше сознание. Своего рода круговорот.

Мы, не задумываясь, нечаянно, так сказать, создаём эгрегор — и он начинает изменять нас самих, подгоняя под форматы, которые мы не заказывали! И даже не думали о них.

Мы выбираем правительство, и правительство начинает проводить политику, целью которой является некое согласие населения по определённым вопросам. Через какое-то время обнаруживается, что люди активно соглашаются с тем, против чего были ещё недавно, причём категорически против! При этом они считают вредным и опасным именно то, к чему стремились, и ради чего избрали такое правительство.

Население меняет социальную среду — и новая социальная среда меняет население. Меняются его мечты и цели, соответственно, действия и усилия людей меняются тоже. Меняются менталитет, культура, понятия о счастье и несчастье. Меняется сам народ. Люди забывают, что они хотели вчера, что послужило отправной точкой для этих изменений, им кажется, что так, как сегодня, было всегда — и происходит сначала подмена реальности, а потом и самих людей.

Такого рода явления сегодня повсеместны, и конечной их целью, в определённом масштабе истории, служит уничтожение личности как таковой. Городская среда, особенно — мегаполис — идеальное место для подобного рода трансформации.

Современное производство всё меньше требует не просто рабского труда, а человеческого труда вообще. Люди как производительная сила сегодня теряют всяческий смысл. Но команды или задачи по приведению численности населения к оптимальному количеству особей относительно мировых ресурсов и потребностей человека, так ниоткуда и не поступило. И вряд ли поступит, между прочим.                              

Сегодняшние города, на самом деле — не что иное, как резервации или достаточно комфортные концлагеря для человеческих масс. Если быть совсем честным — то для масс бездельников, паразитов, занятых в массе своей ничем иным, как самообслуживанием и самоудовлетворением своих потребностей. Абсолютное, подавляющее большинство людей в городе живёт для себя!

Хотя каждый из них уверен, что выполняет какую-то полезную функцию для общества, для всех. За что общество, якобы, платит ему деньги, которые для этого человека являются показателем его нужности и успешности.

Единственный материальный фактор, о котором можно говорить относительно реальной полезности человека для общества — это производство. Главным образом — продуктов питания, потом — жилья, потом — одежды и техники разного рода.

Продукты питания городом не производятся, в лучшем случае, они там обрабатываются — всего лишь. Не сеют картошку горожане, и не жнут молока. Они вообще слабо представляют себе, откуда еда берётся!

Какая-то часть городского населения занята в строительстве домов и их ремонте. Как правило, необходимость строительства новых мегагектаров жилья и прилагающейся инфраструктуры обусловлена ростом городов, прибывающими в них потоками населения. Откуда? Из сельской местности или городов меньшего масштаба, в которых население неуклонно сокращается.

Есть ли какой-то смысл в укрупнении растущих мегаполисов? Он был бы, конечно, если бы большинство горожан производили плуги, сеялки, бороны и тракторы — всё более совершенные, позволяющие оставшимся единицам пейзан обрабатывать всё большее количество угодий.

Но на такого рода заводах — производящих действительно полезную для выживания человечества технику — трудится невероятно мизерное по сравнению с общей численностью горожан количество работников. В разы, если не в десятки и сотни раз большее количество людей крутится вокруг такого предприятия, образуя т. н. «инфраструктуру»: паразитарную по своей сути обслугу пролетариата. Школы, больницы, магазины, рестораны, аквапарки, юристы, строители-ремонтники, автосервисы, гадалки, парикмахеры, менты, проститутки, карманники… От действительно нужных занятий до тех, которые стоит выжигать напалмом — но нет и не может быть чёткой границы в данном случае, когда кончается реальная польза и начинается вред.

Но город содержит всех.

Отдельная статья для городов — администрирование. Правительство, Дума, министерства, комиссии, приёмные, офисы, юристы, аферисты, избиркомы, журналисты… Господи, да ведь этой шушеры в крупных городах больше, чем карманников или врачей! От чего они питаются, кормятся?

Правильно — от того же производства. И от села, и от города, от всего, чем управляют.

Сколько тружеников-производителей, а сколько управленцев? Вам никогда не приходило в голову сопоставить эти данные? Даже если не приходило, я всё равно почему-то думаю, что вы уверены в том, что управленцев в наше время больше, чем рабочих на производствах и крестьян, вместе взятых.

Современный город — место, где на одного производящего действительно нужный всем продукт приходится 99 хвостов «обслуги и помощников», которые считают себя гораздо важнее пахаря или кузнеца, с трудов которых кормятся.

Чтобы так было в действительности (по части важности и приоритетности), придумываются правила, законы, создаются неимоверные по сложности системы, в которых, как мухи в паутине, барахтаются даже плетущие их пауки. Сложная система — основа их власти, их необходимости производителям, без неё и без тех препон для нормальной, адекватной жизни, что они создают, их попросту незачем будет кормить.

Сама городская жизнь усложнена сверх всякого разумного предела даже в вопросах коммуникативности: много ли вы знаете людей, которым посчастливилось работать рядом со своим домом? Городские массы с утра и до вечера пересекают просторы мегаполисов из края в край, создавая пробки, уничтожая воздух, энергию, топливо и собственные силы. Эту бы энергию — да в полезное русло…

Нет такого русла сегодня. Это — лишняя энергия лишних людей. И ежедневные покатушки сотен миллионов, если не миллиардов человек, выбрасывающие на ветер и во вред всем так же миллиарды человеко-часов, не считая уничтожаемых при этом ресурсов — альтернатива массовому уничтожению этих миллиардов человек. Альтернатива воплощению в жизнь теории «золотого миллиарда». И это, описанное выше, тотальное самоудовлетворение собственных потребностей обывателей-горожан, которых наша цивилизация содержит подобно бесполезным моськам, тоже ни что иное, как альтернатива их массовому уничтожению.

Наша цивилизация получается гораздо гуманнее, чем это пытаются представить некоторые публицисты и фантасты.  Но и недостатков у неё тоже хватает…

А впереди то время — и оно уже недалеко! — когда для производства необходимых товаров и продуктов вообще не потребуется людей. Учитывая реальный процент таких работников в экономиках самых развитых стран сегодня, можно считать, что это время практически наступило. Чем занять людей, которых нечем занять? Как добиться того, чтобы они не сходили с ума от безделья, чтобы массы, сосредоточенные в концлагерях-мегаполисах в какой-то момент не начали уничтожать друг друга и свою среду обитания, что уничтожит всех выживших?

Только одним способом, доступным сегодня: повышением управляемости каждого индивидуума. Особенно, если он в силу своего сниженного интереса к самостоятельному мышлению просто не в силах осознать не только сложившуюся ситуацию (которая сложилась для человечества как-то уж слишком внезапно!), но и желает при этом превалировать над окружающими его таким же «мопсами». Ограниченное пространство в среде обитания ограничивает и способности существа, в том числе — и мыслительные, и моральные, и этические.

В городах растёт количество перверсий (извращений), жестокости, склонности к наркомании. Это не просто и не только веяния «моды» — это ещё и прямое следствие скученности населения. Следующим этапом будет повальное сокращение численности естественным путём, и оно не за горами: люди массово перестанут рожать себе подобных. Уже сегодня фертильность в самых развитых странах снизилась ниже критической для воспроизводства населения отметки.

В современных городах живут разные люди — в том числе, и «люди вчера», не соответствующие тому новому этапу эволюции сознания, которого достигло человечество. Люди, не способные по своей природе принимать и нести ответственность в тех масштабах, которых требует современный мир, сообразно тому уровню могущества, которое даёт цивилизация каждому из нас сегодня. И таких людей — большинство.

У них есть шанс «подтянуться» до необходимого уровня, но это означает работу над собой, постоянный внутренний труд. Никто не запрещает им развивать своё мышление. Даже наоборот — их призывают к этому. Становиться люденами или оставаться людьми с полупещерным сознанием — их выбор. Насильно человека не сделаешь лучше, по принуждению можно сделать из него только подобие дрессированной обезьяны. Решение, каким быть, должно приниматься не под воздействием страха наказания, и не в ожидании «сахарка за удачный трюк». И даже не просто самостоятельно, а вопреки давлению окружения: только тогда оно будет по-настоящему ценным. Для кого? В первую очередь, для того, кто его примет и чего-то добьётся. Но мир, в котором человек будет себя изменять (а многие меняют уже сегодня), всё-таки должен оставаться достаточно стабильным. Для этого массы должны быть законопослушны.

Вот вам и роль эгрегора, вот вам и все несуразности и нелепицы современного мира.

Есть время, есть шанс. Ещё есть.

ИНКУБАТОР ЛЮДЕНОВ

Чтобы соответствовать тому новому миру, порога которого мы достигли сегодня, нужно иметь принципиально иное сознание, чем, допустим, у рядового крестьянина или пролетария начала ХХ века. Или, что вернее — у рядового обывателя. Да, у жителя первой четверти века XXI сознание и восприятие мира уже иное, но вот вопрос — принципиально ли оно иное?

Да, мы более грамотны — поголовно грамотны. Да, мы понимаем слова «экология», «гуманизм» и «толерантность». Термины эти сто лет назад были за гранью понимания большинства, причём главным вопросом было бы «не что это значит?» а «Зачем?» Прошедший ХХ век многому научил людей…

Что касается технической стороны прогресса, то кажущиеся большинству умения выходить в интернет и разговаривать по телефону, смотреть телевизор и запускать стиральную машинку, на самом деле, совсем не способствуют развитию ни интеллекта, ни сознания в целом. Люди стали менее умелыми, менее изобретательными, менее творческими, чем раньше. Им приходится преодолевать меньше препятствий и решать меньше логических задач для достижения своих целей, чем это требовалось и век назад, и, особенно, в пещерное время.

Но это — в среднем. А в частном… Возросла пропорция креаклов, особенно самоучек (что очень ценно) — свободных сочинителей текстов, художников, изобретателей, певцов и так далее. Многие из них — универсалы, проявляющие себя в нескольких сферах творчества. Что в прошлом было очень редким явлением и считалось признаком гениальности. А сегодня этим никого не удивишь.

Но их, всё-таки, хотя и стало больше, ещё не так много, чтобы говорить о каком-то реальном изменении в глобальном сознании. Большая часть землян всё-таки остаются обывателями. Пусть грамотными, пусть соблюдающими гуманизмы и толерантности всякие, но — обывателями. Которых на творчество и саморазвитие не слишком тянет.

Конечно, если их переместить в начало прошлого века, им будет очень плохо. Но не от отсутствия гуманизма или экологии, как может показаться, а от отсутствия телевизора, автомобиля, центрального отопления и возможности играть в танчики и смотреть порнуху.  Ну, и от необходимости больше тратить время на физический труд.

Точно так же, если запихнуть в наше время среднестатического зауряда оттуда — впишется в нашу жизнь за месяц, а ещё через год вы его уже не сможете отличить от современника. И этот обыватель, точно так же, как и наш современный, сможет цитировать, например, Стругацких, но вряд ли сможет понять, что означает у них «желать странного».

Прямое, материальное мышление. Оно — основа нашей цивилизации, и оно никуда не исчезает, равно как и потребность в нём для дальнейшего существования человечества и человека. Но, кроме этого, нужно уметь… как бы это выразить словами? Мыслить нематериально, не прямо? Нет, не то.

Концептуально — самое подходящее в данном случае и самое избитое выражение. Но само понятие концепта искажено в представлении большинства. Ведь концепт — это не идея, общая или частная, и даже не представление об идее. Концепт — это способность постигать суть идеи во всей её полноте, мгновенно и без каких-либо знаков, звуков, символов. А потом разворачивать из него всё, что потребуется. Сам по себе концепт похож на эмбрион, на стартовую папку программы: он совершенно нематериален и лишён каких-либо признаков материальности. Понимаете, о чём я?

Кто-то понял, кто-то нет. В этом и разница. Между «старыми людьми» и новыми.

Никто не говорит, что «новых людей» раньше не было, и вот вдруг они появились — ни с того, ни с сего. Они были с момента появления хомо сапиенса, но их количество увеличивалось по мере развития человечества. Медленно, очень медленно. Именно с и помощью цивилизация развивалась, а когда их становилось меньше — развитие шло вспять, наступали периоды регресса. Эти люди, всегда отличающиеся внутренне от большинства, двигали и двигают человечество вперёд. И служат то и дело «грушей для битья» для тех, кто не таков.

Они от природы способны воспринимать и понимать больше других. У них, знаете ли, концептуальное мышление. Это обидно, это несправедливо. И вообще, нечего тут выпендриваться — самый умный, что ли? Вот тебе дубиной по башке — помог тебе твой ум? Понял теперь, как жить надо? Дубина — она всего причина! А Земля плоская!

Ну, дубины с развитием рода людского сменились другими видами переубеждения, более щадящими и гуманными. Например, принудительными работами в ошейнике, или полётами на бочках с порохом. Или кострами святой инквизиции. А имаджинавтов становилось всё больше и больше. Чем их становилось больше, тем лучше жилось, а чем лучше жилось — тем их больше становилось. А потом мы начали жить в современном городе… И вокруг нас внаглую расплодились эти самые креаклы. Их сегодня уже настолько много, что с ними приходится считаться.

А современному человеку становится настолько нечего делать и нечем себя занять, что он согласен признавать креатинг за труд, который ничем не ниже, допустим, труда офисного планктона. И кое-где креаклами даже начали восхищаться и ставить их в пример. Граффити или 3Д рисунки на асфальте, городские скульптуры и всё такое прочее.

У нас в стране им тоже временами достаётся немного хорошего отношения: когда до власти доходит, что на это творчество можно создать расходничек из бюджета, а средства творчески распилить. Национальные особенности креативизма, так сказать.

Но главная творческая среда обитания креаклов и прочих имаджинавтов — все-таки Сеть. Электронное творчество в самых разных видах. С отрывом от реального мира, что, к сожалению, то и дело происходит. Но, всё-таки, отрыв в процессе творчества — это не отрыв в процессе игры в какую-нибудь стратегию. Новые люди увязанию в игрушки не подвержены. Они не потребители, они — созидатели. И созидают временами не просто арт-объекты, а целые миры… которых в реальном, материальном мире не существует.

Городская среда обитания, избавляющая человека от множества ненужных движений, усилий, потерь времени, позволяет расти этому классу — или виду? — людей. И качественно, и количественно. Причём, чем большего качества они добиваются, тем более популярно становится само течение, и это подтягивает их количество к новым рубежам.

Рост тех, кто в недалёком будущем, возможно, сможет называться люденами, сейчас пошёл по экспоненте. Их конёк — созидание, а не разрушение. Это люди, которым интересно творить. Развивать, а не останавливать. Поддерживать, а не запрещать. И они рождают свои эгрегоры, отличающиеся от эгрегоров «старых людей». Которые всё равно почему-то уверены в том, что новое несёт опасность.

Перечитайте тех же Стругацких. В «Гадких лебедях» они полвека назад предсказали этот процесс, временами удивительно точно — особенно, если воспринимать его концептуально.

«Ведь мы вовсе не собираемся разрушать ваш старый мир. Мы собираемся построить новый. Вот вы — жестоки: вы не представляете себе строительство нового без разрушения старого. А мы представляем себе это очень хорошо. Мы даже поможем вашему поколению создать этот ваш рай, выпивайте и закусывайте на здоровье. Строить, господин Банев, только строить. Ничего не разрушать, только строить.

— Нынешний старый мир, — загадочно сказал Бол-Кунац, — нам мешать не станет. Он будет нам даже помогать. Прежняя история прекратила течение свое, не надо на нее ссылаться…» (А. и Б. Стругацкие, «Гадкие Лебеди», 1972 г. Глава 5.)

Почему-то мне кажется, что дальше по этой теме что-то объяснять и разворачивать не имеет особого смысла. Кому это нужно — тот всё поймёт и увидит сам, а кому не нужно — так ведь всё равно… им без надобности.

Вот что происходит сегодня в наших городах.

СКОРО ЭТО НАЧНЕТСЯ

Люди очень любят узнавать своё будущее. Хлебом их не корми — а будущее предскажи.

Прогнозы будущего, основанные на логике и здравом смысле, им не так интересны, как прогнозы на основе карт Таро, гаданий на внутренностях медузы, полётах пингвинов над Ямайкой и падения шаров разной массы с Пизанской башни.

В моём арсенале нет этих чудесных способов, поэтому я предлагаю свой прогноз на основе полученного концепта. От разных эгрегоров — и старых, и новых. Ну, и с капелькой логики и толикой здравого смысла — это как соус хороший приготовить.

В скором времени начнётся постепенный исход населения из городов. В первую очередь — из городов больших, из мегаполисов. Это произойдёт и в результате вхождения во взрослую, самостоятельную жизнь нового поколения, которое не пепси выбирает, а что-то иное, непонятное старому. И которому городские эгрегоры, диктующие не только правила поведения, а ещё и сами мечты и цели жизни, окажутся поперёк горла.

Им захочется свободы. Свободы собственного мнения, в первую очередь. И побольше пространства вокруг себя. Другого восприятия мира, живого восприятия — а не через железобетон человейников.

Ещё это случится по причине… тотальной застройки мегаполисов новыми жилыми кварталами. Как ни странно это звучит.

Переизбыток товара (жилья) приведёт в какой-то момент к его обесценке. Престижные прежде районы начнут заселяться уже не достаточно состоятельными (а значит, и относительно приличными людьми), а всяческим сбродом из глубинки, которая до этого наполняла собой кварталы полурабочие, полумаргинальные.

И живущие в престижных ранее районах люди предпочтут такому соседству переезд в сельскую местность. Или в районы таунхаусов, которые начнут стремительно расти в пригородах. Там можно жить на своём участке, за своим забором.

А что заработок в городе? Во всём мире происходит невиданное прежде явление: жителям — всем, а не только безработным, пенсионерам и инвалидам — начинают выплачивать безусловный базовый доход (ББД). И его размер постоянно растёт.

У нас тоже произойдёт это. Ключевым условием здесь является национализация природных ресурсов и главных производств России — всего лишь. Существующая ныне дикокапиталистическая система собственности нежизнеспособна, не может конкурировать с другими системами, даже с экономиками относительно небольших и не очень развитых стран.

Российская система обречена: для такого предсказания не нужно быть Гарри Поттером или Нострадамусом.

По большому счёту, нормальным людям в городах станет нечего делать, а имея ББД — ну, какая разница, где жить! Продать жильё в городе и купить жильё в глубинке, на разницу в цене сделать старую лачугу современным коттеджем с необходимой для комфорта начинкой и инфраструктурой. Что в этом сложного?

Да ничего, на самом деле. Именно поэтому описываемый мной процесс уже идёт.

Впрочем, перебраться во внегородскую среду смогут и те, кто ещё будет работать и зарабатывать гораздо больше, чем на базовые потребности. Была бы у них ответственность за своё дело. Сегодня управлять производством можно и с помощью интернета, далеко не каждый специалист требуется на своём «рабочем месте» на заводе, фабрике или предприятии. Из дома можно это делать, с веранды, залитой утренней свежестью и солнечным светом. Только не просыпай на работу и помни об ответственности за своё дело!

Точно так же можно вести массу офисных работ, да много чего ещё. БДД как явление подразумевает само по себе сокращение ненужных рабочих мест, что, в свою очередь, означает увеличение оплаты труда на местах оставшихся и… рост конкуренции за такое место. Значит, даже на мало-мальски приличную работу будет очередь, и работодатель сможет отбирать гораздо лучшие и дисциплинированные, ответственные кадры. Которым нет необходимости для выполнения своего труда каждый день катиться через всю Москву в офис и сидеть в нём за точно таким же компом, который стоит у него дома…

Такие виды работ уже есть, наверняка вы о них слышали. Удалённая работа называется. И многие успешные удалёнщики (фрилансеры) предпочитают жизнь в сельской местности жизни городской. Причём всё чаще и чаще.

Сейчас мы проходим интересный период: мегаполисы продолжают набиваться приезжими из глубинки, в том числе и из сельской местности, уверенными в том, что жизнь в большом городе — это предел мечтаний современного человека, в то время как из этих же городов началось если не повальное, то довольно массовое «бегство» тех, кто понял: с них хватит человейников!

Городская среда сформировала тип людей, привыкших к комфорту и отвыкших от физического труда, но предпочитающих жить на земле. Этаких новых дворян, знаете ли. И современный уровень технологий уже позволяет осуществлять такие замашки даже не очень состоятельным гражданам.

Вы думаете, правительству и прочим администрантам, составляющим немалую долю населения центров, так нравится сидеть в городах? Они в любую свободную минуту стремятся попасть на свои дачи. И думцы постоянно толкают проекты по переводу госаппаратов в провинции — поближе к природе.

Заседания, прения, голосования — их ведь можно и по Скайпу проводить при желании, не так ли? Наступит день, и всё правительство переселится на свои дачи, чтобы оттуда руководить страной. Это окажется ещё тем ударом по значимости городов в глазах населения, исчезнет ещё один мотиватор жить «только в столице» или «в центре». Для многих и многих людей старой закалки близость к власти, особенно физическая близость — это как приз. Вроде как бы и сам уже — почти власть! Статус, ёшки-мартышки!

А тут — раз, и нет власти там, где все привыкли её видеть. И незачем… и как… и что… Да сдалась мне эта Москва ваша! Поеду в Орехово-Зуево! Водку пить и орехи щёлкать!

Рано или поздно так популярные ныне виды, подобные видам Припяти, начнут появляться повсеместно, где до этого были живые города. Большая часть их перейдёт в состояние «заброшек» и станет сначала прибежищем маргинальных сообществ, потом — диких зверей, а потом — местом паломничества сталкеров из… сельской местности.

То, что я взялся предсказывать, по сути, даже мельче в несколько раз, чем предсказания Жюль Верном подводных лодок и автомобилей. Всё это уже есть — посмотрите, например, на Детройт и ему подобные американские города. Процесс идёт — и это мировой процесс.

Вопрос не в том, скоро ли это начнётся — это уже началось. Вопрос в том, когда это начнётся настолько массово, что станет популярным, модным.

Тогда расселение городов ускорится так же, как ускоряется любой современный технологический процесс: по экспоненте, с растущим ускорением.

И города опустеют за десять-двадцать лет. Свершится самый массовый исход в истории человечества, самое великое переселение народов.

Но, секундочку, пока эта глава не кончилась:

Этого не случится до тех пор, пока массовое сознание не перейдёт на другую, более высокую и совершенную ступень эволюции. И ключевым словом здесь будет — ответственность.

Впрочем, не исключено, что само расселение из городов значительно ускорит этот эволюционный скачок. Ведь три переезда равны одному пожару, а принятие решения оставить город и поселиться среди природы, с собственном доме, за который отвечает не ЖЭК, а ты сам — это сильное решение?

ХВАТИТ ЛИ ВСЕМ МЕСТА?

 Хороший вопрос, не правда ли? Вы, наверняка, уже не раз слышали, что места на Земле катастрофически мало, как и разного рода ресурсов.

Принимая ванну-джакузи, в которую вы набираете полтонны воды, чтобы ополоснуть своё тело, вы читаете о том, что пресной воды на Земле — чуть-чуть осталось! Но это известие не побуждает вас отказаться от полукуба пресной питьевой водички на ополаскивание и начать обтираться влажным полотенцем вместо этой водной процедуры. А вода как текла из крана, так и течёт, не кончается.

Сообщения о том, что на планете уже ступить некуда — так всё лимита забила — у вас находят более живой отклик в сознании. Ведь и правда: сейчас иной раз из двора своего не выехать — пробки во дворе с утра и до обеда! А уж что на улицах творится… Доехал до работы — и сразу же разворачивайся, а то спать будет некогда.

И — толпы, толпы, толпы… В магазинах, в метро, на проспектах… Тут ещё эти демонстранты толпу образовали — и на них налетает ещё большая толпа ОМОНа, того и гляди, убьют, затопчут, а ведь всего-то за хлебушком пошёл!

Люди, люди, кругом люди. Вся планета забита людьми, плюнуть некуда. Семь с половиной миллиардов — шутка ли? Горожанин это ощущает на собственной шкуре ежедневно — и потому верит таким сообщениям.

А где-нибудь в гыданской тундре нужно пройти не менее сотни километров, чтобы встретить человека или увидеть дымок. Да в подмосковном лесу, бывает, люди неделями ходят, пытаясь хоть кого-нибудь найти.

Китай заселён всего на четверть! В Индии, в которой самая большая плотность населения, есть и масса глухих лесов, в которых теряются люди. И в густозаселённой Европе куча пустого пространства на самом деле — даже не верится, что это правда!

Это я ещё без учёта всяких сельхозугодий — виноградников, полей, садов…  И не говорю про Антарктиду и Сахару, в которых, при желании, тоже можно построить города-сады. Это будет намного проще и безопаснее, чем на Марсе, на котором многие земляне мечтают увидеть города под куполами для… излишков землян, которых надо срочно туда переселять. А то нам здесь места мало. И на Луне ещё надо города строить…

Российская деревня — и в европейской части, и в Сибири — настолько запустела, что кажется временами совершенно дикой страной после Апокалипсиса. Миллионы квадратных километров заброшенных сельских хозяйств, пустых деревень и даже городов. Места мало на Земле… Мозга в головах мало, а точнее — желания думать. Помните, в первых главах я как раз об этом говорил? И в итоге в головах у людей поселяются несуществующие проблемы, удерживая которые и в которые веря, эти люди незаметно для себя создают проблемы вполне реальные, ненадуманные. Например, что место на Земле — это очень дорогая штука, и за него надо драться руками, ногами и зубами. Что сменить место жительства — всё равно, что расстаться с жизнью. Или вывод о том, что город-концлагерь — лучшее место на планете!

На каждого человека сегодня на планете приходится в среднем по 1,5 км² пригодной для обитания земли! Не верите — посчитайте сами. Если взять семью из трёх человек, то на неё должно выпасть 4,5 км² — это 450 гектаров. Распределите людей равномерно по хуторам — и увидите, что от одного поселения до другого придётся идти не менее 20 минут, 2 км.

Чтобы прокормить одного человека при не слишком интенсивном земледелии и с минимальным использованием современных технологий, достаточно 1 сотки земли — это 1/15000 часть того, что приходится на жителя Земли. Остальной земли вполне хватает и для животных, и для личных пляжей, и для бассейнов…

Конечно же, можно возразить: далеко не вся земля — готовый рай для поселенца… Но ведь мы живём не во времена Моисея с его народцем, который забрёл в пустыню, 40 лет там выдержал, не устроив ни единой грядки с редиской, а потом оказалось, что у соседей условия получше — и этих соседей перерезали, поселившись в их домах.

Не то время на дворе, сейчас можно и в пустыне, и в тундре, и в горах создать или оазис, или хутор под куполом — была бы вода и была бы энергия. Не в каменном веке живём. Всё решаемо с технологиями! И не на Марсе всё-таки.

Выше я упоминал о тех миллиардах человеко-часов, выбрасываемых нами ежедневно на ветер, и о тех мегазапасах ресурсов, которые при этом уничтожаются с нанесением тяжкого вреда биосфере. Если человечество изменит своё сознание, то увидит русло, в которое стоит влить эту энергию. Если вы начнёте думать по-другому, то ощутите жгучий интерес к выполнению этой задачи.

А пока что… Жалуйтесь на тесноту и состояние селёдки в бочке. Воюйте с незнакомыми вам соседями, живущими за вашей стеной, за место для парковки в вашем дворе — который их тоже. А на самом деле — ничей.

Жизнь в условиях, подобных континууму банки шпрот, люди создали и создают сами. Благодаря одной простой установке, гуляющей в головах именно большинства. Я её даже выделю, чтобы запоминалась:

ХОРОШО ТАМ, ГДЕ НАС НЕТ!

Что тесно смыкается с восприятием

ЧУЖОЙ КУСОК ВСЕГДА СЛАЩЕ!

Понимаете, уважаемый? Это не что иное, как эгрегорная программа восприятия мира, диктующая человеку некоторые установки. С весьма невесёлыми для человека последствиями. Который изначально заточен на минимальные вложения сил с получением максимального конечного результата. Эмоциональная составляющая этой программы — просто какой-то смердящий компот: тут и жадность, и зависть, и лень, и агрессия, ложь и притворство…

Иначе в комфортном городе на хорошем месте будет не удержаться.

Получение готового на халяву: пусть другие потеют, сеют-строят, а я к столу приду, когда накроют! Зачем жить в палатках и возводить города, когда есть города готовые, со всеми удобствами? Приехал — и живи, чёрную работу за тебя уже сделали!

Принцип Парето — 80 на 20. Или вы прикладываете 20 процентов усилий, чтобы получить 80 процентов результата, или наоборот. Первый случай — это «включить голову» и найти способ воспользоваться результатами чужого труда. Тех, кто на первоначальном этапе вложил 80% усилий, а сегодня забыт начисто и вытеснен на периферию пришедшими туда, где их не было — и где уже хорошо.

ХОРОШО ТАМ, ГДЕ Я ЕСТЬ!

Это принцип неудобных, беспокойных людей, не дающих жить комфортно и лениво окружающим. Этим всё нужно улучшить, победить трудности, добиться справедливости — и они за ценой не постоят! Они не только 80% своих усилий за результат готовы выложить, а все 800.

Первопроходцы, основатели городов, активисты, борцы за счастье народное, изобретатели плотин и новых экономических формаций. Звать такого на курорт бесполезно, он озадачен тем, чтобы сделать курорт под своими окнами — для всех! А эти все, загадив свою окружающую среду, массово летят в другие страны, где эта среда ещё не загажена. Они бы там и остались, да вот незадача — не очень-то их там жалуют.

В общем, большие города с самой плотной набивкой человечиной сегодня заняты преимущественно людьми этого типа. А те, кто считает, что там, где он появился, просто обязательно должен появится рай на земле, уходят из городов, понимая бессмысленность всякой борьбы — нет, не с обывателями, а ЗА обывателя. За то, чтобы обыватель перестал быть таковым, чтобы он отключился от своего замшелого эгрегора, развивающегося ещё с пещерных времён.

Однако мы отвлеклись. Вернёмся, и, как говорил Крот, давайте посчитаем.

Общую площадь суши Земного шара уже оценили, и перспективы по распределению землян оказались далеко не так унылы, как привыкло думать человечество. Но что нам вся планета, когда мы живём в своём государстве? Зачем решать за всех, тем более, что они по-русски не понимают? Что у нас с землёй в России?

Россия — одна из наименее густо заселённых стран мира с наибольшей среди всех площадью. Это на фоне уже приведённых подсчётов хорошо обнадёживает, но арифметика с учётом реальных технологических, экономических и социальных моментов на сегодня в РФ оказывается несколько неожиданной.

Всего на каждого россиянина приходится по 8,5 км² общей площади российской суши. А вот если взять не всё, а лишь действительно пригодную доя проживания и ведения хозяйства по принципу «приходи и проживай», без каких-то значительных капиталовложений на обустройство домов-куполов или бурения километровых скважин для орошения, осушения болот и и. п., — картина уже совсем другая.

Такой земли в РФ всего по 1,8 гектара на человека, или по 5,6 га на семью из трёх человек.

Далеко не так много, как ожидалось, но всё-таки, согласитесь, совсем не мало! 180 соток только для вас лично! И это при условии, что ВСЕ города будут разогнаны до единого человека. Типа — на просторах нашей Родины больше трёх не собираться!

При этом начинаешь понимать, что наша территория — далеко не лучший в мире вариант. По параметрам климатического и географического комфорта она, скорее, ближе к Гренландии, чем к Германии. Чтобы всерьёз освоить под человека эти просторы, нужны небывалые вложения, нужно развивать и совершенствовать массу технологий… А наши любители египетского отдыха и вообще, тех краёв, где их нет, вывозят в не-наши края те самые средства, что могли бы быть вложены в освоение и улучшение наших мест обитания.

Это явление, если рассматривать его в определённом разрезе — ни что иное, как самое настоящее государственное преступление и если не измена Родине, то её продажа. Самое смешное и грустное в этой ситуации — вывозящие таким образом за границу немалую часть национального дохода и не ввозящие из-за границы ничего полезного и нужного стране граждане чаще всего оказываются наибольшими патриотами России! По крайней мере, они громче всех орут о любви к ней — тем громче, чем чаще их покатушки за рубеж.

Извините. Опять отвлёкся.

Самые интересные подсчёты оказались по… заселённой людьми площади. Общая площадь поселений всех типов РФ — 0,2 млн. км2, что даёт на каждого россиянина практически по… 14 соток личного пространства! В уже существующих, обжитых, «забитыми под завязку людьми» городах и сёлах! Там, где «плюнуть некуда и машину поставить»!

Данные официальные, но что-то здесь не сходится. Это ставит меня в тупик, соответственно тому, что я наблюдаю лично. Откуда столько земли в городах? 14 соток на человека, или 54 сотки (полгектара!) на семью в городе — это как? Или городом считаются зоны, окружающие непосредственно город, и превосходящие его по площади в десятки раз, или… Или чёрт его знает. Но в любом случае о перенаселении России может говорить только совершенно сумасшедший неуч, место которому на ветках пальмы, а никак не на общей трибуне.

Места хватает всем!

Даже если сегодня не расселять одномоментно города, а лишь провести их перепланировку и перестройку в зоны частного домовладения — то есть снести под корень все многоэтажки-человейники, вычистить пространства, занимаемые пустырями не работающих уже 20 лет остовов предприятий-заброшек, и застроить эти площади личными домовладениями, то на каждый дом придётся гораздо больше земли, чем пресловутые 6 соток. Которые в своё время советский человек считал очень приличным владением: их хватало на всё. И на огород, который кормил семью целый год, и на дом, и на сарай, и на газон, и на стоянку для машины.

А тут — по полгектара! На таком участке и потеряться с непривычки можно. А города и прочие поселения при этом останутся в своих границах. Частные домовладения при этом не залезут ни на пашни, ни в заповедники, ни на военные полигоны, ни на мегазаводы типа АвтоВаза. Чудеса, да и только!

Как видите, расселять людей из городов совершенно не обязательно. Пусть даже эти цифры врут в какой-то мере — если честно, к нашим официальным российским счетоводам доверие очень слабое — всё равно, соток по 10 на семью в данном случае всяко разно найдётся.

И здесь, чтобы этот процесс начал развиваться, как ни странно, необходимо всего-навсего лишь… желание людей. Их выбор, в каких условиях жить: в многоэтажном дешёвом человейнике с утончёнными стенами, во двор которого никогда не попадает солнце, а асфальта не видно из-за стоящих на нём машин, или…

Или в своём собственном доме с гаражом, газоном, плодовыми деревьями и гамаком, садовыми дорожками и флюгером на крыше, который сделал сам. В том же городе, никуда не уезжая!

Всё зависит от того, что захотят купить люди. Если исчезнет спрос на человейники — они перестанут строиться. Если возникнет серьёзный спрос на частные кварталы по типу таунхаусов — и человейники снесут, землю рекультивируют, а частные дома построят.

Законы рынка в условиях капитализма, особенно дикого, всегда сильнее политической воли или причуд правительства. Создайте спрос — и увидите производство нужного вам товара. Желание получить сверхприбыль легко меняют любые убеждения капиталиста.

Всё очень просто. Но самое простое доходит до большинства в последнюю очередь.

А ЕСЛИ НАС СТАНЕТ СЛИШКОМ МНОГО?

Да, количество населения на Земле сейчас растёт, причём весьма хорошими темпами. В связи с этим возникают закономерные опасения: что эти квадратные километры, гектары и сотки на одного жителя через пятьдесят или сто лет ужмутся до квадратных метров и сантиметров, а люди сожрут все свои ресурсы и начнут кушать друг друга в невероятно стеснённых условиях.

Но — посмотрите на Европу или США, на Японию: самые передовые в техническом плане страны, с самым высоким уровнем жизни, с наименьшим уровнем физического труда и наилучшей медициной. Где там рост населения? Его нет, и уже давно. Как только прекратилось выживание и началась спокойная и безопасная жизнь, рост количества населения остановился.

В России мы сегодня озабочены не снижением численности, а хотя бы его удержанием на одном уровне, несмотря на то, что до такого благополучия, как в указанных странах, нам немного далековато.

Наибольший прирост наблюдается в Китае, Индии и африканских странах, в регионах Азии, в которых цивилизация присутствует, мягко выражаясь, относительно. Чем хуже условия жизни, чем меньше её продолжительность, чем ниже уровень образования и чем более тяжёл труд — тем выше фертильность. Тем больше рожают, по-русски говоря.

Если судить по нашей стране, находящейся между этими мирами — развитым и полудиким, можно прийти к выводу: главным фактором в этом вопросе является в первую очередь, как ни странно, женская образованность. Дайте женщине высшее образование — и более двоих она уже не родит. Дайте ей возможность занимать при этом какой-то руководящий пост — и, скорее всего, ребёнок окажется единственным.

А если она натура творческая… Это вообще грустно может оказаться в плане наследников.

В России, кстати, женщин-начальниц, или чиновниц, или занятых в интеллектуальной деятельности, по типу врачей и педагогов — хоть пруд пруди.

Что касается Китая и Индии, в которых вроде бы есть цивилизация, технологии и образование, но сейчас идёт прирост — так это сейчас. В этих странах есть города, которые могут соперничать по культуре и технической оснащённости с японскими городами, а есть и глухие провинции, в которых полуграмотное население массово проживает в условиях примерно XIII–XV веков. По всем основным показателям. И как раз такого населения в Китае и Индии — большинство. Когда до них цивилизация доберётся всерьёз, тогда и рождаемость придёт к европейскому показателю. Их правительства, кстати, работают над этим. Задачи немалые, но успехи впечатляют.

Африка, бедная Африка… И Азия заодно. Лекарство от перенаселения здесь то же самое — цивилизация и образование. Там, где удалось навести порядок и поднять уровень жизни — например, в Ботсване, прирост населения значительно снизился и продолжает снижаться. Или в Катаре, в Саудовской Аравии — та же самая картина.

В общем, людей на планете будет становиться ещё какое-то время больше, но вряд ли их численность сможет перевалить отметку в 9 миллиардов. А потом, очень плавно, процесс пойдёт в обратную сторону. В конце концов, нас ожидает что-то вроде «золотого миллиарда», но это случится лет через 200, не раньше.

Так что места хватит всем. Да и стоит ли из-за этих сомнений в отдалённом будущем отказываться от собственного дома сегодня?

МЕЧТА АЛЬФА

Есть такой сериал американский — «Альф». И вот там этому чудному пришельцу задают вопрос: Альф, если бы ты стал президентом…

«— Альф, как ты думаешь решить проблему бездомных?

— Уже решил!

— Как решил?

— Для каждого из них строится дом.

— А что ты думаешь делать с безработицей?

— Её уже нет. Все строят дома!

— Может и войн больше нет?

— А кому воевать? Все бегают, обои для новых домов выбирают».

Как это ни странно, процесс преображения городов в своего рода неодеревни и расселения людей из каменных джунглей в практически пасторальные условия может вызвать потребность в большом количестве рабочих мест. С реальной, а не офисно-планктонной деятельностью.

Ведь мало снести какой-то человейник, взорвав его или разобрав, или ещё как-то демонтировав. Эти обломки нужно как-то утилизировать, вывезти, распределить, переработать. Уже на этих двух этапах окажется занято неимоверное количество рабочих.

А восстановление земли после того, как на ней стоял город? Рекультивация по-научному. Выкорчевать из неё все фундаменты, заново произвести дренаж, засыпать неровности, создать по науке, а не абы как, подходящие грунтово-породные слои для строений малого формата…

А наработать плодородный грунт для садов и газонов? Это какая же задача ляжет на очистные предприятия, на биохимическую промышленность? А потом — доставка этого чернозёма на места и ладшафтно-дизайнерские работы.

И — строительство, строительство, строительство частных секторов. Которое несравненно более трудоёмко и кропотливо, чем возведение панельных или монолитных многоэтажек.

Людей будет не хватать, все будут заняты. Заняты настоящим, а не придуманным, как сейчас, трудом. Много физического, но вполне посильного труда — ведь это именно то, что так не хватает современному человеку! Причём по большей части этот труд будет творческим.

Заводы, которые к тому времени перестанут требовать участия людей, будут ужиматься в своих размерах, а возможно, ещё и уходить при этом под землю. Именно заводы и фабрики, временами всё ещё нуждающиеся в многотысячных человекопотоках из спальных районов к месту работы, и создают потребность в образе жизни именно городского формата.

Не станет их, и полностью потеряется смысл человейников. И это время уже не за горами.

А в городе Севастополе сохранились жилые частные кварталы, застроенные маленькими домиками конца, а то и середины позапрошлого века. В этих кварталах на улицах днём царит сонное спокойствие летнего полдня, а по ночам из частных садов звучит хор цикад и сверчков. Вдоль дорог растут вишни и абрикосы, орехи и айва, прямо на улицах, вдоль тротуаров — можно рвать и есть на ходу. Это для всех прохожих.

В этих кварталах можно не бояться попасть под машину, автомобили крайне редки, и не разгоняются, как сумасшедшие. Пахнет солнцем и морем. За каждым забором идёт своя жизнь, размеренная и неторопливая — там живут люди, которые никуда не спешат. Но они при этом всё успевают сделать.

А совсем недалеко от этих кварталов — центр города, с его историческими местами и памятниками, с набережной и толпами туристов. С современными ресторанами и гостиницами. Временами не верится, что два таких совершенно разных мира — городской и почти деревенский — могут мирно сосуществовать в трёхстах метрах друг от друга, чуть ли не в минуте ходьбы.

Но в последние годы новая администрация Севастополя всё чаще говорит о том, что эти старые кварталы необходимо снести, чтобы на их месте построить большие человейники. Квартиры в крымских городах сейчас стоят, как в столице — и потому с такой деятельности можно получить хороший навар. Ведь, и правда, на месте двух-трёх частных участков можно возвести монолитное здание на 400-600 квартир, и каждая квартира пойдёт по цене одного из бывших здесь участков. Это очень выгодно.

Да вот незадача: раскупаемость квартир в Крыму падает год от года. Застройщики, чтобы снизить цену, используют всё более дешёвые материалы, всё более дешёвый труд — с недавнего времени это стали среднеазиаты, которые живут прямо на стройках, оставляя после себя колонии клопов. Начинает нарушаться всё большее количество СНИПов (строительных норм и правил), растут проблемы с коммуникациями и канализацией. О пожаробезопасности и сейсмостойкости зданий уже почти не думают, а ведь Крым — сейсмоопасная зона!

В итоге строятся красивые издалека дома-человейники, жить в которых честный строитель вам не посоветует. Равно как и тратить свои деньги на эту покупку.

Очень интересно мне: переживут ли эти древние севастопольские слободки, пережившие две больших войны, последний рывок российского социал-дарвинизма, или окажутся снесёнными для того, чтобы на их месте понастроили никому не нужные, опасные для жизни параллелепипеды из бетона, которые через несколько лет нужно будет сносить для того, чтобы на этом месте снова построить то, что здесь было?

Очень хотелось бы, чтобы они сохранились — как и другие подобные участки городов России, хранящие в себе настоящую историю страны.

Тем более, что процесс исхода населения из бетонных коробок в собственные дома уже идёт во всём мире. В США, например, бескрайние просторы стандартных каркасных домиков с лужайками вокруг больших городов давным-давно стали нормой ландшафта — душераздирающее зрелище, скажу я вам. Но им нравится так жить, даже в такой сугубой комплектации. Хотелось бы верить и надеяться, что в России подобный образ жизни окажется всё-таки ближе к привычному нам дачному — я имею в виду не дачи на Рублёвке, и не в занюханных СТ. А в нормальных дачных кооперативах, где хватает места и людям, и природе.

Приметой, причём весьма точной, того факта, что в скором времени ожидается такое расселение у нас, можно считать совершенно безумные (на первый взгляд) законы и налоги, которые сейчас пачками принимают в Правительстве.

Например, налог на использование грунтовых вод (верховодки) — фактически, дождевой и снеговой воды. Это почти то же самое, что платить за воду из лужи после дождя, или за воду, собранную в бочку с крыши.

Налог на все строения в частном секторе — даже на будочку под грабли или туалет во дворе.

Запрет на сжигание мусора на собственном участке, и налог на мусоросжигательные печи.

Обложение населения платой за вывоз мусора.

Лицензирование сбора грибов и ягод — с оплатой лицензии, естественно.

Запрет на бурение скважин на воду.

Ожидается налог на собственные солнечные панели или ветрогенераторы.

И так далее, и тому подобное.

Понимаете, откуда взялся такой тотальный интерес к частному сектору и жизни человека в окружении природы?  Откаты со строительства и продаж человейников становятся всё жиже, а прогнозисты там, во власти, всё-таки есть. Власть готовится не упустить выгоду от грядущей тотальной смены образа жизни населения!

Тем более — представьте, что у вас своё электричество и своя вода, своя канализация, и вы не должны за это платить никаким коммунальщикам! А точнее — государству. Сами производите. Не должны отчислять ничего за мифический «капремонт», которого, наверное, не дождутся даже ваши внуки.

И при этом живёте в гораздо более лучших и комфортных условиях, на чистом воздухе. Без соседей за стенами, под полом и над потолком.

Ну, как же тут руки не погреть — если есть законодательная возможность! И начинать этот разогрев рук надо заранее. По плану. Что они и делают.

Вы понимаете, дорогой читатель, что далеко не самые лучшие, и, как считают многие, далеко не самые умные наши управленцы оказались в этот раз впереди всего общества, которое так привыкло жить по привычке, что даже не поняло: а почему, собственно, и зачем повыскакивали и выскакивают с такой скоростью и в таком количестве именно такие законы? Теперь понимаете?

Впереди — исход из городов. И, возможно, это будет исход населения, остающегося на месте.

Переселяясь из многоквартирного высотного дома в свой собственный дом, человек не только изменяет свою среду обитания. Пи этом он изменяет и своё сознание, своё отношение к окружающему миру. Он перестаёт быть жильцом с относительными правами на свою, весьма относительную собственность-жилплощадь, он перестаёт быть муравьём в каменных джунглях. И становится хозяином на своей земле.

От которого напрямую зависит всё, что на ней происходит. У него рождается ответственность — то самое качество, которого так не хватает современным горожанам-обывателям.

И у него изменяется отношение к человеческому окружению: в таких условиях он начинает видеть в окружающих людей, а не фантомы-призраки, он привыкает здороваться даже с незнакомыми прохожими. Это уже не прошмыгивание мимо соседской двери, за которой неизвестно кто живёт, по своей лестничной клетке.

Изменится не только облик городов — изменятся сами люди. До неузнаваемости.

Самая удивительная реновация, которую нам придётся наблюдать, и в которой доведётся участвовать.

Она уже рядом.

Степанов

Tabula Rasa 24.ru, 07.09.2019

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    12.09.2019 12:41

    Очень грамотно и правильно написано.

  • Анонимно
    12.09.2019 13:14

    Ай браво, красиво изложено!)

  • Анонимно
    12.09.2019 13:38

    Деурбанизации в нашей жизни не будет.

  • Анонимно
    12.09.2019 13:38

    Можно читать как фантастику.

  • Анонимно
    12.09.2019 15:29

    Очень замечательная статья, спасибо БО! Не со всем согласен, но автор молодец.
    И не ожидал увидеть выдержку от Стругацких))

  • Анонимно
    12.09.2019 16:02

    В идеале расстояние между домами должно быть 500 метров, что бы человека было видно, но кто он не понятно, вот это и есть комфортное жилье и самообеспечение все необходимым, а мегаполисы очень удобны для войны сбросил одну бомбу и города и миллионов людей сразу нет, а попробуй уничтожить население если каждый на расстоянии 500 метров друг от друга живёт ...

  • Анонимно
    12.09.2019 16:14

    100 лет назад это уже описали Чаянов и Махно. Сейчас такие мысли - регресс, типа каждому по пещере с очагом и огород с охотничьими угодьями.
    На самом деле люди хотят жить в мегаполисах и 2-3-4 раза в год ездить на олл-инклюзив курорты. И чтоб интернет был высокого уровня!

  • Анонимно
    12.09.2019 16:15

    это написано для тех кто бегает с проектом генплана? Они не дочитают....

  • Анонимно
    12.09.2019 17:44

    какой-то сектантский бред.

  • Анонимно
    12.09.2019 18:31

    Главное, чтобы с инсультом было куда везти быстро из этого рая....
    А так - да, в частном секторе жить лучше, чем в квартире.

  • Анонимно
    13.09.2019 05:50

    Бред какой-то! В РЕАЛЬНОСТИ - тенденция ОБРАТНАЯ! Процесс УРБАНИЗАЦИИ никто НЕ отменял! Это касается ВСЕГО мира!
    Да, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО часть горожан, наиболее состоятельная, переселяется в пригороды. Но этот процесс называется СУБУРБАНИЗАЦИЕЙ! Когда человек, как правило, владеющим автомобилем, селится, в скажем так, дачной местности. Но он селится НЕДАЛЕКО от города (мегаполиса). И связи с ним -НЕ теряет! Он имеет возможность за относительно короткое время, приехать, в случае необходимости, в ЛЮБУЮ точку города!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль