Общество 
6.03.2020

Эррик Макколлум, УНИКС: «В НБА можно зарабатывать 20 миллионов и все равно получать суточные»

Самый результативный игрок казанцев об образовании в США, комфорте в НБА и статусе биткоина

В этом месяце УНИКС стартует в плей-офф Кубка Европы, где у команды самые большие шансы добиться желанной цели — путевки в Евролигу. Один из лидеров клуба — американский защитник Эррик Макколлум. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, зачем вложился в криптовалюту, почему в Штатах такие дорогие колледжи и какие истории о НБА ему рассказывает брат Си Джей, который выступает за «Портленд».

Эрик Макколум Эррик Макколлум Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

СПОРТ — НЕ САМОЕ ВАЖНОЕ, ХОТЯ ОТНИМАЕТ МНОГО СИЛ

— Эррик, недавно у УНИКСа был самый длинный перерыв в сезоне — 20 дней. Это хорошо или плохо?

— Конечно, перед самым плей-офф не хочется такой большой паузы. Когда идет активная стадия сезона и у нас несколько матчей в неделю, они дают много энергии, задают нужный ритм. На тренировках такую атмосферу все-таки воссоздать сложно, но думаю, что нам это удалось. Для нас перерыв — отличная возможность внедрить новых игроков и дать время травмированным на восстановление.

— Весь тренировочный процесс мог превратиться в рутину?

— Мог. Матчи для нас — самое радостное в работе. Ради них мы и проходим через все тренировки. А когда ты бросаешь, занимаешься в тренажерном зале, проходишь тактические занятия, но нет матчей, сложно держать концентрацию, внутри не хватает заряда. В такой ситуации я стараюсь подбадривать одноклубников, где-то даже передразнивать их. Недавно у нас была игра пять на пять. Прежде чем начать, я сказал другой команде, что моя никогда не проигрывает. Так у нас началось напряженное соперничество.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

— Среди соперников был другой лидер УНИКСа, Джамар Смит?

— О да, это мой главный соперник на тренировках — чему я очень рад. В такие периоды, как тогда, нужен кто-то с позитивной энергетикой — и это как раз про Джамара. Он будет бросать тебе вызов каждый день, тестировать тебя. Нам тяжело играть друг против друга на тренировках, зато легко во время матча действовать в одной команде — ведь мы подталкиваем друг друга вперед.

— Как думаете, почему у одних есть эта позитивная энергетика, а у других — нет?

— Сложно ответить. Это качество может как быть от рождения, так и развиться в трудные моменты жизни — в такие, когда ты сталкиваешься с серьезными трудностями и у тебя появляется желание идти вперед, быть лучше.

В баскетболе, как правило, переходы от позитива к негативу бывают, когда у игроков что-то случается за пределами площадки. Например смерть близкого. Тогда ты понимаешь, что спорт — не самое важное в жизни, хотя он отнимает много времени и сил. Это то, чем ты занимаешься, но не то, чем ты являешься.

— Вы сами всегда понимали, что баскетбол — это только работа?

— Не всегда. Я понял это, когда встал вопрос с высшим образованием. В Америке оно в среднем стоит 40 тысяч долларов в год. За четыре года, соответственно, нужно заплатить 160 тысяч. Мои родители не могли позволить себе такие деньги, поэтому спортивная стипендия была единственным шансом получить образование. Я должен был более серьезно отнестись к баскетболу, чтобы все-таки пойти в колледж, а не просто рассматривать его как хобби.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

ЭКСПЕРТЫ ПРОГНОЗИРУЮТ РОСТ БИТКОИНОВ

— По вашему мнению, высшее образование в США обоснованно дорогое?

— Без нужного образования в Штатах ты не сможешь получить нужную работу. Если хочешь зарплату, карьерное развитие, страховку и прочее, этого можно достичь без колледжа только в исключительных случаях. С колледжем гораздо проще — работодатели будут думать, что ты достаточно компетентен. Кроме того, у тебя формируется база контактов, которую ты сформировал за время учебы, и она тебе помогает в разных ситуациях. Результат от потраченных на образование денег приходит, но не сразу.

— По какой специальности вы учились?

— Бизнес-менеджмент. В это направление входят работа с персоналом, маркетинг, продажи и многое другое.

— В чем образование помогло вам?

— Понять разницу между хорошим бизнес-решением и плохим. Где риск оправдан, а где — нет. Как лучше следить за своими накоплениями, а это крайне полезно в моей профессии. Я, как и любой другой, не могу играть в баскетбол вечно — рано или поздно придется уйти из игры. И если к тому моменту у меня все будет аккуратно с финансами, я смогу жить дальше. Если нет — появятся проблемы.

— Вы уже на чем-то зарабатываете за пределами площадки?

— Да. У меня в собственности несколько домов рядом с университетскими кампусами, которые я сдаю студентам. Такой бизнес всегда будет приносить доход.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

— Сколько у вас домов?

— Несколько.

— 10?

— Надеюсь, когда-нибудь будет столько.

— Такой бизнес прост в управлении?

— Прост, когда ты уже задал ему направление и окружил себя надежными людьми. Сперва нужно обратиться в строительную компанию, которая отремонтирует дом, приведет его в надлежащий вид. Затем надо найти хороших риелторов. Помимо недвижимости, я торгую на бирже, занят биткоинами. Моя основная работа непредсказуема. Если ты (обращается к корреспонденту), не дай бог, получишь травму, то все еще сможешь быть журналистом. А если игрок получит травму… Поэтому хочется, чтобы баскетбол не был моим единственным источником дохода.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

— А как вы оказались на бирже?

— Благодаря финансовому консультанту. В 2013-м он вышел на мою маму и настоял на встрече со мной и братом (Си Джеем Макколлумом, выступает в НБА за «Портленд» прим. ред.). Он произвел на меня хорошее впечатление. Я навел справки, поспрашивал людей, с которыми он работал, и согласился на сотрудничество с ним. Сейчас мне не нужно ничего делать — он берет все на себя, покупает нужные акции, продает их в подходящий момент. Пока наше сотрудничество приносит прибыль.

— Для вас биржа — это что-то вроде казино? Сегодня сорвал куш, завтра проиграл?

— Не совсем. В отличие от казино, на бирже можно все просчитать. Если ты осознанно идешь на небольшой риск, всегда есть шанс на постепенный и стабильный рост. Если всегда играешь по-крупному, да, можно потерять много денег и пролететь. Мне ближе первая стратегия.

— Раз вы не любите большие риски, почему вложились в биткоин?

— Мое правило: не вкладывай средства, если не готов их потерять. В данном случае я готов. Это небольшой риск. Когда что-то начинает развиваться так стремительно, как биткоин, не хочется оставаться за бортом.

— Разве все криптодвижение еще не свернулось? Это не мыльный пузырь?

— Моя прибыль в прошлом году с вложений в биткоины — 18 процентов. Это крайне высокий показатель. Так что криптовалюта вполне себе живет, и многие специалисты даже прогнозируют ее рост. Важно понимать, что этот рынок не связан напрямую с рынком акций. Когда в одном понижение, в другом может быть повышение — и наоборот.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа

В НБА ИГРОКАМ ВЫДЕЛЯЮТ СУТОЧНЫЕ НА КАЖДЫЙ ВЫЕЗД

— У вас разница в возрасте с братом — три года?

— Да, ему будет в сентябре 29. Мне 32.

— Вы замечаете эту разницу? Или всегда общаетесь на равных?

— Мы лучшие друзья, но, конечно, я старший брат и на мне лежит ответственность. Надо следить за младшим, помогать ему, наставлять. Даже сейчас, когда он может постоять за себя сам, я все равно стараюсь помогать ему.

— Чтобы он не допустил тех ошибок, которые допустили или спрогнозировали вы.

— Да. Хочется, чтобы у младшего брата получилось все лучше, чем у тебя самого. Это немного похоже на то, как ты относишься к ребенку. Ты хочешь, чтобы у ребенка было все лучшее, чтобы он прожил более насыщенную жизнь. Так же и с братом.

Си Джей Макколум Си Джей Макколлум Фото: Abbie Parr, Getty Images

— Считаете ли, что с вашей помощью он добился больших успехов в спортивной карьере?

— В этом и план. Я бы не был хорошим братом, если бы не научил его всему, что знаю сам. Если бы у нас имелся третий брат, Си Джей научил бы его всему, я научил бы его всему. И он бы добился еще бо́льших успехов. Вот как все работает в нашей семье — мы помогаем друг другу. 

— Вы разные?

— Его жена и моя говорят, что мы разные. Хотя мне кажется, у нас одинаковый характер: мы оба на позитиве, оба любим баскетбол, оба считаем, что семья — самое важное. Единственное, что он более закрытый, чем я. Совсем чуть-чуть.

— Кажется, что он больше и тяжелее вас.

— Определенно. У меня рост 188 сантиметров, у него — 193 сантиметра. Также он на 10 килограммов тяжелее.

— С чего это вдруг такая большая разница в весе?

— Ему помогает отличная инфраструктура НБА. Это одна из причин, почему мы называем НБА лучшей лигой в мире. Там в клубах работают штатные повара. Перед тренировкой накрыт стол, после — тоже. Тебе говорят, что есть, как есть, когда. Совершенно другой мир. Мне нравится в Европе, я здесь 10 лет, меня все устраивает. Но там все по-другому.

— Часто вы рассказываете друг другу что-то необычное про НБА и Европу?

— Постоянно. Си Джей не мог поверить, что в Европе обычное дело — жить в одной комнате с одноклубником на выезде. В НБА каждому выделяют свой люкс-номер. Мы летаем на коммерческих рейсах, они — на частных. Мы проходим регистрацию, стоим на таможне, они приезжают в аэропорт и напрямую проходят к самолету. В НБА игрокам даже выделяют суточные поверх зарплаты на каждый выездной матч. Можно зарабатывать 20 миллионов долларов в год — и все равно получать суточные! Это совершенно другой мир.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    7.03.2020 17:29

    Хорошее интервью, понравилось, спасибо.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль