Общество 
17.04.2020

«Есть клиенты, у которых совсем все плохо. Не могут смириться, что придется банкротиться»

Юрист Ильдар Хабибуллин о том, чем чревато оттягивание краха, стоит ли пользоваться путинским мораторием и что ждет суды после карантина

«Когда ты понимаешь, что наступила неплатежеспособность, и при этом не подаешь заявление о банкротстве, это означает, что ты вводишь своих контрагентов в заблуждение. Они все встанут в очередь к директору за его личным имуществом», — рассуждает известный казанский юрист Ильдар Хабибуллин. Он дает советы тем, кто оказался в критической ситуации: трезво оценивать свои шансы, даже не пытаться выводить активы, честно поговорить с сотрудниками, а главное — не злить налоговую.

Ильдар Хабибуллин: «В моратории прописывается, что для пострадавших отраслей не начисляются никакие пени и штрафы. Так что фиксировать такой долг нужно, но неустойки начисляться не будут» Ильдар Хабибуллин: «В моратории прописывается, что для пострадавших отраслей не начисляются никакие пени и штрафы. Так что фиксировать такой долг нужно, но неустойки начисляться не будут»

Кто интересуется банкротством

—  Ильдар Ниязович, расскажите, растет ли сейчас, в условиях кризиса, число заявлений о банкротствах? Когда этот процесс начался? Сколько таких звонков сейчас принимает ваша компания?

— Несомненно, сложившийся кризис, который называют уже «самым черным лебедем», повлияет на увеличение числа банкротств. Сейчас пока рано говорить о конкретных цифрах, все же многие надеются выплыть за счет финансовой подушки, у кого она есть, или поиска альтернативных источников финансирования бизнеса (поиск инвестора, получение кредита, диверсификация). Звонки по вопросам банкротства мы получаем каждый день, но я не могу сказать, что все обращения связаны с просьбой подготовить заявление о признании банкротом. Чаще всего интересует механизм банкротства, то есть оно рассматривается как возможный риск и предприниматели хотят понять, к чему, возможно, нужно готовиться.

У нас есть клиенты, у которых совсем все плохо. Но они пока сидят и думают, что им делать дальше: ждут новых мер правительства, изменений эпидемиологической обстановки, не могут смириться с тем, что им придется банкротиться… Это как поход к врачу: что-то болит, человек думает — может, пройдет, еще подожду. Еще есть надежда на лучшее.

Есть и такой момент: пока нет большого вала обращений в арбитраж о банкротстве, потому что по закону предусматривается предварительно опубликовать уведомление о предстоящей подаче такого заявления. После этого можно подавать заявление в суд только через 15 дней. У нас сам карантин пока длится три недели, может, кто-то уже решил уходить в банкротство в связи с этой ситуацией, но такие заявления мы еще не можем увидеть.

«Банкротство от ликвидации отличается тем, что в первом случае компания не может рассчитаться с кредиторами. Ликвидация возможна лишь когда таких кредиторов нет» «Банкротство от ликвидации отличается тем, что в первом случае компания не может рассчитаться с кредиторами. Ликвидация возможна лишь, когда таких кредиторов нет»

— Какие категории бизнеса в первую очередь думают о банкротстве? Можете ли привести пример?

— В последнее время это, понятно почему, предприятия общепита, туризма. Хотя традиционно банкротство не зависит от сферы деятельности. Неспособность рассчитаться с кредиторами может возникнуть абсолютно по разным причинам — от неумелого ведения дела, до — как мы теперь знаем — эпидемии.

— Что касается физлиц, то кто сейчас поставлен на грань банкротства? Кто в зоне риска?

— В зоне риска сейчас в первую очередь граждане, которые лишились работы и имеют кредитные обязательства. И в этих случаях банкротство — хороший способ для защиты интересов таких граждан от агрессивных действий кредиторов (в том числе коллекторов). Что касается бизнеса, то при банкротстве компании ее менеджмент сегодня автоматически попадает в зону риска личного банкротства, учитывая подходы судов к привлечению к субсидиарной ответственности.

— Сколько заявлений в арбитраж, к примеру, вы уже подали в период кризиса?

— Немного. Мы никогда не ставили банкротства «на поток». Но порядка пяти заявлений за последние две недели подготовить пришлось, что превышает нашу обычную практику.

О моратории

— Расскажите про вступивший в силу мораторий на банкротство наиболее пострадавших отраслей. Как это работает?

— 31 марта в экстренном порядке были внесены изменения в закон о банкротстве, в соответствии с которыми правительство России получило право на введение моратория на возбуждение дел о банкротстве. 3 апреля правительство страны приняло постановление №428, которым мораторий был введен в отношении наиболее пострадавших видов деятельности. Это авиаперевозки, организации досуга, спортивные организации, туристические агентства, гостиницы, организации общепита, образования, бытовых услуг и некоторые другие. Также в постановлении №428 упомянуты системообразующие и стратегические предприятия.

«У нас есть клиенты в общепите, некоторые, действительно, «заморозились», но некоторые из них изменили формат на доставку и пытаются завоевать свое место в этом сегменте» «У нас есть клиенты в общепите, некоторые действительно «заморозились», но кто-то из них изменил формат на доставку и пытается завоевать свое место в этом сегменте»

Мораторий введен на 6 месяцев, то есть до  6 октября (с учетом даты официального опубликования документа). Заявления кредиторов о банкротстве указанных организаций в этот период не будут приниматься судами к производству. Впрочем, сами должники не лишены права на подачу заявлений, в этом случае возможность инициировать банкротство сохраняется. В то же время такие лица не обязаны подавать подобное заявление, даже если все основания, предусмотренные законом, наступили. Что касается иных последствий, то в отношении обязательств таких должников не начисляются пени, приостанавливаются исполнительные производства по имущественным взысканиям. С другой стороны, в случае последующего банкротства такой организации любые сделки с активами организации могут быть признаны недействительными, если они превышают 1 процент стоимости всех активов на балансе.

Правительство исключило возможность махинаций: станут учитываться те пункты ОКВЭД, которые были закреплены за предприятием до 1 марта. То есть быстренько сменить вид деятельности, чтобы попасть под мораторий, предприятия не смогут.

— Как вы считаете, стоит ли пострадавшему бизнесу воспользоваться правом на мораторий или все же целесообразно идти в банкротство?

— Предприятиям, которые попали под мораторий, не стоит торопиться с банкротством: может быть, государство еще предложит какие-то меры, которые помогут их спасти.

А для тех, кто под мораторий не подпадает, целесообразность одна: избежать субсидиарной ответственности, сделать все правильно. Тем более что после ввода первой процедуры банкротства предприятие продолжает функционировать. Другое дело, что никто не хочет с такой организацией работать, либо меняются схемы работы, поставщик говорит: пожалуйста, мы тебе продадим, но по предоплате.

Но, когда ты понимаешь, что наступила неплатежеспособность, и при этом не подаешь заявление о банкротстве, это означает, что ты вводишь своих контрагентов в заблуждение. Вроде у тебя все нормально, а потом оказывается, что предприятие уже находилось в состоянии признаков банкротства, и все кредиторы, появившиеся после появления этих признаков, формируют размер субсидиарной ответственности. Они все встанут в очередь к директору за его личным имуществом.

— На ваш взгляд, действенная ли эта мера — мораторий на банкротство — для сохранения бизнеса? Или через полгода снова ждать вала заявлений?

— Может быть, это даст какую-то передышку, кому-то позволит найти способ выхода из кризиса. Кто-то сможет дождаться благоприятной среды на рынке недвижимости и что-то продать, чтобы спасти бизнес. Но в целом, скорее всего, после истечения моратория будет значительный всплеск числа заявлений и последующих банкротств таких предприятий.

«В зоне риска сейчас, в первую очередь, граждане, которые лишились работы и имеют кредитные обязательства» «В зоне риска сейчас в первую очередь граждане, которые лишились работы и имеют кредитные обязательства»

— К примеру, Рамиль Мифтахов, глава ассоциации турагентств Татарстана, считает, что если туроператор имеет запас прочности максимум на два месяца, то ему лучше уйти с рынка сейчас, нежели ждать у моря погоды и генерировать убытки. Похожие мнения есть и по другим отраслям бизнеса. Согласны ли вы с этой логикой? Какие рекомендации вы даете своим клиентам?

— У нас есть клиенты в общепите, некоторые действительно «заморозились», но кто-то из них изменил формат на доставку и пытается завоевать свое место в этом сегменте. Лично я с Мифтаховым могу согласиться, поскольку, во-первых, по опыту других стран ясно, что условия, в которых мы оказались, не позволят нам быстро вернуться на прежние позиции. Во-вторых, скорее всего, как раньше, уже не будет никогда. Многие аналитики предсказывают глубокие изменения в различных сферах деятельности, и каким будет новый мир, пока никто не знает.

О кредиторах

— С точки зрения кредиторов, мораторий ущемляет их права. Что им делать?

— Такие вопросы тоже поступают часто. Надо находить компромисс, сохранить личные деловые отношения с партнерами. Сейчас арендодатели все говорят о том, что 100 процентов арендаторов написали им письма с просьбой об уменьшении аренды и предоставлении отсрочки. Причем не всегда эти просьбы обоснованны. Например, просит снизить аренду продуктовый магазин, который в марте сделал двойную кассу — в 2 раза увеличил продажи товаров.

— А другим кредиторам пострадавших отраслей, которым не прописали никаких особых указаний, что следует делать?

— В моратории также прописывается, что для пострадавших отраслей не начисляются никакие пени и штрафы. Так что фиксировать такой долг нужно, но неустойки начисляться не будут.

Впрочем, у нас есть интересный кейс: кредитор хочет подать заявление о банкротстве компании, которая формально подпадает под мораторий. И мы это заявление подадим. Дело в том, что данная компания попала в список пострадавших отраслей чисто технически, по ОКВЭД, а по факту подобную деятельность она не осуществляет — ее основной вид деятельности другой.

— Стоит ли ожидать вал исков от кредиторов по истечении льготного периода?

— Да, конечно.

— А шанс вернуть свои деньги у таких кредиторов вообще есть?

— Если мы говорим о банкротстве МСП, то речь идет о таких предприятиях, у которых не было финансовой подушки. А если у них нет ее сейчас, откуда у них потом возьмется имущество на погашение обязательств кредиторам? Через полгода ситуация лучше не будет. Если мы говорим про общепит, то все предприятия не могут уйти в доставку. Люди ходили в рестораны не для того, чтобы поесть, а чтобы пообщаться, нам нравилась атмосфера, обслуживание. Это способ коммуникации, а не средство удовлетворить голод. Скорее всего, большинство банкротств закончится с минимальным удовлетворением требований кредиторов.

«При банкротстве выплата зарплаты находится в приоритетной очередности. Определенные гарантии у работников есть» «При банкротстве выплата зарплаты находится в приоритетной очередности. Определенные гарантии у работников есть»

О банкротстве и ликвидации

— Какие рекомендации вы как юрист можете дать бизнесмену, который раздумывает, запускать ли сейчас процедуру банкротства или обойтись какими-то другими мерами, скажем, обычной ликвидацией или просто заморозкой деятельности? Каковы критерии выбора?

— Банкротство от ликвидации отличается тем, что в первом случае компания не может рассчитаться с кредиторами. Ликвидация возможна лишь, когда таких кредиторов нет. Заморозка деятельности в законе не предусмотрена. Наверное, можно говорить только о сокращении затрат на ведение текущей деятельности. Но это уже вопрос бизнеса, а не права.

Ликвидацию мы рекомендуем тем, у кого пропало желание вести бизнес. Но это тоже небыстрая процедура — полгода на нее точно уходит с учетом подготовительных мероприятий. Но в течение этого полугода в любое время можно уже прекратить работу — если ты сократил всех сотрудников, закрыл контракты, рассчитался со всеми кредиторами.

Самоизоляция создает некоторые неудобства для этого, но в целом в Татарстане запустить процедуру можно. Я разговаривал с коллегами из Москвы — там есть некоторые проблемы с работой нотариусов, а в РТ нотариусам официально разрешено работать. Чтобы самоликвидироваться, нужно оформить заявление у нотариуса, отправить его в налоговую службу, которая принимает заявление по почте.

Чтобы запустить процедуру банкротства, нужно, как уже было сказано, сначала опубликовать заявление о намерении, а через 15 дней подать заявление в арбитраж.

— Какие рекомендации вы в первую очередь даете предприятиям, которые решили банкротиться?

— Мы, конечно, в первую очередь говорим о том, что при вступлении в процедуру банкротства никаких выводов активов быть не должно. Как бы этого ни хотелось — конечно, всем хочется спасти нажитое непосильным трудом. Прятать ничего нельзя: если будет банкротство, все сделки завернут назад. Вообще, это уже устаревшая концепция, и она все меньше и меньше будет оправдана, в ней смысла нет. Во-первых, человек заплатит юристу за схему вывода активов, во-вторых, за то, что он станет отбивать имущество в суде. Третий же раз заплатит юристу, который будет защищать его по уголовному делу. Та же ФНС, как правило, при подозрении на вывод активов сразу действует через правоохранительные органы, а они — под козырек. Так что категорически не советуем — это пустая трата времени и денег.

И еще одна важная рекомендация — не допускать больших просрочек по налогам. Потому что ФНС очень жестко и агрессивно ведет себя в банкротствах, и из-за этого возникает много проблем. Впоследствии бывает очень трудно даже гасить такую задолженность: ФНС заинтересована в том, чтобы получить платежи, но не заинтересована в том, чтобы выходить из реестра кредиторов. Мы с таким сталкиваемся.

«Арбитраж Татарстана сообщил, что не будет вести личный прием граждан по 30 апреля, будут рассматриваться лишь неотложные дела и упрощенного порядка, а участники судебных дел будут допускаться в здание после проверки температуры» «Арбитраж Татарстана сообщил, что прекратит вести личный прием граждан по 30 апреля, станут рассматриваться лишь неотложные дела и упрощенного порядка, а участники судебных дел будут допускаться в здание после проверки температуры»

— Как предприятию, решившему обанкротиться, поступить с сотрудниками?

— Мы предлагаем договариваться с сотрудниками. Вообще, при банкротстве выплата зарплаты находится в приоритетной очередности. Определенные гарантии у работников есть. Но могут быть две ситуации: когда предприятию есть чем заплатить сотрудникам, и вторая — когда у фирмы ничего нет, кроме наименования. Если деньги есть, то надо платить (а если директор в таком случае не платит, то несет уголовную ответственность), если средств нет — нужно честно и открыто работникам говорить, что платить нечем, и принимать меры по сокращению персонала. Сокращения также предполагают выплаты компенсаций, поэтому трудно найти общий рецепт. Но нужно честно доводить до сотрудников ситуацию, чтобы они смогли составить свой финансовый план на будущее.

О судебном режиме в период коронавируса

— А арбитраж Татарстана вообще сейчас заявления принимает, регистрирует?

— Верховный суд России объявил, что до 10 апреля все суды должны приостановить свою работу. 8 апреля Верховный суд издал новое постановление, в котором последовал еще одному тренду, который был задан главой страны, и предоставил возможность региональным судам определиться самим. В тот же день арбитраж Татарстана сообщил, что прекратит вести личный прием граждан по 30 апреля, станут рассматриваться лишь неотложные дела и упрощенного порядка, а участники судебных дел будут допускаться в здание после проверки температуры, в масках и перчатках. 11-й апелляционный арбитраж в Самаре тоже опубликовал заявление, что до 30 апреля фактически не будет работать.

Прием и обработка корреспонденции идет только через электронную систему. Слава богу, что успели ввести ее в свое время. Так что, в принципе, суды принимают заявления, они обрабатываются, судьи принимают определения — в основном об отложении заседаний.

Надо понимать, что дела в любом случае затянутся. На днях мы получили одно из наших определений по заявлению, которое мы успели подать, рассмотрение назначено на июнь! Тем более вы себе представляете: когда выйдут все судьи, какая будет на них нагрузка! У некоторых и до коронавируса имелось до 20 заседаний в день… Появится огромный вал дел, и им будет очень трудно.

— Готова ли судебная система и юридическое сообщество РТ к такому наплыву заявлений?

— Суды всех уровней и мы, юристы, в целом пережили достаточно мощную тренировку, когда случилось падение банковского сектора в конце 2016 года, одновременно несколько банков рухнуло. Судьям приходилось очень сложно, и татарстанский арбитраж и другие суды шли на беспрецедентные меры. Один из примеров — дело о банкротстве обычно ведет один судья, а делом Татфондбанка занимались все судьи. Причем в суде есть отдельный банкротный состав, но в это дело пришлось вступить судьям всех направлений — и банкротного, и административного, и гражданского.

— Как долго с учетом нынешней ситуации будет длиться банкротство предприятия?

— На практике процедура банкротства занимает не менее года. Плюс надо добавить три месяца на издержки восстановления судебной системы.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (23) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
17.04.2020 09:11

Только дурак может ждать помощи от государства.Все бизнесы которые расцвели в жирные годы и были основаны на обслуживании богатых буратин погибнут.Поэтому не надо оттягивать момент краха а просто попытаться сохранить то что есть чтоб было что оставить на чёрный день.Ну и начинайте опять готовиться к открытию ларьков и мелочных лавок если ещё не наигрались в бизнесменов.

  • Анонимно
    17.04.2020 08:25

    Один из самых лучших юристов Казани!

  • Анонимно
    17.04.2020 08:55

    Наше предприятие ИФНС подала на банкротсво в 2018 году. Нас всех работников уволили,и в трудовых книжках конкурсный управляющий написал "уволен в связи с ликвидацией организации пункт 1 части первой статьи 81 трудового кодекса".
    А прочитав статью становится понятно,что банкротство и ликвидация это разные вещи.
    Тут в выигрыше один человек это конкурсный управляющий,который сегодня занимается разбазариванием имущества за безценок.

    • Анонимно
      17.04.2020 09:41

      Ликвидация и банкротство - это не разные вещи. Просто в статье не описаны тонкости данных процедур с точки зрения понятийного аппарата. Так, предприятие может быть ликвидировано в результате добровольной ликвидации, а может в результате банкротства, то есть "принудительной" ликвидации. ТК РФ данные понятия не разделяет и содержит лишь понятие "ликвидация"

    • Анонимно
      17.04.2020 12:32

      08:55, Никакой разницы нет! Ликвидация более ёмкое название прекращения деятельности предприятия. Ликвидация организации может осуществляться путём банкротства, ликвидация путём реорганизации (слияния), ликвидация путём закрытия (прекращения деятельности).

    • Анонимно
      17.04.2020 13:03

      Вот и вводят разные специалисты, ведущие максимум (!) 5 банкротных дел людей в заблуждение.
      Завершение банкротства - ликвидация.

  • Анонимно
    17.04.2020 09:11

    Только дурак может ждать помощи от государства.Все бизнесы которые расцвели в жирные годы и были основаны на обслуживании богатых буратин погибнут.Поэтому не надо оттягивать момент краха а просто попытаться сохранить то что есть чтоб было что оставить на чёрный день.Ну и начинайте опять готовиться к открытию ларьков и мелочных лавок если ещё не наигрались в бизнесменов.

  • Анонимно
    17.04.2020 09:47

    Народ успокойтесь. Мишустин сказал что введут внесудебное банкротство. С учётом ситуации сегодняшних дней очень многие бизнесы рухнули навсегда и на каждое дело в суде рассматривать нереально.
    Законопроект прошёл первое чтение и его пока придерживают.ждут подходящий момент.

    Платить юристам 40-50 тр за то что итак будет бесплатно это преступление против самого себя.
    Они всё равно дела не отслеживают персонально и повлиять ни на что не могут.

  • Анонимно
    17.04.2020 10:08

    Жаль команда распалась!

  • Анонимно
    17.04.2020 10:32

    В Казани есть специализирующиеся на банкротстве фирмы: АНП Зенит, Сергис, Шаймарданов, Ялилов и Сабитов, признанные на федеральном уровне, ведущие по 50-100 банкротств, при этом крупных. Есть ещё Татюринформ. Много хороших арбитражных управляющих.
    Но экспертом по банкротству назначили парня, который ведёт, с его слов, 5 дел.

    • Анонимно
      17.04.2020 11:20

      Бизнес уже давно знает куда обращаться за юридической помощью. На рынке довольно много юристов, которые не нуждаются в громкой рекламе и они не зашиваются, при Высокой операционной нагрузке

      • Анонимно
        17.04.2020 12:53

        Бизнес часто ходит к решалам, тем, кто не афишируют себя. Знания на уровне бытовых, но учился вместе с судьей. Если «крутые» юристы без реклам, форумов, рейтингов, профессионального признания - процентов на 90 это несуны, не обольщайтесь.
        Ну или ширпотреб, которым и показывать нечего.

        • Анонимно
          17.04.2020 13:53

          То есть лучше пойти к неизвестному юристу? Это гарантия, что он не несун и точно профессионал? Почему тогда неизвестный? Нет логики. Впрочем, эту дисциплину новые юристы почти не изучают.

    • Анонимно
      17.04.2020 13:51

      Поверили ему на слово ). В Казани часто так, если певец, то один из лучших, если ресторан, то тоже обязательно первейший. Теперь даже юристы таким путем пошли. Страсть к преувеличению не доведет город ни до чего хорошего.

  • Анонимно
    17.04.2020 11:35

    Зенит ещё вчера себя первым по налогам объявлял и как можно качественно вести 50-100 дел одновременно?

    • Анонимно
      17.04.2020 12:20

      Ну так у всех этих вышеперечисленных фирм по 20-50 юристов. Это даже по меркам Москвы не мало.

      • Анонимно
        17.04.2020 12:54

        на деле ключевых юристов там по 2-3, которые думают и управляют, остальные это штат для обработки факультативной фактуры, можно и 100-200 иметь, а толку?

      • Анонимно
        17.04.2020 15:53

        Не количеством брать надо, а качеством. К сожалению действительно талантливых юристов в Казани по пальцам двух рук перечесть можно и автор статьи в этот список не входит.

  • Анонимно
    17.04.2020 13:13

    Не верю про 50 юристов. У кого столько?

  • Анонимно
    17.04.2020 13:54

    Можно, если не вести все самому. Масштабирование называется. И делегирование.

  • Анонимно
    17.04.2020 15:52

    Для мелкой фирмы проще распродать все активы и пустить деньги в зарплату, затем с нулевым имуществом лечь на дно и подавать нулевую отчетность. А потом открыть новую фирму с нуля, чем заморачиваться банкротством, ликвидацией и пр.фигней. Даже если не прокатит и кто-то из кредиторов найдет деньги и желание подать на банкротство, то при нормальной цене проданных активов сделки суд признает обычной деятельностью для выплаты зарплаты.

  • Анонимно
    17.04.2020 16:08

    Добрый день! А нет ли плана на налоговую амнистию?Что б спасти какую то часть предприятий?

  • Анонимно
    17.04.2020 16:41

    После моратория к хорошим банкротным юристам будет очередь

  • Анонимно
    17.04.2020 23:20

    Друзья 12.53. пишет из реального мира и пишет так как оно есть.
    Без сомнения у нас в Республике и в России целом все спорные вопросы решаются через суд и по закону но вот буквально вчера была статья на просторах БО где у певицы Калимуллиной пропали деньги с карты и тд...вечером уже было продолжение где певица Калимуллина сообщила что с ней связалась вице-премьер РТ Фазлыева и вопрос с возвратом денег уже урегулирован !!!!
    Певица Калимуллина получается обратилась к властным решалам и они вопрос решили оперативно без полиции,судов,арестов и тд.
    Вот она наша реальность. А все эти обращения к юристам без влага и Родины просто самообман или вера а удачу.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль