• $75.860.41
  • 90.460.43
  • 48.18-0.43
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 21 в закладки

    Павел Чиков: «Очень много людей звонит и плачет – нечем платить за еду детям!»

    Глава «Агоры» о том, почему Путин не вводит режим ЧС, как пандемия привела к федерализации страны и справедливы ли «коронавирусные» штрафы

    «Главное опасение у правозащитников по всему миру вызывает вопрос о том, что из предпринятых властями мер может остаться после пандемии — ограничение передвижения, цифровая слежка, технологии слежения, меры изоляции и прочее», — говорит руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. В ходе интернет-конференции «БИЗНЕС Online» он рассуждает о том, как меры властей выглядят с точки зрения соблюдения прав человека.

    Павел Чиков: «Друзья из Нью-Йорка говорят, что уже нет никого, чьи родственники или знакомые не заболели бы коронавирусом. В России ситуация не скажу, что лучше, мы просто ее меньше знаем» Павел Чиков: «Друзья из Нью-Йорка говорят, что уже нет никого, чьи родственники или знакомые не заболели бы коронавирусом. Не скажу, что в России ситуация лучше, мы просто ее меньше знаем» Фото: «БИЗНЕС Online»

    КОРОНАВИРУС: «В ЦЕЛОМ РЕАКЦИЯ ВЛАСТЕЙ ВПОЛНЕ АДЕКВАТНАЯ»

    — Павел Владимирович, не все люди верят, что режим самоизоляции правомерен и необходим. А вы в этом смысле доверяете власти?

    — Вопрос не в доверии власти, а в правильной оценке происходящего. У меня по всему миру много знакомых и друзей, поэтому понимание всего происходящего не ограничивается моим двором и городом, у меня есть возможность сравнивать. В Европе и США ситуация гораздо хуже, чем в России, хотя уровень здравоохранения во многих западных странах лучше. Друзья из Нью-Йорка говорят, что уже нет никого, чьи родственники или знакомые не заболели бы коронавирусом. Не скажу, что в России ситуация лучше, мы просто ее меньше знаем. Например, наша страна сегодня стала основным источником повтора коронавируса в Китае, потому что китайцы возвращаются домой из РФ, не будучи диагностированными, и их там выявляют. Это говорит о том, что ситуация в России может быть совсем не такой, как показывают нам власти.

    — В Израиле запрещен проезд между городами, нельзя выходить из дома более чем на 100 метров. У нас много народа даже не верит в реальную угрозу коронавируса. Люди элементарно не могут потерпеть несколько недель. Ведь если это приводит к уменьшению заболевания, то власть, наверное, должна проявлять более жесткие меры? Я не говорю, чтобы не соблюдались права каждого гражданина. (Виктор)

    — Думаю, в целом реакция властей вполне адекватная. Выгода положения России была в том, что мы оказались не первыми, по кому ударила пандемия, потому у властей имелась возможность посмотреть, как ведут себя в других странах, и копировать. В этом смысле ничего сверхъестественного не происходит, за исключением каких-то деталей и перегибов на местах. Некоторые, наоборот, не довинчивают и дают слишком много послаблений, которые провоцируют новые вспышки заражений.

    Главное опасение у правозащитников по всему миру вызывает вопрос о том, что из предпринятых властями мер может остаться после пандемии — ограничение передвижения, цифровая слежка, технологии слежения, меры изоляции и прочее. Есть опасение, что что-то из этого может остаться и как технология время от времени включаться даже тогда, когда оснований для того нет. Недавно судья Европейского суда по правам человека говорил о том, что в целом меры, которые принимаются в странах Совета Европы, адекватны ситуации, но ЕСПЧ будет внимательно наблюдать, как это станет продолжаться и не возникнет ли угроз для основных свобод потом.

    «Более 600 обращений связаны с передвижениями внутри страны, между регионами, между городами одного региона и передвижениями по городу» «Более 600 обращений связано с передвижениями внутри страны, между регионами, городами одного региона и по городу» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Читала, что «Агора» открыла штаб правовой помощи из-за введенного режима самоизоляции. На что люди жалуются больше всего? Чем вы им можете помочь в такой ситуации? (Наталья)

    — С 19 марта по 14 апреля нам поступило 3 017 обращений, то есть примерно 100 ежедневно. Более 600 из них связано с передвижениями внутри страны, между регионами (Татарстан, Москва, Петербург, Коми, Краснодарский, Приморский края, Томская, Оренбургская, Омская, Самарская, Нижегородская, Псковская области, Башкортостан, ЯНАО), городами одного региона и по городу. Особо огромный вал этих вопросов пошел, когда начали вводить СМС-систему в Татарстане, пропускной режим в других регионах, Москве. Все это вызывает у людей большое количество вопросов. Так получилось, что мы в какой-то мере взяли на себя, не побоюсь этого слова, государственную функцию, потому что введенные госорганами горячие линии зачастую не работают, оперативную информацию не предоставляют, более того, все чаще и чаще стали переключать на наш штаб. Да-да, из администрации губернаторов переводят на нас! Правда, из администрации президента еще не переключают, но пандемия пока не кончается, и мы продолжаем работать.

    На втором месте, более 500 обращений, — вопросы трудовых прав работников: уволили, в том числе задним числом, сократили, урезали зарплату, отправили в отпуск за свой счет, простой предприятия и так далее. Надо отметить, что трудовые вопросы вообще не профиль «Агоры» и нам пришлось подыскивать юристов, которые владеют этой темой.

    На третьем месте, более 300 обращений, — вопросы, связанные с миграцией. Писали и звонили, чтобы выехать в Таджикистан, Туркменистан, Беларусь, Кыргызстан, Казахстан, Тунис, Литву, Латвию, Египет, Индонезию, Финляндию, Эстонию, Индию, Грузию, США, Малайзию, Японию. Хотят вернуться в РФ россияне и мигранты, у которых семьи тут. Из России желают уехать граждане нашей страны, у которых семья за рубежом, на учебу или работу за границей. Также уехать из РФ хотят мигранты. По поводу этих обращений мы писали письма правительству России. Их уже 6, и на некоторые мы получали ответы и изменение политики. К примеру, вопрос о семейных иностранцах, которых первоначально массово не пускали в Россию, решился положительно после нашего обращения на имя Михаила Мишустина: внесены поправки в постановление правительства, и членам семьи разрешили въезд. У нас оказался просто вал историй воссоединения с семьями после того, как люди несколько дней вынуждены были провести в аэропорту.   

    «Более 500 обращений, — это вопросы трудовых прав работников: уволили, в том числе задним числом, сократили, урезали зарплату, отправили в отпуск за свой счет, простой предприятия и т. д.» «Более 500 обращений — вопросы трудовых прав работников: уволили, в том числе задним числом, сократили, урезали зарплату, отправили в отпуск за свой счет, простой предприятия и так далее» Фото: Сергей Елагин

    Примерно столько же обращений (более 300) от предпринимателей и работодателей из 40 регионов России. В основном это малый и средний бизнес. Тема корпоративных вопросов тоже никогда не была профильной для «Агоры». Мы создали специальную группу из юристов-корпоративщиков, которые много лет профессионально ведут такие дела. Бо́льшая часть обращений — это Москва (61), Татарстан (36), Петербург (30), Краснодарский край (25). Основные темы — временное ограничение работы (110), разъяснение по мерам господдержки (40), реструктуризация аренды (42), трудовые отношения (17), реструктуризация кредита (12), реструктуризация налогов (11). Пара десятков предпринимателей сопровождаются нашими юристами в переговорах с арендодателями, банками или налоговой службой.

    Поступило более 160 вопросов от туристов по ж/д и авиабилетам и путевкам. Для них мы выделили специальную горячую линию, потому что многие купили туры заранее и сегодня не знают, как вернуть деньги. Ассоциацией туроператоров было принято решение заморозить туры до лучших времен. Понятно, что это сделано в интересах туроператоров, чтобы деньги не возвращать, но в то же время и интересы туристов защищены, потому что они имеют возможность совершить тур позже. Были и нестандартные звонки, например из-за рубежа от россиян, у которых нет денег в стране, где они остались сейчас, но возвращаться не планируют, хотят выплат от России как гражданам РФ.

    Новая и удивительная для нас — это психологическая помощь. Мы запустили горячую линию психолога, но, конечно, вопросы были не психологического характера, а людям надо просто выговориться и услышать какой-то жизненный совет. Больше 120 человек позвонили или написали, что у них нет денег. Спрашивали о пособиях по безработице, для детей, многодетных, просили даже помочь продуктами. Пришло несколько вопросов о банкротстве физлиц и много — о кредитных отсрочках для граждан. Более 70 обращений было о принудительных мерах, помещении в больницы и обсерваторы, вопросах госпитализации, изоляции заболевших и тех, кто контактировал с ними. Но имелись обращения и людей в тревожном состоянии, некоторые испытывали паническую атаку. Более 100 человек обратились к психологу по его профилю. По всем основным вопросам мы записываем видеоинтервью со специалистами и выкладываем у себя на портале.

    «Более 160 вопросов от туристов по  авиа и ж. д. билетам и путевкам. Для туристов мы выделили специальную горячую линию, потому что многие купили туры заранее, и сегодня не знают, как вернуть деньги» «Более 160 вопросов от туристов по ж/д и авиабилетам и путевкам. Для них мы выделили специальную горячую линию, потому что многие купили туры заранее и сегодня не знают, как вернуть деньги» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «НЕЛЬЗЯ ДОПУСКАТЬ МАССОВОГО ШТРАФОВАНИЯ ЖИТЕЛЕЙ»

    — По вопросам домашнего насилия обращения были?

    — Да, такие есть. Специалисты по всему миру бьют тревогу, потому что в условиях, когда семьи вынуждены находиться в замкнутом пространстве, а отношения между ними не особо хорошие, подобное зачастую приводит к всплеску случаев домашнего насилия. Поскольку это одно из приоритетных направлений нашей партнерской организации «Зона права», там ведут отдельную горячую линию, на которую уже поступило более 50 обращений. И есть несколько дел по заявлению в полицию по поводу угроз и избиения женщин и детей.

    — Сколько было обращений касательно административных протоколов и штрафов за нарушение режима?

    — 169. Число таких обращений растет и будет продолжать. Ситуация по этому поводу в регионах разная. В Татарстане первоначально тоже был всплеск — с крупными штрафами, от 15 тысяч рублей. Нам удалось обратить на это внимание прокуратуры и Верховного суда РТ, который разъяснил, что по данной статье наказывать людей неправильно, и пошли отмены протоколов.

    Власти по инерции пытаются включать репрессии, видя, что жители не особо готовы соблюдать режим самоизоляции, а методов убеждения не хватает. Например, пожилых людей штрафуют на сумму, в 3 раза превышающую размер их пенсии. В Санкт-Петербурге у нас было дело, когда волонтер, после того как весь день разносила продукты пожилым людям, шла к себе домой сквозь парк, ее остановили полицейские и оштрафовали. Конечно, это ненормально! Нежелания учитывать какие-либо обстоятельства конкретного человека в погоне за палочной системой, которая тут же нарисовалась в полиции, быть не должно. Потому на это направление мы ориентировали целую группу юристов, которые обычно занимаются защитой участников протестных акций.

    «В статью 6.3 КоАП были внесены изменения, повышающие штраф для физических лиц, теперь штраф будет не 500 рублей, а от 15 тысяч до 40 тысяч рублей. И это стало очень тяжко» «В статью 6.3 КоАП внесены изменения, повышающие штраф для физических лиц, теперь он будет не 500 рублей, а от 15 тысяч до 40 тысяч. И это стало очень тяжко» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — В судах много дел по статье 6.3 КоАП, по которой выписывают штрафы по 7,5 тысячи и 15 тысяч рублей. Даже есть такие случаи, когда человека поймали в нескольких шагах от дома. Он сказал, что идет в магазин, но его все равно доставили в участок, составили протокол и оштрафовали. Потом стали наказывать по другой статье. Но что делать людям, которых оштрафовали по статье 6.3? Платить или оспаривать? И законны ли вообще такие штрафы?

    — Первоначально было очень много непонимания. Все эти новые законы стали приниматься и применяться явочным порядком, внахлест один на другой. В конце марта – начале апреля законодательство менялось чуть ли не каждый день! В том числе о привлечении к административной ответственности. В статью 6.3 КоАП внесены изменения, повышающие штраф для физических лиц, теперь он будет не 500 рублей, а от 15 тысяч до 40 тысяч. И это стало очень тяжко. Вы говорите о 7,5 тысячи, но на самом деле тут еще очень либеральный подход, потому что КоАП позволяет назначать наказание ниже низшего, но не меньше половины нижней планки. Именно поэтому возникло 7,5 тысячи рублей как половина от нижней планки в 15 тысяч. В Татарстане назначали штраф 7,5 тысячи рублей, а в других регионах — 15 тысяч.

    Более того, в Москве и некоторых субъектах стали принимать поправки в региональный КоАП. Возникли вопросы о соотношении регионального и федерального КоАП, и началась настоящая чехарда. Полиции уже было дано указание привлекать по статье 6.3, и в Татарстане составили более 500 протоколов. А потом появилось разъяснение со стороны прокуратуры и Верховного суда РТ. Наш проект «Апология протеста», который занимается защитой людей по КоАП, обращался в прокуратуру РТ с просьбой разъяснить, что статья 6.3 применяется только в отношении тех людей, у которых есть индивидуальное предписание на карантин. Во всех остальных случаях должна применяться статья 20.6.1 КоАП, по которой штрафы меньше и даже можно отделаться предупреждением. Постепенно всех начали ориентировать на правильное применение этих статей. Но у тех, кто попался раньше, есть основание для обжалования даже вступившего в силу постановления и хороший шанс на его отмену. Я считаю, что нельзя допускать массового штрафования жителей.

    — По поводу положения дел в местах лишения свободы и армии у вас информация есть? Оттуда уж точно, наверное, не будет правдивых сведений, в том числе о распространении коронавируса…

    — По тюрьме мы знаем точно, поскольку тюремное ведомство не способно контролировать каждый мобильный телефон внутри, кроме того, адвокаты посещают тюрьмы, с родственниками осужденных общение происходит. Некоторое время назад появилась информация о том, что в одном из московских следственных изоляторов, кажется, в «Матросской тишине», была вспышка коронавируса. Спецконтингент тут же сориентировался, созвонился с нами. Правозащитники говорили, что вспышка есть, ФСИН не подтверждала эту информацию. И кому верить? Арестанты пообщались между собой и такие данные опровергли. Сведения из мест заключения идут всегда, и, если там будет какая-то ситуация с десятками госпитализированных, подобное сегодня почти невозможно скрыть.

    Что касается армии, то как-то была информация, что в Чебаркуле Челябинской области солдаты заболели пневмонией после того, как их заставили несколько часов на плацу стоять. Она тут же стала публичной! Если что-то случится, то мы сразу узнаем. Но пока ничего такого, слава богу, нет.

    — А по поводу наказания за якобы фейковые сообщения жалобы есть?

    — Да, эта тема тоже прослеживается. На фоне того, что мы не всегда имеем правдивую официальную информацию, люди в регионах, с одной стороны, видят события своими глазами, с другой — что-то домысливают, в-третьих, получают какие-то данные по рассылке и все это выплескивают в своих пабликах во «ВКонтакте» и «Одноклассниках». А правоохранительные органы ориентированы на поиск таких сообщений. Недавно в Татарстане был подобный случай со школьником из Бугульмы, который что-то написал неправильно и потом публично извинялся. Хорошо, что обошлось без уголовного дела. Но не надо забывать, что люди в стрессе действительно боятся, уровень доверия к власти у них не очень высокий, они что-то распространяют, и их за это привлекают к уголовной ответственности. Конечно, подобное ненормально! Все-таки должна быть адекватная реакция на действия граждан. Чаще всего достаточно просто предупредить и попросить удалить пост, который прочитали два с половиной человека.

    «Режим повышенной готовности предполагает готовность к чему-то! То есть еще ничего не случилось, но мы с вами готовы к тому» «Режим повышенной готовности предполагает готовность к чему-то! То есть еще ничего не случилось, но мы с вами готовы к тому, если это произойдет» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ ВВЕДЕННЫМИ МЕРАМИ, ПОДЛЕЖИТ ВОЗМЕЩЕНИЮ ЗА СЧЕТ БЮДЖЕТА»

    — По WhatsApp пересылают информацию о том, что власти ввели режим самоизоляции, а не ЧС, чтобы не обеспечивать народ всем необходимым — типа пусть сами выживают, как могут. Это так с юридической точки зрения? (Алина)

    — Я вам скажу, откуда такое изначально пришло: подобное написал Паша Чиков в своем канале в «Телеграме», потому что мы с самого начала анализируем всю ситуацию с юридической точки зрения. У меня был пост на эту тему, который связан как раз с анализом законодательства.

    Ситуация действительно странная. Главный вопрос заключался в том, что у нас есть законы, позволяющие ограничивать права и свободы граждан в определенных ситуациях, которые все прописаны. Есть отдельный закон о ЧС: режим чрезвычайной ситуации бывает регионального, межрегионального и федерального значения, природного или техногенного характера. Существует закон о чрезвычайном положении. Отдельный закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Вот три основных федеральных закона, которые позволяют властям в определенных случаях вводить какие-то ограничения. Наиболее подходящим под нынешнюю ситуацию является закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии. И в нем предусмотрены разного рода ограничения, в том числе карантин.

    Но ни режим ЧС, ни ЧП, ни карантин у нас не вводят. И, что интересно, ни на федеральном, ни на региональном уровне, хотя каждый глава субъекта вправе по закону о ЧС ввести режим чрезвычайной ситуации регионального характера. Но этого не делают. И возникает вопрос: почему? Мы с вами уже больше месяца находимся в правовом положении повышенной готовности. Но режим повышенной готовности предполагает готовность к чему-то! То есть еще ничего не случилось, но мы с вами готовы к тому, если это произойдет. Вы хотите сказать, что у нас еще ничего не случилось? Эпидемия идет полным ходом, а мы все еще с юридической точки зрения в режиме повышенной готовности к чему-то. Странно же!

    А почему так? Моя версия как юриста заключается в том, что по всем этим трем законам написано, что вред и ущерб, причиненный в связи с вводимыми мерами, подлежат возмещению за счет бюджета — регионального или федерального. Прямым текстом сказано, черным по белому! Понятно, что возникают вопросы, что считать ущербом и вредом. Например, убытки предпринимателей — это ущерб, вред или что-то другое и подлежат ли они возмещению? Все доказательства должны быть учтены в судебном порядке. Но, на мой взгляд, стремление иметь возможность маневра, нежелание брать на себя заранее финансовые обязательства, которые власти могут не потянуть, и явились причиной, почему правовое основание того, в чем мы находимся сейчас, не было четко определено в соответствии с действующим российским законодательством.

    Именно потому пошли все эти разговоры о том, что власти не готовы возмещать. Более того, даже если сейчас мы видим с их стороны какие-то меры поддержки и обещания, все это выглядит не так, что власти обязаны подобное сделать по закону, а как широкий жест со стороны федералов. Но вся помощь неубедительна — ни на уровне предпринимателей, ни для рядовых работников, потому что 12 тысяч рублей, обещанные президентом, — курам на смех, честно говоря. Это не те компенсации, которые должны получать россияне, столкнувшиеся с очень тяжелой, может быть, самой трудной проблемой в их жизни. Людей, которые плачут по телефону и говорят, что им нечем платить за еду детям, не на что жить семье, очень много. Может быть, 12 тысяч рублей спасут их от голодной смерти, но не более того.

    — Такая полумера властей — это нарушение прав человека, как считаете?

    — Хороший вопрос! Когда говорят про права человека, имеют в виду стандарты, которые есть. Когда обсуждают преследования за слова, тоже существуют стандарты. Это все привязано к большому количеству дел такого плана, которые уже были раньше в работе судов. Когда мы с вами говорим про пандемию коронавируса 2020 года, никто нигде и никогда с такой ситуацией еще не сталкивался. Поэтому нет стандартов и мы не можем сейчас прогнозировать, каким образом суды будут дальше рассматривать. Они сегодня не работают — ни российские, ни международные. Некоторые стандарты, которые применимы для ситуации с пандемией сейчас, будут разработаны через один-два-три года. Тогда станет более-менее понятно, какие ограничения оказались обоснованными, какие — нет, какие обязательства власти должны нести, а какие — нет.

    Мы с нашими юристами-международниками несколько дней разрабатывали подходы, которые можно предложить бизнесу. Например, из Китая сообщают, что 30 процентов точек общепита там разорилось и закрылось из-за пандемии. И нет никаких сомнений в том, что и в России многие точки общепита не выживут по этой же причине. И вопрос: вправе ли такие бизнесы рассчитывать на какую-то компенсацию, обязаны ли власти подобное сделать? С точки зрения прав человека им что-то выплатят, спасут? Конечно, не дадут полную компенсацию, но точно окажется ситуация, когда власти должны были протянуть руку помощи, спасти, потому что это градообразующее предприятие; у бизнеса отобрали не только прибыль, но и основные средства; когда коммерсанты обращались за отсрочкой кредитов, снижением арендных платежей, материальной помощью из местных и федеральных бюджетов. И предпринимателям было в этом отказано, притом на бизнес возложена обязанность давать зарплату сотрудникам. Ее плати, отчисления, налоги… У него есть некоторое ощущение несправедливости, он вынужден был закрыться и обанкротился. А еще и обанкротиться нельзя, потому что правительство ввело мораторий на банкротства! И что должен сделать сейчас коммерсант? Вот вопрос! А к нему еще пришел следственный комитет и возбудил уголовное дело за неуплату заработной платы или попытку спрятать 100 тысяч рублей оставшихся денег. Все эти ситуации в перспективе могут дойти и до Европейского суда по правам человека, который скажет: нет, властям так вести себя нельзя.

    «Нет никаких сомнений в том, что и в России многие точки общепита не выживут. И вопрос: вправе ли эти бизнесы рассчитывать на какую-то компенсацию, обязаны ли власти это сделать?» «Нет никаких сомнений в том, что и в России многие точки общепита не выживут по этой же причине. И вопрос: вправе ли такие бизнесы рассчитывать на какую-то компенсацию, обязаны ли власти подобное сделать?» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ПАНДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА ПОДТОЛКНУЛА К ФЕДЕРАЛИЗАЦИИ СТРАНЫ!»

    — Торгово-промышленная палата РТ уполномочена писать предпринимателям справки по форс-мажорным обстоятельствам. Как вы считаете, в судах эти бумаги спасут?

    — Как будут вести себя арбитражные суды, сказать трудно. Уже сейчас есть вопросы, например, как в список системообразующих предприятий попали «Макдоналдс» и букмекерская контора? А вот все остальные компании малого и среднего бизнеса, на которых держатся целые пласты экономики, не вошли в этот перечень. Букмекерскую контору уже выкинули из списка, но возникает вопрос: а кто такой умный ее пролоббировал? И почему у нас одни попадают в перечень, а другие — нет? Все это попахивает, мягко говоря, несправедливостью. Есть ли равный доступ к государственной помощи — вот вопрос! Как это будет решаться, пока сказать трудно, но хорошо — ТПП дала справку, которая освобождает от чего? К сожалению, ни от каких убытков она потенциально не спасает, это не охранная грамота. И в разных регионах ситуация будет складываться по-разному.

    Кстати, пандемия коронавируса подтолкнула к федерализации страны! Владимир Путин отдал полномочия региональным властям в выруливании ситуации. Фактически он сказал то же самое, что в 1994 году Борис Ельцин в Казани: берите столько суверенитета, сколько проглотите. По большому счету сегодня впервые за 20 лет Владимир Владимирович после создания вертикали власти и перетягивания всех ресурсов и полномочий в федеральный центр дал «вольницу» регионам в принятии антикризисных мер.

    — Не факт, что федерализм останется, когда все нормализуется!

    — Не факт, но тренд интересный и кое-что все равно останется. И многие региональные главы подтвердили свое лидерство. Это и Рамзан Кадыров, который не побоялся взять на себя ответственность за жесткие меры, сомнительные зачастую, явно противоречащие федеральным установкам, тем не менее проявил политическую волю и ответственность. То же самое и Рустам Минниханов, который ввел систему СМС-пропусков. К ней тоже есть вопросы, но это антикризисные меры. Однако вопрос в том, как последние применяются, насколько они адекватны, помогают и не используются ли во вред людям. Татарстан — один из регионов, который берет на себя ответственность за принимаемые решения. Я думаю, что в ближайшее время мы увидим в регионах некоторое послабление режима самоизоляции, потому что экономика умирает. В странах Европы послабление уже пошло.

    — Вы похвалили Татарстан за СМС-регистрацию, но в чем ее смысл, если всем разрешают выходить из дома? Для власти она зачем?

    — Данная система не для власти, а для нас с вами. Она позволяет ограничивать число выходов, поощряет нахождение дома, в целом дисциплинирует нас. Если нам надо куда-нибудь выйти, то мы должны соблюсти определенный алгоритм. Мы можем отправиться только с разрешенной целью и не так часто. И эта система позволяет отследить тех, кто нарушает режим карантина. Я сказал бы, что в ней есть смысл, учитывая нашу недисциплинированность и недоверчивость к власти.

    «Я думаю, что в ближайшее время мы увидим в регионах некоторое послабление режима самоизоляции, потому что экономика умирает» «Я думаю, что в ближайшее время мы увидим в регионах некоторое послабление режима самоизоляции, потому что экономика умирает» Фото: «БИЗНЕС Online»

    ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В ТАТАРСТАНЕ: «СИТУАЦИЯ СПОКОЙНАЯ»

    — Насколько ваша организация, сотрудники защищены от официальной власти? Как в Татарстане у вас отношения с первыми лицами? У вас были встречи с ними? (Валера)

    — На нас нет давления, слава богу. Думаю, во-первых, это связано с тем, что мы давно преодолели юношеский максимализм в правозащитной деятельности. Во-вторых, все-таки приучили к мысли, что мы есть, что мы часть российского и татарстанского ландшафта и, если имеются случаи проявления крайнего произвола, будем защищать жертв и добиваться привлечения к ответственности должностных лиц. Надо отдать должное властям: сегодня реакция на наши обращения более понимающая и вменяемая. Но теплого взаимодействия с первыми лицами у меня нет, с Миннихановым я не встречался. Несколько раз принимал участие в мероприятиях, которые проводил Фарид Мухаметшин в Госсовете РТ, у нас есть контакты с уполномоченным по правам человека в РТ Сарией Сабурской и детским омбудсменом Гузель Удачиной. На мой взгляд, взаимодействовать с властью нужно, чтобы совместно искать пути решения проблем. В целом ситуацию с правами человека в Татарстане я оцениваю как спокойную, серьезных проблем нет.

    — «Агора» во всех регионах присутствует? Из каких больше всего жалоб на ущемление прав человека?

    — Так или иначе «Агора» есть во всех субъектах. В целом в стране имеется большая проблема, связанная с правом уличной протестной акции. Люди должны иметь право выйти на протест — без риска быть избитым, задержанным и оштрафованным на крупную сумму. Остается проблема, связанная со свободой слова, хотя она и смягчилась. Декриминализация экстремистских статей привела к резкому снижению числа уголовных дел, и это хорошо. Как видим, небо на землю не упало и вирус экстремизма по России не распространился из-за того, что 282-я статья УК не применялась. По итогам прошлого года мы наблюдаем 10-кратное падение числа осужденных по данной статье. На смену приходят штрафы — то за неуважение к власти, то за фейковую информацию, и мы с этим тоже боремся.

    Есть некоторые проблемные регионы, связанные с локальными протестными акциями, например против мусора из Москвы, МСЗ в Татарстане и так далее. Экологическая тематика постепенно выходит в лидеры. Жители протестуют, а власти пытаются все это задавить в зародыше. Есть большие проблемы, связанные с чрезмерно жестокой наркополитикой. Чуть ли не половина всех заключенных — это осужденные в связи с наркотиками. 20 лет ужесточения наркополитики показали, что это не способ борьбы с явлением. Адекватного лечения нет, наркология находится в плачевном состоянии, сроки наказания совершенно безумные. Очевидно, что с этим надо что-то делать. Рано или поздно данную проблему придется решать.

    На первый план в течение 2020 года, я думаю, в стране будут выходить экономические и социальные проблемы, потому что люди обнищали, остались без работы, произошла девальвация рубля, безработица вырастет. Как государство станет выполнять свои социальные обязательства — большой вопрос. Все это будет определять повестку ближайших года-двух-трех. Напрямую тут не совсем базовые правозащитные проблемы, а скорее социальное обязательство государства и способность или неспособность его выполнять. Но подобное не означает, что вокруг этого не будет много судебных процессов и дел. И нарушения политических прав окажутся тоже актуальной проблемой на повестке дня.

    «Проведение одиночного пикета в период действия регионального ограничения в связи с коронавирусом может создать риск привлечения за нарушение режима самоизоляции» «Проведение одиночного пикета в период действия регионального ограничения в связи с коронавирусом может создать риск привлечения за нарушение режима самоизоляции» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Одиночный пикет разрешен или нет по Конституции? Если да, то на какое время? (Захар)

    — Одиночные пикеты не запрещены, более того, они не требуют согласования с властями или уведомления. По сложившейся практике на них распространяют правила об ограничении по времени, то есть запрет действует с 22:00 до 6:00. Проведение одиночного пикета в период действия регионального ограничения в связи с коронавирусом может создать риск привлечения за нарушение режима самоизоляции. Пока карантин удерживает пикетчиков дома.

    — «Агора» имеет право доступа в тюрьмы и колонии? (Тихон)

    — Как организация — нет, но у нас во многих регионах хорошие отношения с общественными наблюдательными комиссиями, которые имеют право беспрепятственно посещать любые закрытые учреждения. С другой стороны, «Агора» — объединение адвокатов, а для них нет проблем в посещении тюрем и колоний, когда есть конкретный доверитель, с которым имеется соглашение на представление его интересов.

    — Имеете ли вы право лично президенту РФ и главам республик посылать отчеты хотя бы 2 раза в год о реальной ситуации с правами человека? (Нияз)

    — Такое право есть даже у автора этого вопроса. Проблема только в том, прочитают ваше сообщение или нет. Во время пандемии мы направили несколько обращений в адрес председателя правительства РФ, на несколько из них мы получили положительные ответы, и уже внесены изменения в постановление. Я приводил вам пример с семьями мигрантов, а еще возникла проблема с закрытием салонов связи. Мы обратились в министерство цифры РФ, и было письмо во все регионы с требованием восстановить их деятельность. Это связано с бесперебойной работой интернета, значение которого возросло в период самоизоляции и «удаленки».

    «В ряде регионов МЧС рассылает людям, вышедшим из дома, sms с требованием вернуться домой. А откуда МЧС знает, что вы вышли из дома?» «В ряде регионов МЧС рассылает людям, вышедшим из дома, СМС с требованием вернуться обратно. А откуда оно знает, что вы вышли из дома?» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «НАКАЗЫВАТЬ РУБЛЕМ ЗА ОСКОРБЛЕНИЕ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА — ЭТО НЕ ДЕЛО ДЛЯ XXI ВЕКА»

    — На сайте «Агоры» публиковались аналитические отчеты по правам человека в стране. Вы продолжаете эту работу?

    — Да, новые есть. Некоторые отчеты мы делаем ежегодно, например, доклад о свободе интернета готовим уже 11-й год подряд. Есть у нас периодические сообщения по ключевым темам. Коронавирус подстегнул внимание к средствам цифровой слежки за гражданами, и мы сейчас готовим доклад об этом. Сегодня россияне вынуждены передавать властям сведения о своей жизни, персональную информацию. В ряде регионов МЧС рассылает людям, вышедшим из дома, СМС с требованием вернуться обратно. А откуда оно знает, что вы вышли из дома? У меня как правозащитника вызывает большой вопрос законность доступа МЧС, который получен без вашего согласия, к сведению о геолокации вашего мобильного телефона и вообще законность подобной практики. Такие случаи мы внимательно отслеживаем, анализируем и об этом будем писать.

    Недавно у нас был доклад по итогам года о применении статьи КоАП о неуважении к власти, которая введена в конце марта 2019-го. За год мы отследили 100 дел по стране, и в 80 процентах случаев речь идет об оскорблении президента, что противоречит тем обещаниям и обоснованиям, которые имелись до принятия закона. Нам говорили, что это будет защита государственных символов — Конституции, герба, гимна и так далее, а оказалось, что статья о защите Его Величества, как мы и предполагали с самого начала. Мы очень сильно возражали весь год и уверены, что нам удалось купировать практику применения этой статьи. Теперь в месяц возбуждается только порядка трех-четырех дел по стране. Мы уже сформировали группу из 15 дел в ЕСПЧ. Наказывать рублем за оскорбление главы государства — это не дело для XXI века, такого быть не должно.

    — Вы много лет входили в совет по правам человека при президенте РФ. Почему вас оттуда убрали, как это происходило? Как считаете, в обновленном составе и под руководством нового председателя совет способен работать эффективно в интересах граждан и их прав? (Дамир Мустафин)

    — Об этом я узнал ровно так же, как и все остальные, включая Михаила Федотова, председателя на тот момент совета по правам человека, — когда указ вышел. Из совета исключили его, профессора ВШЭ, доктора юридических наук Илью Шаблинского, известного политолога Екатерину Шульман и меня. Это не первое исключение из совета, первое произошло за год до того, в декабре 2018-го. Именно тогда была включена Шульман, она продержалась там всего 10 месяцев, в отличие от меня, который являлся членом совета 7 лет. Дмитрий Песков сказал, что это обычная ротация. Я думаю, что подобное было сказано прежде всего для того, чтобы исключенных из совета не атаковали правоохранительные органы. При этом я думаю, что исключение связано в том числе и с нашей активностью в связи с московскими протестными акциями. Кроме того что все исключенные хорошо знают друг друга и стоят в конце алфавита, нас объединяет только то, что мы летом прошлого года активно участвовали в защите участников протестных акций.

    Я не испытываю никаких проблем и переживаний по поводу исключения меня из совета. Наоборот, мне теперь не придется объяснять, почему правозащитник входит в совет при президенте РФ. Совет уже очень давно перестал быть эффективным. То, что «Агора» сегодня делает для людей в связи с пандемией коронавируса, гораздо эффективнее, чем то, что осуществляет совет по правам человека. С новым председателем Валерием Фадеевым я не знаком, поэтому своего мнения о нем у меня нет. Надо дать совету поработать, чтобы через год можно было подвести какие-то итоги его деятельности. Хочется пожелать ему большой активности и эффективности, но я не думаю, что это будет.

    «За год мы отследили 100 дел по стране, и в 80 процентах случаев речь идет об оскорблении президента Владимира Путина, что противоречит тем обещаниям и обоснованиям, которые были до принятия закона» «За год мы отследили 100 дел по стране, и в 80 процентах случаев речь идет об оскорблении президента, что противоречит тем обещаниям и обоснованиям, которые имелись до принятия закона» Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Ваши юристы помощь оказывают на платной основе или нет? (Нияз)

    — Все зависит от темы и дела. Люди, которые обращаются по заявленным нами горячим линиям, получают консультации бесплатно. Те, кого необоснованно оштрафовали за нарушение карантина, тоже получат помощь бесплатно — за счет пожертвований, которые поступают от граждан, в том числе на работу горячей линии по режиму самоизоляции из-за коронавируса. У нас есть и крупные пожертвования, которые фактически позволяют нам обеспечивать работу адвокатов и оказывать юридическую помощь бесплатно. В некоторых случаях оплата есть, например корпоративных юристов. Они консультируют бесплатно, а если кто-то из коммерсантов обращается с просьбой сопровождать их переговоры с банками, арендодателями, контрагентами, то тогда юристы в индивидуальном порядке договариваются об оплате их работы.

    — Павел Владимирович, спасибо за полезный и своевременный разговор. Успехов вам!

    Чиков Павел Владимирович родился 19 мая 1978 года в Казани. Окончил юридический факультет КГУ. Кандидат юридических наук.

    1997–2000 — руководитель студенческого научного кружка «Международное публичное право» при кафедре конституционного и международного права КГУ.

    1998–2000 — помощник следователя прокуратуры.

    1999–2001 — юрист и руководитель правозащитной приемной комитета по защите прав человека в РТ.

    С 2001 года — доцент кафедры конституционного и международного права Университета управления «ТИСБИ».

    2001 год — соучредитель и первый руководитель правозащитного центра Казани (ныне Казанский правозащитный центр).

    2003–2005 — руководитель правового отдела фонда «Общественный вердикт» (Москва).

    2006 год — главный специалист программной дирекции межрегиональной общественной организации «Открытая Россия» (Москва).

    С апреля 2005 года — руководитель межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «Агора».

    С 2015 года по настоящее время — руководитель международной правозащитной группы «Агора».

    Татьяна Завалишина
    Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 21

    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.