Бизнес 
25.08.2020

«Пересмотр соглашения с Кипром не означает, что деньги, оседавшие там, пойдут в Россию»

Известный эксперт по утечке капиталов о том, для чего раздаются налоговые льготы отдельным бизнесменам и почему провалилась деофшоризация

«Капиталы потекут в Карибские страны. Да и в приличные юрисдикции тоже, типа Австрии, Швейцарии, Сингапура», — считает профессор Финансового университета при правительстве РФ Борис Хейфец. По его мнению, после пересмотра соглашений о двойном налогообложении с Кипром и другими странами с льготным налогообложением будут использоваться более сложные схемы вывода капиталов. При этом розданные властями РФ крупному бизнесу льготы уже с лихвой компенсировали все возможные потери.

Борис Хейфец: «Кипр всегда был привлекательной юрисдикцией для России» Борис Хейфец: «Кипр всегда был привлекательной юрисдикцией для России» Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«Кипр настоял, чтобы остались многие прежние налоговые льготы»

— Никосия в конце концов согласилась с требованиями Москвы поднять налоги на дивиденды и проценты по займам до российского уровня — 13–15 процентов и 20 процентов соответственно. Почему киприоты пошли на уступки?

— Кипр всегда был привлекательной юрисдикцией для России. Еще во времена СССР, потому что там имелась мощная Коммунистическая партия, и деньги из Советского Союза дружественным режимам часто переводили через эту страну. Кипр входил в тройку государств, которые больше всего получали денег из России в форме инвестиций, и потом они в значительной мере отправлялись обратно к нам.

В последние годы в первую тройку стран-лидеров, куда шли российские капиталы, также входили Нидерланды и Люксембург, но Кипр резко вышел на первое место. По состоянию на начало 2020-го на него приходилась половина всех накопленных Россией инвестиций за рубежом (в 2013 году у Кипра и Нидерландов было по 25–26 процентов).

Кипрские компании получали дивиденды, другие доходы из России, фактически обеляли в налоговом плане, потому что это все законно, на основании соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН), и отправляли обратно. Таким образом треть инвестиционных потоков с Кипра шла в Россию, но это делали в основном российские владельцы кипрских компаний. Это так называемый репатриированный в РФ капитал.

Что касается СИДН, то у России такие документы подписаны более чем с 80 странами. У киприотов тоже такие соглашения заключены со многими государствами, и они не хотели менять ситуацию.

Эти соглашения дают очень большие льготы. Прежде всего по дивидендам, которые направляются компаниям, зарегистрированным в данных юрисдикциях. На Кипре они облагаются по ставке 5 процентов, хотя в России она составляла сначала 9 процентов, потом 13, а теперь будет 15. Причем с помощью дивидендов фактически выплачиваются доходы, что очень выгодно. Потому что если бы они оформлялись в форме заработной платы, то пришлось бы платить еще социальные взносы, которые составляют огромную долю в расходах предприятия.

Второй плюс СИДН заключается в нулевой ставке по процентам за кредиты. А учитывая непростую геополитическую ситуацию, значительная часть инвестиций осуществлялась в форме кредитов. То есть кипрские кредиторы не выплачивали никаких налогов с доходов, полученных в виде процентов по выданным кредитам. Наконец, третье преимущество — это нулевая ставка выплат за роялти. Поэтому многие российские резиденты предпочитали хранить патенты, лицензии и заключать соглашения о выплате роялти с компаниями из низконалоговых юрисдикций.

В итоге Кипр, не желая терять российские капиталы, всего через пару недель после своего первоначального отказа согласился на изменение СИДН по главным пунктам, на которых настаивала Россия. Это введение налога в 15 процентов на: 1) выплачиваемые российскими компаниями дивиденды; 2) проценты по кредитам, выплачиваемые российскими компаниями кипрским кредиторам. Но Кипр настоял, чтобы остались многие прежние налоговые льготы: ставки 0 и 5 процентов для страховых компаний и пенсионных фондов, а также компаний, акции которых торгуются на бирже.Также сохранится нулевой налог на роялти и освобождение от налога на процентные платежи по корпоративным, государственным и еврооблигациям.

То есть речь идет об изменении существующего СИДН, но лишь частичном.

«Есть разные списки, которые составляют Минфин, Росфинмониторинг. В них упомянуты в том числе юрисдикции, где можно просто сократить налоги» «Есть разные списки, которые составляет минфин, Росфинмониторинг. В них упомянуты в том числе юрисдикции, где можно просто сократить налоги» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ОБ ОФШОРАХ У НАС ВООБЩЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ»

— Сколько денег принесут эти изменения в российский бюджет?

— Они могут принести в казну 150 миллиардов рублей в год (более 2 миллиардов долларов). Но это если не произойдет частичной переориентации финансовых потоков. Полностью неоправданные льготы не были устранены, исключений осталось много.

— Сегодня Россия пересматривает соглашение не только с Кипром. В Нидерланды тоже направлено подобное предложение. Мальта и Люксембург уже согласились поднять налоговые ставки на доходы, полученные местными компаниями в РФ. Последует ли пересмотр их всех?

— Конечно, надо менять соглашения со всеми. Кстати, сейчас стали закрывать эти данные, но 3–4 года назад публиковалось, что из всех выплат иностранным компаниям по дивидендам по ставке от 0 до 5 процентов приходилось свыше 70 процентов. То есть схемы об избежании двойного налогообложения использовались очень активно.

При этом хочу подчеркнуть, что не все эти 80 стран, с которыми у нас подписаны соглашения, являются офшорами. Об офшорах у нас вообще неправильное представление. Например, многие территории, такие как Дания, Латвия, Швейцария и ряд других, называть офшорными нельзя. Офшор — это схема, и в одной юрисдикции могут быть предприятия, которые используют разное законодательство. Есть разные списки, которые составляет минфин, Росфинмониторинг. В них упомянуты в том числе юрисдикции, где можно просто сократить налоги. Сегодня офшоры обычно работают в связке с другими юрисдикциями, очень серьезными и солидными. Но различия низконалоговых юрисдикций сейчас выравниваются.

Раньше были «мусорные» офшоры, они скрывали всю информацию. А с 2013 года начали вводиться международные правила, был предложен план ВEPS (план противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения), разработанный Организацией экономического сотрудничества и развития. В течение трех лет после принятия первоначального плана он был доработан и утвержден, включая 15 основополагающих направлений этой работы, которые продолжали конкретизироваться. Усовершенствовали и СИДН, которые легально дают возможность многим странам минимизировать уплату налогов и оптимизировать свою налоговую политику. Здесь произошли изменения.

Теперь, чтобы получить льготы, необходимо соответствовать двум главным принципам. Во-первых, принципу деловой цели. Согласно ему, надо доказывать, что филиал или компания в офшорной юрисдикции занимается не только минимизацией налогообложения, но и деловой активностью. Для этого нужно иметь реальный офис, штат, показывать какую-то деятельность. Хотя это очень сложно администрировать. Второй принцип — налогообложение по месту получения прибыли. Скажем, если компания получает прибыль в России, ее надо здесь же облагать налогом, а уже потом переводить деньги в любую юрисдикцию по желанию владельца.

То, что Мальта и Люксембург согласились поднять ставки на дивиденды и проценты на капитал из России, — это хорошо. Но для нас большее значение имел бы пересмотр большинства соглашений. В первую очередь со странами, которые являются основными получателями капиталов из России. Хотя могут быть исключения, потому что РФ входит в Евразийский экономический союз, где особые механизмы регулирования. Но большинство соглашений пора пересмотреть, используя принцип уплаты налогов по месту получения дохода.

«На 1 января 2020 года, по официальным данным Центрального Банка, российских инвестиций за рубежом накоплено почти 407 миллиардов долларов. Из них на Кипре 203 миллиарда долларов» «На 1 января 2020 года, по официальным данным Центрального Банка, российских инвестиций за рубежом накоплено почти 407 миллиардов долларов. Из них на Кипре — 203 миллиарда долларов» Фото: AP / TASS

«КРУПНЫЕ ИГРОКИ БЫЛИ ЗАРАНЕЕ ИНФОРМИРОВАНЫ»

— Почему именно кипрская юрисдикции стала настолько популярной у российских олигархов и крупных бизнесменов в последние годы?

— Так традиционно сложилось, что именно эта юрисдикция имела определенные преимущества у наших предпринимателей и олигархов. Этому способствовала и относительная территориальная близость Кипра, и благоприятный налоговый режим.

Например, в начале 2000-х на Кипре было 150–200 тысяч компаний, принадлежащих резидентам из России. Ситуация не сильно изменилась и после банковского кризиса 2009–2010 годов, когда пострадали очень многие наши компании, державшие деньги на Кипре. Им очень резко ограничили возможность снимать средства со своих счетов, а на остаток предлагали войти в капитал кипрских банков. Потери были довольно существенными.

Тем не менее Кипр быстро восстановился. Сейчас там очень хорошие налоги на корпоративные доходы, хотя ставка не нулевая, а 12,5 процента. И там выгодно проживать, потому что если ты больше 183 дней не российский налоговый резидент, то можно не декларировать свои доходы в России. Не буду называть известные фигуры, но многие переехали из РФ на Кипр. По официальным данным, там обосновались от 10 тысяч до 20 тысяч состоятельных россиян.

— В прошлом году на Кипр из России утекло почти 2 триллиона рублей. А сколько всего было выведено средств за время существования договора с Кипром, который был заключен в конце 1998-го?

— Очень сложно говорить, сколько было вывезено на Кипр всего. Но на 1 января 2020 года, по официальным данным Центрального Банка, российских инвестиций за рубежом накоплено почти 407 миллиардов долларов. Из них на Кипре — 203 миллиарда долларов. А кипрских инвестиций в России накоплено на 180 миллиардов долларов.

— Какова реакция на пересмотр СИДН с Кипром крупных российских компаний?

— Изначально наблюдалась небольшая паника, хотя все готовились к тому, что такая льготная площадка, как кипрская, будет ликвидирована. Поэтому я не драматизирую пересмотр соглашения с Кипром. Думаю, что все было согласовано и крупные игроки были заранее информированы, чтобы они смогли подготовиться к изменениям, выработать стратегии и приспособиться к новым условиям.

«Приток капиталов на Кипр замедлится, но в целом динамика сохранится та же. Даже, может быть, усилится, потому что в этом году наблюдается довольно существенный отток капитала из России» «Приток капиталов на Кипр замедлится, но в целом динамика сохранится та же. Даже, может быть, усилится, потому что в этом году наблюдается довольно существенный отток капитала из России» Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«КОГДА УТИХНЕТ СИТУАЦИЯ С ПЕРЕСМОТРОМ СОГЛАШЕНИЯ С КИПРОМ, БУДЕТ ПРИДУМАНО ЧТО-ТО ЕЩЕ»

— Каким ожидается отток капиталов из России по итогам 2020 года?

— Серьезных изменений мы еще не почувствуем, потому что так быстро не переориентируешь финансовые потоки на другие юрисдикции. Приток капиталов на Кипр замедлится, но в целом динамика сохранится та же. Даже, может быть, усилится, потому что в этом году наблюдается довольно существенный отток капитала из России, в том числе много поступает на Кипр. Но в следующем году, вероятно, произойдет некоторое снижение. Затем все в значительной мере восстановится.

Я даже думаю, что, когда утихнет ситуация с пересмотром соглашения с Кипром, будет придумано что-то еще и частично вернутся к использованию кипрской юрисдикции. Потому что там очень удобная, отлаженная судебная система, использующая распространенные в международном бизнесе принципы английского права. Хороший бизнес-климат. К тому же Кипр входит в Евросоюз.

При этом практика и опросы показывают, что величина налогов — на самом деле не такая уж большая проблема. Конечно, 5 или даже ноль процентов в некоторых случаях — это намного меньше, чем 15. То, что Россия будет брать налог по ставке 15 процентов, по сравнению с тем, что было раньше, существенно. Но, с другой стороны, это изменение не смертельно. К тому же данная норма вводится с 2021 года. И, может быть, будут даны льготы и по переводу дивидендов до 2024-го.

Так что ситуация отчасти вернется на круги своя. Хотя сейчас соображения о налоговой оптимизации заставляют волноваться.

— То, что с Кипром будет придумано что-то новое, — это интересно.

— Ну, может быть, не совсем новое. Кипр, конечно, потеряет часть доходов, так как финансовые потоки будут частично переориентированы, но возможны другие схемы. Скажем, если раньше компания напрямую получала капитал из России, то сейчас он пойдет, например, на Багамы или в Сингапур, а уже потом — на Кипр. Издержки внедрения такой схемы будут, конечно, намного больше, чем просто оставить компанию непосредственно на Кипре. Такие формы оптимизации могут себе позволить, как правило, крупные игроки, потому что для этого требуется определенный штат и юридическое обслуживание, что приводит к дополнительным расходам.

— Значит, в разрыве соглашения с Кипром изначально не было смысла, так как капиталы все равно бы перетекали в другие юрисдикции?

— Смысл был, потому что на Кипр уходит половина всех капиталов из России. Это крупный канал утечки. Но надо облагать одинаковым налогом все вложения иностранных инвесторов по месту получения дохода, то есть пересматривать все СИДН, о чем мы уже говорили.

«Если здесь будет, куда вкладывать, и если будет уверенность, что не потеряются капиталы из-за валютных рисков (мы же видим, как скачет курс рубля), то будут вкладываться и в России» «Если здесь будет куда вкладывать и появится уверенность, что не потеряются капиталы из-за валютных рисков (мы же видим, как скачет курс рубля), то станут вкладываться и в России» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КАПИТАЛЫ БУДУТ ПРОХОДИТЬ ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ТРАНЗИТНЫХ ЮРИСДИКЦИЙ»

— Но российские капиталы все равно будут убегать за границу.

— Ну не все. Если здесь будет куда вкладывать и появится уверенность, что не потеряются капиталы из-за валютных рисков (мы же видим, как скачет курс рубля), то станут вкладываться и в России. Но очевидно, что российские капиталы будут искать другие налоговые убежища. Хотя это зависит от множества факторов, в том числе преследования российских предпринимателей за рубежом.

Пересмотр соглашения с Кипром не означает, что деньги, которые оседали там, пойдут в Россию. Произойдет определенная передислокация, но не компаний, а финансовых потоков. То есть филиалы останутся на Кипре, но первоначальными получателями тех же дивидендов окажутся другие компании. Что касается инвестиций в РФ, здесь большая степень неопределенности, которая не уменьшается, а возрастает.

— И куда потекут капиталы после пересмотра соглашения с Кипром и другими юрисдикциями?

— Капиталы потекут в Карибские страны, да и в приличные юрисдикции тоже, типа Австрии, Швейцарии, Сингапура, но будут использоваться более сложные и разветвленные схемы организации бизнеса. Капиталы станут проходить через несколько промежуточных или транзитных юрисдикций, а в конечном результате они могут оказаться в Великобритании, США, Канаде, Дании, на том же Кипре.

— В какие офшорные юрисдикции сегодня выгоднее переходить предпринимателям?

— Если говорить об азиатских и карибских офшорах, то они находятся все-таки далеко. Хотя сегодня при доступности интернета и в условиях цифровизации связаться не проблема. Но офшоры традиционно использовались еще и как курорты. Поэтому российские предприниматели предпочитали близлежащие юрисдикции. И более понятные. Потому что ситуации меняются и могут возникнуть проблемы с возвратом денег, и потом доказывай, что они твои. Многие традиционные гавани для российских капиталов (Великобритания, Швейцария, тот же Кипр и целый ряд других, включая Прибалтику) в рамках борьбы с отмыванием денег стали предъявлять новые требования и подвергать проверкам банковские счета на предмет законности происхождения, хранения и использования средств. В большинстве юрисдикций Европы, Латинской Америки, Карибского бассейна усиливается контроль со стороны международного сообщества. Они все активнее включаются в реализацию плана Организации экономического сотрудничества и развития. Банки стран, где усилено внимание к отмыванию грязных денег, использовать достаточно опасно. Нелогично переводить средства и использовать какие-то схемы с государствами, которые проводят по отношению к России недружественную политику и вводят санкции.

«От результата выборов президента США зависит программа количественного стимулирования, то есть печатания денег. Но обычно с периодичностью в 8-10-15 лет случаются кризисы» «От результата выборов президента США зависит программа количественного стимулирования, то есть печатания денег. Но обычно с периодичностью в 8, 10, 15 лет случаются кризисы» Фото: AP / TASS

«ОСТАЮТСЯ ОПЕРАЦИИ, КОТОРЫЕ ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО ПРЕДОТВРАТИТЬ И ЗАПРЕТИТЬ. ОНИ ЧАСТО ОТНОСЯТСЯ К ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКЕ»

— Не приведет ли такое резкое повышение налогов к тому, что российские публичные компании перестанут официально платить большие дивиденды своим акционерам, что вызовет обвал котировок их акций?

— Размер дивидендов крупными компаниями сокращается, потому что сейчас все переживают кризис. По-моему, это самый жесткий кризис после Второй мировой войны, он даже серьезнее, чем был 2008–2009 годах. Поэтому дивиденды будут сокращаться, это безусловно. Но 5 или 15 процентов, повторяю, — непринципиально. Выплата доходов в виде дивидендов несравнимо эффективнее, чем в форме заработной платы. Потому что в России на зарплаты надо выплачивать страховые взносы, которые на порядок выше, а стоимость акций растет, повышается капитализация многих компаний. Это связано с печатанием денег, в том числе и у нас. Поэтому на фондовых рынках наблюдается бум.

— И что будет дальше?

— Дальше все ждут обвала после аналогичного в Америке. От результата выборов президента США зависит программа количественного стимулирования, то есть печатания денег. Но обычно с периодичностью в 8, 10, 15 лет случаются кризисы, в том числе на фондовых рынках. Как говорят профессионалы, усиливается стремление инвесторов к риску. Они, несмотря ни на что, покупают акции, и пузырь надувается.

— Минфин согласился продлить до 2024 года льготу в виде нулевой ставки налога на дивиденды, которые получают иностранные юрлица, формально являющиеся акционерами российских компаний. К чему это приведет?

— Речь идет об иностранных компаниях – акционерах наших фирм, контролируемых российскими резидентами. Они могут спокойно переводить деньги из России на счета данных компаний без всякого налогообложения. Это тоже очень серьезная льгота. Хотя они и так могли переводить средства на инвестиции, займы без всяких процентов. Только на дивиденды не могли.

— Какие, помимо дивидендов и займов аффилированным компаниям, еще есть инструменты у владельцев крупного российского бизнеса для вывода в страны с льготным налоговым режимом своих личных доходов?

— Остаются операции, которые очень тяжело предотвратить и запретить. Они часто относятся к теневой экономике. Скажем, операции по авансам за будущие поставки и услуги, которые потом не предоставляются. Или просто на основании договора об оказании услуг, которые предоставляются, но там могут быть завышенные оценки. Операции кредитования, которые тоже требуют каких-то гарантий. Операции экспорта, импорта, услуг, предоставления лизинга и так далее, по которым переводятся деньги. Должны создаваться резервы для компенсации в случае невозврата. Такая борьба происходит, но возможность не перекрыта полностью, и не знаю, может ли она быть перекрыта вообще.

«После 2001 года в мире не было создано ни одного офшора. Мы нарушили традицию и создали два офшора. Но они отличаются от тех, которые были в 90-е годы» «После 2001 года в мире не было создано ни одного офшора. Мы нарушили традицию и создали два, но они отличаются от тех, которые существовали в 90-е» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ НАРУШИЛИ ТРАДИЦИЮ И СОЗДАЛИ ДВА ОФШОРА, НО ОНИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ТЕХ, КОТОРЫЕ существовали В 90-Е»

— Сумеет ли государство мерами типа пересмотра соглашения с Кипром поднять популярность двух внутренних российских офшоров, где с недавних пор можно выплачивать дивиденды по ставке не 15, а 5 процентов?

— Закон о специальных административных районах в России был принят в связи с постоянным ужесточением санкций. В Калининграде, на острове Октябрьский, и во Владивостоке, на острове Русский, предоставляются исключительно льготные условия по налогам. Они сопоставимы и даже превосходят многие низконалоговые офшорные юрисдикции за рубежом. Ослаблен валютный контроль, а информация о зарегистрированных там компаниях не предоставляется даже международным органам.

Но все равно результаты не впечатляют. На острове Октябрьский на начало года было 26 резидентов, а на острове Русский — два и малое число зарубежных компаний. Хотя эти районы создавали в том числе для того, чтобы ими могли пользоваться иностранцы, например из Китая и других стран Азии.

— Что же не так с этими российскими тихими налоговыми гаванями?

— Во-первых, после 2001 года в мире не было создано ни одного офшора. Мы нарушили традицию и создали два, но они отличаются от тех, которые существовали в 90-е. Это чисто офшоры. Там скрытность, минимальные контроль и налогообложение, что вызывает неприятие международного сообщества. Во-вторых, компании не пошли туда, потому что опасаются изменения правил ведения бизнеса в этих зонах. Заявлено одно, но реально все может измениться. Бизнесменов не удовлетворяет российская внешняя и внутренняя экономическая политика, так как она непрогнозируема. А для бизнеса очень важны устойчивые правила игры, потому что вкладывать большие деньги в развитие можно только тогда, когда ты уверен в стабильности.

Есть еще одна причина, почему эти специальные административные районы не пользуются популярностью. Операции и сделки с компаниями, которые зарегистрированы там, вызывают сомнения у контрагентов. Для того чтобы там пересидеть, выждать изменение ситуации, может быть, это хороший вариант, но для долгосрочного использования для многих компаний такой путь неприемлем. Плюс в эти зоны могли перевести деньги только компании, которые были зарегистрированы до 2018 года. Совокупность данных факторов и привела к тому, что существенного притока инвестиций в специальные административные районы не было.

— Есть ли какая-то перспектива у российских офшоров или эту идею уже ничего не спасет?

— Трудно сказать. Может быть, кто-то перейдет в российские офшоры с Кипра. Например, если снимут ограничения по регистрации до 2018 года. Но повторяю, что изменение процентов по налогам — это не такая критичная сумма для перевода бизнеса в Россию, если есть другие сомнения.

«Владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин в прошлом году со своей прибыли от зарубежных компаний заплатил миллиард рублей налогов. А теперь он заплатит 5 миллионов» «Владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин в прошлом году со своей прибыли от зарубежных компаний заплатил 1 миллиард рублей налогов, а теперь он отдаст 5 миллионов» Фото: kremlin.ru

«ЛИСИН В ПРОШЛОМ ГОДУ СО СВОЕЙ ПРИБЫЛИ ОТ ЗАРУБЕЖНЫХ КОМПАНИЙ ЗАПЛАТИЛ 1 миллиард РУБЛЕЙ НАЛОГОВ, А ТЕПЕРЬ отдаст 5 Миллионов»

— Владимир Путин предложил сократить налогообложение зарубежных доходов россиян. Это будет стимулировать переход наших олигархов в российскую налоговую юрисдикцию?

— Наоборот. Одна эта мера нивелирует все маневры и компенсирует все издержки от пересмотра СИДН. Резиденты России, владельцы контролируемых иностранных компаний теперь будут платить налог не по ставке от 13 до 35 процентов, а фиксированный платеж в размере 5 миллионов рублей. Данная схема совершенно меняет ситуацию, так как стимулирует вывоз капиталов из РФ и приведет к объединению иностранных контролируемых компаний, потому что, вместо того чтобы платить за три, можно отдавать за одну относительно небольшой налог. Фиксированный платеж в 5 миллионов будет стимулировать уход от налогов в России и создание за рубежом центров прибыли.

Например, владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин в прошлом году со своей прибыли от зарубежных компаний заплатил 1 миллиард рублей налогов, а теперь он отдаст 5 миллионов. Огромная выгода. Правда, миллиард он выплачивал с прибыли нескольких компаний, и ему придется их все объединить. Поэтому и говорят, что будет укрупнение компаний. И очень выгодно станет вообще всю прибыль направлять за рубеж, потому что там не надо платить таких налогов, как у нас. Вообще, это очень похоже на паушальный налог — фиксированный сбор, который взимается в размерах независимых от каких-либо экономических переменных. Этим способом очень удачно пользуются наши богатые люди. Например, в некоторых кантонах Швейцарии применяется такой вид налогообложения для иностранцев. Можно договориться с властями об определенной сумме, которую вы платите ежегодно независимо от доходов. А теперь мы всей страной переходим на льготный вид налогообложения, который даже в Швейцарии используется не везде.

— Зачем все это делается?

— Вразумительных объяснений нет. Я, например, до сих не понимаю, зачем надо было принимать закон о компенсации бизнесменам, которые попали в санкционные списки, прежде всего США, что было сделано в 2017 году. Они и сегодня не платят налогов с доходов, полученных за границей. Но под санкциями много бизнесменов. И они до тех пор не будут платить налогов, полученных за рубежом, пока они в данных списках. Хотя это богатые люди и их никто не заставлял вкладываться за границей. Потеряли где-то какие-то деньги, а вся страна компенсирует им эти потери.

Льгота в 5 миллионов тоже смущает и удивляет. Она именно для тех, у кого и так много льгот. Теперь они получают возможность спокойно вывести из России еще дополнительные деньги. Складывается впечатление, что уступки отдельным бизнесменам создаются для того, чтобы у власти была поддержка со стороны крупного капитала. Это как-то не укладывается в логику борьбы с офшорами.

«влияние офшоров на российскую экономику остается достаточно серьезным»

— То есть ожидать реальной деофшоризации не приходится?

— Условия, которые сегодня Россия выставляет Кипру и другим странам, связаны с проведением политики деофшоризации. Но пока усилия, направленные на борьбу с офшорами, не слишком успешны. Главная проблема деофшоризация — это различие интересов разных групп. Скажем, интересов государства и крупных компаний. Поэтому, с одной стороны, проводится политика, которая отвечает запросам добросовестных налогоплательщиков, но на нее оказывают влияние выгодополучатели от использования офшоров. Отсюда такая непоследовательная и противоречивая политика деофшоризации, если проследить ее с 2012 года. Наряду с попытками прекратить вывод, по крайней мере, крупных массивов капиталов в офшоры и заявлением цели о недопущении офшоров до госзакупок проводятся обратные действия. Одно из последних было связано с тем, что в список стратегических предприятий, которым оказывалась помощь в связи с кризисом 2020 года, были включены некоторые компании, фактически принадлежащие офшорам. Несмотря на все заявления, компаниям из низконалоговых юрисдикций, входящим в схемы оптимизации налогообложения, принадлежит значительная собственность, причем иногда даже в ключевых областях. То есть влияние офшоров на российскую экономику остается достаточно серьезным.

Что еще показательно. У нас последние три года проводилась амнистия капиталов, прежде всего вывезенных из России. Последняя закончилась 29 февраля 2020-го. Но результаты очень скромные, если не сказать плачевные. Было мало заявок на амнистию и от компаний, и от физических лиц. Это говорит о том, что, несмотря на льготы (амнистированные освобождались от уплаты прежних налогов), такие меры не прельщают предпринимателей.

Кроме того, в 2015 году было опубликовано так называемое Панамское досье. В нем было более 6 тысяч компаний, принадлежащих россиянам, которые зарегистрированы в офшорных юрисдикциях. Но принимались ли по ним какие-то действия у нас, непонятно. Почему, например, в данных по итогам амнистии капиталов фигурируют значительно меньшие цифры, чем в данных Панамского досье, хотя за пять лет некоторые могли закрыть офшорные компании и счета за рубежом? Такие факты порождают много вопросов и дают пищу для размышлений. Есть избитый метод кнута и пряника. Пряников было достаточно, в том числе амнистия капиталов. А может, кнута не хватает, система администрирования недостаточно эффективна?

— Значит, пересмотр соглашения с рядом юрисдикций к реальной борьбе с выводом капитала за рубеж отношения не имеет?

— Я бы так не сказал. В списке мер по деофшоризации это одна из самых сильных, но ее эффективность вызывает сомнения. Вряд ли бизнес вернется в Россию.

Кстати, стабильный налог в 5 миллионов рублей, возможно, связан с тем, что не выявляются офшорные компании. Пусть уж лучше платят хоть что-то. И, может быть, это подготовка к более решительным мерам. После того как они заявят о себе, законодательство ужесточат. Были ведь случаи, когда компании или отдельные бизнесмены проявлялись, рассчитывая, что не станет преследований по поводу вывода капиталов, но придирались к другим грехам и проводились следственные действия в отношении тех, кто воспользовался амнистией.

Надо учитывать и то, что осуществляется и внешнее давление. В отношении многих российских граждан и компаний действуют западные санкции. Например, одно из направлений плана ВEPS — это автоматический обмен налоговой информацией, мы подписали такие соглашения с более чем 77 странами и 12 территориями. Но результатов не видно. Некоторые страны отказали нам в подобном, а наиболее громко об этом заявила Великобритания.

Хейфец Борис Аронович

Родился 14 августа 1948 года.

Профессор Финансового университета при правительстве РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН.

Один из наиболее известных российских экспертов по проблемам внешнего долга России и задолженности перед РФ других стран, утечки капиталов и деофшоризации, регионализации и трансрегионализации.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    25.08.2020 08:34

    ничего делать не надо. пусть все как есть остается ))))

  • Анонимно
    25.08.2020 13:25

    Наивно было бы предполагать, что эти средства вернутся в Россию. Есть много других доступных юрисдикций. Просто Кипр был удобен многим.

  • Анонимно
    25.08.2020 22:29

    Образно говоря фсе для олигархов.

  • Анонимно
    27.08.2020 14:17

    Где комментаторы, лже-патриоты, обвиняющие во всем "Обаму" и Штаты? Когда есть "свои" такие, никакие чужие нам не страшны.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль