• $75.47-0.34
  • 89.89-0.01
  • 48.800.19
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 40 в закладки

    Николай Зотов, частная скорая: «Когда летали в Тунис, нашу бригаду арестовали»

    Совладелец медицинской компании из Челнов о конкуренции с государственной скорой помощью, необычных вызовах и кадровом дефиците

    «Такое бывало, что к нам приносили кого-то с улицы с кровотечением, потерей сознания, судорогами, тяжелыми травмами и мы помогали им, не спрашивая, естественно: «А сколько у вас денег? Нет денег? Ну тогда подорожник приложите», — описывает будни частной скорой помощи ее руководитель. О ценнике «Медицины катастроф» в миллионы рублей на перевозку больных туристов, богатых алкоголиках и о том, почему прячет награду «Предприниматель года», врач рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

    Николай Зотов: «Династия у нас врачебная, поэтому, возможно, у меня не было выбора, кем стать по профессии (смеется). На самом деле выбор всегда есть, и это было мое желание пойти в медицину» Николай Зотов: «Династия у нас врачебная, поэтому, возможно, у меня не было выбора, кем стать по профессии (смеется). На самом деле выбор всегда есть, и это было мое желание пойти в медицину»

    «ПРЕКРАСНО ЗНАЮ, ПОЧЕМУ КОГО-ТО ОТФУТБОЛИВАЮТ»

    — Николай Александрович, вы представитель врачебной династии, ваш отец много лет был главным педиатром города и не является бизнесменом. Что вас подвигло открыть свое дело?

    — Да, династия у нас врачебная, поэтому, возможно, у меня не было выбора, кем стать по профессии (смеется). На самом деле выбор всегда есть, и это было мое желание пойти в медицину. Что-то мне подсказывает, что и мои дети тоже станут врачами (улыбается).

    По поводу бизнес-идеи могу сказать, что мне всегда было интересно что-то новое. Свою медицинскую карьеру я построил таким образом, что поработал в разных сферах в нескольких городах нашей страны: был участковым педиатром в поликлинике, трудился в стационаре, приемном покое, в инфекционной больнице, частных клиниках, в государственной и частной скорой помощи. Написал диссертацию в КГМУ, на кафедре педиатрии. А когда в медицине ты знаешь разные сферы, тогда чуть больше понимаешь, нежели работая на одном месте, и со временем приходит понимание, что некоторые процессы ты можешь лучше организовать. Тогда мне и захотелось открыть что-то свое, набрать команду и развивать медицинский бизнес.

    — И почему им стала именно скорая помощь, а не врачебный кабинет, ведь так было бы, наверное, проще, спокойнее?

    — Да, наверное, проще работать на государство или трудиться всю жизнь на одном месте. Но по натуре я человек, который любит движение, динамику. Поэтому мне было бы скучно целый день сидеть в кабинете, лечить одни и те же заболевания. А работа в скорой помощи многозадачна, динамична и, конечно, очень важна. Идея частной скорой помощи появилась у нас с другом Тимуром Гизатулиным (бывшим совладельцем частной скорой помощи — прим. ред.) еще в школе. Кто-то мечтал стать космонавтом в те годы, а мы — открыть свою скорую помощь (улыбается). И вот детская мечта сбылась пять лет назад, после моей работы в частной скорой помощи в Казани. Я тогда подумал: почему бы не открыть в родных Челнах подобную службу? Нас согласился поддержать друг, который и стал инвестором (гендиректор ООО «Круглосуточный медицинский центр» Евгений Воронин — прим. ред.). На начальном этапе он вложил в данный проект около 10 миллионов рублей. Мы нашли помещение, сделали в нем ремонт, получили лицензию, набрали грамотный персонал, купили и оборудовали по стандартам три реанимобиля, затем у нас появилась пара легковых автомобилей, на которых мы выезжаем на забор анализов, консультации на дому.

    — На момент создания вашей скорой помощи в городе уже предпринималась попытка открыть подобную частную службу, но почему-то она не прижилась, оказалась нерентабельной. Вас это не тревожило?

    — Таких попыток было несколько! Например, елабужская «Авицена» пыталась зайти на челнинский рынок с частной скорой помощью. Но затем обратно вернулась, в Елабугу. Не могу сказать, почему они свернули проект в Челнах, но сейчас в городе мы одни. В Татарстане же таких служб несколько, например, насколько знаю, в Казани их три.

    «Стоимость вызова бригады в городе составляет 2,1 тысячи рублей — включает в себя осмотр, консультацию, назначение лечения, дальнейшее ведение пациента удаленно по WhatsApp» «Стоимость вызова бригады в городе составляет 2,1 тысячи рублей — включает в себя осмотр, консультацию, назначение лечения, дальнейшее ведение пациента удаленно, по WhatsApp»

    — Почему впоследствии ваша служба переименовалась из «Скорой помощи Челны» в ООО «Круглосуточный медицинский центр»?

    — Дело в том, что я и мой коллега Тимур Гизатулин теперь развиваем каждый свой бизнес отдельно. Мы были дружны с ним с детства, как и наши родители. Вместе ходили в детсад, школу, институт, открывали эту частную скорую помощь, но год назад наши пути в бизнесе разошлись. Так бывает. Рано или поздно понимаешь, с кем хочешь и можешь работать, а с кем — нет. Для дальнейшего развития было принято решение каждому заниматься своим делом. В итоге скорая помощь переросла в новую организацию — круглосуточный медицинский центр частной скорой помощи. А у Тимура теперь своя клиника.

    — Какие услуги сегодня вы оказываете?

    — В первую очередь это полноценная круглосуточная скорая помощь. Стараемся не пересекаться с государственной службой — мы еще на начальном этапе нашей работы договорились, что действительно экстренные случаи — ДТП, ножевые, огнестрельные ранения, падения с высоты и так далее — мы передаем ее бригадам. А неотложную, консультативную помощь мы как раз берем на себя.

    Но вообще, лицензия позволяет нам оказывать любую помощь, и в экстренных случаях мы делаем это бесплатно, как предусмотрено российским законодательством. Такое бывало, что к нам приносили кого-то с улицы с кровотечением, потерей сознания, судорогами, тяжелыми травмами и мы помогали им, не спрашивая, естественно: «А сколько у вас денег? Нет денег? Ну тогда подорожник приложите» (смеется). Экстренную помощь иногда приходится оказывать и на дому — бывает, то, что пациент говорит по телефону о своем состоянии, мягко говоря, не соответствует реальному диагнозу. Встречаются угрожающие жизни состояния, и тогда срочно госпитализируем больного. Пациент ведь не всегда способен самостоятельно определить, насколько ему плохо.

    Мы ставим уколы, капельницы, проводим реанимационные мероприятия, ЭКГ, круглосуточный забор анализов (я не знаю второй подобной частной клиники в городе, которая предлагает такие услуги в комплексе и круглые сутки). Можем развернуть стационар на дому. В нашей клинике работают более 10 врачей — педиатры, терапевты, кардиологи, неврологи, детский пульмонолог, ортопеды-травматологи, гастроэнтерологи, психологи и другие специалисты.

    Кроме того, мы осуществляем перевозки больных по городу, республике, России и за рубежом нашим транспортом, железнодорожным или авиатранспортом.

    Еще одно направление — дежурства на культурно-массовых, спортивных мероприятиях как в городе, так и за его пределами. Встречаем рожениц из роддома, сопровождаем похоронную процессию — на случай, если кому-то из родных умершего станет плохо.

    Наша клиника вместе с процедурным кабинетом также работает круглосуточно — в том числе в выходные и праздники. То есть к терапевту или педиатру можно обратиться в любое время. Забор анализов проводим не только в клинике, но и на дому. Также на дому выводим из запоев.

    У нас есть социальные проекты — например, в рамках акций в общественных местах наши врачи снимают ЭКГ, замеряют уровень сахара в крови. Мы бесплатно выступаем с лекциями, консультируем. Помимо этого, активно проводим учебу по оказанию скорой и неотложной помощи — выезжаем на предприятия и в медицинские организации, сотрудникам которой порой тоже необходимо освежать в памяти знания по оказанию первой помощи, поскольку на приеме они редко сталкиваются с подобными манипуляциями. Такие лекции востребованы и среди немедицинских работников — обучаем сотрудников спортивных, фитнес-клубов, косметологических клиник, частных лиц оказанию первой помощи: для этого закупили манекены-тренажеры. Много работаем с родителями, консультируем молодых мам по кормлению, прикорму новорожденных, прививкам и так далее.

    — А что занимает основную долю в бизнесе?

    — Выделить какое-то одно направление нельзя. В течение дня есть и приемы в клинике, и выезды бригад на вызовы, и перевозки больных, и многое другое.

    — Кто является вашими пациентами и клиентами? Это чаще взрослые или дети?

    — У нас пациенты всех возрастов и статусов — работаем с беременными, новорожденными, детьми постарше, с молодыми, пожилыми. Причем наша работа организована по-иному, нежели в некоторых других клиниках, где каждый раз нужно платить за консультацию. Обратившись к нам однажды, в некоторых случаях мы ведем пациента удаленно, например, можем отправить результаты анализов и консультировать в WhatsApp до его полного выздоровления.

    — Каков средний чек ваших услуг? Что входит в стоимость вызова?

    — Средний чек очень отличается, если рассматривать приемы и, к примеру, перевозку больного на дальние расстояния. Так, стоимость приема врача у нас — 1 тысяча рублей, а транспортировка пациента по России, например в Севастополь, обойдется в сумму около 100 тысяч рублей (мы как раз сейчас готовимся везти туда пациента с переломом позвоночника после лечения). Стоимость вызова бригады в городе составляет 2,1 тысячи рублей — включает в себя осмотр, консультацию, назначение лечения (что, как правило, не делается государственной скорой помощью), дальнейшее ведение пациента удаленно, по WhatsApp. При необходимости бригада делает ЭКГ, тут же замеряет уровень сахара в крови, берет другие анализы, ставит уколы или капельницу. Если видим целесообразность госпитализации, то везем пациента в ту больницу, которая специализируется на оказании помощи при его диагнозе.

    — Отфутболивают ли пациентов платной скорой из одной больницы в другую, как это иногда происходит с государственной скорой?

    — На самом деле это большая проблема, но я с пониманием отношусь к подобным ситуациям, поскольку работал в стационаре, поликлинике, скорой и прекрасно знаю, почему кого-то отфутболивают. Если грамотная бригада скорой и такие же врачи приемного покоя, понятный пациент, то есть с ясным диагнозом, то фактов «пинг-понга» не бывает. Проблема возникает, когда неполноценно произведен осмотр, поставлен не совсем точный диагноз и нужно дообследование в другой больнице, которая работает с предполагаемым заболеванием. Иногда пациенту в больнице требуется какая-то спецдиагностика, для которой она не располагает нужным оборудованием, и его везут в другую. Но пациенты нашей скорой помощи с «футболом» уже давно не сталкивались.

    «У нас возрос спрос, потому что в период коронавируса мы перестроились. Больше услуг стали оказывать на дому, с выездом к пациентам, чтоб это было удобнее для них — не ходить, не заражать людей в клиниках» «У нас возрос спрос, потому что в период коронавируса мы перестроились. Больше услуг стали оказывать на дому, с выездом к пациентам, чтобы это было удобнее для них — не ходить, не заражать людей в клиниках»

    «В ПАНДЕМИЮ БОЛЬШЕ УСЛУГ СТАЛИ ОКАЗЫВАТЬ НА ДОМУ»

    — Как ваша компания переживает пандемию? 

    — Переживаем хорошо. У нас возрос спрос, потому что в период коронавируса мы перестроились. Больше услуг стали оказывать на дому, с выездом к пациентам, чтобы это было удобнее для них — не ходить, не заражать людей в клиниках. Тем более Роспотребнадзор ограничил количество приемов во всех организациях. Но ряд направлений деятельности, например дежурство на спортивных и массовых мероприятиях, полностью приостановили. И мы вынуждены были отказаться от них.

    — Какие антикризисные меры принимались?

    — Нам пришлось сократить некоторые не совсем прибыльные должности. Мы по максимуму постарались удержать персонал, но уменьшили заработную плату. Хорошо, что все сотрудники у нас с пониманием отнеслись к этому. На какие-то услуги снизили цены, где-то перестроились на маржинальные услуги — на выезды по забору анализов.

    — Как пандемия повлияла на отрасль, в которой вы работаете?

    — Кто смог перестроиться, очень хорошо себя чувствует. А кому Роспотребнадзор и минздрав запретили работать, они понесли весьма серьезные потери. Например, узкоспециализированные клиники по профилю пластической хирургии, офтальмологии — им пришлось закрыться. В целом же клиники с широким спектром услуг смогли сделать упор на более востребованные в пандемию услуги и смогли получить максимальную прибыль от них.

    «Клиника принимает пациентов со всех районов — к нам едут, поскольку мы собрали у себя хороших специалистов. Что касается перевозок больных, то мы были уже во всех городах Татарстана» «Клиника принимает пациентов со всех районов — к нам едут, поскольку мы собрали у себя хороших специалистов. Что касается перевозок больных, то мы были уже во всех городах Татарстана»

    «СЕЙЧАС МЫ СОХРАНЯЕМ НЕЙТРАЛИТЕТ С ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБОЙ»

    — Какова география оказания услуг?

    — Мы охватываем не только Набережные Челны, но и все поселки вокруг. Клиника принимает пациентов со всех районов — к нам едут, поскольку мы собрали у себя хороших специалистов. Что касается перевозок больных, то мы были уже во всех городах Татарстана. Объездили север, запад, юг и восток России. Везли тяжелых пациентов в другие регионы либо оттуда.

    — В каких случаях это необходимо?

    — Часто бывает так, что пациент попадает в ДТП в нашем регионе, получает переломы, затем ему надо вернуться домой — на своей машине или в такси он это сделать по понятным причинам не может. Ему нужен медицинский транспорт, жесткие носилки, пациентам в коме требуются капельницы, кислород, аппарат ИВЛ, сопровождение врача. Полис ОМС не предусматривает таких услуг. Нередко больному необходима транспортировка в стационар более высокого уровня для диагностики и лечения. И в большинстве случае этим мы и занимаемся.

    — Часто организуете сопровождение больного за рубеж? Возникают ли какие-то сложности?

    — Периодически у наших соотечественников возникают серьезные проблемы со здоровьем за рубежом. Как правило, это происходит на отдыхе. Не всегда может помочь «Медицина катастроф», МЧС, минздрав России, особенно, если заболевание или травма были получены вследствие употребления алкоголя (страховка в этом случае может покрывать не все расходы). Конечно, экстренная помощь такому пациенту оказывается, но затем турист должен за свой счет эвакуироваться домой. Да, этим платно занимается и «Медицина катастроф», но ценник может достигать нескольких миллионов. У нас подобные услуги стоят намного дешевле, и мы организуем транспортировку от «постели до постели». Цена зависит от многих факторов. Бывает, что требуется отправить бригаду реаниматологов, они какое-то время живут за рубежом, общаются с иностранными врачами, оценивают состояние больного, его транспортабельность. Дальше принимается решение о сроках и условиях перевозки. Наши специалисты — высококвалифицированные, владеют иностранным языком.

    Мы ездили несколько раз на Украину, в Беларусь, Турцию, Тунис. Работа с зарубежными перевозками, конечно, интересна. Пациентам надо быстро решить вопрос, но в таких сложных случаях требуется определенная подготовка. Мы должны знать состояние больного, бывает, что возникают трудности перевода иностранных медицинских заключений, диагностики, лечения — консультироваться приходится по телефону, а защиту персональных данных никто не отменял. Наши специалисты проводят своего рода консилиум — как, когда и куда везти пациента. Если это перелет, взаимодействуем с авиаперевозчиками, бронируем места, делаем запрос на пропуск нашего спецтранспорта на взлетно-посадочную полосу, организуем сопровождение, работу медицинской аппаратуры при взлете-посадке. Непросто проходит перевозка поездом — в частности, транспортировка лежачего пациента в вагон с узкими проходами. Часто перевозим больных на своих теплых оборудованных реанимобилях Citroen и «Газель Next».

    — Несколько лет назад по городу ездили и мотобригады вашей скорой помощи. Для чего они были нужны и почему сегодня их не видно?

    — Честно говоря, это был такой пиар-ход (улыбается), и он сработал — о нас все СМИ написали. Когда я работал на скорой помощи в Казани, там тоже были мотобригады. Но там в условиях пробок они более оправданы, чем в Челнах. Такие мотобригады выезжали на неотложные вызовы по уличным происшествиям — к потерявшим сознание людям, попавшим в ДТП, чтобы оказать первую помощь, оценить состояние и определить, требуется ли выезд полноценной кареты скорой помощи. Но со временем я пришел к выводу, что работа мотобригад сопряжена с большим риском попадания в ДТП при низкой, на мой взгляд, востребованности и дорогом содержании. И мы отказались от такого транспорта.

    — Как быстро вы приезжаете по вызову?

    — Обычно быстро, в течение 20 минут, в зависимости от ситуации. Но чаще выезды плановые — иногда пациенты просят взять кровь на анализ в 4 утра, другие заранее планируют постпраздничный вывод из запоя. Среди последних немало состоятельных людей, которые хорошо планируют свой отдых, так же как и выход на работу.

    — Сколько человек у вас работают? Каких специальностей?

    — Если взять совместителей и штатных, то около 50 человек. Вообще врач скорой помощи — это и терапевт, и педиатр, и травматолог, и хирург, и гинеколог в одном лице (улыбается), уровень компетенций высок.

    — Какова средняя зарплата?

    — У большинства штатных работников, помимо оклада, есть проценты. У фельдшеров зарплата, возможно, такая же, как в государственных учреждениях, но при этом гораздо ниже нагрузка. Как только нагрузка растет, увеличивается и вознаграждение. В праздничные дни, когда обращений больше обычного, в среднем зарплата получается раза в 2 выше. У врачей тоже есть довольно хороший процент от приема пациентов — в ряде случаев он составляет 50 процентов. Есть возможность получить зарплату сразу после отработанного суточного дежурства или приема. За счет этого с нами интересно сотрудничать.

    — Но три года назад кадровая проблема стала причиной конфликта между вашей скорой и государственной. Главный врач последней службы был против, чтобы его сотрудники подрабатывали. После огласки конфликта у вас даже организовали проверки. Как в итоге решили кадровый вопрос?

    — Действительно, сложности взаимодействия с государственной скорой помощью на определенном этапе возникали. Хотя я считаю, что у человека должно быть право выбора, где ему работать. Но сейчас мы сохраняем нейтралитет с государственной службой. У нас полностью укомплектован штат фельдшеров, в том числе из других регионов. Совместителей из государственной скорой помощи нет. Своих специалистов мы обучаем, отправляем на различные симпозиумы.

    — В чем вы конкурируете c государственной скорой помощью?

    — Есть моменты, в которых мы пересекаемся. Это перевозки — иногда они тоже оказывают подобную платную услугу, а также дежурства на городских мероприятиях. Конечно, это источник дополнительного дохода для государственной службы. И когда появилась наша частная скорая помощь, то поначалу были сложности во взаимоотношениях, как я уже говорил. Но я считаю, что конкуренция — благо для пациента. И она должна не провоцировать какую-то войну, а стимулировать всех на повышение качества услуг, сервиса.

    «У нас есть некая уникальность — например, ночной прием педиатра. Не хочешь сдавать кровь в 7 утра натощак, это можно сделать в любое другое время у нас» «У нас есть некая уникальность — например ночной прием педиатра. Не хочешь сдавать кровь в 7 утра натощак, это можно сделать в любое другое время у нас»

    «ВЫ МОЖЕТЕ ПОСИДЕТЬ С ДРУГОМ ДОМА, А ТО ОН ПО НОЧАМ ВСТАЕТ И ПЫТАЕТСЯ СПРЫГНУТЬ С БАЛКОНА?»

    — Но ведь вроде бы теперь вы сами монополист на рынке частной круглосуточной скорой помощи. Почему, на ваш взгляд, у вас нет конкурентов в Челнах?

    — Да, у нас есть некая уникальность — например ночной прием педиатра. Не хочешь сдавать кровь в 7 утра натощак, это можно сделать в любое другое время у нас. Но монополистами нас назвать нельзя. Сейчас появляются небольшие компании, которые организуют перевозку больных, не имея лицензии, необходимого сопровождения. Есть отдельные личности, которые ставят капельницы на дому без лицензии, подвергая огромному риску пациента. Конечно, такие конкуренты демпингуют подобными незаконными способами. Мы же боремся за качество и сервис. Даже при выводе из запоя проводим полноценный осмотр, собираем анамнез, делаем ЭКГ и замеряем сахар, потому что примерно в 5 процентах случаев оказывается, что пациенту нельзя ставить капельницу и требуется срочная госпитализация из-за риска инсульта, инфаркта, гипертонического криза. В целом такой круглосуточной службы с полным набором услуг, как у нас, в Челнах больше нет. А вот конкуренция по врачебному приему, конечно, большая в городе. И тем не менее мы сумели занять и эту нишу благодаря нашим врачам, о работе которых пациенты оставляют хорошие отзывы.

    — Какие у вас взаимоотношения с подобными частными службами в Казани и других городах России?

    — Прекрасные отношения! И я считаю, что это норма. Иногда, когда казанская частная скорая помощь выигрывает большой тендер по Татарстану, то отдает часть заказов по нашей территории нам. Кроме того, мы встречаемся, общаемся. Например, вскоре к нам приедут коллеги из Ижевска по обмену опытом.

    — У вас работа построена так же, как в казанской частной скорой помощи, или вы отличаетесь?

    — Хочется верить, что мы впереди (улыбается). По крайней мере, такого круглосуточного частного медцентра с клиникой я не видел.

    — Ночью и правда много обращений к вам?

    — Например, сегодня запись ко мне на вечерний прием заканчивается в 12 часов ночи, а потом могут быть еще вызовы. Представим такую ситуацию — вечером заболел ребенок или взрослый, допустим, он отравился или у него кишечная ротавирусная инфекция. К примеру, вызывается государственная скорая помощь. Ее фельдшеры лечение не проводят и предлагают ложиться в инфекционную больницу, а в ней, например, нет мест или врач в приемном покое считает, что нет тяжести заболевания и показаний для госпитализации. Пациенту предлагается на следующий день вызвать педиатра (терапевта) для назначения дальнейшего лечения. В таком случае больной либо идет в аптеку, зачастую покупая кучу ненужных дорогих лекарств, и потом нередко вновь обращается к врачу, либо ищет, где можно полечиться ночью и приходит к нам. У нас его осматривает терапевт (педиатр), при необходимости берет кровь на анализ, результат которого будет готов уже через два часа, и назначает лечение. Если пациенту совсем плохо, мы ему тут же ставим капельницу. Получается, что за 2–3 часа он полноценно обследуется, лечится, экономит время и нервы.

    Вообще у нас интересная служба — когда не знаешь, куда позвонить, звони в частную скорую (улыбается). Наш колл-центр нередко отвечает на вопросы, а где ночью вылечить зуб, срочно пройти МРТ и так далее. Для этого мы даже со всех служб графики собрали, чтобы владеть информацией. Иногда звонят те, кто планирует рожать на дому, просят прооперировать дома или посидеть с бабушкой и как-то мягко сообщить ей о смерти дедушки. Недавно была еще одна необычная просьба: «А вы можете посидеть с другом дома, а то он по ночам встает и пытается спрыгнуть с балкона?» Мы не отказали и подежурили — он действительно встал ночью и пытался спрыгнуть с балкона. Но, конечно, такие услуги мы оказываем нечасто.

    «Вообще у нас интересная служба — когда не знаешь, куда позвонить, звони в частную скорую (улыбается). Наш call-центр нередко отвечает на вопросы, а где ночью вылечить зуб, срочно пройти МРТ и так далее» «Вообще, у нас интересная служба — когда не знаешь, куда позвонить, звони в частную скорую (улыбается). Наш колл-центр нередко отвечает на вопросы, а где ночью вылечить зуб, срочно пройти МРТ и так далее»

    «ТЫ ДОЛЖЕН СНАЧАЛА ПОРАБОТАТЬ В РАЙОНЕ С НАРКОМАНАМИ, АЛКОГОЛИКАМИ»

    — Работаете ли вы в системе ОМС?

    — Мы не работаем по ОМС, нет такого интереса, ведь это будет означать, что нам нужно брать все, включая экстренную помощь, которой занимается государственная служба. А вот по ДМС мы сотрудничаем почти со всеми страховыми компаниями и оказываем помощь.

    — Будущее вообще за платной медициной, как вы считаете?

    — Я считаю, что у нас многое делается в рамках бесплатной медицины. Отремонтировано и оснащено огромное количество поликлиник и больниц! Да, есть еще проблема нехватки персонала, но она постепенно снимается — жилищный вопрос помогают решать, финподдержку молодым врачам оказывают.

    — Почему же тогда по стране прокатилась волна увольнений и забастовок врачей?

    — В плане оплаты труда, конечно, в некоторых регионах есть вопросы. Бывает, что зарплата не компенсирует ту нагрузку, которую несет врач. Доктору элементарно не хватает времени на полноценный осмотр пациента. Вот в поликлинику пришел больной на прием, принеся 10 заключений от разных врачей, которые не знают, что с ним, а я, условно, за 8 минут пойму?! Это же нереально. Чем мне нравится частная медицина — я могу взять толстенную карточку пациента, изучить ее, вникнуть и помочь. Порой делаю это по ночам.

    — А почему все-таки существует кадровый дефицит, на ваш взгляд?

    — Потому что выпускники стараются сразу попасть в частную медицину. Но когда ко мне приходят такие молодые соискатели, «не нюхавшие порох», то я отказываю им. Если хочешь работать в скорой помощи, ты должен сначала поработать в районе, в государственной службе с наркоманами, алкоголиками, с самыми тяжелыми пациентами, посидеть на приеме, обслуживая по 60 пациентов в день в поликлинике и по 20 больных по вызову на дом. Когда ты наберешься опыта, станешь врачом широкой практики, тогда можешь прийти в частную скорую помощь.

    — По итогам 2019-го вы были названы предпринимателем года в сфере услуг в Челнах. Чем, на ваш взгляд, заслужили данную награду? Каких успехов добились?

    — Эту награду я прячу (смеется). На самом деле для врача не так почетно быть лучшим предпринимателем (смеется). История с этим конкурсом была смешная. В прошлом году по всему городу развесили рекламные щиты с анонсом конкурса «Предприниматель года». И каждый раз, приезжая на работу, мне на пути встречались как минимум три таких баннера. В один момент я подумал: а может, это такой знак? (Улыбается.) А так как я люблю что-то новое, то зашел на сайт, зарегистрировался, заполнил кучу бумаг по результатам нашей работы и принял участие. Не знаю, по каким критериям выбирали победителя, но та-дам! — и мы победили (улыбается).

    — И каковы были ваши показатели работы, приглянувшиеся организаторам конкурса?

    — В месяц в нашу службу обращаются тысяча пациентов, и нагрузка растет. В сутки наша бригада обслуживает 20–25 вызовов. На приеме у врачей загруженность разная, например, у меня ежедневно бывают 10–25 пациентов плюс вызовы.

    «В месяц в нашу службу обращается тысяча пациентов и нагрузка растет. В сутки наша бригада обслуживает 20-25 вызовов» «В месяц в нашу службу обращаются тысяча пациентов, и нагрузка растет. В сутки наша бригада обслуживает 20–25 вызовов»

    «ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО У ЛЮДЕЙ ДЕНЬГИ БЫЛИ, ЕСТЬ И БУДУТ»

    — Какие самые сложные или, наоборот, курьезные случаи из практики запомнились?

    — Иногда зарубежные перевозки бывают непредсказуемы. Последний раз, когда мы летали в Тунис за пациентом, там нашу бригаду арестовали, повязали, в буквальном смысле лицом в пол положили! Дело в том, что на рентгене сумки в аэропорту охрана увидела ларингоскоп — медицинский прибор, который используется для обследования гортани при реанимации, искусственной вентиляции органов дыхания. Он металлический, в нем есть батарейки. Наверное, служба безопасности решила, что обнаружила какое-то взрывное устройство. К счастью, в аэропорту нашли врача, который заверил спецслужбы, что никакой опасности прибор не представляет и используется в медицине, а не в террористических актах.

    — Какие еще проблемы свойственны вашему бизнесу? Какие риски существуют?

    — Рисков огромное количество. Например, завтра в стране могут запретить частную медицину (мы пока не всегда находим понимание у государства). А у нас есть заключенные договоры, кредиты… Существует риск летальных исходов у пациентов в экстренных ситуациях, и тогда вероятность исков, жалоб также увеличивается. Автомобиль скорой помощи, как и любой другой, может попасть в ДТП, причем по не зависящим от тебя причинам. Машины надо мыть, диагностировать, обслуживать, страховать. Пересекая всю Россию, мы, бывает, все четыре времени года проезжаем, и готовиться к таким поездкам надо основательно. Едут несколько водителей, чтобы доставить пациента быстро и без остановок. Но свои сложности есть — это в Татарстане хорошие дороги, а в некоторых регионах они гораздо хуже, и пациента при транспортировке сильно трясет.

    «Все, что должно быть по приказу минздрава в карете скорой помощи у нас есть: дефибрилляторы, аппараты ЭКГ, искусственной вентиляции легких, травматологический набор, общепрофильные сумки врача» «Все, что должно быть по приказу минздрава в карете скорой помощи, у нас есть: дефибрилляторы, аппараты ЭКГ, искусственной вентиляции легких, травматологический набор, общепрофильные сумки врача»

    — А какое оборудование у вас есть? Отличается ли оснащение ваших реанимобилей от государственных машин скорой помощи?

    — Все, что должно быть по приказу минздрава в карете скорой помощи, у нас есть, плюс дополнительное оборудование. Это дефибрилляторы, аппараты ЭКГ, искусственной вентиляции легких, травматологический набор, общепрофильные сумки врача, капельницы и различные лекарства… На спортивные мероприятия возим еще каталки, щиты для переноски пострадавших.

    — Как на вас влияет кризис? Вы ведь открывались как раз в 2014 году…

    — Кризис нас особо не затронул. У меня такое ощущение, что у людей деньги были, есть и будут. Пациентам важно качество, сервис, поэтому они обращаются в нашу клинику.

    — Какие перспективы у частной скорой помощи? Рынок подобных услуг будет расти вместе с ростом продолжительности жизни населения?

    — Рынок растущий. Ритм жизни ускоряется, и людям хочется получать медуслуги быстро, качественно и в любое удобное время, как я сказал, и тренд на это сохранится.

    — Сколько стоит зайти в ваш бизнес? Какие первоначальные инвестиции нужны?

    — Очень-очень дорого, не заходите в наш бизнес (смеется). А если серьезно, то сегодня открыть подобную службу будет сложнее, чем нам. Во-первых, уже есть конкуренция, как я отметил. Во-вторых, одна машина скорой помощи стоит 2–5 миллионов рублей и выше. А их надо несколько. Кроме того, потребуется оборудование, которое зачастую стоит дороже, чем сам автомобиль, помещение, лаборатория… И, конечно, высококвалифицированные кадры — а найти их нелегко. В целом для старта сегодня необходимы десятки миллионов рублей. При этом нужно четко понимать, чем вы хотите отличаться и зачем такое нужно. Мне кажется, что вторая подобная служба не имеет перспектив в нашем городе.

    — На ваш взгляд, пик выручки пройден или нет? Каков оборот компании был в прошлом году?

    — На мой взгляд, мы еще можем в разы вырасти, если будем развиваться. В прошлом году выручка составила 15 миллионов рублей.

    «Как многие руководители, бизнесмены, я мечтаю, чтобы со временем клиника работала как часы без моего прямого вмешательства» «Как многие руководители, бизнесмены, я мечтаю, чтобы со временем клиника работала как часы без моего прямого вмешательства»

    «Медицина достаточно консервативна и новшества внедряет осторожно»

    — Приходилось ли в жизни принимать какое-то очень трудное решение?

    — Наверное, самое трудное для бизнесмена и врача, работающего 24/7, когда приходится жертвовать временем, которое ты бы мог провести со своей семьей. Иногда чаще вижу других детей, нежели своих. Как многие руководители, бизнесмены, я мечтаю, чтобы со временем клиника работала как часы без моего прямого вмешательства. Думаю, что это скоро произойдет, поскольку у нас прекрасная команда.

    — Расскажите, пожалуйста, о семье.

    — У нас двое детей: сыну — 4,5 года, дочке — 1,5 года. Супруга, слава богу, не врач, а то бы все разговоры только и были о больнице (смеется). Она научный работник, а сейчас находится в отпуске по уходу за нашим младшим ребенком.

    — Время на хобби остается?

    — Стараюсь находить. Например, сейчас на продвинутом уровне изучаю английский язык. Открыл для себя кроссфит, уже и в соревнованиях участвовал. Люблю практически все виды спорта — прыгаю с парашютом, с вышек, хожу в горы, занимаюсь альпинизмом, 6 раз совершал восхождение на Эльбрус, включая «двойное восхождение», сам водил команды на Тянь-Шань, Урал, Кавказские горы (по итогам 2012 года признан лучшим спортсменом г. Казани — прим. ред.). Играл на музыкальных инструментах — гитаре, саксофоне… Как и говорил, я человек увлекающийся (улыбается). Еще хотелось бы больше путешествовать: Hoc est vivere bis, vita posse priore frui — «Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить дважды».

    — Назовите, пожалуйста, три секрета успешного бизнеса.

    — Во-первых, в бизнесе должна быть какая-то уникальность, фишка. Во-вторых, ты должен быть специалистом в своем деле, понимать все процессы. В-третьих, нужна крутая команда, чей вклад, знания помогают развивать компанию. Уважаю, когда сотрудник в чем-то умнее, проворнее меня и вносит какой-то креатив в наше дело. Ценю в людях честность, искренность, трудолюбие и желание развиваться. Я сам много времени уделяю саморазвитию — участвую в медицинских конгрессах онлайн и офлайн, а также в мероприятиях для бизнесменов. Медицина достаточно консервативна и новшества внедряет осторожно, поэтому на конференциях часто обсуждается одно и то же, а вот на бизнес-форумах ты нередко можешь увидеть какие-то крутые штуки, которые появляются в медицине, в мире.

    Визитная карточка компании

    ООО «Круглосуточный медицинский центр»

    Учредители — Воронин Евгений Викторович (70% УК), Зотов Николай Александрович (30% УК).

    Год основания — 2019.

    Дата начала работы — апрель-2019.

    Направление — скорая и неотложная помощь.

    Количество сотрудников — 50 человек.

    Стоимость приема — от 1 тыс. рублей.

    Стоимость вызова скорой помощи — от 2,1 тыс. рублей.

    Выручка за 2019 год — 15 млн рублей.


    Визитная карточка руководителя

    Зотов Николай Александрович — совладелец ООО «Круглосуточный медицинский центр».

    Образование:

    Окончил КГМУ (Казанский государственный медицинский университет) в 2007 году. Педиатрический факультет.

    Врач скорой помощи, педиатр, организатор здравоохранения. Опыт работы во всех сферах здравоохранения (поликлиника, стационар, скорая помощь, научная деятельность на кафедре, государственная служба).

    Автор более 30 научных работ и статей, в том числе публикуемых ВАК (высшей аттестационной комиссией), доклады на региональных и международных конгрессах.

    Опыт работы в более чем 10 организациях, в том числе международных.

    Награжден за профессиональные заслуги президентом РФ Владимиром Путиным, министром здравоохранения РФ и РТ, лучший врач года РТ по итогам премии «Ак Чэчэклэр» 2014-го.

    Женат, двое детей.

    «БИЗНЕС Online»
    Фото: Олег Спиридонов
    Видео: Олег Спиридонов
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 40

    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.