«Дают минимальные штрафы. Судьи тоже понимают, что это студенты, молодежь, особого вопиющего нарушения общественного порядка не было. Но если в течение года ещё раз поймают на таких митингах, будет повышенная ответственность и тяжкая статья» «Дают минимальные штрафы. Судьи тоже понимают, что это студенты, молодежь, особого вопиющего нарушения общественного порядка не произошло. Но, если в течение года еще раз поймают на таких митингах, будет повышенная ответственность и тяжкая статья» Фото: Сергей Елагин

«если в течение года ещЕ раз поймают, будет тяжкая статья»

В эти минуты в Вахитовском суде продолжается рассмотрение дел участников несанкционированных митингов в поддержку оппозиционера Алексея Навального в Казани. За 24 января судьи рассмотрели 144 дела, сообщили корреспонденту «БИЗНЕС Online» в пресс-службе Вахитовского суда. 143 заседания закончились штрафом, еще одно дело было прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Напомним, всего, по неофициальным данным, после несанкционированного митинга в Казани были задержаны от 200 до 250 человек. Людей раскидали по разным отделам полиции. Ночь с субботы на воскресенье они провели в местных КПЗ. Накануне корреспондент «БИЗНЕС Online» побывала на нескольких судебных заседаниях. Судья рассматривал обвинения, построенные на нарушении ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации»). Фигурантами дел, на рассмотрении которых побывала наш корреспондент, были студент, безработный и предприниматель. Почти все задержанные пытались доказать, что ни о каком митинге знать не знали, а шли по своим делам, но решения судьи для всех были стандартны — штраф в 10 тыс. рублей.

В Вахитовском суде за вчерашний день рассмотрели 144 дела. 143 заседания закончились штрафом, еще одно дело было прекращено за отсутствием действий состава правонарушения В Вахитовском суде 24 января рассмотрели 144 дела. 143 заседания закончились штрафом, еще одно дело было прекращено за отсутствием действий состава правонарушения Фото: Регина Шафиева

Адвокат Рустам Губайдуллин считает, что сотрудники полиции и Росгвардии на задержаниях в субботу неоднократно нарушали права задержанных. «Забирают в автозак, отбирают телефоны, доставляют около часа, пока автозак не заполнится. Все это делается в отсутствие понятых, без записей, — рассказал Губайдуллин. — Если составляют протокол о задержании, тебя могут держать в изоляторе не более трех часов с момента доставления. Но есть уловка. Если наказание предусматривает административный арест, можно задержать и на двое суток. Многих задерживают именно так: составляют протокол по другой части статьи, чтобы подержать подольше как устрашающий элемент или получить указание сверху». 

Задержание более чем на три часа — элемент запугивания, полагает собеседник издания. «Двух моих доверителей отпустили в субботу ночью, остальных оставили на ночь и днем в воскресенье был суд, — рассказал адвокат. — Дают минимальные штрафы либо в два раза ниже. Судьи тоже понимают, что это студенты, молодежь, особого вопиющего нарушения общественного порядка не произошло. Но, если в течение года их еще раз поймают на таких митингах, будет повышенная ответственность и тяжкая статья. Я знаю и про уголовные дела, но там уже более серьезная статья за призывы к свержению власти».

Сразу после митинга появились жалобы со стороны студентов на угрозы со стороны учебных заведений об отчислении за участие в протестных мероприятиях Сразу после митинга появились жалобы со стороны студентов на угрозы со стороны учебных заведений об отчислении за участие в протестных мероприятиях Фото: Сергей Елагин

«Скрутили нас просто так, за то, что стояли рядом и ждали автобус»

Сразу после митинга появились жалобы со стороны студентов на угрозы со стороны учебных заведений об отчислении за участие в протестных мероприятиях. Впрочем, есть ли почва для таких опасений, пока не ясно. Лига студентов РТ в соцсетях указывает на то, что учащегося могут наказать за участие в митинге, если в образовательную организацию придет официальное уведомление от госведомств о нарушении. Однако на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», сколько таких обращений поступило и из каких вузов, в Лиге студентов РТ ответить не смогли. Президент организации Руфат Киямов сообщил, что сегодня лига всецело погружена в подготовку важного для нее события — вручения премии «Студент года». 

Репрессий со стороны ректората к студентам не подтверждают и сами вузы. Пресс-служба КФУ сегодня еще раз подчеркнула нашему изданию, что санкции в отношении студентов за их участие в акциях в личное время администрацией вуза не принимаются. 

Среди задержанных на митинге в Казани оказался студент, который, по его словам, не только не участвовал в митинге, но и призывал не идти на нее в соцсетях. Молодой человек рассказал нашему корреспонденту, что в центре города в субботу он вместе с друзьями оказался случайно — они приехали в ТЦ «Кольцо» вернуть приобретенный товар. «Мы пошли с другом на остановку на Баумана, и там было много ОМОНовцев, я подошел к одному и спросил, можно ли нам тут сесть на автобус, он посоветовал пройти по краю дороги, что мы и сделали. Пока мы стояли на остановке, кто-то из митингующих кинул снежок в полицию, и побежали мимо нас, и ОМОН побежал за ним, а скрутили его вместе с нами, без оснований, просто так, за то, что стояли и ждали автобус», — рассказал задержанный.

Накануне суд назначил нашему собеседнику штраф в размере 5 тыс. рублей. Его друга до сих пор держат в изоляторе на Карла Маркса. В учебном заведении с молодым человеком провели разговор, и пояснили, что решение на его счет примут после обжалования приговора. «Учебное заведение поддерживает меня и помогает искать адвоката, так как по моей профессии не должно быть этого пятна», — добавил он.  

Среди задержанных оказалась и журналистка интернет-журнала для студентов Казани «Ветер» Марина Безматерных. Ее «приняли» у «Черного озера» в районе 16:00, а уже к 21:00 девушка была свободна — ее отпустили без составления протокола. 

После дня митингов студенты выложили огромное количество контента в социальных сетях. TikTok заполонили видео, где молодые люди кидают в росгвардейцев снежки, тверкают на фоне омоновцев со щитами, эффектно убегают от стражей порядка. Из Казани большую популярность набрало видео, на котором молодой человек вырывается из рук полицейских и в прямом смысле «залетает» в подземный переход на станции метро «Площадь Тукая». В TikTok ролик набрал более 8 млн просмотров и 1,5 млн лайков. Это единственное видео на странице опубликовавшего его канала. 

Уровень озабоченности прошедшими митингами в школах был еще выше. Ученица одной из казанских школ рассказала корреспонденту «БИЗНЕС Online», что всю субботу ей и ее семье писали из руководства учебного заведения, чтобы узнать местоположение детей. «Все очень волновались, постоянно говорили, чтобы мы оставались дома, никуда не ходили. Мне в тот день звонили раза три и еще — моей маме. Также просили скинуть фотографию, чтобы убедиться, что я дома. Я просто болела, думали, что я обманываю», — сказала школьница.

Акции в поддержку Навального прошли, по меньшей мере, в 125 городах страны. При этом оценки их массовости значительно разнятся Акции в поддержку Навального прошли по меньшей мере в 125 городах страны. При этом оценки их массовости значительно разнятся Фото: Алексей Белкин

«многие будут говорить, что вышло много людей. Нет, вышло мало. много людей голосуЕт за Путина»

Напомним, акции в поддержку Навального прошли по меньшей мере в 125 городах страны. При этом оценки их массовости  разнятся. По информации директора ФБК (организация признана в России иностранным агентом — прим. ред.) Ивана Жданова, только на улицы Москвы в этот день вышли более 50 тыс. сторонников опального политика. При этом столичное МВД сообщало лишь о 4 тыс. человек. Руководитель сети региональных штабов Навального Леонид Волков заявил, что в протестных акциях по всей стране приняли участие от 250 тыс. до 300 тыс. человек.

Практически во всех городах митинги сопровождались многочисленными задержаниями. Число задержанных по всей стране «ОВД-Инфо» на момент выхода материала оценивало в 3,7 тыс. человек. В тройке городов-лидеров — Москва (1 455 человек), Санкт-Петербург (557) и Казань (122). По всей видимости, цифры будут расти, официальных данных на этот счет нет. В большинстве случаев задерживали по ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение правил публичного мероприятия»), а также по «ковидным» статьям. Преимущественно, как пишет «Коммерсант», среди задержанных граждане в возрасте от 20 до 35 лет. В СМИ встречались также сообщения о применении насилия со стороны правоохранителей при задержаниях, некоторые случаи попали на видео.

Павел Чиков сообщил, что в стране возбудили по меньшей мере 14 уголовных дел, связанных с событиями 23 января Павел Чиков сообщил, что в стране возбуждено по меньшей мере 14 уголовных дел, связанных с событиями 23 января Фото: «БИЗНЕС Online»

Накануне глава международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков сообщил, что в стране возбуждено по меньшей мере 14 уголовных дел, связанных с событиями 23 января. Как правило, речь идет о ст. 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»), ст. 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества») и ст. 213 («Хулиганство»). Есть дела также и по ст. 267 («Блокирование транспортных коммуникаций») и ст. 236 («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил»).

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что акции протеста были малочисленными, — по его оценке, куда больше «людей голосует за Путина». «Это выгодно тем, кто хочет дальше качать ситуацию. На самом деле не качается, потому что вы не забывайте, вот сейчас будут многие говорить, что на незаконные акции вышло много людей. Нет, вышло мало людей, много людей голосуют за Путина», — заявил Песков в эфире канала «Россия-1», предлагая сравнить число тех, кто вышел на улицы в субботу, с теми, кто голосовал за поправки к Конституции.

«Как никогда важно сплотиться вокруг нашего президента, который спас страну и который сегодня ведет Россию в условиях мирового шторма», — прокомментировал субботние события секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак в своем «Инстаграме». В Совете Федерации высказали опасения, что к акциям протеста могут быть причастны зарубежные спецслужбы.

«Вряд ли правоохранителям дали установку на жесткое пресечение, скорее сыграл человеческий фактор — вспышки агрессии в ответ на агрессию» «Вряд ли правоохранителям дали установку на жесткое пресечение, скорее сыграл человеческий фактор — вспышки агрессии в ответ на агрессию» Фото: Алексей Белкин

«Обычно на переднем плане протеста Москва и ПЕТЕРБУРГ, а регионы отсиживаются»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты оценили последствия субботнего митинга и рассказали, чего ждать от новых акций сторонников Навального.

Алексей Коннов — генеральный директор центра аналитических исследований и разработок (ЦАИР):

— Я думаю, эффект от митингов есть и волнения в ближайшее время продолжатся. Скорее всего, ни к чему это не приведет, но протестный потенциал, о чем говорят и наши предновогодние исследования, и фокус-группы, назревает. Если бы это был не Навальный, мог бы быть любой другой. Какой-то эффект расшатывания произойдет.

Насколько я понимаю, силовикам была дана команда вести себя как белые и пушистые зайки, но понятно, что с точки зрения толпы не везде эти зайки сдержались.

Судя по отзывам разных очевидцев, прогнозы «детского протеста» не оправдались. Школоты не было. Я следил за несколькими городами — и прямые эфиры, и околопропагандистские вещи. Видно, что было студенчество, в основном все старше 18 лет — до 30–35 лет. Это хорошо — я не хочу, чтобы моя дочь в школе, обсмотревшись TikTok, обсуждала Навального. В 11–12 лет это рановато.

К сожалению или счастью, митинги в городах Татарстана ничем не отличались от митингов в других городах страны. Вышло достаточно много людей в совсем благополучных регионах, и с точки зрения массовости было видно, что людей оказалось довольно много, чего обычно не случалось. Обычно на переднем плане протеста Москва и Петербург, а регионы отсиживаются. Теперь же все начало расходиться по регионам. Это и неудивительно — СМИ все лучше и лучше взаимодействуют с аудиторией. Пропагандистские средства тоже все лучше взаимодействуют.

Думаю, что ближайшие митинги, конечно, будут массовыми. Все зависит от того, как предварительно силовые структуры сработают с разного рода точками недовольства. Синее море уже зажглось. Это будет а-ля Болотная неделю, две, три, месяц. А потом, как и в Беларуси, могут включиться более жесткие силы подавления. Вчера кто-то из Госдумы уже говорил, что сейчас «ковидная» ситуация, а на митингах будут распространять коронавирус и делать все, чтобы оберегать народ. Проблема только в том, что и у населения, и у власти накопятся усталость и недовольство друг другом. Пока очень интересно наблюдать за этим с точки зрения социологии. Плохо, что это происходит в моей стране, но с точки зрения социологии интересно.


Дмитрий Журавлев  генеральный директор Института региональных проблем: 

— Эти митинги показали, что массового движения все-таки нет. 111 городов, вышли люди, но сказать, что их было много, нельзя. Это само по себе не проблема, но ведь заявлялось о массовом выходе. Всегда есть сравнение между тем, что заявлено, и тем, что получилось. Если бы заявили одиночные пикеты, можно было бы сказать, что это удалось… Конечно, некоторую поддержку Навальному они оказали, но мощного политического эффекта это явно не дало.

Несколько лет назад уже был «детский протест» — в Санкт-Петербурге в поддержку Навального выходили школьники. Так что речь не об изменении портрета участника митинга — это тренд. Навальный и вообще правая оппозиция старается опираться на школьников, и понятно почему. Потому что для старшего поколения стабильность — это ценность. Старшее поколение не доверяет либеральным политикам, потому что мы жили в 90-х и там под лозунгами творилось такое, что… Люди старше 40 в подавляющем большинстве плохо относятся к либералам. А молодежь этого не помнит. Во-первых, поэтому опора на школьников. В подростковом возрасте люди скорее эмоциональны, чем рациональны. А вся пропаганда Навального опирается на эмоции. Даже эти его фильмы в значительной степени эмоциональны. В них не так много доказательств, но картинка выстраивается яркая. Поэтому больше всего под структуру пропаганды Навального подходят подростки. Это не новшество, а скорее традиция.

Думаю, новые акции в России не будут массовыми. Я, конечно, не Ванга, но эмоциональный порыв не может длиться долго. Как политолог я понимаю замах Навального или его команды. В политике любое действие должно идти на усиление. Даже микроскопическое, но усиление — маловероятно, что это усиление произойдет, ведь недавние протесты не привели к какому-то видимому для протестующих результату.

Что касается действий властей, на мой взгляд, главное — это очень четко придерживаться закона, вести любые действия максимально прозрачно, чтобы не создавать проблем власти для себя за счет этих разбирательств. Не наказывать тех, кто нарушил закон, нельзя, потому что в противном случае закона нет. Но и наказание может оказаться политическим действием со знаком минус. Это прекрасно известно на примере Российской империи, когда наказание политических преступников приводило к тому, что они получали большее доверие и поддержку населения. Власти нужно избежать этого, а для этого должна быть максимальная открытость, чтобы не было сомнений, что наказание получили те, кто нарушил закон. Сумеет ли власть это сделать, особенно в провинции, не знаю. Это не такая простая задача, особенно для региональных властей. Если не сумеет, сработает против себя.


Борис Межуев — главный редактор сайта «АПН.ру»:

— Участники этой акции добились, конечно, определенной массовости, протестировали, сколько людей могут вывести. В Москве, кстати, результат не очень впечатляющий. В иные дни и годы удавалось вывести больше, но это компенсируется тем, что они создали общенациональную сеть протестов. И, видимо, она объективно есть — люди же не выходят просто так. В большом количестве городов работают оргструктуры, которые их выводят. Много людей вышло в Петербурге, в Екатеринбурге, в Брянске.

До сих пор было ощущение, что речь идет о московском, в лучшем случае — петербургском протесте. Сейчас массы дали понять, что могут оперировать людьми из других городов. Но у этого есть и минусы. Пока на данный момент нет смычки с левыми. Левые, в том числе и несистемные, насколько я знаю, пока их не поддержали. Националисты просто перестали быть какой-то заметной силой. Я не вижу никакого их реального участия ни в чем. В общем, это какой-то в значительной степени либеральный протест.

Думаю, следующие акции будут меньше, чем первая, по численности. Кургинян верно сказал — сильный протест возникает, когда есть несколько поводов для протеста, когда они сливаются воедино. Тогда действительно возникает кумулятивный эффект и происходит взрыв, как это, собственно, и произошло в свое время на Болотной площади. Там был целый ряд проблем: национальная, социальные, проблемы, связанные с транзитом, с выборами. Все слилось воедино — и взорвалось. А сейчас мы видим, что есть один повод, связанный с судьбой одного конкретного человека. Это, конечно, важный фактор, но тем не менее нет ощущения, что разные другие проблемы сливаются в эту цель. 

Протесты продолжатся до второго февраля. Будет нагнетаться давление, чтобы Навальному дали срок либо маленький, либо вообще его отменили, чтобы его выпустили. Это все равно будет происходить, будоражить Россию.

Наказание задержанных зависит от того, кто и что делал. Я бы, в отличие от известных пропагандистов, сейчас не занимался лютованием. Сейчас самое опасное – перебор с репрессиями, потому что речь идет о молодежи и, в общем-то, неплохой молодежи. И повод для выплеска эмоций у них есть. Ударить по молодым людям, нашим детям в прямом и переносном смысле этого слова — это ударить по взрослому поколению. Если сейчас всех сажать просто за выход на улицу, как кто-то предлагает, или даже за снежки в полицейских, то, конечно, это может кончиться очень плохо. Если у людей появится страх, что полиция сейчас обрушится на твоих детей, тогда будет не до политического выбора. Начнется просто защита детей. И поэтому власть здесь должна быть очень осторожной.


Алексей Мухин — генеральный директор центра политической информации:

— Чего добились участники данной акции? Если стояла цель освободить Алексея Навального, то она не достигнута. Протест оказался крайне разрозненным, и значительную его часть составляли люди, которые пришли из любопытства либо преследовали принципиально иные политические цели. Много было фриков. Особенностью так называемого протеста стало формирование групп боевиков, которые всячески провоцировали правоохранительные органы на жесткие действия для создания картинки протеста. В полном согласии с этим действовали западные медиа, которые пытались представить протест как массовый и в защиту Навального целиком и полностью, что подчеркнуло, что они либо не владеют ситуацией в России, либо злонамеренно создают искаженную картинку действительности.

Отдельные заявления официальных представителей Европейского Союза, госдепа Соединенных Штатов вызывают сожаление, поскольку они слабо коррелируют с действительностью либо наводят на грустные размышления о том, что данная кампания носит скоординированный характер и предусматривает вовлечение официальных лиц в сомнительные действия по дестабилизации политической обстановки в России.

Я думаю, что эти мероприятия окажутся все менее и менее массовыми, как это всегда происходило во время подобных процессов. Но они будут носить все более агрессивный и радикальный характер противостояния правоохранительным органам. Российским спецслужбам необходимо озаботиться данной проблемой уже в ближайшее время. И я уверен, что они уже озабочены.

Те, кто проявил агрессию в отношении правоохранительных органов и других граждан, должны понести наказание по всей строгости закона. Здесь мягкость властей может быть интерпретирована как слабость и будет интерпретирована как слабость, со всеми вытекающими последствиями.


Николай Иванов — адвокат: 

— Вряд ли правоохранителям дали установку на жесткое пресечение, скорее сыграл человеческий фактор — вспышки агрессии в ответ на агрессию. Когда на тебя нападают, по-человечески хочется дать сдачи. Возможно здесь была такая же ситуация, как с ударом женщины ногой в живот. Но могу только предположить, видел много роликов в сетях, подлинные они или нет я не знаю. Исходя из того, что я видел, мне кажется, что наши правоохранители в Татарстане более серьезно подошли к делу. Количество сотрудников на первый взгляд как будто превышало число митингующих — такой была первая реакция, когда увидел ролики. Агрессии на грани садизма я не заметил. Мне кажется, они работали больше на профилактику, чтобы избежать кровопролития.