Персона 
20.02.2012

Азат Закиев, ЗАО «Иншаат»: «Строителям надо готовиться к затягиванию поясов»

- Азат Васимович, расскажите об истории становления холдинга. В 90-х годах в Челнах вас знали не как строительную компанию, а как маленький магазин мебели в 6-м комплексе Нового города, не более того…

- Начиналось все с большого желания проявить себя. Больше у нас ничего не было. Нас было трое, у нас был красивый дипломат, хорошая ручка и одна новая машина на всех. Вот с чего все начиналось (улыбается). И так как я строитель, то мы начинали не с розничной торговли, не с торгового бизнеса, а с производства строительных материалов. Того, что на тот момент было очень и очень востребовано.

Этот рынок был абсолютно пустой. Мы изготовили по чертежам станки по производству так называемых керамзито-бетонных блоков. Сейчас, может быть, про этот вид стройматериала многие уже и не помнят, но в то время это был очень востребованный материал. Из него строили частное жилье. Мы и сами из него строили двухэтажные объекты. Затем освоили производство простых дверей. Вот эти два продукта были востребованы настолько в тот момент, что уходили сразу, что называется, с колес.

Вот таким было начало. Оно было и тяжелым, и в то же время, как сейчас вспоминается, веселым. Тебе 30 лет, ты полон жизненных сил и энергии, полный разброд и шатание в существующих законах, мощнейшая инфляция. Тогда можно было, не нарушая никаких законов, взять кредит в банке, его использовать, а через полгода вернуть его с одного выполненного объекта, например. Вот такие иногда выгодные, иногда очень невыгодные для предприятия правила игры и законы тогда существовали. И они менялись на ходу. В то время даже появлялись госструктуры, которые, по моему мнению, являлись полужульническими.

ПРИХОДИЛОСЬ ЛАВИРОВАТЬ, ЧТОБЫ НЕ ПОДСТАВЛЯТЬ ПОД УДАР БИЗНЕС

- Вы о чем?

- Ну, например, собирают руководителей малых предприятий и говорят: ребята мы создали для вас профсоюз. Мы отвечаем: хорошо, а зачем? Ну, мы будем помогать вам получать, как это делалось в советские времена, погреба, гаражи, путевки… Но вы будете за это ежемесячно платить нам такую-то сумму. Это сейчас я понимаю, что это были жулики, которые пытались за наш счет получить деньги, а тогда приходилось лавировать, анализировать свои действия, чтобы не делать неверные шаги и не подставлять под удар свое предприятие. И таких случаев у всех предприятий, которые сумели пережить все катаклизмы нашей экономики, очень много.

Через год нашей работы на волне того дефицита, который был в стране, мы начали заниматься торговлей мебелью. Вот тогда в составе "Иншаата" и появился торговый дом «Алтын Ай». Конечно, тогда это был не торговый дом в привычном понимании этого слова. Первый наш магазин имел, наверное, метров сто торговый площадей. Затем мы арендовали в ресторане «Аш-су» на втором этаже помещение побольше, и только после этого выкупили брошенный овощной магазин в 6/12. Тогда такие магазины называли «стекляшками». Мы его восстановили, добавили к нему складские помещения и начали там торговать мебелью.

- В развитии любой серьезной компании когда-нибудь наступает момент, который является неким толчком к более динамичному развитию. В истории вашего предприятия был такой толчок?

- Мощный толчок здесь каждый день. Собственниками фирмы являюсь я и мой братишка. Вот это два мощных толчка (улыбается). Есть еще поменьше толчки, это наши близкие – это сотрудники, которые находятся в полном доверии, которые работают с нами на развитие предприятия, и у них есть уверенность, что оно будет с ними всегда.

DSC_0054.jpg
В 1998 году компания «Иншаат» переехала в новое здание

ВЫ ПРИСУТСТВУЕТЕ ПРИ ИСТОРИЧЕСКОМ МОМЕНТЕ!

- Строительный комплекс в Челнах развит достаточно хорошо, много серьезных компаний. И тем не менее около 70 процентов новых торговых центров, автосалонов и супермаркетов, появившихся за последние десять лет, построены именно вашей компанией. В чем секрет?

- Процент, конечно, я не считал, но на глаз это действительно так, если говорить о крупных объектах. В чем секрет? Думаю в том, что нужно быть постоянно нацеленным на успех. Сегодня конкуренция в строительном комплексе республики, и особенно в Челнах, очень высока. Связано это с тем, что нам строительный комплекс достался со времен строительства КАМАЗа, пусть он видоизменился, но он остался. Одних заводов ЖБИ у нас бессчетное количество. Ни в одном полумиллионном городе нет таких заводов ЖБИ, и нет такого количества строительных компаний, как у нас.

Вот сейчас мне позвонили и сказали, что получено разрешение на ввод в эксплуатацию завода Rockwool в особой экономической зоне Алабуга. Все, завод сдан! Это для меня настолько важно, что даже слов нужных не нахожу. Это один год и семь месяцев нашей работы. Причем, очень усиленной работы для того, чтобы на три с половиной месяца уменьшить сроки ввода объекта в эксплуатацию, который был согласован с нашими датскими друзьями. Притом, что и первоначальный график был тоже довольно жестким. Мы по контракту должны были сдать его в мае, но заказчик попросил сдать в феврале. Вы присутствуете при историческом моменте!

- То есть вы свою задачу выполнили, завод построили, сейчас будут завозить, монтировать оборудование и производить наладку?

- Нет, установка оборудования и наладка шли параллельно со строительством. Будет, конечно, еще доналадка, но мы с заказчиком уже провели несколько пробных пусков. Оборудование работает.

- Поздравляю!

- Спасибо большое. Вы первый, кто меня поздравил рукопожатием, звонивший директор завода Rockwool поздравил только по телефону (смеется). Так, на чем мы остановились?

02.jpg
Торговый центр "Апельсин" сдан в ноябре 2003 года

В СТРОИТЕЛЬНОМ БИЗНЕСЕ КОНКУРЕНЦИЯ ОСОБЕННО СИЛЬНА

- На конкуренции.

- Да. Сегодня нет такого бизнеса, где нет конкуренции. В строительном бизнесе она особенно сильна. Естественно, заказчик выбирает себе генерального подрядчика, учитывает все - историю; надежность; что и как компания построила; гарантии, которые она может дать; цена, которую может предложить заказчику. Вот с учетом всех этих данных и происходит выбор. В основном, если говорить о нашей компании, мы строим объекты коммерческой недвижимости. Здесь невозможно сказать, что была нечестная борьба, что тендер был нечестным. Потому что тендер проводит сам хозяин, который вкладывает собственные деньги.

- Я понимаю, что сейчас, по прошествии 20 лет работы, у вас есть и история, и свое портфолио, а как искали заказчиков, когда начинали?

- Ну тогда для нас, когда мы за полгода строили какое-нибудь двухэтажное АБК, это считалось очень большими объемами. Но надо сказать, что я строительством занялся не на пустом месте. Я же до тридцати лет работал в "КамГЭСэнергострое" и к тому времени уже построил - или при моем участии было построено - достаточно много объектов. Естественно, в среде строителей у меня уже тогда существовал определенный вес, авторитет и отношение людей, все это и помогло стартовать.

- А что это были за объекты?

- Объекты инфраструктуры КАМАЗа, завод тогда очень бурно развивался и строил очень много.

P8210075.jpg
Здание банка "Девон-кредит" (сдано в конце 2004 года)

НАДО ГОТОВИТЬСЯ К ЗАТЯГИВАНИЮ ПОЯСОВ

- Как вы закончили 2011 год и что ожидаете от 2012-го? Многие компании, насколько я знаю, разрабатывают несколько сценариев развития ситуации…

- По 2011 году мы своими результатами довольны. Что касается 2012-го, то мы смотрим на него более пессимистично. По нашему прогнозу надо готовиться к затягиванию поясов, уменьшать, обязательно уменьшать, свои расходы, а портфель заказов сделать таким, чтобы он был максимально большим по количеству. Если будет один заказ, но большой, вероятность того, что заказчик остановит строительство, очень высока. Он имеет на это право, это его деньги. В этом случае компания в течение двух месяцев может оказаться не просто в нулях, а в минусе. Поэтому сейчас, помимо крупных объектов, нужно стараться получать заказы на строительство небольших объектов. Главное, чтобы их было много. В этом случае риск неплатежей, риск остановки объектов, уменьшается. Мы над этим сейчас работаем. Если раньше, когда мы были заняты строительством крупных объектов, на маленькие не обращали внимания, то сейчас мы работаем и с ними. И очень внимательно к ним относимся. Поэтому наша стратегия сводится к тому, что мы должны вести и маленькие, и большие объекты, чтобы минимизировать риски.

- Кто ваши основные конкуренты?

- Без комментариев.

- Как бы вы сами охарактеризовали свою компанию, что выгодно отличает вас от других участников рынка?

- Не мне судить, чем мы отличаемся. Но мы стараемся проявлять гибкость со всеми.

- Приходилось ли вам проигрывать тендеры, на которые вы очень рассчитывали?

- Да.

- Как часто?

- Ну если вам кто-то из строителей скажет, что он выигрывает все тендеры, это не строитель (смеется). Он точно чем-то другим занимается.

- А что это за объекты?

- Без комментариев.

- Существуют ли проблемы, которые серьезно осложняют жизнь строительным фирмам?

- Я считаю, что, прежде всего, это недостаток инвестиций. Инвесторов мало, строителей много.

- Как сильно изменились за 20 лет технологии строительства? Кто в мире, на ваш взгляд, строит наиболее высокотехнологично? И означает ли использование новых технологий в строительстве удорожание объекта?

- Самое высокотехнологичное строительство ведут японцы. Если говорить о технологиях, которые применяем мы, то да, за двадцать лет мы изменились. Намного. Но не настолько, чтобы составлять конкуренцию самым продвинутым строителям в мире. Если говорить о промышленных зданиях, основной каркас практически везде одинаков.

Очень сильно изменились теплоизоляционные материалы, значительные изменения произошли и в части инженерной начинки зданий. Это очень мощные и экономичные системы приточно-вытяжной вентиляции, очень экономичные системы кондиционирования, высокотехнологичные системы электроснабжения, системы пожаротушения. Мы все это применяем. Везде.

Что касается удорожания строительства из-за использования новых технологий, то, действительно, сегодня стоимость инженерной начинки здания в стоимости объекта составляет порядка 25 процентов. Но при этом надо отметить, что эти системы отличаются от того, что было, как небо и земля.

P1154103.jpg
Гипермаркет мебели «Алтын Ай»

ЦЕНЫ ОБСУЖДАЕМ ПО ШЕСТЬ-СЕМЬ ЧАСОВ С ПЕРЕРЫВОМ НА ОБЕД

- Заключению контракта на строительство того или иного объекта, как правило, предшествуют достаточно трудные переговоры. Какие пункты вызывают наиболее долгие споры?

- У серьезных заказчиков базовый пункт – это репутация строительной компании. Их, в первую очередь, интересует – кто мы такие и что мы построили? Мы представляем все наши балансы, все построенные нами объекты, предоставляем практически все данные о себе. Бывает так, что по крупным тендерам мы ведем переговоры в течение года, встречаясь один или два раза в месяц. В основном, в Казани и в Москве. Мы выезжаем туда всей командой. Как правило, это шесть-семь человек – экономисты, юристы, непосредственно руководители стройки, специалисты, которые будут заниматься оформлением документации, чертежами. Второй пункт – техника безопасности. Мы сейчас много переговоров ведем с иностранными компаниями, и я хочу сказать, какое большое внимание они уделяют технике безопасности. Техника безопасности – это четыре часа.

- Что значит - четыре часа?

- Четыре часа мы объясняем и показываем нашу схему работы по технике безопасности. С кофе, с чаем, конечно. Вывешиваем на стене плакаты и детально объясняем, кто работает, как работает, какие инструктажи наши люди проходят и так далее. Затем обсуждаем юридические вопросы, вопросы ценообразования. Цены обсудили, вернулись к вопросам производства работ на площадке, потом опять к цене.

И вот так проходит порой даже не четыре, а шесть-семь часов. Услышали позиции друг друга, разъехались, начали работать над предложениями партнера, более-менее сблизили свои позиции, едем на следующий раунд переговоров, договариваемся, что будем обсуждать только вопрос цены - и обсуждаем ее шесть-семь часов с перерывом на обед. Вот примерно так идет обсуждение многомиллионного контракта. Но это не означает, что другие контракты обсуждаются менее напряженно, просто мы встречаемся, скажем, в течение трех дней, с утра до вечера, приходим к консенсусу и начинаем работать.

Как ни крути, генподрядчик должен получить прибыль, у заказчика другая задача – построить объект с минимальными затратами. Поэтому консенсус найти очень тяжело. Но я считаю, что два приличных человека всегда могут найти общий язык. Просто надо садиться за стол, смотреть друг другу в глаза и решать проблему. При решении проблемы, если она есть, конечно, каждая сторона должна немного уступать, и тогда можно найти общий язык.

- А есть условия, при которых вы не согласитесь выполнять заказ?

- Я не буду выполнять заказ, если этот заказ не приносит прибыли. Я же бизнесмен, я должен прибыль получать.

В КРИЗИС ОБЪЕМЫ РЕЗКО СОКРАТИЛИСЬ

- Как вы пережили кризис?

- По стройиндустрии кризис ударил сильнее, чем по другим отраслям экономики, мне так кажется. Да, объемы резко сократились. В два раза точно. Был провал, но он был очень недолгим, где-то месяца два. Имея некоторый запас прочности, мы с трудом, но пережили их, не понеся особых потерь. И в это время подоспел НПЗ.

- Вы имеете в виду ТАНЕКО?

- Да, мы зашли туда. Через месяц работы нас туда допустили большими силами. А затем практически все наши люди работали там. И я считаю, что мы оставили о себе у руководства ТАНЕКО очень хорошее впечатление. За счет ТАНЕКО мы преодолели этот кризис.

- Вы строите сегодня в основном в Татарстане. Почему не выходите на рынок Казани или за пределы республики?

- За пределами республики мы начнем работать, я думаю, в ближайшее время. Сейчас ведем переговоры. А что касается Казани, если честно, у нас сил не хватало, пока мы строили в особой экономической зоне.

DSC_0012.jpg
"Торговый квартал" полностью соответствует всем критериям европейских торговых центров

МЫ С БРАТОМ ВЗАИМОЗАМЕНЯЕМЫ

- Вы с вашим братом Фанисом владеете компанией на паритетных началах?

- Да.

- Как распределяете обязанности, кто за что отвечает?

- Я веду строительную отрасль, ну и как гендиректор веду основные представительские функции, а Фанис ведет всю коммерческую и финансовую деятельность. Но это не означает, что мы работаем раздельно. То, что у него за стеной, знаю я (у них кабинеты через стену - авт.), а то, что делаю я, – знает он. Поэтому нам очень легко, когда, например, я уезжаю в командировку, я знаю, что ничто нигде не остановится. Когда уезжает он – точно так же. У нас такая, я считаю, очень хорошая взаимозаменяемость. Я всегда говорю, что наша с ним задача, как у гончей собаки, – держать нос по ветру и чуять, чувствовать, где есть объекты, по которым можно начинать переговоры. Это очень тяжелая работа, но ее надо находить. В том числе каждый день утром «БИЗНЕС Online» пролистывать.

БОЛЬШЕ ЧЕМ НА ГОД В НАШЕЙ РЕАЛИИ ПЛАНИРОВАТЬ НЕВОЗМОЖНО

- Завод Rockwool – один из крупнейших ваших заказов на сегодня?

- Да.

- Есть ли в портфеле еще нечто подобное?

- В особой экономической зоне у нас сегодня есть заказы. Не такие большие, но они уже сформированы. Есть и заказы, по которым мы находимся в переговорном процессе.

- Как и на какой временной отрезок вы стараетесь планировать свою деятельность?

- Давайте, я объясню на пальцах. Допустим, у нас есть контракт, по которому мы договорились на 95 процентов, по другому контракту мы только в стадии переговоров, допустим, что мы договорились по нему только на 20 процентов. Естественно, что в свой портфель мы включаем первый объект, как наиболее близкий. Но при этом планирование происходит таким образом, чтобы рядом обязательно был еще один такой же объект, чтобы в случае срыва одного из них, силы перекинуть на второй.

И в то же время, если получается так, что оба объекта начинаем строить мы, у нас должны оставаться силы и ресурсы для контракта, по которому мы находимся на стадии 20 процентов. Примерно так. Что касается горизонта планирования, то больше чем на год в наших реалиях планировать невозможно в принципе. Может быть, даже меньше. Бывает так, что есть объект, по которому все хорошо, работа кипит. Потом раз, приходит команда, пока стоим. Иностранный заказчик, зона евро, все понятно. Или, допустим, есть контракт, но не открыто финансирование и когда оно будет открыто, неизвестно. Как планировать?

- Какая рентабельность в строительстве сегодня считается нормальной?

- Нормальная - это 5 - 6 процентов.

- Какой объект для вас строить было наиболее интересно?

- Они все интересны. Но знаковые объекты это, наверное, "Торговый квартал". Это, действительно, наш знаковый объект, любому гостю города показать его будет не стыдно, он полностью соответствует всем критериям европейских торговых центров. Ну и завод компании Rockwool, безусловно.

Панорама-2.jpg
Завершилось строительство завода Rockwool в ОЭЗ "Алабуга"

САМАЯ БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА СТРОЙКИ – КАДРЫ

- Вы сотрудничаете больше с местными или с федеральными банками, и кто из них более гибок?

- Мы стараемся работать с местными банками, они работают гибче. Всегда так было, есть и будет. Решение, принятое здесь и решение, принятое в Москве, – это разные вещи и сроки. А иногда даже один день может иметь очень большое значение.

- Можете озвучить количество рабочих мест, которые вы создали у себя в холдинге?

- Около 950 человек.

- Существует ли проблема с кадрами и квалификацией персонала?

- Это самая большая проблема стройки. Отсутствие молодежи, которая не идет на стройку, и отсутствие квалификации у рабочих. У нас сейчас квалифицированных рабочих в процентном отношении намного меньше, чем например, было раньше.

- Как решаете эту проблему?

- Мы стараемся квалифицированные кадры выращивать у себя, то есть обучать на местах.

- Что означает «Иншаат», это чье-то имя?

- На древнетатарском это слово означает «строительство». Мы, когда создавались, не знали турков, а оказывается, что на турецком языке слово «Иншаат» тоже означает строительство. И теперь нас постоянно путают с турецкими фирмами. У турков, если, к примеру, компания занимается торговлей, то в названии компании должно быть слово торговля, если занимается производством – производство, если строительством – должно быть Иншаат.

- Что выгоднее сегодня заниматься - жилищным или промышленным строительством?

- Это, смотря как заниматься будешь. Можно и там, и там в прибыль работать, а можно и в минус уходить. Существенной разницы я не вижу.

ЧАСТНЫЕ ДОМА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРОЧНЫМИ, ТЕПЛЫМИ И НЕДОРОГИМИ

- Как вы считаете, какая технология индивидуального жилищного строительства наиболее перспективна в Татарстане?

- Частные дома должны быть прочными, теплыми и недорогими. Если говорить о технологиях – их две. Это облицовочный кирпич – газобетон или сруб. Желательно неоцилиндрованный.

- В какую сумму сегодня обходится строительство загородного дома эконом-классса, скажем, на 120 квадратных метров?

- Около трех миллионов.

- Эксперимент по строительству энергоэффективного дома, построенного вами в селе Боровецкое, вы считаете удачным?

- Думаю, да. Хотя, безусловно, такой дом дороже традиционного. Стоимость квадратного метра энергоэкономичного жилья выше, чем обычного здания, но преимущества первого перевесят дополнительные расходы. Низкие счета за отопление, прекрасный микроклимат помещений и хорошая звукоизоляция будут год за годом только радовать. Энергоэффективный дом – это здание, в котором низкое потребление энергии сочетается с хорошим микроклиматом. Теплоизоляция стен, пола и крыши позволяет почти на 70 процентов снизить потребление энергии от существующих нормативов.

- А в какую экономию это выливается в денежном эквиваленте?

- За счет сниженного энергопотребления хозяева ежегодно будут экономить около 22 тысяч рублей. При нынешней цене на газ. Пока у нас газ дешевый, такой дом, конечно, будет окупаться долго. Но в Европе строительство подобных домов дотирует государство.

- На сколько процентов?

- Не знаю, это со слов датчан.

- Будете ли вы тиражировать этот проект?

- Если государство будет дотировать, конечно (улыбается).

- Эта, кстати, была ваша инициатива, или датчане попросили построить такой дом?

- Это инициатива Rockwool.

- А коттеджный поселок, который вы возвели в селе Большая Шильна, пользуется популярностью?

- Думаю, да, учитывая, что сейчас там около ста домов уже построено, и из них около семидесяти уже заселены. Но будет еще и вторая очередь.

- А сколько стоит там квадратный метр?

- От 20 до 25 тысяч за квадрат, в зависимости от площади дома. Это цена без отделки, но с участком в 10 - 12 соток, всеми коммуникациями и охраной. Я сам там живу, брат там живет, наши люди там живут.

РЕШЕНИЕ О РАЗВИТИИ СЕТИ ПРОДУКТОВЫХ МАГАЗИНОВ СОЗРЕЛО В КРИЗИС

- С недавних пор вы стали активно развивать продуктовый ритейл, сеть магазинов «Подсолнух+». К решению о необходимости диверсификации бизнеса пришли после кризиса 2008-го?

- Да, действительно, решение о необходимости развития сети продуктовых магазинов созрело в кризис.

- Какой по размерам и географии вы видите в ближайшем будущем эту сеть?

- Мы планируем каждый год открывать по 2-3 магазина в формате «магазин у дома», но с более высоким уровнем сервиса, чем магазины у дома, которые работают сейчас. Сеть свою видим, прежде всего, в Челнах, Елабуге, Нижнекамске и Заинске.

- Что вы можете рассказать о своем мебельном бизнесе? Вы с него начинали, занимаетесь им и сейчас, чем он для вас так интересен?

- Мебельный бизнес развивается в составе нашего холдинга довольно успешно. Это можно понять даже судя по площадям, которыми располагает гипермаркет мебели «Алтын Ай». Это три очереди в восемнадцатом комплексе поселка ЗЯБ. Сейчас это не только традиционная мебель, но и большой зал ковров, залы стеклянной и плетеной мебели. Поставки у нас осуществляются в основном с российских фабрик, которые мало в чем уступают по качеству зарубежным аналогам.

- Нет желания заняться производством мебели, тем более имея такой огромный опыт в торговле ею?

- Этот вопрос мы в свое время внимательно изучали. Смотрели мебельные производства в Кирове - это ближайший к нам регион с мощными мебельными предприятиями, и еще в нескольких регионах. И пришли к выводу, что производство мебели – это весьма и весьма специфичное дело, это не просто доску к доске прибил. Для серьезного мебельного производства нужны кадры, причем очень квалифицированные кадры. Их у нас нет, и не будет. Потому что мы не мебельный регион. И потом сами поставщики мебели поставили нас в такие ценовые рамки, что если бы мы начали производить мебель, то мы точно были бы в убытках, не смогли бы с нашими же поставщиками конкурировать. И хорошо, что мы от этого отказались.

IMG_0219.jpg
Азат Закиев: «Я всегда говорю, что наша с Фанисом задача, как у гончей собаки, – держать нос по ветру и чуять, чувствовать, где есть объекты, по которым можно начинать переговоры. Это очень тяжелая работа, но ее надо находить»

НЕ БОЯТЬСЯ, РАБОТАТЬ ДОЛГО И УПОРНО, РАДОВАТЬСЯ УСПЕХАМ

- Расскажите, пожалуйста, о себе.

- Родился я в селе Тлянче Тамак Тукаевского района, в 17 лет поступил в КИСИ, в 22 года закончил, начал работать в Набережных Челнах, с 85-го по 87-й – служба в армии, служил в стройбате. Так же, как и всю жизнь, – генподрядчиком (смеется). Женат, трое сыновей.

- У вас есть хобби, увлечения?

- Верховая езда и лыжи.

- Мечта?

- Пожелание, оно не отличается оригинальностью - чтобы у детей все было хорошо.

- Дайте, пожалуйста, три совета – как достичь успеха в бизнесе?

- Не бояться. Работать долго и упорно. Даже когда ничего не получается. Радоваться успехам, но не считать, что этот успех навсегда, а дальше работать…

Визитная карточка руководителя

Закиев Азат Васимович

Должность: генеральный директор ЗАО "Многопрофильное объединение "Иншаат". Заслуженный строитель РТ.
Дата рождения: 31.05.1961 г.
Образование: высшее.
Основные этапы карьеры: мастер, прораб, начальник участка, гл. инженер СМУ, директор МПО «Иншаат», генеральный директор ЗАО «МПО Иншаат».
Семья: женат, трое детей.

Визитная карточка компании

ЗАО МПО "Иншаат"

Дата создания: 06 августа 1991 г.
Направление: строительство, производство строительных материалов, розничная торговля.
Основные собственники: Азат и Фанис Закиевы.
Выручка в 2011 году: 1 млрд. рублей.
Численность сотрудников: около 950 человек.

Спонсор проекта "Персона"

Р’РўР‘.jpg

Банк ВТБ

ОАО "Банк ВТБ" и его дочерние банки (Группа ВТБ) являются ведущей российской финансовой группой, предоставляющей широкий спектр банковских услуг в РФ, СНГ, странах Западной Европы, Азии и Африки. Основным акционером ВТБ является правительство России, которому в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом принадлежит 75,5% акционерного капитала.

Татарский филиал Банка ВТБ создан в 2002 году. В РТ действует 20 точек продаж группы ВТБ (Банк ВТБ, ВТБ 24, ВТБ-Страхование, ВТБ-Лизинг, ВТБ-Факторинг, ВТБ-Пенсионный фонд). Клиентская база насчитывает свыше 1500 корпоративных клиентов, из которых около 700 клиентов относятся к крупному и среднему бизнесу. Общий объем открытых филиалом кредитных лимитов достигает 100 млрд. рублей.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen