Общество 
29.03.2012

Асгат Сафаров открыл «ген агрессии»

12289.jpg

«ПОЛИЦЕЙСКИЙ В ГРАЖДАНИНЕ ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ ОБЪЕКТ, НУЖДАЮЩИЙСЯ В ПОМОЩИ»

Одна из последних глав кинги «Закат казанского феномена» написана, можно сказать, «по горячим следам». В ней Сафаров описывает события прошлого года, когда его ведомство проводила переаттестацию в рамках реформы МВД. Очевидно, что результатами он остался доволен:

«Любой системе для того, чтобы оставаться жизнеспособной, необходимо меняться, поскольку застой всегда влечет за собой регресс. Может поэтому МВД находится в стадии реформирования постоянно: так несколько лет назад вышли из состава УИН и УГПС, потом влились налоговая полиция и миграционная служба, чуть позже миграционная служба снова выделилась, прихватив с собой паспортно-визовую... Я не говорю уже о более мелких внутренних изменениях — в структуре, ведомственных инструкциях, отчетности. Тем не менее, 2011 год стал действительно поворотным: мы перешли из милиции в полицию.

В новом законе «О полиции» много сказано о том, что ведомство должно уходить от карательных функций, взаимодействуя с обществом на партнерских началах. Согласен, и мы по этому пути идем уже много лет. Человека можно и нужно воспитывать всю жизнь, ему необходимы ориентиры, нравственные маяки, чтобы понимать, в каком направлении двигаться. Поэтому мы постоянно, из года в год внушаем сотрудникам, что они, прежде всего, защитники. Что милиционер, а теперь, полицейский, в гражданине должен видеть объект, нуждающийся в помощи.

Прежде, чем стать полицейским, все милиционеры страны прошли переаттестацию. В Татарстане мы подключили к этому процессу и население, предложив желающим принять участие в отборе кандидатов на службу, высказав свое мнение по поводу работы и морального облика конкретных сотрудников. «Народная аттестация» шла несколько недель — на телефон доверия, сайт МВД и в общественную приемную поступили сотни сообщений. Были и критические, и негативные, и даже такие, которые мы вынуждены были передать в следственный комитет для возбуждения уголовных дел.

Лично для меня стало открытием то, что большая часть сообщений состояла из благодарностей. Всплывали героические поступки моих подчиненных, совершенные несколько лет назад, но оставшиеся незамеченными в силу их скромности. Подросли спасенные дети, оправились от ран жертвы пойманных преступников, но люди не забыли! И постоянно повторялись просьбы: «пусть он останется в органах, именно такие ребята должны служить!».

В феврале 2011-го года из Татарстана в Чечню выехал очередной отряд милиционеров — чуть более полутора сотен человек. Колонна из автобусов двигалась по федеральной трассе, и на границе Саратовской и Волгоградской областей попала в пробку: после обильных снегопадов дорогу занесло. В снежном плену кроме легковых и грузовых автомобилей оказались и 4 рейсовых автобуса. Учитывая, что движение прекратилось еще накануне вечером, пассажиры, большую часть которых составляли женщины с детьми, провели в холодном транспорте более 12 часов.

У наших ребят с собой были сухие пайки, запасы воды и лекарства, поэтому они прошлись по автобусам, раздав заложникам стихии контейнеры с едой, снабженные устройствами для разогрева. Попавшим в занос повезло, что соседями по пробке оказался милицейский отряд: через нашу дежурную часть сотрудники связались с коллегами из Волгограда, и техника для расчистки снежных завалов прибыла через полтора часа. Вскоре движение на этом участке трассы возобновилось.

В этом поступке нет абсолютно ничего героического. Только человеческое, а это, на мой взгляд, самое ценное.

«МИЛИЦИЮ ИЛИ ПОЛИЦИЮ СОВЕРШЕННО НЕЗАЧЕМ ЛЮБИТЬ…»

Предыдущий, 2010 год, прошел в республиканском МВД под знаком укрепления доверия населения. Именно так назвал Сафаров соответствующую главу своей книги. В ней Асгат Ахметович, вспоминая многочисленные социальные акции, по пути проводит мысль о «гене агрессии», который студенты биофака Казанского университета обнаружили в каждом осужденном за тяжкие и особо тяжкие преступления:

«Что такое доверие? В значении, которое дает толковый словарь доверие — это открытые, положительные взаимоотношения, уве­ренность в порядочности и доброжелательности другого. Один из признаков доверия — откровенность, готовность делиться любой информацией.

МВД делится информацией гораздо охотнее других государ­ственных структур. Мы ничего не скрываем, ни плохого, ни хо­рошего, да сейчас, наверное, это и невозможно. Другое дело, что только доверять мало. Милицию или полицию совершенно не­зачем любить — это институт государственной власти, и эмоции здесь ни при чем. Но понимать цели и задачи, сотрудничать очень важно. Поэтому 2010-й год мы проводили под девизом: «Через понимание — к сотрудничеству».

После информационного «наезда», пережитого нами в 2009 году, было важно не только переломить негативное восприятие ведомства обществом, но и поднять самооценку сотрудников милиции. А для этого нет ничего лучше, чем получить моральную поддержку со стороны.

Если верить социологическим исследованиям, до 70 процентов населения никогда не сталкивались с работой МВД лично, форми­руя свое отношение в соответствии с мнением друзей и знакомых и тем, что почерпнули из СМИ. И наши социальные акции, которые МВД республики проводит с 2005 года, дают возможность людям самим узнать, как обстоят дела в милиции.

Я уже говорил, что каждая такая акция, как правило, направле­на на профилактику того или иного вида преступлений: «Мир ва­шему дому» — квартирных краж; «Без фальши» — фальшивомонет­ничества; «Береги автомобиль» — угонов. Но есть в них еще один важный момент — показательные примеры активной гражданской позиции. Потому что всегда находятся люди, которые не могут оставаться в стороне, видя, что совершается преступление.

12 мая 2010-го пьяный водитель «Нексии» в Казани на пешеход­ном переходе сбил пожилую женщину и ее пятилетнего внука. Оба погибли, а виновник попытался сбежать с места происшествия. Но очевидцы, двое молодых ребят, проезжавшие рядом, организовали погоню: пока один вел машину, другой, вызвав «скорую» и ми­лицию, снимал машину преступника на видеокамеру мобильного, благодаря чему его удалось задержать.

В одном только мае 2010-го две жительницы Казани задержали квартирного вора, в Набережных Челнах 15-летний подросток вместе с соседом по лестничной площадке скрутили грабителей и передали их в милицию, а в Зеленодольске бдительные граждане помогли милиционерам по горячим следам задержать автомобильных воров.

Самая активная категория общества — это молодежь, и чтобы воспитать законопослушное население, прежде всего, необходимо добиться понимания среди молодых. Так появился конкурс МВД среди учащихся республики «Новое видение МВД: имидж, цели, задачи, обратная связь с обществом». Пришли десятки работ, многие — крайне интересные. Среди победителей были: разработка психологических тренингов по конфликтологии, русско-английский разговорник для МВД, исследование виктимности детей и подростков в разных районах республики, но лично для меня самой интересной показалась научная работа по исследованию врожденного «гена агрессии».

Да-да, ген агрессии, судя по всему, действительно существует, и не только потому, что о нем пишут мифические «британские ученые». Студенты биофака Казанского университета с нашей помощью провели генетическое исследование 120-ти человек. Сто из тестируемых были осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления, а двадцать являлись обычными законопослушными гражданами. Попадание было стопроцентным! У всех осужденных этот ген исследование выявило, а у «обычных» — нет.

Понятно, что 120 человек — слишком маленькая выборка для того, чтобы заявлять о перевороте в криминологии, но это — повод серьезно задуматься. По большому счету, такие исследования можно проводить еще в детском возрасте, чтобы знать, на что обращать внимание, воспитывая подрастающую личность.

Само по себе наличие гена агрессии еще не означает, что из ребенка обязательно вырастет преступник. Этот ген называют еще «геном воина». Именно он поднимает солдат в штыковую атаку, бросает с гранатами под танк, а в мирное время заставляет покорять Эверест и испытывать скоростные автомобили. Главное — поставленная цель.

ДВЕ БЕДЫ, ПОМНОЖЕННЫЕ ДРУГ НА ДРУГА…

А 2006 год стал для ведомства Сафарова годом повышения безопасности на дорогах. Глава книги «Закат казанского феномена», в которой министр вспоминает о событиях, происходивших в это время, он делится с читателями своими размышлениями об особом менталитете российских водителей:

«Прошедший 2006-й год стал для нас абсолютно рекордным - в республике было зарегистрировано 105 тысяч преступлений! Ни до, ни после этого мы больше не фиксировали подобного результата.

Зато радовала тенденция к снижению количества тяжких и особо тяжких преступлений при росте их раскрываемости. Одних только убийств и причинений тяжкого вреда здоровью было совершено на пятнадцать процентов меньше — чем не результат работы но профилактике преступности!

К сожалению, люди погибают не только по причине чьего-то злого умысла. В 2006-м году на дорогах Татарстана мы потеряли 754 человека — в три раза больше, чем стали жертвами убийств! Превышение скорости, несоблюдение правил безопасности, технические неисправности год за годом уносили больше жизней, чем все преступные синдикаты вместе взятые. Две тысячи седьмой тоже начался с трагедий: третьего января на трассе Москва — Уфа пассажирская «Газель» на большой скорости вылетела в кювет, 6 человек попали в больницу, а седьмого февраля на той же трассе столкнулись автобус «Форд-транзит» и «КАМАЗ». Водитель автобуса и пять пассажиров погибли на месте, еще 16 человек получили травмы.

2007-й год мы решили посвятить повышению безопасности дорожного движения. До сих пор лозунг, который мы выбирали для каждого года, еще ни разу не оставался просто пустой формальностью. Концентрация усилий на узком направлении, мобилизация всех ресурсов на решение конкретной задачи всегда приносила реальные плоды. Все равно, что проложить просеку: один раз расчистил, и дальше остается уже только поддерживать созданное.

Неудивительно, что окрыленные предыдущими успехами, мы попытались использовать этот подход и в борьбе с ДТП. Забегая вперед, скажу, что серьезным образом улучшить дорожную обстановку не получилось ни в 2007-м, ни в последующие годы. Несмотря на то, что строятся новые дороги, появляются транспортные развязки, новые подземные и надземные переходы, жертв не становится кардинально меньше. Единственное, что нам удается, это сдерживать ситуацию, не допуская роста аварийности (учитывая, что ежегодно автопарк республики прирастает несколькими тысячами машин, это уже само по себе результат).

Я думаю, что основная проблема безопасности на дорогах заключается в том, что она напрямую связана с менталитетом тех, кто по ним ездит. Две российские беды, помноженные друг на друга, и мы имеем... в общем, то, что имеем. Безопасность начинается с отношения к ней самого участника движения, а все остальное — это так, дополнения.

КАК СОТРУДНИКИ ГИБДД ПРОДАВАЛИ «ЛЕВЫЕ ПРАВА»

В мае 2007-го года управление собственной безопасности МВД Татарстана выявило не имеющее аналогов преступление, обезвредив в паре с контрольно-профилактическим отделом ГИБДД межрегиональную преступную группу. Уголовное дело в отношении сотрудников ГИБДД, грубо нарушивших закон и продававших водительские права, в настоящее время разбирают в Верховном суде РТ. Сафаров пишет о действиях коллег довольно жестко:

«Раскрутка этого дела началась, когда в управление собственной безопасности с просьбой наказать виновных обратился житель Казани. Мужчина сообщил, что его сын, ни дня не проучившийся в автошколе, каким-то образом получил права, и в результате попал в ДТП, после которого на всю жизнь остался инвалидом.

Для того, чтобы выйти на след главаря торговцев правами, сотрудники УСБ внедрили одного из оперативников в группу посредников. Параллельно с этим негласно изучались личные дела подозрительных сотрудников ГИБДД, которые явно жили не по средствам. За некоторыми из них было установлено круглосуточное наблюдение.

После долгих поисков организатора криминальной схемы оперативникам УСБ удалось выяснить, что к оптовой продаже прав имеет отношение бывший инспектор МРЭО республиканского ГИБДД Николай Гуков. Именно он сплотил вокруг себя бывших сотрудников ГИБДД, привлек посредников, которые выходили уже на представителей государственных органов, сотрудников миграционной службы и начальников автошкол. К нелегальному бизнесу Гуков подключил сотрудников ГИБДД из Чувашии и Кировской области, на момент разоблачения еще работавших в госавтоинспекции.

Разработка преступной группы велась почти полгода. Оказалось, что фальсификаторы предоставляли целый спектр услуг: восстановление ПТС без участия владельца автомобиля и запроса на завод-изготовитель, быстрый возврат прав, отобранных за пьянку за рулем и так далее. Однако самым популярным видом деятельности была продажа водительских удостоверений.

Клиентами группы в основном являлись жители Татарстана - таких удалось установить около двухсот человек. Получение прав незаконным способом обходилось в сумму от шести до сорока тысяч рублей, причем цена варьировалась в зависимости от сложности процедуры. Иногда проворачивались целые схемы для «легализации» покупателей. К примеру, будущие водители передавали свои паспорта, медсправки, копию ИНН и требуемую сумму. Затем их временно прописывали в Кировской области, чтобы они могли получить водительские удостоверения за пределами Татарстана.

Когда выяснилось, что преступная группа является межрегио­нальной, к ее разработке подключился департамент собственной безопасности ГУВД по Приволжскому федеральному округу и управление федеральной миграционной службы.

Само задержание проходило с участием бойцов казанского ОМОН. В числе задержанных, помимо Гукова, оказались инспек­тор межрайонного экзаменационного отдела ГИБДД Чувашской Республики в городе Канаше 36-летний Евгений Воробьев, началь­ник районного экзаменационного отдела ГИБДД ОВД по Вятско-Полянскому району Кировской области 40-летний Александр Ря­бов, начальник Вятско-Полянского городского профессионального образовательного спортивно-технического клуба 60-летний Павел Злобин.

Расследование длилось два года, и четверо из семи задержанных дожидаются решения своей участи, находясь под арестом, так как помимо подделки документов им были предъявлены обвинения по статьям «Дача взятки должностному лицу» и «Получение взятки должностным лицом». Дело передали в Верховный суд РТ осенью 2011 года, и сейчас, когда пишутся эти строки, приговор еше не состоялся.

Я очень надеюсь, что приговор этот будет жестким - в назида­ние всем остальным. Инспектор ГИБДД - человек, который луч­ше других знает, что делает дорога с неподготовленными водителя­ми. И если еще можно как-то оправдать легкомыслие покупателей поддельных прав, то для гаишников в этом случае оправдания нет. Они — негодяи, и мы будем добиваться для них самого сурового наказания.

Приведу мнение только одного из казанских блогеров, выска­завшихся по этому поводу: «Люди, как правило, думают: «Зачем мне платить за какие-то шестимесячные курсы, когда я эту сумму могу заплатить и в тот же день уехать с правами, тем более я все знаю и умею». Они не понимают, что с таким подходом на дорогу выезжает фактически очередной убийца».

ЧЕМ ГАИШНИК-ВЗЯТОЧНИК ХУЖЕ ПЬЯНОГО ВОДИТЕЛЯ?

Интересные, хотя и весьма спорные размышления читатели могут найти на страницах книги «Закат казанского феномена», когда Сафаров начинает описание образа сотрудника ГАИ, которые сформировался у рядового обывателя и начинает искать корень этой проблемы:

«Между тем, люди, не имеющие навыков вождения, но смело прыгающие за руль, в моем понимании точно также являются во­площением неадекватности. Самоуверенность, некомпетентность и нежелание подчиняться правилам — причина трагедий на дороге. А попытки вынудить этим правилам все-таки следовать, вызывают бурное негодование — не нравится принуждение.

В рейтинге коррумпированных профессий для россиянина ин­спектор ГИБДД находится где-то в тройке лидеров. Почему, спра­шивается? Спрос всегда рождает предложение, и что бы мне ни говорили, но в подавляющем большинстве случаев инициаторами поборов на дорогах являются водители. Я не буду утверждать, что абсолютно все инспекторы ГИБДД — кристально честные личности (вышеприведенный факт - тому подтверждение). Но давайте честно: сколько раз у вас сотрудник ГАИ вымогал взятку?

Самая распространенная схема: вы едете с превышением скорости, или проехали под запрещающий знак, или нарушили двойную сплошную, в общем, нарушили. Вам выпишут штраф, или в случае серьезной провинности эвакуируют автомобиль на штрафстоянку. Потому что так положено по закону.

Но нарушитель воспринимает законные действия инспектора ГИБДД как «беспредел»: вместо того, чтобы ловить преступников, менты охотятся на честных граждан! И начинается: «Командир, а может, договоримся?». Это же прямая провокация, искушение!

Ведь если вы согласитесь на формальное общение, инспектор воспримет это как должное. Он не будет обижаться, выдумывать еще какие-нибудь несуществующие нарушения, а спокойно заполнит все бумаги и вежливо пожелает вам счастливого пути. Скорее всего, даже накажет по минимуму.

Двойные стандарты — это внутренняя установка: «Мне - можно!», когда для всех остальных нельзя. Коррупционерами называют гаишников люди, привыкшие игнорировать пешеходные переходы и знак «Осторожно, дети!». Гаишник — это средоточие зла, а пьяный водитель, размазавший по остановке женщину с 12-летним сыном — это, стало быть, святой. Такой же святой, как и обкуренный казанец, намеренно переехавший своей «Тойотой» сотрудника ГИБДД, пытавшегося его остановить; как житель Нурлата, в пьяном виде колесивший по городу и едва не угробивший нескольких пешеходов, а потом устроивший перестрелку на штрафстоянке. Нет, они не коррупционеры...

И поэтому я никогда не откажусь от системы премирования сотрудников за отказ от взятки. Во всяком случае, до тех пор, пока в отношении взяткодателей будут возбуждаться уголовные дела».

КАК СОТРУДНИКИ ГИБДД СПАСЛИ ШАЙМИЕВА

Глава республиканского МВД завершает часть книги, касающуюся работы сотрудников ГИБДД, рассказав две истории об идеальных, на его взгляд, сотрудниках – благодаря им удалось спасти жизнь первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву:

«Альтернативой девизу «Мне — можно!» является только «Я — должен!». Чувство долга, так же, как и честь — они или есть, или нет. Их можно вырастить и укрепить, но взять из ниоткуда невозможно. Лично для меня образ сотрудника ГИБДД навсегда связан с двумя происшествиями.

Девятого сентября 1994 года я сопровождал президента Татарстана в его рабочей поездке в Набережные Челны. Кортеж с правительственной делегацией шел по трассе с обычной крейсерской скоростью, как вдруг на 29-м километре на полосу движения кортежа внезапно выехал грузовик. (Проведенное позже расследование установит, что машина была технически неисправна, и водитель просто не мог ничего предпринять) Все, что нам оставалось — это смотреть, как неуправляемый грузовик и кортеж неумолимо сближаются. Возникла, как пишут в официальных отчетах, «реальная угроза жизни президента и членов правительственной делегации».

Инспектор ДПС старший лейтенант милиции Наиль Гадеев, ехавший в головной машине сопровождения и отвечавший за безопасное прохождение колонны по маршруту, принял мужественное решение. Он направил свою машину прямо на грузовик, сумев при этом сманеврировать так, чтобы после столкновения дорога оказалась свободной. В результате жесткого удара Гадеев выбил своим автомобилем грузовик на обочину, и кортеж проследовал дальше беспрепятственно.

Уже после, когда мы проводили «разбор полетов», поступок старшего лейтенанта милиции был признан единственно верным выходом в сложившейся ситуации. Наиль Гадеев в том столкновении получил тяжелые травмы, но выжил, и после долгого лечения смог вернуться в строй. За совершенный подвиг он был награжден орденом Мужества.

Подобная же история повторилась три года спустя, один в один. В декабре 1997-го на Оренбургской трассе, возле деревни Именьково, водитель «КАМАЗа» не справился с управлением и выехал навстречу автомобилю, в котором ехал премьер-министр республики. Вновь экипаж, находившийся в машине сопровождения, направил свой автомобиль под приближавшийся большегруз, чтобы принять удар на себя. Подполковник милиции Ильдар Хабибуллин и лейтенант милиции Андрей Ремиженко погибли в той аварии, ценой собственной жизни сумев спасти людей. Хабибуллин и Ремиженко были награждены орденами Мужества посмертно».

1 часть - «Закат казанского феномена» Асгата Сафарова: неожиданный бестселлер

2 часть - Асгат Сафаров: «Хинштейн – крепкий парень, умеет держать удар во всех смыслах»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    29.03.2012 12:34

    Судя по новым публикациям о зверствах татарстанских полицейских, похоже, что Сафарова все таки сливают. Хотя, по-моему, он далеко не худший из региональных руководителей МВД. Конечно, за все произошедшее в ОП Дальний и др. отделениях он несет персональную ответственность. Но эти преступления также являются следствием общей политики государства, где на первом месте иммитация деятельности и показуха, а не реальная деятельность на благо граждан. У федеральных властей в приоритете защита собственных интересов, а интересы народа на последнем месте. Отсюда пренебрежение к народу всеми ветвями вертикали власти. Может это звучит банально, но хотелось бы видеть у власти людей любящих свою страну и уважающих ее граждан.

  • ПанАлекс
    29.03.2012 13:18

    Поражает как спокойно, по-читательски, описывает как его подчиненные занимаются организацией ОПГ по продаже прав.Неужели он ни разу не допустил, что он сам ответственен за все нарушения закона: где то сам не досмотрел, где то не спросил с непосредственных подчиненных за недосмотр со своих подчиненных, не организовал, не поставил под контроль, не вывел на чистую воду авторов красивых, но недостоверных отчетов. Где критическое мышление к собственной значимости?

  • Анонимно
    29.03.2012 13:31

    Одних убрали, но все равно продажа прав идет. Неужели эти бонусы идут руководству? в это не хочется верить. Руководству эти грязные деньги нужны ли?

  • Анонимно
    29.03.2012 13:57

    Да не только Сафарова сливают, но и Нургалиева! Вот что пишут - http://novosti116.ru/2012/03/27/hinshteyn-predrekaet-otstavku-nurgalieva-s-posta-ministra-vnutrennih-del/

  • Анонимно
    29.03.2012 14:23

    "Может это звучит банально, но хотелось бы видеть у власти людей любящих свою страну и уважающих ее граждан."Слава Богу, что мы его видим! Это именно Сафаров и есть.

  • Анонимно
    29.03.2012 14:43

    у него на всех есть компромат,снять невозможно,скоро с повышением поедет на кавказ

  • Анонимно
    29.03.2012 18:20

    Один результат есть-отвлекли от выборов

  • Анонимно
    29.03.2012 23:56

    Хотелось бы, чтобы полицейские таким же образом спасали жизни обычных граждан, а не только правительственные кортежи.Машины в неисправном состоянии - вот оно зло! Село в наихудшем положении, техника не исправна, запчастей нет, на ремонт денег нет, дорог тоже нет. И даже такие аварии не пошевельнули, куда уж дрогнуть, наши "умы" и "умища" пользуюшиеся правительственными кортежами. Исправьте дороги.

  • Анонимно
    30.03.2012 09:35

    причина разборок ментов с криминалом одна - столкновение финансовых интересов. и тем и другим на правопорядок и мирных граждан плевать.

  • Анонимно
    31.03.2012 09:05

    Полиция всегда была инструментом защиты власти от народа,а не интересов народа/ Сафаров неплохо справляется с этой функцией

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль